Версия для печати

журнал международного права и международных отношений 2006 — № 3


международные отношения

 

Об открытии Постоянного представительства Белорусской ССР при ООН

 

Светлана Свилас

Автор:
Свилас Светлана Францевна — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Космач Геннадий Аркадьевич — доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка
Тихомиров Александр Валентинович — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Вопрос открытия Постоянного представительства БССР при ООН не нашел отражения в историографии, хотя послевоенная дипломатия республики получила определенное освещение. Прежде всего, следует назвать ярко отразившие время публикации выдающихся белорусских дипломатов советского периода А. Гуриновича [3; 4] и К. Киселева [6; 7], а также исследования профессора В. Снапковского [9—11]. Отметим, что Е. Каминский, автор соответствующего раздела «Очерков по истории дипломатии Украины», не рассматривает вопрос относительно создания украинского представительства и весьма схематично характеризует его деятельность [8, с. 591—594]. В основу данной статьи положены ставшие доступными в конце 1990-х гг. архивные материалы.

Началом процесса стал июнь 1956 г., когда МИД БССР внес на рассмотрение Бюро ЦК Компартии Белоруссии предложение об учреждении Постоянного представительства Белорусской ССР при ООН в Нью-Йорке со штатом в 5 человек. Это произошло накануне визита в Минск Генерального секретаря ООН Дага Хаммаршельда [1, ф. 3, оп. 13, д. 331, л. 156].

В служебной записке министра иностранных дел К. В. Киселева на имя первого секретаря ЦК КПБ К. Т. Мазурова необходимость создания представительства объяснялась тем обстоятельством, что «в настоящее время Белорусская ССР принимает все более активное участие в работе ООН и других международных организаций. Создание в Нью-Йорке Представительства БССР дало бы возможность более полно осуществлять представительские функции Белорусской ССР в ООН, представлять БССР на заседаниях Генеральной Ассамблеи, Социальной комиссии, Детского фонда и других органов ООН, а также Агентства по мирному использованию атомной энергии. Таким образом отпала бы нужда в командировании из БССР специальных представителей, что связано с лишней затратой иностранной валюты» [1, ф. 3, оп. 13, д. 331, л. 156].

Аргументируя свою позицию, министр разъяснял, что сотрудники Представительства БССР при ООН могли бы на месте вести подготовку вопросов, стоящих на повестке дня Генеральной Ассамблеи ООН и других органов, в которые входит БССР. Вместе с тем, они имели бы возможность собирать «научно-технические и другие сведения, представляющие для нас интерес» [1, ф. 3, оп. 13, д. 331, л. 156].

В записке также отмечалось, что из числа членов — учредителей ООН лишь БССР и УССР не имеют своих представительств при Организации, и руководство МИД СССР поддерживает данное предложение [1, ф. 3, оп. 13, д. 331, л. 156].

Фонды архива Министерства иностранных дел БССР хранят справку о Представительстве БССР при ООН, составленную тогдашним заместителем министра иностранных дел П. Е. Астапенко для ЦК КПБ. В ней указано, что по состоянию на январь 1957 г. из 80 государств — членов ООН не имели своих представительств при ООН только БССР, УССР, Ливия, Непал и Люксембург (представительные функции последних возложены на их миссии в Вашингтоне). Констатировалось также, что «учреждение представительств при ООН приняло всеобщий характер… К тому же резолюция 257(III) о постоянных миссиях при ООН от 3 декабря 1948 г. была принята единогласно; делегации СССР, БССР и УССР голосовали за эту резолюцию» [1, ф. 3, оп. 13, д. 331, л. 157]. По подсчетам, приведенным в справке, месячный расход на содержание представительства должен был составить 2,8—3 тыс. дол США, или 120—140 тыс. руб. Помещение для представительства следовало бы предоставить в здании Представительства СССР и практическую деятельность осуществлять «под непосредственным руководством Представительства СССР» [1, ф. 3, оп. 13, д. 331, л. 158].

В 1957 г. на мартовских заседаниях Коллегии МИД Белорусской ССР участник XI сессии Генеральной Ассамблеи ООН (ноябрь 1956 — март 1957 гг.) известный поэт и член-корреспондент АН БССР П. Ф. Глебко (Петрусь Глебка) отметил, что «делегация не располагала достаточным количеством обслуживающего персонала, в частности, советников и переводчиков. В связи с этим товарищи были перегружены, готовили по 5—6 вопросов… Ряд недостатков в работе делегации можно объяснить отсутствием Постоянного Представительства БССР при ООН. Уже вполне назрел вопрос о Представительстве БССР, и его следует поставить перед ЦК КПСС и Правительства СССР» [1, ф. 3, оп. 14, д. 353, л. 4]. Это предложение содержалось и в выступлении члена Коллегии Б. В. Кудрявцева [1, ф. 3, оп. 14, д. 353, л. 7].

В выступлении министра иностранных дел БССР К. В. Киселева, а затем в решении Коллегии были отмечены следующие проблемы республиканской делегации на конференции:

1. Недостаточная работа среди иностранных делегаций. Это в известной степени объяснялось тем, что в составе делегации было мало переводчиков.

2. Делегация не располагала необходимыми материалами (фотоальбомы, книги, национальные сувениры и т. п.) для популяризации достижений БССР в области экономики и культуры, поскольку не был налажен выпуск такой продукции.

3. Недостатки в подготовке материалов по пунктам повестки дня сессии. В частности, слабая разработка вопросов экономики капиталистических стран; подготовленный материал не всегда содержал требуемые данные по БССР, в отдельных справках и досье отсутствовали необходимые фактические данные (о военных базах НАТО, безработице в капиталистических странах, ремилитаризации ФРГ и т. п.).

4. Разработка отдельных вопросов проходила без постоянной связи с МИДом Союза ССР. «Это приводило к тому, что при подготовке материалов в Минске не было достаточно полной ориентации по ряду вопросов» [1, ф. 3, оп. 14, д. 353, л. 10].

Коллегия постановила «внести вторично (выделено автором. — С. С.) предложение в ЦК КП Белоруссии и Совет Министров БССР о целесообразности учреждения Постоянного Представительства БССР при ООН» [1, ф. 3, оп. 14, д. 353, л. 11].

16 января 1958 г. на заседании Коллегии МИДа при обсуждении работы белорусской делегации на XII сессии Генеральной Ассамблеи ООН член Коллегии и первый секретарь политотдела Г. Г. Чернущенко также поднял вопрос о создании Представительства БССР при ООН. Коллегия отметила такие упущения в работе делегации, как:

1. Громоздкие досье и справки, в ряде случаев упускающие необходимые данные по экспорту промышленных товаров, жилищному строительству и т. д. Отсутствие в справках по разоружению обобщающих данных по военным базам США, слабая подготовка материалов по правам человека, о свободе информации и т. д.

2. «Недостаточно поставленная» работа с иностранными делегациями, в результате чего наши дипломаты не всегда были информированы об их позиции. В значительной степени препятствием этому было незнание иностранных языков, недостаточное количество переводчиков, нехватка автотранспорта [1, ф. 3, оп. 15, д. 375, л. 19].

В постановлении об итогах работы сессии подчеркивалось, что «многие трудности и недостатки могли бы быть устранены при наличии Постоянного представительства БССР при ООН». В пункте шестом постановления коллегии значится: «Вновь (выделено автором. — С. С.) поставить вопрос о создании Представительства БССР при ООН, а также о включении представителей БССР в штат Представительства СССР при Европейском отделении ООН» [1, ф. 3, оп. 15, д. 375, лл. 20, 21].

25 февраля 1958 г. на очередном заседании Коллегии К. В. Киселев сообщил о решении Инстанции создать представительства БССР и УССР при ООН. Штат представительства был утвержден в составе 8 человек, из них три дипломатических работника. В ЦК КПБ была представлена кандидатура П. Е. Астапенко на должность Постоянного представителя. На должность первого секретаря была предложена кандидатура Б. В. Кудрявцева, а второго секретаря — первого секретаря по секретной работе В. В. Грекова. Коллегия МИД БССР единогласно решила рекомендовать на работу в Представительство БССР при ООН указанных дипломатов [1, ф. 3, оп. 15, д. 375, л. 46].

Как уже отмечалось, 4 июля 1956 г. Генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд посетил Минск. Вопрос о его приеме рассматривался на июньском заседании Коллегии, где была составлена программа пребывания высокого гостя, утвержденная 21 июня ЦК КПБ. Хаммаршельда разместили на правительственной даче в Слепянке. В  качестве объектов для осмотра были запланированы автомобильный завод, музей Великой Отечественной войны, политехнический институт, Дворец пионеров, театр им. Янки Купалы (спектакль «Константин Заслонов»). Договорились, что «если Хаммаршельд выразит пожелание посмотреть колхоз, то подготовить к показу колхоз имени Гастелло, если Хаммаршельд выразит пожелание посмотреть белорусский кинофильм, то показать ему "Белорусский концерт" и "Новый Минск" в новом Дворце пионеров». В качестве подарков были выбраны «комплект мужской рубашки с белорусским орнаментом, белорусский костюм, набор белорусских вин и конфет, набор белорусских пластинок» [1, ф. 3, оп. 13, д. 331, л. 66; д. 345, л. 8; оп. 15, д. 375, л. 54—55].

25 февраля 1958 г. К. В. Киселев информировал Коллегию о своей поездке в Москву для встречи с Хаммаршельдом по вопросу создания Представительства БССР. Во время беседы, длившейся полчаса, Хаммаршельд «приветствовал этот шаг и в целом воспринял его положительно. Он обещал содействие со своей стороны». Генеральному секретарю был передан список кандидатур от БССР на работу в Секретариат ООН (от БССР было рекомендовано 3 человека, от УССР — 7, от СССР — 50 человек). Глава белорусского внешнеполитического ведомства присутствовал на обеде в Кремле, устроенном Н. С. Хрущевым. «В целом Хаммаршельд вел себя прилично, вел переговоры с Правительством СССР, главным образом, по вопросу о разоружении». Одновременно вопрос о Представительстве БССР обсуждался в МИД СССР, в частности финансирование на восемь месяцев 1958 г. «Мы настаивали на выделении Представительству трех автомашин, но этот вопрос пока окончательно не решен», — сообщил К. В. Киселев [1, ф. 3, оп. 15, д. 375, л. 55].

На этом же заседании Коллегии по вопросу о плане работы представительства выступил П. Е. Астапенко: «Мы должны представлять БССР в различных Комиссиях, чтобы тем самым сэкономить валюту, которая потребовалась бы при посылке представителей из Минска. Представительству надо будет поддерживать связь с Секретариатом ООН, осуществлять с ним переписку, готовить ответы на письма и т. д. Но самое главное — это постоянная работа над вопросами повестки дня сессий…». Дополняя коллегу, В. В. Греков подчеркнул, что «по основным вопросам надо брать пример с работы советского представительства. В первую очередь, необходимо обеспечить на месте подготовку материалов к сессиям Генеральной Ассамблеи. Первый шаг в этом направлении был сделан, когда в Представительство СССР при ООН был послан Гуринович». Активное участие в обсуждении принял переведенный вскоре на работу в ЦК КПБ Г. Г. Чернущенко. Он выделил четыре момента в деятельности представительства: составление справок и досье по темам, материалы для которых можно найти на месте; переписка с ООН, составление писем, ответов и т. д.; создание при представительстве хорошего архива документов ООН; поддержка постоянной связи с МИД БССР, информирование его о событиях в ООН, США, об имевших место беседах, переговорах. К. В. Киселев отреагировал репликой: «…хотелось бы иметь конкретный план работы Представительства, а не слышать общие рассуждения». Коллегия поручила П. Е. Астапенко представить план в 10-дневный срок [1, ф. 3, оп. 15, д. 375, л. 56—57].

В марте 1958 г. ЦК КПБ согласился с предложением МИД о кадровом составе представительства и выступил перед ЦК КПСС с просьбой утвердить свое постановление [1, ф. 3, оп. 15, д. 373, л. 14]. Однако К. Т. Мазуров очень скоро получил от К. В. Киселева новый документ: «В связи с постановлением ЦК КПСС об учреждении постоянных представительств при ООН Белорусской ССР и Украинской ССР вношу на рассмотрение ЦК КПБ следующее предложение:

1. Утвердить Постоянным представителем Белорусской ССР при ООН тов. Грязнова Феодосия Николаевича — советника 5-го Европейского отдела Министерства иностранных дел СССР, 1905 г. рождения, белоруса, члена КПСС с 1927 г., партбилет № 07213565, образование высшее. Имеет дипломатический ранг — советника 1-го класса. Владеет английским и немецким языками» [1, ф. 3, оп. 15, д. 373, л. 15]. Таким образом, Кремль не утвердил принятую Коллегией МИД БССР и одобренную ЦК КПБ кандидатуру на должность руководителя представительства, отдав предпочтение дипломату из союзного внешнеполитического ведомства. Вместе с тем, отрадно, что выбор пал на белоруса с высокими профессиональными качествами.

Постановление Совета Министров БССР об основании при ООН Постоянного представительства БССР датируется 26 марта 1958 г. и подписано тогдашним главой правительства Н. Авхимовичем, а также Управляющим делами Совета Министров БССР И. Карпяковым [5, с. 85].

Представительство БССР при ООН начало свою работу в сентябре 1958 г. Постоянный представитель Ф. Н. Грязнов вручил свои полномочия Генеральному секретарю ООН 17 сентября. Начало работы Представительства совпало с открытием XIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Первоочередными задачами были организация представительства и активное участие в работе сессии. Первое время Ф. Н. Грязнов и первый секретарь А. Е. Гуринович работали вдвоем, в октябре прибыли второй секретарь А. Р. Ситников и шофер И. В. Горожанцев. На конец 1959 г. штат Постоянного представительства БССР при ООН в Нью-Йорке состоял из 8 человек: в него были зачислены также Е. Ф. Беглова — технический секретарь; И. В. Суэтин — шофер; В. Горожанцева — уборщица; Т. Суэтина — дежурная [1, ф. 3, оп. 16, д. 390, л. 152; д. 405, л. 56].

После безуспешных попыток аренды здания у американцев белорусские дипломаты пошли на временную аренду части здания Представительства ЧССР. В соответствии с достигнутыми договоренностями плата за аренду составила 25 тыс. дол. США в год, однако за первый год была сделана скидка в 5 тыс. дол. в связи с ремонтом своими средствами. Отпущенные представительству по смете средства были получены только в ноябре 1958 г. Работа представительства осуществлялась по плану, утвержденному министром иностранных дел БССР в период его пребывания в Нью-Йорке на XIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН [1, ф. 3, оп. 16, д. 390, л. 152].

Сотрудники представительства приняли активное участие в работе делегации БССР на XIII и XIV сессиях Генеральной Ассамблеи, являлись представителями БССР в Специальном политическом комитете (Ф. Н. Грязнов) и во Втором (экономическом) комитете (А. Е. Гуринович), а А. Р. Ситников — советником делегации в Шестом (юридическом) комитете. «Вся работа представительства проводилась в соответствии с указаниями МИД БССР и в контакте с представительством СССР при ООН» [1, ф. 3, оп. 16, д. 406, л. 7].

Уже в августе 1959 г. Постоянный представитель БССР при ООН выступил с отчетом на заседании Коллегии. Он напомнил, что во втором комитете белорусская делегация выступила с проектом резолюции относительно иностранных комиссий в слаборазвитых странах. Это предложение не прошло, но, по оценке Ф. Н. Грязнова, «польза от его внесения, несомненно, была» [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 130].

Представительство считало одной из своих главных задач установление широких контактов с членами других постоянных представительств и Секретариатом ООН. В этих целях были проведены коктейль, 5 ланчей, совещание постоянных представителей социалистических стран. Сотрудники представительства участвовали в проведении соответствующих мероприятий других постоянных представительств. Наиболее тесные связи были установлены с постоянными представителями стран Азии и Африки, а также некоторых стран Латинской Америки. Ф. Н. Грязнов констатировал слабость связей с «ведущими капиталистическими странами» и с работниками Секретариата ООН [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 131].

Сотрудники представительства участвовали в работе второй части сессии по вопросу о Камеруне. До сессии была проведена соответствующая подготовительная работа (белорусские дипломаты присутствовали почти на всех заседаниях Совета по опеке). В ходе сессии Ф. Н. Грязнов выступал дважды и, по его оценке, «наше участие было в целом активным и положительным». На сессии Социальной комиссии А. Е. Гуринович был избран Первым вице-председателем, однако срок полномочий БССР в ней истекал 31 декабря 1960 г., поэтому была запланирована работа с целью сохранения этой позиции [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 132].

Представительство информировало МИД БССР по ряду вопросов, правда, «эта информация не была достаточно систематической и развернутой», выполнило ряд поручений МИД БССР в отношении присоединения к международным актам [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 132].

Представительство «вело работу по пропаганде достижений БССР», поддерживало связь с редакцией газеты «Русский голос», которая помещала много материалов о республике [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 132].

Ф. Н. Грязнов обратился с просьбой издать брошюру о Беларуси на английском языке и о дополнительной штатной единице третьего секретаря. Вместе с тем, он подчеркнул, что «…мы должны согласовывать наше мнение с мнением Представительства СССР. Особенно уместны наши предложения могут быть по специальным вопросам, касающимся Белорусской ССР» [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 136].

Выступивший в прениях Б. В. Кудрявцев отметил, что Секретариат ООН в своих публикациях не отражает информацию, поступающую из БССР, и представительству следует поставить этот вопрос перед секретариатом. Первый секретарь по протокольно-консульской работе А. С. Зайцев предложил давать более полную информацию о белорусской эмиграции. К. В. Киселев обратил внимание, что копии сообщений «надо обязательно сдавать Представительству СССР». Он подчеркнул, что в работе представительства следует проявлять больше инициативы, в частности добиваться переизбрания в Социальной комиссии [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 132—135].

Министр по инициативе Г. Г. Чернущенко предложил Ф. Н. Грязнову до конца 1959 г. разработать проект временного положения о Постоянном представительстве БССР при ООН [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 136].

В решении Коллегии, состоявшейся в августе 1959 г., отмечалось, что работники представительства своими силами обеспечили участие в возобновляемой сессии Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу о Камеруне, а также в работе Социальной комиссии ООН. Представительство информировало МИД БССР по основным вопросам работы ООН и подготовке к XIV сессии ООН (информация по вопросам о вновь организованной Комиссии по разоружению, Комитете по использованию космического пространства в мирных целях, намечаемых кандидатах на руководящие посты сессии Генеральной Ассамблеи ООН и ее комитетов, алжирской проблеме и др.). В заслугу представительству ставилось начало работы с колонией белорусских эмигрантов в Нью-Йорке и «некоторая информация» об организациях белоэмигрантов-белорусов [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 139—140].

Среди недостатков работы были отмечены «слабость связей с представителями ряда капиталистических стран, в особенности с ведущими капиталистическими странами», а также недостаточная пропаганда «достижений Белорусской ССР в области социалистического строительства и культуры, что в значительной степени объясняется отсутствием необходимых материалов о Белоруссии на английском и других иностранных языках» [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 141].

Коллегия обязала всех оперативных работников представительства «вести дневниковые записи бесед с иностранцами, имея в виду, что эти беседы при умелом их проведении могут явиться важным источником информации» [1, ф. 3, оп. 16, д. 389, л. 141].

Вопрос о работе представительства вторично рассматривался Коллегией 6 декабря 1959 г., куда были вызваны все три дипломата из Нью-Йорка.

По мнению выступившего в прениях Б. В. Кудрявцева, представительство создано для того, чтобы помогать МИДу, Правительству и ЦК изучать страну пребывания, вести дипломатическую работу в кулуарах. С его точки зрения, сотрудники представительства недооценили кулуарную работу («Нужно больше проводить бесед») и мелочи: «Нет "кондишена" в одной из рабочих комнат, рваная портьера у кабинета министра, оборванная дорожка…» [1, ф. 3, оп. 17, д. 413, л. 3].

Министр К. В. Киселев обратил внимание на необходимость беспрекословного выполнения плана по написанию справок, их качество (справку о БССР признал неудовлетворительной) и на «ненормальное положение со сметой»: было расходовано не более 55 % выделенных средств. «Мы не призываем транжирить доллары. Но еще есть много возможностей рационально, разумно расходовать средства: на приобретение книг, инвентарь, мелкий ремонт и пр.». Даже на конец 1959 г. в представительстве не было «полного комплекта подходящей посуды для проведения протокольных мероприятий» [1, ф. 3, оп. 17, д. 413, л. 3—4, 7].

Ф. Н. Грязнов ряд замечаний отклонил: «Беседам я придаю должное внимание. Беседы не всегда записываются… Я не писал справок, а писал выступления по другим материалам. Сложившееся мнение, что я написал мало, ошибочно или тенденциозно. Многие руководящие товарищи в МИД СССР вообще не пишут ни одной бумажки» и заверил, что принимает субординацию: «Я… не считаю себя автономным, сенатором. Я всегда готов подчиняться распоряжениям министра…» [1, ф. 3, оп. 17, д. 413, л. 4—5].

Коллегия призвала уделить самое серьезное внимание улучшению оперативной работы и, в первую очередь, серьезной и квалифицированной подготовке справок, подборке досье фактических материалов. При подготовке материалов для пересылки в МИД БССР по пунктам повестки дня Генеральной Ассамблеи представительством мало использовались библиотека ООН, публичная библиотека в Нью-Йорке, новейшие публикации на английском языке, американская периодика. В постановлении указывалось также на необходимость усиления работы по изучению внутреннего (прежде всего экономического) и внешнеполитического положения США, а также приобретения ценных публикаций по международной проблематике [1, ф. 3, оп. 17, д. 413, л. 7]. К. В. Киселев констатировал: «…организационный период закончился. Надо, как говорят, засучить рукава, и начинать черновую работу (выделено автором. — С. С.)» [1, ф. 3, оп. 17, д. 413, л. 3].

Прошла почти половина столетия после этих событий, но нельзя не согласиться, что создание Постоянного представительства БССР при ООН имело важное политическое значение для республики и способствовало тому, чтобы о нашей стране, ее миролюбивом, толерантном, талантливом народе и культуре знали, а Беларусь уважали в мире. Вместе с тем, следует отметить, что представительство было создано лишь на четырнадцатом году членства Беларуси в ООН, а с момента принятия Генеральной Ассамблеей ООН резолюции о постоянных миссиях прошло почти десять лет. Кремль не утвердил принятый Коллегией МИД БССР и одобренный ЦК КПБ штатный состав представительства. На должность руководителя Центр «рекомендовал» имеющего высокие профессиональные качества белоруса, но из союзного ведомства. В работе представительства нашла отражение противоречивость советской внешней политики. В частности, немалое место занимала работа по пропаганде марксизма-ленинизма, «преимуществ советского образа жизни». Однако эта проблема заслуживает отдельного рассмотрения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Архив Министерства иностранных дел Республики Беларусь.
2. Белоусова, И. Первый Постоянный представитель БССР при ЮНЕСКО // Веснік Міністэрства замежных спраў Беларусі. 2004. №2. С. 116—117.
3. Гуринович, А. Дипломатия Белоруссии // Междунар. жизнь. 1988. № 4. С. 63—70.
4. Гуринович, А. Е. Участие Белорусской ССР в деятельности ООН. Минск, 1982.
5. Знешняя палiтыка Беларусi: зб. дак. i матэрыялаў. Т. 5 (верасень 1945 — 1975 г.). Мінск, 2002.
6. Киселев, К. В. Белорусская ССР в ООН // Советский Союз и Организация Объединенных Наций (1961—1965 гг.). М., 1968.
7. Киселев, К. В. Записки советского дипломата. М., 1974.
8. Нариси з історіі діпломатіі Украіни / під ред. акад. В. А. Смолія. Київ, 2001.
9. Снапковский, В. Е. Белорусская ССР в ООН (1945—1985 гг.). Минск, 1985.
10. Снапковский, В. «Мы, народы Объединенных Наций…»: об участии Беларуси в деятельности ООН // Нёман. 1995. № 10/11. С. 139—158.
11. Снапкоўскi, У. Е. Беларуская ССР на мiжнароднай арэне (1945—1990 гг.) // Бел. журн. междунар. права и междунар. отношений. 1999. № 2. С. 62—67.

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев