Версия для печати

журнал международного права и международных отношений 2008 — № 3


международные экономические отношения

Транснационализация деловой активности машиностроительных предприятий России и Беларуси: сравнительный анализ

Дмитрий Калинин

Автор:
Калинин Дмитрий Станиславович — аспирант кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Солодовников Сергей Юрьевич — доктор экономических наук, руководитель Центра экономической теории Института экономики Национальной академии наук Беларуси
Семак Елена Адольфовна — кандидат экономических наук, доцент кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Глобализация мировой экономики и ужесточение международной конкуренции в значительной степени повлияли на предприятия развивающихся стран и стран с переходной экономикой, подталкивая их к интернационализации деловой активности. За последние годы на мировых рынках значительно увеличилось и продолжает расти количество и влияние компаний из этих стран [5]. Особое распространение указанная тенденция получила в машиностроительной отрасли, что обусловлено ее изначально международной направленностью, связанной с включением в воспроизводственный процесс большого количества производителей различных стран мира, а также ориентацией на крупномасштабное производство. В значительной степени указанная тенденция свойственна российским и белорусским машиностроительным предприятиям, которые за последние несколько лет столкнулись с новыми для них проблемами и возможностями, связанными с существенными изменениями экономической ситуации в странах их базирования и за рубежом [1; 5; 9]. Если первоначально большинство из них предпринимало шаги защитного характера, позволяющие удержать свои рыночные позиции, то в последние годы приоритеты изменились. На первый план выдвинулись цели роста компаний, прежде всего, выхода на зарубежные рынки и расширения присутствия на них.

Проблемы интернационализации деловой активности предприятий привлекали внимание научных кругов уже в начале второй половины ХХ в. Весомый вклад в изучение проблематики внесли такие западные экономисты, как С. Андерссон [23], К. Норстрем [26], Б. Овиат, П. МакДугалл [27]. Их исследования направлены на построение теоретических моделей и стратегий интернационализации компаний, изучение вопросов превращения национальных фирм в транснациональные компании/корпорации (ТНК). Однако в работах указанных авторов, как правило, анализируется деловая активность компаний из стран с развитой рыночной экономикой, и их рекомендации могут лишь в ограниченных пределах применяться к деятельности машиностроительных предприятий России и Беларуси. Большинство из них находятся в иной ситуации, чем компании стран с развитой рыночной экономикой. Поэтому весьма актуальной проблемой является изучение специфики международного развития именно их деловой активности.

Исследованию вопросов интернационализации деловой активности российских компаний и становления на их основе ТНК посвящены работы А. Кузнецова [13], А. Либмана, Б. Хейфеца [17]. При этом ученые сосредоточили внимание в основном на анализе зарубежной деловой активности крупных сырьевых компаний, практически оставляя без внимания предприятия других отраслей экономики, в том числе проблематику формирования стратегий их интернационализации.

Вопросы международного развития белорусских предприятий нашли свое отражение в работах А. В. Данильченко [3; 4; 20], Е. В. Ленского [16], Л. М. Петровской [20]. При этом значительное внимание уделено практическим аспектам интернационализации белорусских предприятий, вопросам стимулирования и регулирования их зарубежной деловой активности. Работы указанных авторов служат концептуальной и теоретико-методологической основой многих отечественных исследований по вопросам интернационализации деловой активности предприятий. Вместе с тем, необходимо отметить, недостаточную проработанность в отечественной экономической науке проблематики стратегического управления процессом интернационализации деловой активности предприятий, которая является залогом повышения эффективности и международной конкурентоспособности белорусской промышленности. Недостаточно внимания уделяется вопросам транснационализации и анализу стратегий интернационализации деловой активности конкретных компаний, опыт которых мог бы послужить примером для других предприятий, развивающих свою зарубежную деловую активность.

Острая необходимость разработки конкретных стратегий поведения отечественных предприятий на зарубежных рынках, выбора наиболее эффективных форм их зарубежной деловой активности в условиях обостряющегося конкурентного давления требует более глубокого изучения указанных вопросов и разработки рекомендаций, адаптированных к особенностям белорусских предприятий. Исходя из указанной проблематики целью данной статьи является раскрытие сущности транснационализации деловой активности российских и белорусских предприятий на основании сравнительного анализа стратегий транснационализации отдельных производителей машиностроительной отрасли указанных стран, а также обобщения их передового опыта с целью использования другими машиностроительными предприятиями.

Транснационализация деловой активности предприятия представляет собой наиболее зрелую стадию процесса его интернационализации, выражающуюся во все возрастающих масштабах зарубежной инвестиционной активности и включении предприятия в международные инвестиционные процессы. Осуществляя внутринаправленную транснационализацию деловой активности, предприятие выступает в роли реципиента прямых зарубежных капиталовложений (финансовый капитал, производственные и/или управленческие технологии), превращаясь в элемент международной производственно-сбытовой и/или исследовательской системы зарубежной компании. Внешненаправленная же траснационализация характеризуется деловой активностью предприятия по трансферу его капитала и/или технологий за пределы границ страны базирования с целью формирования собственной международной системы. По мере развития внешненаправленной транснационализации деловой активности национальное предприятие приобретает статус транснационального, что предполагает его соответствие ряду критериев. Так, согласно авторской методике, к ТНК относятся фирмы, контролирующие активы (а следовательно, деятельность и управление) экономических субъектов, независимо от их функциональной направленности, в двух и более зарубежных странах посредством владения более 50 % их собственности (акционерного капитала).

В исследованиях по вопросам международного развития машиностроительной отрасли стран СНГ традиционно наибольшее внимание уделяется внутринаправленной транснационализации деловой активности. Во многом это обусловлено недостаточной развитостью большинства предприятий отрасли, их низкой конкурентоспособностью и слабой ресурсной обеспеченностью. Вместе с тем, в последнее время в целях расширения и удержания зарубежных рынков сбыта некоторые наиболее конкурентоспособные машиностроительные предприятия России и Беларуси стали активно использовать стратегии интернационализации, предполагающие инвестиционные формы выхода за рубеж. Другими словами, происходит процесс внешненаправленной транснационализации их деловой активности. Ярким примером активного продвижения в этом направлении является деятельность белорусского производителя тракторной техники ПО «Минский тракторный завод» (МТЗ) и российской компании ОАО «Камский автомобилестроительный завод» (КамАЗ). Указанные предприятия выступают лидерами машиностроительного комплекса своих стран по развитию зарубежной деловой активности. Помимо традиционных внешнеторговых операций для них характерно осуществление прямых капиталовложений в создание собственных товаропроводящих (ТПС) и/или производственных сетей на зарубежных рынках [10; 11; 20].

Так, ПО «МТЗ» посредством собственных капиталовложений активно создается зарубежная ТПС, которая сейчас включает более 15 субъектов, расположенных на территории 9 государств. Инвестируя в их организацию, ПО «МТЗ» предпочитает использовать форму совместных предприятий (СП) с долей собственности не менее 51 % уставного капитала [19]. Лишь в двух зарубежных сбытовых структурах указанная величина не превышает 45 %. Наряду с построением собственной ТПС белорусский производитель достаточно интенсивно развивает за рубежом и производственную активность. Зарубежные предприятия промышленной сборки ПО «МТЗ» размещены на территории 9 государств. Однако в отличие от ТПС они создаются посредством заключения неакционерных кооперационных соглашений с независимыми партнерами стран-реципиентов без вовлечения собственных инвестиционных ресурсов [6]. Исключением является лишь организованное в 2007 г. предприятие промышленной сборки на территории Румынии. Данная структура была создана как СП ПО «МТЗ» и двух зарубежных партнеров. При этом доля собственности белорусской стороны в созданном СП составляет 50 %, что потребовало от ПО «МТЗ» осуществления самых крупных за всю историю его зарубежной инвестиционной активности капиталовложений в размере 2 млн евро [3].

Приведенные данные свидетельствуют о том, что ПО «МТЗ» осуществляет зарубежную деловую активность на транснациональной основе. Белорусский производитель владеет более 50 % собственности в 13 зарубежных экономических единицах, расположенных в 10 странах, что позволяет ему полностью соответствовать всем критериям, предъявляемым к ТНК.

Важно отметить специфику транснациональной структуры ПО «МТЗ», а именно тот факт, что зарубежная инвестиционная активность компании сосредоточена в первую очередь в сбытовой сфере. Поэтому в соответствии с общепринятой классификацией ПО «МТЗ» является сбыто-ориентированной ТНК, что типично для начальных этапов транснационализации деловой активности предприятий машиностроительной отрасли. Однако пример с Румынией свидетельствует о том, что ПО «МТЗ» уже начало ориентировать свою инвестиционную активность и на реализацию зарубежных производственных проектов, т. е. белорусское предприятие выходит на принципиально новую ступень развития зарубежной деловой активности — производственно-ориентированную транснационализацию. Переход к этой стадии, как правило, требует от предприятия вовлечения значительно больших объемов инвестиционных ресурсов, что сопряжено со значительными рисками потерь.

В отличие от белорусского ПО «МТЗ» российская компания ОАО «КамАЗ» проявляет наибольшую активность именно в направлении производственно-ориентированной транснационализации своей деятельности. На сегодняшний день компания имеет шесть зарубежных сборочных производств, большинство из которых пока функционируют как неакционерные кооперационные соглашения. Вместе с тем, близка к завершению реализация ряда производственных проектов, многие из которых будут организованы посредством инвестиционного участия ОАО «КамАЗ». Так, доля собственности российского производителя в сборочном производстве «КамАЗ-Инжиниринг», созданного в Казахстане как СП, составила 76 % [22]. В Азербайджане ОАО «КамАЗ» настаивает на сохранении за собой 51—75 % акций сборочного СП, однако на сегодняшний день реализация данного проекта испытывает ряд трудностей [21]. На территории Индии осуществляются мероприятия по организации сборочного производства, в котором доля российской стороны составит 74 % [14], и, наконец, в ближайшее время ОАО «КамАЗ» примет инвестиционное участие в реализации производственных проектов на территории Китая и Пакистана [11; 18].

Производственно-ориентированная транснационализация имеет ряд преимуществ перед подходом, основанным на использовании в производственной сфере неакционерных кооперационных соглашений. Так, ОАО «КамАЗ» способно значительно лучше контролировать деятельность зарубежных структур, отслеживать реализацию собственной стратегии развития, осуществлять контроль качества изготавливаемой продукции, а также получать прибыль не только от расширения сбыта товарокомплектов, но и непосредственно от осуществления производственных операций за рубежом. Такой подход позволяет избавиться от многочисленных проблем, связанных с согласованием интересов различных сторон, обязательно возникающих при использовании неакционерных кооперационных соглашений. Это, в свою очередь, способствует развитию зарубежной дочерней фирмы с первоочередной установкой на достижение целей российской головной компании.

Однако, с другой стороны, использование инвестиционных форм организации зарубежной производственной системы лишает ОАО «КамАЗ» гибкости в осуществлении международной экспансии. Вовлечение собственных инвестиционных ресурсов в зарубежные рынки ставит компанию в зависимость от их рыночной конъюнктуры. В случае резкого падения внутреннего спроса, изменения политической ситуации, законодательства или других трудностей осуществления деловой активности в странах-реципиентах, как это дважды случалось с ОАО «КамАЗ» в Китае [11], компания не сможет безболезненно их покинуть. Кроме того, инвестиционные формы выхода за рубеж требует от российского предприятия вовлечения значительных объемов ресурсов, в которых ОАО «КамАЗ», как и подавляющее большинство машиностроительных предприятий России и Беларуси, сильно ограничено. Именно по этой причине предприятие не может рассчитывать на широкое географическое распространение своей производственной, сбытовой и сервисной сети. Оно попадает в зависимость от нескольких рынков сбыта, в то время как потенциал на остальных остается полностью не реализованным.

Стратегия развития зарубежной деловой активности ОАО «КамАЗ», которая заключается в производственно-ориентированной транснационализации деловой активности, несмотря на ряд недостатков, по мнению некоторых исследователей, наиболее приемлема для использования другими машиностроительными предприятиями. Согласно данной точке зрения, машиностроительным предприятиям для активизации международной экспансии необходимо создавать собственные сборочные предприятия, ограничившись лишь тремя заводами на территории южноамериканского, североафриканского и азиатского регионов. Осуществляя сборочные операции на мощностях небольшого количества предприятий, компании смогут обслуживать экспортными поставками все другие страны этих регионов [2, с. 135—136]. Однако реальная практика показывает, что подавляющее большинство правительств зарубежных стран, особенно развивающихся, отдает предпочтение закупкам у производителей, расположенных на их территории. Поэтому, даже если компания будет иметь собственное сборочное предприятие на территории одной из стран какого-либо региона, а ее конкурент наладит неакционерное производственное сотрудничество с компаниями остальных стран-соседей, предпочтение будет отдаваться последнему. Из этого следует, что машиностроительным предприятиям, организующим зарубежную производственную деятельность, необходимо ориентироваться на непосредственное присутствие в максимально большом количестве стран-импортеров своей продукции. Вместе с тем, широкое географическое распространение зарубежной производственной деятельности российских и белорусских производителей в связи с их ресурсной ограниченностью не позволит использовать инвестиционные формы организации создаваемых за рубежом предприятий.

Кроме того, исследование зарубежной инвестиционной активности машиностроительных предприятий, проведенное автором, показало, что экономическая эффективность капиталовложений в уставные фонды субъектов их зарубежных ТПС значительно выше, чем предприятий промышленной сборки. При этом на осуществление зарубежных производственных проектов от предприятий требуется значительно больший объем инвестиционных ресурсов, чем на создание субъектов зарубежной ТПС [6, с. 49—50; 7, с. 52—53]. Таким образом, сбыто-ориентированная транснационализация, с одной стороны, не требует от предприятия значительных капиталовложений, а с другой — позволяет ему максимизировать капиталоотдачу от вложенных за рубежом средств, что особенно важно для предприятий, ограниченных в свободных инвестиционных ресурсах. В этой связи стратегия транснационализации ПО «МТЗ», ориентированная на сбыт, в сочетании с использованием неакционерных кооперационных соглашений в производственной сфере, на наш взгляд, представляется наиболее перспективной для использования другими отечественными машиностроительными предприятиями.

Вместе с тем, опыт транснационализации машиностроительных компаний из азиатских развивающихся стран, таких как Южная Корея и Китай, свидетельствует о том, что в определенных условиях производственно-ориентированная транснационализация является достаточно эффективным инструментом международной экспансии. Например, южнокорейская компания «Hyundai Motor», имея более 20 производственных предприятий в 18 странах мира, отдает предпочтение использованию неакционерных кооперационных соглашений. Однако в ряде стран (США, Китай, Индия и страны-члены или соседи ЕС) компания все же пошла на осуществление прямых капиталовложений [24]. Это связано с тем, что на рынках этих стран компания производит и реализует более 20 тыс. автомобилей в год, что, по оценкам специалистов, является условием, необходимым для высокой эффективности не только сбытовых, но и производственных предприятий. На менее же емких, но стратегически важных зарубежных рынках «Hyundai Motor» создает лишь базу для осуществления капиталовложений в случае роста объемов продаж в будущем. При этом предпочтение отдается использованию неакционерных кооперационных соглашений с местными партнерами [12].

По такому же принципу целесообразно развивать зарубежную деловую активность и машиностроительным предприятиям России и Беларуси. Так, для зарубежных сборочных производств компаний сельхозмашиностроения и грузового автомобилестроения минимально допустимым для окупаемости инвестиций является ежегодный объем выпуска в 0,5–1 тыс. шт. Поэтому лишь по мере их выхода на указанный уровень производства и сбыта после создания собственной ТПС появляется целесообразность производственно-ориентированной транснационализации деловой активности. До выполнения указанных условий для предприятий данных отраслей предпочтительна сбыто-ориентированная транснационализация в сочетании с использованием неакционерных кооперационных соглашений в производственной сфере.

О строгой необходимости для машиностроительных компаний следовать принципу максимизации эффективности своих зарубежных капиталовложений свидетельствует негативный опыт еще одного крупного корейского производителя автомобилей — компании «Daewoo Motors». С середины 1990-х гг. указанная компания осуществляла активную производственно-ориентированную транснационализацию своей деловой активности. За несколько лет компания организовала собственные сборочные производства в 10 зарубежных странах, среди которых были не только традиционные рынки Азии, но и страны ЦВЕ и СНГ [25, p. 25—28]. При создании своих производственных предприятий компания «Daewoo Motors» всегда использовала форму СП (доля собственности не менее 50 %) со значительными капиталовложениями со своей стороны. Например, в реализацию производственных проектов на территории Украины и Узбекистана компания инвестировала 150 и 650 млн дол. США соответственно [2, с. 70—71].

Возникает вопрос: как достаточно молодая и слабо ресурсообеспеченная компания «Daewoo Motors» смогла позволить себе столь широкомасштабную и затратную деловую активность? Ответ заключается в том, что подавляющее большинство ее зарубежных инвестиционных проектов осуществлялось исключительно на заемные средства. В результате к концу 1990-х гг. «Daewoo Motors» имела значительные объемы задолженностей, в несколько раз превышающие собственные активы. Так, в 1996 г. этот показатель у компании составил 3,4/1. В 2000 г. величина общей задолженности «Daewoo Motors» составила 9,3 млрд дол. США, при этом ежемесячно компания несла убытки в 70—90 млн дол. США. Это обстоятельство было обусловлено тем, что созданные посредством прямых капиталовложений зарубежные производства, как правило, были неэффективны. Так, украинское СП компании «Daewoo Motors» по плану должно было производить около 400 тыс. автомобилей в год. Однако за все время функционирования оно выпустило не более 10 % проектной мощности. Подобная ситуация сложилась и с другими производственными проектами «Daewoo Motors» по всему миру: многие зарубежные предприятия были признаны банкротами, закрыты или проданы по заниженной цене (например, 50 % акций ЗАО «Уз-Daewoo» — 110 млн дол. США). В результате компания «Daewoo Motors» была признана банкротом и в 2002 г. приобретена американской ТНК «General Motors» [15].

Машиностроительным компаниям России и Беларуси необходимо избежать подобного развития событий и изначально ориентировать свои ресурсы на проекты с исключительной экономической эффективностью. Так, подвергается сомнению целесообразность инвестирования собственных средств ОАО «КамАЗ» в организацию второго сборочного производства на территории Пакистана. На реализацию этого проекта, по оценкам экспертов, необходимо затратить около 1,5—3 млн дол. США. В то же время уже существующее в данной стране сборочное производство, организованное посредством неакционерного кооперационного соглашения, функционирует неэффективно. Несмотря на его проектную мощность в 4 тыс. грузовиков в год, в начале 2007 г. было изготовлено всего 20 и поставлено еще 40 машинокомплектов для их дальнейшей сборки [18]. Не исключено такое же развитие событий и в других странах, где ОАО «КамАЗ» планирует разместить собственные производства. В итоге это может привести к последствиям подобным тем, которые испытала на себе южнокорейская компания «Daewoo Motors» в конце 1990-х гг.

На наш взгляд, для машиностроительных предприятий России и Беларуси является целесообразным на начальных этапах придерживаться сбыто-ориентированной транснационализации деловой активности в сочетании с использованием неакционерных кооперационных соглашений в производственной сфере. Лишь по мере выхода зарубежных сборочных предприятий на необходимый для эффективности капиталовложений уровень производства и сбыта появляется целесообразность производственно-ориентированной транснационализации деловой активности.

В результате проведенного исследования выявлен принципиально новый этап развития интернационализации деловой активности белорусских и российских машиностроительных предприятий, который выражается в их достаточно глубоком, в том числе инвестиционном, вовлечении в зарубежную деятельность. В частности, обосновано, что ПО «МТЗ» полностью соответствует критериям, предъявляемым к транснациональным компаниям со стороны специалистов ООН. Кроме того, сравнительный анализ стратегий транснационализации деловой активности ОАО «КамАЗ» и ПО «МТЗ» показал, что сбыто-ориентированная стратегия последнего является наиболее приемлемой для использования другими отечественными машиностроительными предприятиями. Применение указанной стратегии позволит отечественным машиностроительным предприятиям без значительных инвестиционных затрат глубоко внедряться в экономическую систему целевых стран и расширять тем самым объемы зарубежных продаж. Обосновано, что главным ориентиром стратегического развития машиностроительных предприятий России и Беларуси должно быть не достижение во что бы то ни стало статуса крупной ТНК, а реализация принципа максимально возможной эффективности зарубежной деловой активности. Лишь на этом базисе, по мере построения эффективной международной производственно-сбытовой и/или исследовательской системы, предприятия России и Беларуси смогут рассчитывать на долгосрочную перспективу своего существования, повышение системной конкурентоспособности и, лишь как следствие, превращение в полноценных участников глобальной конкурентной борьбы.

Литература

1. Аль-Момани, М. Формирование и реализация стратегии производства и продвижения сложнотехнической продукции на рынок арабских стран: дис. … канд. экон. наук: 08.00.05 / БГЭУ. Минск, 2007.
2. Анисько, О. Г. Выбор предпринимательских мест за рубежом (на примере автомобильной отрасли стран Центральной и Восточной Европы и СНГ): дис. … канд. экон. наук: 08.00.14 / БГУ. Минск, 2006.
3. В Румынии скоро выпустят первые тракторы МТЗ [Электронный ресурс] // Инфобаза.by: транспорт, сельское хозяйство, промышленность Беларуси. Режим доступа: <http://www.infobaza.by/transport/690.html>. Дата доступа: 10.10.2007.
4. Данильченко, А. В. Транснационализация как экспортная стратегия развития белорусских промышленных предприятий // Проблемы прогнозирования и государственного регулирования социально-экономического развития: материалы VIII Междунар. науч. конф., Минск, 18—19 окт. 2007 г.: в 4 т. Т. 1. Минск: НИЭИ Мин-ва экономики Респ. Беларусь, 2007. С. 327—337.
5. Данильченко, А. В. Транснационализация промышленного и банковского капитала / А. В. Данильченко, Д. С. Калинин, О. Г. Ковшевич. Минск: БГУ, 2007.
6. Калинин, Д. С. Интернационализация производственной деятельности белорусских предприятий сельхозмашиностроения // Научно-инновационная деятельность и предпринимательство в АПК: проблемы эффективности и управления: сб. науч. ст. 2-й Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 17—18 мая 2007 г.: в 2 ч. Ч. 2. Минск, 2007. С. 184—187.
7. Калинин, Д. С. Повышение экономической эффективности зарубежной деловой активности белорусских предприятий машиностроительной отрасли / Д. С. Калинин, А. Л. Стефанин // Проблемы прогнозирования и государственного регулирования социально-экономического развития: материалы VIII Междунар. науч. конф. Минск, 18—19 окт. 2007 г.: в 4 т. Т. 4. Минск: НИЭИ Мин-ва экономики Респ. Беларусь, 2007. С. 48—50.
8. Калинин, Д. С. Стратегия развития зарубежной инвестиционной деятельности белорусских предприятий // Проблемы прогнозирования и государственного регулирования социально-экономического развития: материалы 7-й Междунар. науч. конф., Минск, 19—20 окт. 2006 г.: в 4 т. Т. 4. Минск: НИЭИ Мин-ва экономики Респ. Беларусь, 2006. С. 51—53.
9. Калинин, Д. С. Формирование международных производственных систем компаниями из стран с переходной экономикой // Страны с переходной экономикой в условиях глобализации: материалы VI Междунар. науч.-практ. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых, Москва, 28–30 марта 2007 г. / отв. ред. Н. А. Волгин, И. А.-З. Айдрус. М.: РУДН, 2007. С. 241—244.
10. Квасов, Д. КамАЗ International [Электронный ресурс] // Эксперт Online. Режим доступа: <http://www.expert.ru/articles/2008/01/11/kanazindia/>. Дата доступа: 16.01.2008.
11. Квасов, Д. Третий заход в Китай [Электронный ресурс] // Там же. Режим доступа: <http://www.expert.ru/printissues/volga/2006/32/kamaz_v_kitae/print>. Дата доступа: 11.12.2007.
12. Колмаков, К. Стратегия выживания [Электронный ресурс] // Там же. Режим доступа: <http://www.expert.ru/printissues/kazakhstan/2004/21/21ka-kmbiz/>. Дата доступа: 12.11.2007.
13. Кузнецов, А. В. Интернационализация российской экономики: инвестиционный аспект. М.: КомКнига, 2007.
14. Курс на Дели [Электронный ресурс] // Эксперт Online. Режим доступа: <http://www.expert.ru/printissues/volga/2008/03/news_kurs_na_deli/>. Дата доступа: 30.03.2008.
15. Ланьков, А. Потерянная «Вселенная» [Электронный ресурс] // Там же. Режим доступа: <http://www.expert.ru/printissues/expert/2001/24ex-daewwoo7/>. Дата доступа: 12.11.2007.
16. Ленский, Е. В. Транснационализация капитала. Минск: Армита — Маркетинг, Менеджмент, 2001.
17. Либман, А. Экспансия российского капитала в странах СНГ / А. Либман, Б. Хейфец. М.: Экономика, 2006.
18. Наши авто в Пакистане [Электронный ресурс] // Эксперт Online. Режим доступа: <http://www.expert.ru/news/2007/04/12/pakis_kamaz/>. Дата доступа: 15.12.2007.
19. Пархомчик, П. А. Маркетинговая стратегия Минского тракторного завода [Электронный ресурс] // Тракторы и сельскохозяйственные машины. 2006. № 5. Режим доступа: <http://www.avtomash.ru/gur/2006/20060503.htm>. Дата доступа: 30.03.2007.
20. Петровская, Л. М. Интернационализация деловой активности: проблемы и перспективы развития белорусской экономики / Л. М. Петровская, А. В. Данильченко // Финансы. Учет. Аудит. 2007. № 3. С. 19—25.
21. Сборки не будет [Электронный ресурс] // Эксперт Online. Режим доступа: <<http://www.expert.ru/news/2008/02/06/azerkamaz/>. Дата доступа: 16.03.2008.
22. Флинк, О. От сборки к автопрому [Электронный ресурс] // Эксперт Online. Режим доступа: http://www.expert.ru/printissues/kazakhstan/2005/29/29ka-kbiznov2/print. Дата доступа: 11.10.2007.
23. Andersson, S. Innovative Internationalization Strategies in New Firms: Born Globals — the Swedish Case / S. Andersson, I. Wictor // Journal of International Entrepreneurship. 2003. V. 1. N 3. P. 249—276.
24. Hyundai Global Organization [Electronic resource] // Hyundai Motor Company. Mode of access: <http://worldwide.hyundai-motor.com>. Date of access: 14.10.2007.
25. Hyun, Y. S . Globalization of Daewoo Motor: from join venture to most aggressive globalization maker car industry, between globalization and regionalization // Actes du GERPISA. 1998. N 22. P. 23—33.
26. Nordstrom, K. A. The internationalization process of the firm: searching for new patterns and explanations. Stockholm: Stockholm School of Economics, 1990.
27. Oviatt, B. O. Toward a theory of international new ventures / B. O. Oviatt, P. P. McDougall // Journal of International Business Studies. 2005. V. 36. N 1. P. 29—41.

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев