Версия для печати

журнал международного права и международных отношений 2007 — № 3


международные экономические отношения

Защита прав собственности в свете инвестиционной привлекательности страны

Михаил Трафимович

Автор:
Трафимович Михаил Леонидович — соискатель Научно-исследовательского экономического института Министерства экономики Республики Беларусь

Рецензенты:
Акулич Иван Людвигович — доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой маркетинга факультета маркетинга Белорусского государственного экономического университета
Давыденко Елена Леонидовна — кандидат экономических наук, доцент кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

В каждой стране в зависимости от ее социально-экономических условий существуют свои ограничения на то, чем может владеть ее гражданин и что может приобрести и чем распоряжаться иностранное лицо либо компания. Определенная дискриминация иностранцев в этом вопросе вызвана тем опасением, что приобретение собственности последними может негативным образом повлиять на реализацию национальных интересов. Например, создать серьезную конкуренцию для местного бизнеса, что принесет вред экономике в целом, или составить угрозу безопасности государства. В то же время чрезмерные ограничения и вызванный ими отток инвестиций могут причинить еще больший вред экономике и, возможно, безопасности страны. В этой связи подход к определению характера и степени ограничений на владение и распоряжение собственностью иностранцами должен четко основываться на анализе потенциала экономической системы и внутренних интересах.

В этой связи представляется целесообразным провести анализ проблемы обеспечения прав собственников с точки зрения привлечения иностранных инвестиций. Данный вопрос приобретает дополнительную актуальность в свете обсуждаемых в настоящее время проектов по приватизации ряда белорусских предприятий. При подготовке статьи автор использовал материалы в основном зарубежных источников, поскольку указанная тема имеет живое воплощение в странах с переходной экономикой и действия местных властей и инвесторов развитых стран должны подвергаться всесторонней оценке при возможном использовании данного опыта в Беларуси. Весьма интересным, с этой точки зрения, обобщенные исследованием является доклад, подготовленный специалистами ЮНКТАД, о создании привлекательных инвестиционных условий [6], а также статьи ряда иностранных экспертов, основанные на изучении реальных процессов зарубежного инвестирования в странах с переходной экономикой: С. Сандера [2], О. В. Художникова [4], Л. Янга [10] и др.

Анализируя проблему с позиции иностранного инвестора, выделяют следующие основополагающие посылки, которые формируют инвестиционный климат гостевой страны:

— конституция, законы и иные законодательные акты обеспечивают устойчивость и защиту прав собственности как для индивидуальных лиц, так и для коммерческих организаций;

— зарубежные и местные частные предприятия могут свободно учреждать, приобретать и распоряжаться активами (земля, недвижимость, оборудование, финансовые средства) в коммерческих целях;

— обеспечивается конкурентное равенство част-ных и государственных предприятий, особенно в отношении доступа на рынок, кредитных ресурсов и свободы инициативы (лицензирование и т. п.);

— иностранный инвестор имеет возможность осуществлять свою деятельность в рамках любой из юридических форм: частное предпринимательство, товарищество, закрытое акционерное общество (инкорпорированная компания), открытое акционерное общество, иностранная фирма, представительство [6, p. 14].

Принимая во внимание оценку реальной ситуации на рынке, инвестор осознает и допускает наличие определенных ограничений на осуществление коммерческой деятельности. Вопрос состоит в сбалансированном подходе к их установлению с учетом принципов внутренней политики и ожиданий иностранных фирм. Наиболее чувствительные «факторы риска» составляют: отраслевые ограничения (природные ресурсы, рынок финансовых услуг, инфраструктура и телекоммуникации, СМИ); долевые ограничения (возможность обладания 100%-ным пакетом акций в выкупаемой либо создаваемой компании); землепользование (продажа или долгосрочная гарантированная аренда земли для производственных и личных нужд); приватизация (признание и поддержка правительством частного сектора, допуск зарубежных инвесторов к госсобственности, реструктуризация государственных монополий). Кроме того, к отдельным ограничениям можно отнести требования по минимальному количеству занятых рабочих, минимальному объему инвестиций, составу менеджерского звена (уровень представительства местных граждан), а также экспортно-ориентированной деятельности предприятия.

Оценивая опыт перехода к рыночной экономике стран Центральной и Восточной Европы в конце ХХ в., необходимо отметить, что достаточно решительная политика национальных правительств по приватизации госсобственности и развитию частного сектора стимулировала активное проникновение зарубежного капитала (см. таблицу).

1

Так, Конституция Венгрии фиксирует права частной собственности и обеспечивает соответствующие гарантии. Местное законодательство содержит нормы, которые обеспечивают развитие бизнеса с позиции частных предприятий, закрепляют конкурентное равенство с государственными компаниями по доступу на рынок, финансовым ресурсам и лицензированным видам деятельности. С 1990 по 1998 г. доля производства частного сектора в ВВП страны увеличилась с 25 до 80 % [8]. Закон о хозяйственной деятельности, вступивший в силу в июне 1998 г., ограничивает срок регистрации фирмы 30 днями. По истечении данного периода, если регистрирующий орган не вынес определенного решения, новая компания регистрируется автоматически. При этом поддерживается принцип «одного окна», когда учредитель освобожден от прохождения процедуры дополнительно в налоговых органах и фонде социальной защиты. Немаловажный фактор — банкротство фирмы — регламентируется в Венгрии законом о процедуре банкротства, ликвидации и окончательного урегулирования, принятым в 1993 г. Документ охватывает все формы предприятий, кроме банков, трастовых и государственных компаний, подчиняющихся особому законодательству. Процедура банкротства инициируется только должником, который не подпадал под действие этого закона на протяжении предыдущих трех лет.

Согласно польскому законодательству, земля может быть сдана в долгосрочную (от 40 до 99 лет) аренду, при этом арендатор может продлить срок еще на 99 лет. Подобная форма пожизненной аренды предполагает право распоряжаться землей, в том числе продавать, дарить и передавать ее по наследству. Гражданский кодекс, введенный в действие в 1990 г., обеспечивает равенство прав собственника в лице индивидуальных владельцев и юридических образований. В настоящее время частный сектор производит порядка 70 % ВВП страны и обеспечивает занятость 2/3 работоспособного населения [9]. Тем не менее, в преобладающей собственности государства находятся предприятия угольной и сталелитейной промышленности и жилищно-коммунальное хозяйство.

Особым, едва ли ни ключевым, моментом в вопросе собственности для иностранного инвестора является защита его прав на владение и распоряжение активами. Так, корпорации или физические лица, стремящиеся реализовать инвестиционный проект за рубежом, должны быть уверены, что имеющиеся активы, приобретенные в гостевой стране или ввезенные из-за границы, останутся в их распоряжении с правом полного контроля.

На законодательном уровне весьма важным является принятие юридических норм, регулирующих и защищающих права собственности. При этом правовая база должна быть устойчивой, транспарентной, не иметь двойного толкования и не подвергаться резким изменениям. С точки зрения исполнительной власти необходимо наладить четкую и свободную от лишней бюрократии систему регистрации собственности и документирования ее передачи и наследования. Основными элементами данной системы выступают точное, логичное и достоверное определение характеристик активов (земля, сооружение, транспортное средство, компания и т. п.), а также обеспечение прав собственника. В частности, эффектом от работы регистрационной системы может стать упрощенная процедура получения банковских кредитов под залог имеющихся активов, что представляется крайне важным для развития малого и среднего предпринимательства.

Однако главной составляющей защиты прав собственности является, безусловно, юридическая среда и судебная практика. На их эффективность и привлекательность для иностранных инвесторов оказывает прямое влияние уровень зависимости от государственных органов и основных политических сил. В связи с этим принимаемые в гостевой стране конституционные поправки, законодательные акты и правительственные решения, а также непосредственно деятельность органов государственной власти не должны ограничивать независимость судебной системы либо давать повод думать о возможности политического давления на суд. Одновременно иностранными инвесторами позитивно оцениваются действия государства по повышению авторитета судебных инстанций и борьбе с коррупцией и организованной преступностью, которые формируют угрозу для обладателей собственности.

Еще одним важным вопросом является проблема национализации. От четкости и справедливости процедуры передачи частной собственности государству зависит уровень зарубежных инвестиций в экономику, особенно в отрасли, которые подпадают под понятие «национальных интересов». В том случае, если правительство вынуждено по каким-либо объективным причинам экспроприировать активы или предпринять действия, которые уменьшат их стоимость, система компенсации призвана не только обеспечить интересы бывшего владельца, но и сохранить имидж страны, как надежного и честного партнера.

В этой связи при анализе возможностей и перспектив национализации иностранный инвестор принимает во внимание следующие моменты:

— экспроприация собственности проводится государством только в случае значимой общественной необходимости (реализация крупных инженерных проектов — скоростные дороги, электростанции, национальные парки, мероприятия по защите окружающей среды, объекты национальной безопасности и т. д.);

— возмещение ущерба осуществляется путем либо передачи собственности, эквивалентной объему национализированной, либо материальной компенсации по текущим ценам;

— действия по экспроприации могут быть обжалованы в высшем суде, в частности в отношении оснований для подобного мероприятия, оценки имущества или методов и сроков компенсации;

— государство должно являться субъектом правового регулирования, как правило, иметь обязательства в рамках двустороннего договора о взаимной защите инвестиций, который бы предполагал возможность использования международного арбитража и иных межгосударственных механизмов разрешения споров [3].

Вопросы национализации и компенсации не являются новыми в практике иностранного инвестирования. Вместе с тем, государство, желающее предложить свои возможности на международном рынке капитала, должно позиционировать себя как не стремящееся к конъюнктурной экспроприации и гарантирующее непременное адекватное возмещение ущерба. Так, согласно Закону об иностранных инвестициях Болгарии, частная собственность может быть официально экспроприирована только в случае «государственной необходимости исключительной важности». Компенсация выражается в предоставлении иной эквивалентной собственности или материальной выплате по текущим ценам. При этом предусматривается возможность обжалования в высшем суде либо в рамках международного арбитража [5].

До 70-х гг. ХХ в. в Бахрейне, одном из мировых лидеров нефтедобычи, вся нефтяная отрасль находилась под управлением американских и европейских корпораций. Тем не менее, сформулировав ясную и четкую позицию о необходимости государственного контроля в этой сфере, в 1976 г. государство провело полную национализацию добывающих активов с одновременной финансовой компенсацией зарубежным инвесторам. Выплата ущерба, в значительной мере ставшая возможной благодаря зарубежному кредитованию, была осуществлена настолько эффективно, что американцы и европейцы не подали ни одного иска в международный арбитраж [6, p. 78].

Нестабильная политическая обстановка и возможность досрочной смены власти заставляют определенные страны особенно щепетильно подходить к вопросам защиты собственности зарубежных инвесторов. Так, Таиланд имеет договоры о содействии и взаимной защите инвестиций со всеми участниками Ассоциации стран Юго-восточной Азии, а также большинством ведущих стран мира. Эти соглашения гарантируют иностранным инвесторам особый период, как правило, 15 лет, от угроз возможных военных действий и некоммерческих рисков, связанных с национализацией или экспроприацией. При появлении подобных обстоятельств правительство-правопреемник обязуется компенсировать ущерб на уровне стоимости имущества до возникновения кризисной ситуации. Тем не менее, послевоенная история Таиланда, включая военный переворот 2006 г., не выявила ни одного сколько-нибудь значимого спора между правительством и иностранными инвесторами [4].

В вопросах защиты частной собственности Швейцария, пожалуй, самая безопасная страна в мире, а ее юридическая система отличается высокой степенью эффективности и справедливости. Характерными чертами данной системы являются:

— наличие тщательной скрупулезной процедуры определения и оценки недвижимости;

— отлаженная деятельность регистрирующих инстанций;

— опыт судебной защиты оценки недвижимости, свидетельствующий о том, что объекты, даже находящиеся вблизи сооружений инфраструктуры (автострады, ЛЭП, путепроводы и т.п.), не обязательно теряют свою коммерческую ценность;

— строгое сохранение в тайне банковскими учреждениями информации о своих клиентах, раскрытие которой предусмотрено только по решению суда;

— полная независимость судебной юридической системы от влияния государства [2].

Швейцарская Конституция предусматривает возможность для федерального и кантональных правительств в рамках легального процесса осуществлять экспроприацию либо ограничение имущественных прав по причинам общественной значимости. К последним относятся, в частности, строительство крупных инфраструктурных и общественных объектов — автобанов, железных дорог и аэропортов. При этом предусматривается полная финансовая или иная согласованная компенсация. Все споры разрешаются кантональными или федеральным судами в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека.

Отдельным моментом в рассматриваемой нами теме выступает проблема защиты интеллектуальной собственности, что в век высоких технологий и инноваций является весьма чувствительным для иностранных инвесторов. Интеллектуальная собственность в самом общем смысле представляет собой юридически закрепленное право лица на интеллектуальную деятельность в промышленной, научной, литературной и артистической областях. На современном этапе практически все национальные законодательства мира предусматривают защиту интеллектуальной собственности по двум основным причинам:

1) создатели должны быть защищены и вознаграждены справедливым образом путем обладания моральным и экономическим правом на свой продукт, а общество регулирует доступ к правам на них;

2) стимулирование креативности, распространения и воплощения в реальной жизни интеллектуальных продуктов должно содействовать развитию соответствующих сфер деловой активности, что в свою очередь вносит существенный вклад в экономическое и социальной развитие страны. Наличие четких законов и транспарентного регулирования в этой области является весьма важным для формирования заинтересованности у корпораций и индивидуальных лиц осуществлять инвестиции в новые идеи.

В целом законы в сфере интеллектуальной собственности нацелены на защиту создателей и других производителей интеллектуальных продуктов и услуг путем предоставления им ограниченных по времени прав на использование их творений. При этом юридические нормы отсылают не к физическому объекту, в котором воплощена идея, а к интеллектуальному творению как таковому. Интеллектуальную собственность традиционно разделяют на две сферы: промышленная собственность и авторское право.

Согласно положениям Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), понятие «промышленная собственность» включает в себя права на:

— литературную, артистическую и научную деятельность;

— выступления артистов, использование фонограмм, вещание в эфире;

— изобретения во всех областях человеческой деятельности;

— научные открытия;

— промышленный дизайн;

— торговые марки и брэнды;

— защиту от нечестной конкуренции;

— иные права, вытекающие из интеллектуальной деятельности в промышленной, научной, литературной или артистической областях [1, с. 35].

Как отмечалось выше, многие государства имеют законы и законоприменительную практику, направленные на защиту интеллектуальной собственности. Однако уровень и объем защиты в них значительно различаются. Кроме того, существуют отдельные сектора, инвестирование в которые вызывает озабоченность иностранных фирм по поводу интеллектуальной собственности. Наиболее типичными примерами являются фармацевтическая промышленность или компьютерное программное обеспечение, где большая часть расходов приходится на стадию разработок. Так, в фармацевтической промышленности создание формулы и проведение тестов требуют значительных инвестиций, что отражается на цене продукта. Таким же образом в случае с программным обеспечением расходы на производство, упаковку и доставку конечного продукта совершенно несопоставимы со стоимостью работ на разработку и тестирование исходных кодов. Незаконное приобретение и использование конкурентом подобных формул или исходных кодов безусловно приведет к огромным убыткам разработчика. Поэтому отраслевые корпорации подходят весьма щепетильно к выбору места разработки и производства, оценивая уровень правовых механизмов в области интеллектуальной собственности. Данный момент необходимо четко осознавать и отнестись к нему самым внимательным образом при реализации проекта по созданию Парка высоких технологий в Минске.

Исходя из зарубежного опыта, например, с началом инвестиционного бума в 80-х гг. ХХ в. Объединенные Арабские Эмираты предпринимают значительные усилия в деле защиты интеллектуальной собственности. В 1992 г. были приняты три закона — о защите авторского права, торговых марок и патентов. В 1994 г. в правоохранительных органах созданы специальные подразделения по борьбе с преступлениями в этой области. В результате, по оценкам ВОИС, ОАЭ практически избавились от такого явления, как пиратская аудио- и видеопродукция. В сфере компьютерного программного обеспечения объем использования пиратского софта сократился с 92 % в 1995 г. до 14 % в 2002 г. [6, p. 84]. По данному показателю Арабские Эмираты признаны региональным лидером в борьбе с использованием нелегального программного обеспечения. Страна также ввела прогрессивное законодательство и жестко следит за его исполнением в рамках участия в ВОИС, Парижской конвенции по защите промышленной собственности, Бернской конвенции по защите литературной и артистической продукции, Всемирной конвенции по защите авторских прав, Мадридской конвенции по защите торговых марок.

Необходимо отметить, что проблемным вопросом в системе защиты прав интеллектуальной собственности отдельных государств является не недостаток соответствующих законов и норм. Большинство развитых стран мира имеют широкое национальное законодательство в этой сфере, в том числе обязательства в рамках международных соглашений. Трудности, как правило, возникают на уровне способности и/или готовности государства на всех уровнях к эффективной законоприменительной практике. Исходя из мирового опыта типичными сложностями являются недостаток специальной подготовки сотрудников правоохранительных органов, занимающихся данными вопросами, неэффективная юридическая система, отсутствие мотивации, проявления коррупции, нехватка финансовых средств на поддержание соответствующих подразделений органов правопорядка. Процесс трансформации экономических систем ряда стран Азии и Восточной Европы с 90-х гг. прошлого века выявил большое количество фактов нарушений прав интеллектуальной собственности. Характерными для этого явления предпосылками стали: практически полное отсутствие правовой культуры, связанной с пониманием и уважением института интеллектуальной собственности, резкое увеличение потребления новой продукции в области программного обеспечения, аудио- и видеозаписей, а также значительный объем «черного рынка», обусловленный экономической депрессией и низкой покупательной способностью населения.

Тем не менее, в последние годы правительствами упомянутых государств предприняты активные шаги в сфере защиты прав интеллектуальной собственности. Подобная политика обусловлена желанием сделать привлекательным инвестиционный климат у себя в стране, а также обязательствами в рамках вступления в различные международные организации (ВТО, ЕС и др.). Кроме того, действия по защите интеллектуальной собственности в условиях рыночной экономики означают выбор в пользу инновационного пути развития, поскольку стимулируют корпорации и отдельных лиц осуществлять исследования и предлагать новые разработки в области производства товаров и услуг.

Так, китайские представители еще на стадии переговорного процесса по вступлению страны в ВТО официально признавали, что защита патентов, авторских прав и торговых марок является «непреложным условием для успешного развития инновационной экономики» КНР [10]. Накануне вступления в данную организацию Китай стал полноценным участником Соглашения ВТО о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность, что потребовало изменения внутренней нормативной базы, касающейся патентов, торговых марок, авторских прав и т. п. Тем не менее, КНР продолжает испытывать объективные сложности в деле имплементации этих законов, что подтверждает сохранение достаточно высоких объемов контрафактной продукции, распространяемой в стране и поставляемой за рубеж. Для решения проблемы правительство Китая применяет комплексный подход. Во всех провинциях и больших городах сформированы специальные суды, рассматривающие вопросы защиты прав интеллектуальной собственности, постоянно растет численность подразделений органов внутренних дел, занимающихся профилактикой и борьбой с преступлениями в этой сфере, при основных национальных университетах созданы обучающие правовые центры, на регулярной основе за государственный счет осуществляются программы стажировок местных специалистов за рубежом.

Очевидно, вопросы защиты собственности в различной их интерпретации являются одними из основных в области привлекательного инвестиционного климата страны. В этой связи с целью активного привлечения зарубежных инвесторов необходимо адекватно оценивать данный фактор, стремиться его использовать самым эффективным образом, учитывая, тем не менее, традиции, нацио-нальные интересы и целесообразность с точки зрения всей экономической системы государства.

Как уже отмечалось, успешность политики государства в области привлечения зарубежных инвестиций значительным образом зависит от скоординированного комплексного подхода к вопросам защиты прав собственности. Последний включает в себя законодательное обеспечение прав собственника, включая четко прописанные адекватные нормы по возможности национализации, а также важную составляющую этого направления — защиту интеллектуальной собственности. Дальнейшее совершенствование законодательной базы и государственной политики в этой сфере способно значительно улучшить инвестиционный имидж Беларуси, что повлечет за собой реализацию проектов с участием серьезных стратегических инвесторов.

Литература

1. Отчет Всемирной организации интеллектуальной собственности за 2001 г. Женева: ВОИС, 2002.
2. Сандер, С. Прикладные аспекты инвестирования в Швейцарии // Русская Швейцария. 2004. № 4 (10). С. 8—10.
3. Старовойтов, А. В. Национализация как инструмент экономической политики в кризисные периоды развития экономики // Законодательство о национализации: перспективы развития и применения: материалы круглого стола, Москва, 5 июня 2003 г. / Фонд развития парламентаризма в России; редкол.: А. А. Горленко [и др.]. М., 2003. С. 35—38.
4. Художников, О.В. Роль государства в переходной экономике: опыт Тайланда // Экон. наука современной России. 2000. № 3. С. 120—127.
5. За чуждестранните инвестиции: Закон на Републиката България от 29 нояб. 1999 г. № 179 [Электронный ресурс] // Бизнес Софтуер Консулт. Режим доступа: <http://www.bsconsult.bg/pages/NORM/norm.php?normativ_id=179>. Дата доступа: 15.05.2007.
6. Creating an attractive environment for foreign direct investments. N. Y.: United Nations, 2003.
7. International Financial Statistics. N. Y.: International Monetary Fund, January 2007.
8. Jensen, M. Eclipse of the Public Corporation // The Economist. 1999. May 20th. P. 21—23.
9. Kaplan, S. Private Equity Performance in Poland: Returns, Persistence and Capital Flows / S. Kaplan, A. Schoar // Ibid. Feb. 18th. P. 44—48.
10. Yang, L. China’s WTO Accession: The Economics and Politics // Journal of World Trade. 2000. V. 34б, N 4. P. 77—94.

 
 
Конкурс научных работ
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев