Версия для печати

журнал международного права и международных отношений 2009 — № 4


международные отношения — Беларусь в международных организациях

О деятельности Белорусской ССР в Международной организации труда в 1960—1964 гг.

Светлана Свилас

Автор:
Свилас Светлана Францевна — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Шадурский Виктор Геннадьевич — доктор исторических наук, профессор, декан факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Бобков Владимир Андреевич — доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси, заведующий сектором социально-экономических исследований Института экономики НАН Беларуси

Предлагаемая публикация является продолжением статьи автора, посвященной первому пятилетию участия советской Беларуси в МОТ [8]. На основе обобщения и анализа архивного материала автор поставил цель показать деятельность делегации республики на сессиях Генеральной конференции, взаимосвязь Минска с Административным советом и Международным бюро труда в межсессионный период, подчеркнуть решающую роль МИД Белорусской ССР и его Коллегии в развитии сотрудничества с первым специализированным учреждением ООН, которая осуществлялась под контролем ЦК КПБ, МИД СССР и ЦК КПСС, отразить влияние «холодной войны», а также программы строительства коммунизма, принятой на XXII съезде КПСС (1961 г.) на участие в этой международной организации.

Благодаря членству в МОТ, республика включилась в процесс разработки реализации и совершенствования норм международного трудового права, определила свои достижения и проблемы в социальной сфере, становилась более «узнаваемой» в мире. Несмотря на значимость, рассматриваемая проблема не нашла отражения в белорусской исторической науке, исключая краткий очерк А. Русаковича о взаимодействии МОТ с Беларусью за 50 лет [7]. Из юридических публикаций отметим работы белорусского автора В. Г. Стаценко [9], российских авторов З. Богатыренко и Н. Бородко [3; 4], а также вышедший в Минске сборник [5].

В архивных материалах МИД Беларуси, отражающих вторую половину «хрущевской оттепели» применительно к исследуемой проблеме, не рассматривается роль каждого члена делегации на сессиях Генеральной конференции. Делегацию Белорусской ССР, численность которой составляла 7 человек, возглавлял И. Н. Макаров, председатель Белорусского республиканского совета профсоюзов (за исключением 47-й сессии) (1963 г.), когда руководителем был назначен заместитель министра иностранных дел БССР А. Е. Гуринович). Заместителем главы и одновременно правительственным делегатом в разные годы выступали заместитель министра иностранных дел П. Е. Астапенко (дважды), А. Е. Гуринович, заместитель заведующего административным отделом ЦК КПБ Г. Г. Чернущенко, заведующий протокольно-консульским отделом МИД БССР А. Д. Рассолько. Вторым делегатом от правительства были директор проектного института И. И. Левко, Г. Г. Чернущенко, А. Е. Гуринович, второй секретарь МИД В. И. Пешков. Делегатами от руководителей предприятий в Женеву направлялись директор тракторного завода Б. Г. Сивак (дважды), директор Минского завода автоматических линий А. П. Колошин, директор Минского станкостроительного завода Г. Н. Краснитский. Делегатом от трудящихся были И. Н. Макаров (при одновременном руководстве делегацией) и в 1962—1963 гг. — секретарь Белорусского республиканского совета профсоюзов А. П. Обухович [1, д. 424, л. 1—2; д. 447, л. 29; д. 471, л. 15; д. 497, л. 33; д. 522, л. 6].

При подготовке белорусской делегации к 44-й сессии Генеральной конференции МОТ были учтены соображения Представительства СССР при Отделении ООН в Женеве, составленные Постоянным представителем А. Чистяковым. В документе подчеркивалась необходимость использовать сессию прежде всего для мобилизации общественного мнения на борьбу за полную ликвидацию «холодной войны», всеобщее и полное разоружение, что позволило бы переключить огромные средства на удовлетворение насущных нужд трудящихся и расширить помощь экономически слаборазвитым странам [1, д. 424, л. 8—14]. Характеризуя работу сессии, отметим, что делегаты от руководителей социалистических предприятий были допущены к участию в комитетах в качестве полноправных членов, наравне с делегатами от предпринимателей. Отчитываясь на Коллегии МИД БССР в июне 1960 г. о работе белорусской делегации, ее глава И. Н. Макаров указал, что многие справки готовились неудовлетворительно, делегаты заранее не знали, в каких комитетах будут работать, состав делегации формировался достаточно поздно, в выступлениях не ставились проблемные вопросы, малочисленность делегации не позволяла вести кулуарную работу. Вместе с тем, белорусские представители подчеркнули более спокойную атмосферу сессии по сравнению с предыдущей и предложили добиваться, чтобы русский язык стал рабочим языком МОТ. Министр К. В. Киселев отметил важность соблюдения преемственности при формировании делегации, а также поддержания более тесной связи с Москвой: «тогда не будет внезапных решений о нашем членстве в комитетах» [1, д. 413, л. 103—105; д. 428, л. 17].

Между тем, специальный помощник Генерального директора МОТ и сотрудник Постоянного представительства СССР при Отделении ООН в Женеве П. Орлов направил письмо на имя первого заместителя министра иностранных дел СССР В. Кузнецова, в котором говорилось, что «настало время, когда мы должны пересмотреть наше отношение к МОТ и безотлагательно разработать новую линию, подкрепленную долговременной, перспективной программой нашей деятельности... Строить нашу работу по отношению к МОТ от конференции к конференции и от Административного совета к очередной сессии Административного совета означает по существу заниматься лишь текущей работой от случая к случаю, работой без перспективы. В настоящее время МОТ занимаются, по крайней мере, три советских ведомства и организации: МИД, Госкомитет СМ СССР по вопросам труда и зарплаты и ВЦСПС. Однако ни одно из этих ведомств и организаций не несет в полном объеме ответственность... Имеет место явная недооценка роли МОТ. Эта недооценка сложилась в силу ряда реакционных действий этой организации. В настоящее время необходимо решительно преодолеть такого рода недооценку и усилить деятельность...» [1, д. 424, л. 23—24].

В феврале 1961 г. на заседании Коллегии было отмечено, что группа по МОТ в составе П. Е. Астапенко и Б. Котлярова работала «не в полную меру»: не выдвигала инициативных предложений и не содействовала публикациям о республике в изданиях этой международной организации [1, д. 436, л. 38]. П. Е. Астапенко в марте того же года был послан в Варшаву, где состоялось совещание представителей социалистических стран — членов МОТ для предварительного обмена мнениями по вопросам подготовки к 45-й сессии Генеральной конференции [1, д. 447, л. 5].

В общей дискуссии по докладу Генерального директора «Трудовые соглашения» на 45-й сессии выступили все белорусские делегаты, которые на многочисленных конкретных примерах показали достижения республики в области трудовых соглашений, возможные, по их мнению, только в условиях социалистического строя. В русле советской идеологии делегация подвергла критике положения доклада, призывавшие к сотрудничеству между работниками, частными предпринимателями и государством, призвала МОТ принять активное участие в решении проблем разоружения и полной ликвидации колониализма и его последствий в области условий труда, материального положения и прав трудящихся. На выпады против Белорусской ССР в отношении того, что ее законодательство не соответствует Конвенции № 87 о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы, члены делегации ответили, что эти измышления основаны на его неправильном толковании. Делегацией было направлено письмо в адрес Международного бюро труда о представлении компетентным органам БССР конвенций и рекомендаций, принятых 44-й сессией организации [1, д. 453, л. 68—74].

12 июня 1961 г. Президиумом Верховного Совета Белорусской ССР были ратифицированы три конвенции МОТ: № 45 о применении труда женщин на подземных работах в шахтах любого рода (1935 г.), № 95 об охране заработной платы (1949 г.) и № 111 о дискриминации в области труда и занятий (1958 г.). Отметим, что Конвенция № 111 явилась первой из ратифицированных БССР конвенций, разработанных при участии советских представителей. Необходимую работу, связанную с ратификацией указанных документов и регистрацией ратификации в Международном бюро труда, а также представлением в МОТ докладов о применении уже ратифицированных конвенций, провел МИД Белорусской ССР [1, д. 453: л. 77; 2, с. 308—322].

Подводя на заседании Коллегии итоги работы белорусской делегации на 45-й сессии Генеральной конференции в 1961 г., И. Н. Макаров отметил, что она не вносила инициативных предложений из-за слабой подготовки, которая осуществлялась не в течение года, а за несколько месяцев, доклады по ратифицированным конвенциям направлялись в Женеву с опозданием, Белсовпроф задерживал материалы для составления МИД справок и докладов. К. В. Киселев указал на важность глубокого изучения трудового и социального законодательства капиталистических стран. Было принято решение об усилении оперативности связей с организацией, более широком привлечении других инстанций (министерств, ведомств и научно-исследовательских институтов республики) к подготовке материалов [1, д. 436, л. 69, 75].

Отражением амбиций белорусской дипломатии является письмо нового заместителя министра иностранных дел Белорусской ССР А. Е. Гуриновича (его предшественник П. Е. Астапенко был послан на работу в Нью-Йорк) на имя заведующего отделом международных экономических организаций МИД СССР П. М. Чернышева, отправленное в декабре 1961 г.: «В связи с предложением МБТ об участии граждан Белорусской ССР (совместно с гражданами УССР, РНР и ВНР) в конкурсе на замещение должности помощника члена Отдела социального обеспечения просим Вас поручить Советскому представительству при Европейском отделении ООН (возможно, тов.
А. П. Шельдову) заявить Секретариату МБТ, что Белорусская ССР отказывается от участия в конкурсах на замещение второстепенных должностей, в том числе должности помощника члена отдела социального обеспечения, до тех пор, пока нам не будут сделаны предложения о замещении более высоких должностей, как этого требовали представители БССР на конференциях МОТ» [1, д. 447, л. 33].

Уставная и процедурная практика организации закрепляла за западными странами господствующие позиции. Выборы Генерального директора по Уставу МОТ проводились не на Генеральной конференции, где были представлены все 102 страны-члена, а в Административном совете, членами которого являлись лишь 20 правительственных делегатов, а также по 10 делегатов от предпринимателей и трудящихся. При тогдашнем составе Административного совета социалистические страны имели в нем только два места члена (СССР и Румыния) и одно место заместителя члена с правом совещательного органа (Болгария). Африканские и азиатские страны были представлены четырьмя членами (Гана, Тунис, Индия, Цейлон). Все остальные места занимали представители Западной Европы, США и Латинской Америки. Запад обладал прочным большинством в правительственной группе Совета и полностью контролировал голоса групп предпринимателей и представителей профсоюзов. Советская делегация еще в 1957 г. в связи с очередным переизбранием Генерального директора Д. Морса (США) заявляла о несогласии с недемократической процедурой избрания руководителя организации и оговорила за собой право в дальнейшем вернуться к этому вопросу. Однако в последующие годы конкретных предложений по этому вопросу сделано не было. СССР выступал за то, чтобы отменить выборы Генерального директора на 151-й сессии Административного совета МОТ (март 1962 г.) и в июне на сессии Генеральной конференции обсудить возможность изменения процедуры. Это предложение было поддержано делегатами Румынии, Ганы, Болгарии и ОАР (последние два обладали совещательным голосом), однако перевыборы состоялись, причем на безальтернативной основе. Из 40 участников только СССР, Румыния и Гана голосовали против. Советский представитель А. Чистяков отметил ненормальность такого положения, когда из 12 специализированных учреждений ООН 10 возглавляется представителями западных стран, заявил о необходимости изменения Устава МОТ с тем, чтобы выборы ее руководителя происходили на Генеральной конференции с участием всех стран — членов организации. Представитель Туниса, не возражавший против кандидатуры Д. Морса, вместе с тем высказался в поддержку идеи такого изменения Устава МОТ [1, д. 471, л. 21—22].

Советский представитель на 148-й сессии Административного совета (март 1961 г.) заявил также о намерении своей делегации поднять вопрос о более широком изменении Устава МОТ с целью его демократизации, в частности достижения более полного представительства стран с различными социальными системами и стран различных географических районов во всех трех группах Административного совета. В Уставе МОТ не нашел отражения факт наличия в мире двух различных социально-экономических систем и не указывалась необходимость сотрудничества между ними в духе принципов мирного сосуществования. Об этой позиции были проинформированы белорусское и украинское внешнеполитические ведомства [1, д. 471, л. 21—31].

В совещании представителей социалистических стран — членов МОТ по подготовке к 46-й сессии Генеральной конференции, состоявшемся в Берлине в марте 1962 г., участвовал А. Гуринович [1, д. 471, л. 4]. Оно констатировало необходимость «в свете решений XXII съезда КПСС активнее использовать трибуну различных органов и основных направлений деятельности МОТ, прежде всего для мобилизации общественного мнения в поддержку внешнеполитических акций социалистических стран, направленных на упрочение мира и предотвращение войны, ликвидацию колониализма и его последствий, для пропаганды преимуществ и достижений социалистического строя, показа успехов в социальной области и в повышении материально-культурного уровня жизни народов социалистических стран, для расширения нашего влияния среди слаборазвитых стран» [1, д. 471, л. 9]. В этих целях предусматривалось: регулярное обсуждение на сессиях Генеральной конференции наиболее важных проблем, затрагивающих жизненные интересы трудящихся; более широкое использование периодических изданий; борьба за справедливое представительство стран социализма в Административном совете и Международном бюро труда; меры по укреплению позиций в слаборазвитых странах; усиление работы представителей профсоюзов социалистических стран в организации; улучшение координации деятельности [1, д. 471, л. 9—10].

Белорусские делегаты участвовали в семи (из десяти) комитетов 46-й сессии Генеральной конференции, семь раз выступили на пленарных заседаниях и восемь — на заседаниях комитетов [1, д. 459, л. 63]. Делегация работала в тесном контакте с делегацией СССР и под ее руководством. В ходе общей дискуссии по докладу Д. Морса от БССР выступили все делегаты. На многочисленных конкретных примерах они показали достижения страны в области социального обеспечения, особенно пожилых людей, а также возможности, которые предоставляет социалистическая система для повышения профессиональной квалификации и переквалификации, для трудоустройства пенсионеров и использования их опыта. Особо подчеркивались рост материального благосостояния людей и постоянная полная занятость трудоспособного населения [1, д. 480, л. 37—41].

Представители БССР подвергли критике руководство МОТ за то, что оно отстраняется от изучения экономических и социальных последствий разоружения, не способствует искоренению последствий колониализма в области условий жизни и труда, оставляет закрытыми двери организации для ряда социалистических государств (ГДР, КНР, КНДР, ДРВ), стремится сохранить преобладание в аппарате представителей западных стран. В выступлениях также указывалось, что в докладе Генерального директора не отмечена специфика социальных последствий технического прогресса в социалистических странах, а также обойдены вниманием многие причины низкого жизненного уровня в Азии, Африке и Латинской Америке [1, д. 480, л. 42—44]. Было принято решение, что взнос БССР в 1963 г. составит, как и прежде, 0,45 % бюджета ООН, т. е. 63 031 дол. [1, д. 480, л. 53]. Итоги 46-й сессии показали необходимость распространения советской социально-экономической литературы среди делегатов и расширения практики публикации статей белорусских авторов в периодических изданиях МОТ [1, д. 480, л. 53].

Анализируя девятый год членства республики в организации, члены Коллегии отмечали, что МОТ уделяется мало внимания, поскольку на ее счету «слишком много грязных дел», она «разъединяет и разлагает профсоюзное движение трудящихся западных стран и ведет подрывную деятельность в слаборазвитых странах Азии и Африки». Было признано целесообразным поставить вопрос об усилении работы и более тщательном изучении этой международной организации [1, д. 459, л. 60]. Отмечалась малочисленность делегации по сравнению с делегациями западных стран, недостаточный контакт с африканскими странами. По предложению министра А. Гуриновичу было поручено составить соответствующую докладную записку в ЦК КПБ [1, д. 459, л. 61].

Перед 47-й сессией МОТ состоялось совещание представителей социалистических стран в Праге (март 1963 г.), на котором БССР была представлена А. Е. Гуриновичем [1, д. 497, л. 1—2]. Первый секретарь Представительства СССР при Отделении ООН в Женеве, белорусский дипломат А. П. Шельдов направил К. В. Киселеву информацию о том, что на сессии впервые за послевоенный период предстоит серьезное обсуждение основных направлений в работе организации. Кроме того, состоятся очередные выборы в Административный совет с целью увеличения его состава с 40 до 48 членов, из них: по правительственной группе на 4 члена и по группам трудящихся и предпринимателей в каждой на 2 члена [1, д. 497, л. 4—12].

МИД Украинской ССР предложило белорусской и советской делегациям подвергнуть критике следующие положения доклада Генерального директора Д. Морса: расходы на оборону — стимул для развития национальной промышленности; отсутствие серьезных противоречий между Севером и Югом; конфликт между Западом и Востоком – одна из основных причин, мешающих нормальной работе МОТ; тесное сотрудничество Юга и Запада под эгидой МОТ; принцип свободы труда; статус делегатов профсоюзов, входящих во ВФП; свобода труда; классовый мир [1, д. 497, л. 15—26].

На предыдущей сессии в МОТ было введено правило, установившее вместо двух лишь одно выступление правительственных делегатов в дискуссии по докладу Генерального директора. Направление министра социального обеспечения Н. Авхимовича в качестве министра-визитера дало делегации право еще на одно выступление по главному и основному пункту повестки дня сессии [1, д. 497, л. 34—35].

Члены делегации Белорусской ССР участвовали в работе 6 (из 7) комитетов 47-й сессии Генеральной конференции. Было сделано 6 выступлений на пленарных заседаниях и 15 выступлений в комитетах [1, д. 486, л. 75—76]. Председателем комитета по гигиене в торговых предприятиях и учреждениях был избран А. Гуринович, что свидетельствовало об авторитете белорусского дипломата в этой организации [1, д. 505, л. 107]. Советские представители проявили понимание позиции и выразили сочувствие делегациям 36 африканских и арабских стран, оставившим сессию в знак протеста против расистской политики правительства Южной Африки [1, д. 486, л. 75].

Белорусские делегаты указывали на «игнорирование в деятельности МОТ важнейших проблем современности — обеспечения прочного мира, осуществления всеобщего и полного разоружения, полной ликвидации остатков колониализма и его последствий, на декларативный подход руководства организации к вопросам защиты свободы и прав трудящихся, борьбы с безработицей, дискриминацией и т. д. В выступлениях пропагандировались успехи и достижения коммунистического строительства, в частности, в области повышения материально-культурного уровня жизни трудящихся» [1, д. 505, л. 114].

Коллегия МИД Белорусской ССР в августе 1963 г. приняла решение в целях постоянного и глубокого изучения деятельности МОТ создать межведомственную группу, включив в нее работников МИД, Белсовпрофа, Академии наук, Госплана, обеспечивать качественную подготовку материалов для организации, в частности представлять в установленные сроки доклады о применении конвенций и рекомендаций, использовать периодические издания МОТ для публикаций различных материалов о республике, готовить резерв для направления на работу в Международном бюро труда [1, д. 486, л. 76].

В 1963 г. в Женеву после получения согласия секретаря ЦК КПБ П. М. Машерова были посланы четыре информационных материала о применении в БССР ратифицированных конвенций, а также о положении законодательства и практики республики по вопросам, охватываемым нератифицированными конвенциями. Кроме того, были направлены в порядке ответа на вопросники восемь информаций по проблемам, обсуждавшимся на сессиях Генеральной конференции [1, д. 505, л. 12]. Международное бюро труда получило доклады по вопросам, затрагиваемым в следующих ратифицированных Белорусской ССР конвенциях МОТ: № 10 о минимальном возрасте доуска детай на работу в сельском хозяйстве, № 16 об обязательном медицинском освидетельствовании детей и подростков, занятых на борту судов, № 29 о принудительном или обязательном труде, № 45 о применении труда женщин на подземных работах в шахтах любого рода, № 52 о ежегодных оплачиваемых отпусках, № 77 о медицинском освидетельствовании детей и подростков с целью выяснения их пригодности к труду в промышленности, № 79 об ограничении ночного труда детей и подростков на непрмышленных работах, № 87 о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы, № 90 о ночном труде подростков в промышленности, № 95 об охране заработной платы, № 98 о применении принципов права на объединение в профсоюзы и на ведение коллективных переговоров. Доклады по конвенциям № 45 и 95, вступившим в силу для БССР 4 августа 1962 г., были представлены впервые [1, д. 497, л. 45—65; 2, с. 308—311].

В сентябре—октябре 1963 г. Белорусская ССР получила одно место в стажерской группе по ознакомлению с работой Международного бюро труда, которое занял исполнявший обязанности первого секретаря МИД БССР В. Пешков после утверждения его кандидатуры ЦК КПБ и разрешения на выезд, полученного от ЦК КПСС [1, д. 497, л. 39]. Осенью 1963 г. в Швейцарию для участия в Подготовительной технической конференции по политике занятости, которую проводила МОТ, выезжала делегация во главе с Н. Авхимовичем (правительственный делегат). В нее вошли также директор Минского инструментального завода В. Пашенцев (делегат от руководителей предприятий), заведующий отделом охраны труда Белсовпрофа Г. Калинин (делегат от трудящихся) и третий секретарь МИД И. Рудник (советник правительственного делегата, генеральный секретарь делегации) [1, д. 497, л. 41]. В отчете о работе МИД Белорусской ССР за 1963 г. отмечалось, что «целесообразно и в дальнейшем выдвигать на обсуждение сессий МОТ вопросы политического характера, в том числе антиколониальные, ...шире разоблачать позицию лидеров реформистских профсоюзов западных стран, следующих в форватере империалистической политики... Необходимо настойчиво продолжать борьбу за устранение засилья западников в Международном бюро труда и за увеличение числа сотрудников Международного бюро труда из социалистических стран» [1, д. 505, л. 119].

В совещании представителей социалистических стран в Праге перед очередной сессией Генеральной конференции МОТ участвовал второй секретарь МИД В. Пешков [1, д. 522, л. 9]. В соответствии с достигнутой договоренностью делегаты «социалистического лагеря», в том числе БССР, на пленарных заседаниях 48-й сессии в июне 1964 г. требовали установить справедливое распределение руководящих постов в основных органах МОТ. Указывалось также на необходимость устранить факты дискриминационного характера, препятствующие участию представителей профсоюзов, входящих в ВФП, и директоров социалистических предприятий в Административном совете и других органах. Предлагалось создать специальный комитет для рассмотрения всех предложений по реорганизации деятельности МОТ и ее структуры. Существенное внимание было уделено также вовлечению организации в деятельность по сохранению прочного мира и осуществлению всеобщего и полного разоружения, в борьбу за скорейшую ликвидацию колониализма и его последствий, за реальное обеспечение прав трудящихся путем устранения безработицы и всех форм дискриминации в области труда. В выступлениях представителей СССР, БССР и УССР пропагандировались успехи Советского Союза в ходе коммунистического строительства, приводились данные о росте безработицы во многих капиталистических странах [1, д. 529, л. 252—253].

Делегация Белорусской ССР активно использовала имевшиеся возможности для включения в документы МОТ положений, способствующих защите интересов трудящихся и ликвидации последствий колониализма, реорганизации устаревшей структуры организации и активизации ее деятельности по сохранению мира и достижению прогресса в реализации идеи всеобщего и полного разоружения. Члены белорусской делегации участвовали в работе 11 из 12 комитетов конференции. В комитете по Декларации относительно апартеида представитель БССР внес поправку, которая была принята. В комитете по применению конвенций и рекомендаций в выступлениях белорусского делегата было указано на колониальное угнетение и лишение основных прав населения Анголы и Адена. Представители БССР выступали также в дискуссии по докладу комитета социального обеспечения, в общей дискуссии комитета по труду семейных женщин и в финансовом комитете. Полностью были использованы права делегатов на выступления в общей дискуссии по докладу Генерального директора. В выступлениях делегатов БССР по традиции пропагандировались социально-экономические достижения Белорусской ССР [1, д. 513, л. 67, 71].

В течение 1964 г. МИД БССР подготовил и направил в Международное бюро труда ряд информационных документов: доклады о применении в БССР ратифицированных конвенций МОТ, доклады о законодательстве и практике БССР в области охраны материнства, замечания БССР к проектам международных актов относительно использования труда подростков на подземных работах и условий труда женщин. В Женеву были направлены также ответы Белорусской ССР на вопросники о решении проблемы занятости и о роли кооперативов, заявка на участие БССР в двух отраслевых комитетах МОТ (по вопросам труда в машиностроительной промышленности и по вопросам труда в строительстве), специальное разъяснение о правах и функциях профсоюзов в отраслях промышленности БССР [1, д. 529, л. 255]. Вместе с тем, руководство МОТ «пошло на поводу у западных держав» и проигнорировало межрегиональный семинар ООН «Социальные аспекты индустриализации», который состоялся в Минске в августе 1964 г. [1, д. 522, л. 16; д. 554, л. 345]. П. М. Машеров одобрил доклад Белорусской ССР о применении в республике положений Конвенции МОТ № 95 об охране заработной платы. Составители учли содержание аналогичного доклада Союза ССР и согласовали документ с Юридической комиссией при Совмине БССР, а также с Белсовпрофом. Партийное руководство республики одобрило и ответы Белорусской ССР на вопросник, содержавшийся в докладе Международного бюро труда «Политика в области занятости: состояние проблемы в развивающихся странах». При составлении проекта были учтены ответы СССР на указанный вопросник и замечания, представленные Белсовпрофом и Институтом экономики Академии наук БССР [1, д. 522, л. 9—12].

В результате анализа деятельности белорусской делегации на сессии Коллегией МИД было решено обратить особое внимание на изучение положения трудящихся в колониях, подбирать материалы о фактах нарушения прав трудящихся и их профсоюзов в капиталистических странах. По-прежнему важной задачей руководство МИД считало увеличение числа сотрудников Международного бюро труда от социалистических стран, использование изданий МОТ для публикаций в них статей белорусских авторов, укрепление контактов с делегациями несоциалистических стран и распространение среди них литературы о Белорусской ССР [1, д. 529, л. 255]. В решении Коллегии было записано: «Считать одной из основных задач участия делегаций БССР в сессиях Международной конференции труда пропаганду социально-экономических достижений БССР, разъяснение миролюбивой советской внешней политики и борьбу за укрепление наших позиций в МОТ» [1, д. 513, л. 71].

По оценке белорусской дипломатии, вовлеченной в строительство коммунизма, к середине 1960-х гг. программа и содержание работы МОТ во многом не соответствовали насущным задачам, стоявшим в социально-экономической области. Особо подчеркивалась необходимость демократизации деятельности и структуры организации, повышения роли ежегодных генеральных конференций [1, д. 357, л. 344].

Отражением признания заслуг Белорусской ССР в МОТ стало избрание ее представителя А. Е. Гуриновича в 1965 г. на значимый пост правительственного заместителя председателя 49-й сессии Генеральной конференции, что имело место впервые за десятилетие участия республики в этой международной организации [1, д. 554, л. 343]. Впервые также удалось добиться предоставления двух постов в МОТ для граждан Беларуси. С 31 января 1965 г. в Международном бюро труда получил пост члена отдела А. Тюрин, работавший вторым секретарем МИД БССР, а в октябре 1965 г. был направлен в Бирму в качестве эксперта экономист В. Иванов [1, д. 554, л. 344, 357].

В первой половине 1960-х гг. основное внимание в работе МОТ уделялось оперативной деятельности, т. е. оказанию различных видов технической помощи государствам-членам. На нее расходовалось более 60 % средств организации, в основном для стран Азии, Африки и Латинской Америки. В 1954—1965 гг. участие СССР и других социалистических стран в программах технической помощи МОТ было весьма скромным. За указанный период на многочисленных проектах работало всего лишь 10 специалистов из СССР, до 5 — из Венгрии, Польши и Чехословакии. В 1964 г. из 784 экспертов на долю СССР, Болгарии, Кубы, Чехословакии, Венгрии, Югославии приходилось по одному и Польши — пять. Основной трудностью использования советских специалистов являлась их недостаточная языковая подготовка, а кандидатуры из других социалистических стран руководство МОТ отклоняло под предлогом отсутствия опыта работы на международных проектах. В социалистические страны направлялись единичные стипендиаты и стажеры МОТ из-за недостатка информации о возможностях обучения. Сдерживающим фактором являлась также стоимость подготовки одного стажера или стипендиата (она была в 1,5—2 раза выше стоимости аналогичного обучения в странах Западной Европы). Весьма ограничено было участие в техническом оснащении проектов МОТ: установленные в СССР сроки поставки оборудования за границу в течение почти двух лет крайне затрудняли положительное решение вопроса о его использовании. Несколько лучше обстояло дело с организацией и проведением в СССР ознакомительных поездок и семинаров МОТ. Однако и здесь требовалась большая инициатива по внесению предложений и более оперативное решение вопросов [1, д. 547, л. 36, 40—42]

К середине 1960-х гг. Белорусская ССР имела значительный потенциал для развития научно-технического сотрудничества в рамках МОТ, прежде всего с развивающимися странами. В значительной степени благодаря членству в организации руководство республики было в курсе международной политики и программ, направленных на улучшение условий труда и жизни, а также международных трудовых стандартов. Белорусская дипломатия в середине 1960-х гг. приобретала и накапливала опыт работы, а мир знакомился с условиями труда и жизни, стимулированием занятости, раскрытием потенциала рабочей силы, обеспечением социальной справедливости в советском понимании.

Литература

1. Архив Министерства иностранных дел Республики Беларусь. Фонд 907/3. Оп. 3.
2. Белорусская ССР в международных отношениях. Многосторонние международные договоры, конвенции и соглашения БССР (1960—1980 гг.). Минск: Беларусь, 1983.
3. Богатыренко, З. С. Международная организация труда: конвенции, документы, материалы / З. С. Богатыренко. М.: Дело и сервис, 2007.
4. Бородко, Н. П. Международная организация труда. Структура и деятельность / Н. П. Бородко, А. А. Греченков, Л. А. Киселева. М.: Изд-во деловой и учеб. лит., 2007.
5. Международная организация труда и права человека / авт.-сост. А. А. Войтик. Минск: Тесей, 2002.
6. Основные факты об Организации Объединенных Наций. М.: Весь мир, 2005.
7. Русакович, А. В. Международная организация труда и Беларусь: 50 лет взаимодействия / А. В. Русакович // Журн. междунар. права и междунар. отношений. 2006. № 4. С. 47—55.
8. Свилас, С. Ф. К вопросу о деятельности Белорусской ССР в Международной организации труда: итоги первого пятилетия / С. Ф. Свилас // Там же. 2008. № 4. С. 42—47.
9. Стаценко, В. Г. Беларусь в Международной организации труда: история и современные проблемы взаимодействия / В. Г. Стаценко. Витебск: ВГУ, 2007.

 
 
I Летняя школа по праву беженцев
Конкурс_научных_работ_2018
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев