Версия для печати

ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ 2013 — № 1


международное право — международное частное право

Баланс интересов как основа развития права интеллектуальной собственности

Елена Леанович

Автор:
Леанович Елена Борисовна  — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Бабкина Елена Васильевна — кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Шакель Надежда Валентиновна — кандидат юридических наук, помощник директора Научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь


Статья посвящена анализу современных тенденций изменения права интеллектуальной собственности. Автор раскрывает объективные причины этого процесса и указывает основные группы заинтересованных лиц, оказывающих на него непосредственное влияние. В статье изложены выводы о способах и механизмах обеспечения сбалансированного развития правового регулирования интеллектуальной собственности. 


Начиная с 2001 г. по инициативе Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) 26 апреля объявлено Международным днем интеллектуальной собственности (World Intellectual Property Day). Дата была выбрана, исходя из того, что 26 апреля 1970 г. вступила в силу Конвенция, учредившая ВОИС. Эта организация занимает центральное место в системе международного сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности и стремится привлечь к нему максимально широкий круг всех заинтересованных лиц.

Каждый год ВОИС предлагает новый девиз Международного дня интеллектуальной собственности. Основу девизов составляют понятия «творчество», «будущее», «инновации»:«Сегодня создается будущее» (2001 г.), «Содействие творчеству» (2002 г.), «Сделайте интеллектуальную собственность вашим делом» (2003 г.), «Поощряя творчество» (2004 г.), «Думать, представлять, создавать» (2005 г.), «Все начинается с идеи» (2006 г.), «Поощрение творчества» (2007 г.), «Инновации и содействие уважению к интеллектуальной собственности» (2008 г.), Зеленые инновации» (2009 г.), «Инновации — соединяя мир» (2010 г.), «Планируя будущее» (2011 г.), «Новаторы-провидцы» (2012 г.).

В первую очередь внимание уделяется новым и передовым технологиям, нацеленным на решение проблем, с которыми сталкивается человечество на современном этапе глобализации (замена традиционных источников энергии, охрана окружающей среды, борьба с голодом и неизлечимыми болезнями и т. п.). Правовыми формами охраны данных технологических достижений являются объекты интеллектуальной собственности — изобретения, сорта растений, полезные модели. Вместе с тем, через проведение мероприятий, посвященных Международному дню интеллектуальной собственности, ВОИС призывает обратить внимание на огромное стимулирующее воздействие, которое может оказать эффективная правовая охрана интеллектуальной собственности. В текущем, 2013 г., девиз Международного дня интеллектуальной собственности гласит: «Творчество. Новое поколение» («Creativity. The Next Generation») [20]. ВОИС призывает представить и оценить будущее лицо мира, включая информационное пространство, визуальные образы и иные проявления реальности, традиционно связываемые с правовой охраной произведений и объектов смежных прав.

В ходе Международного дня интеллектуальной собственности проходят тематические мероприятия не только и не столько для правообладателей и специалистов, т. е. лиц, которые хорошо разбираются в вопросах интеллектуальной собственности. Задача состоит в том, чтобы привлечь внимание широких кругов общества, интересующихся проблемой интеллектуальной собственности, и добиться между ними взаимопонимания. Во многом идея Международного дня интеллектуальной собственности зародилась в связи с обострением определенного противоречия в развитии права интеллектуальной собственности. На рубеже тысячелетий растущая зависимость общества от технологических достижений, развитие информационных технологий и Интернета обусловили рост обеспокоенности со стороны пользователей неуклонным повышением уровня охраны прав интеллектуальной собственности и расширением возможностей по защите этих прав со стороны правообладателей.

В иностранной научно-правовой литературе все большее распространение получает понятие «stakeholder». Перевести его можно как «заинтересованное лицо». В контексте анализа правового регулирования в области интеллектуальной собственности выделение интересов всех заинтересованных лиц (stakeholders)позволяет критиковать действующие и формулировать желательные правила.

Отличием иностранной доктрины является системный и комплексный подход в выделении всех заинтересованных лиц, изучении их интересов и предложении вариантов адекватного сбалансированного правового регулирования. Подробно изучены эти вопросы в монографии Г. Датфилда и У. Сатерсанена, которые обосновывают неизбежность изменения традиционных подходов и национального, и международного права интеллектуальной собственности под влиянием нового характера отношений, которые складываются в современном мире вокруг проблемы интеллектуальной собственности [15, p. 51].

В русскоязычной литературе научно-правовой анализ совершенствования правового регулирования в области интеллектуальной собственности сопровождается обращением не к интересам всех заинтересованных лиц, а к привычной двусторонней системе отношений «автор—правообладатель», «правообладатель—нарушитель» и т. д. При этом основной упор делается на экономическую отдачу от коммерческого использования интеллектуальной собственности, и в центре внимания находятся интересы правообладателя.

В работах, посвященных правовым механизмам защиты прав интеллектуальной собственности, подробный экономико-правовой анализ осуществляется исключительно на основе денежной оценки исследуемых явлений. Так, в своем диссертационном исследовании Л. В. Цитович формулирует выводы (предложения о размере взыскиваемой за нарушение прав интеллектуальной собственности компенсации, страховании возможных нарушений, самостоятельной оценке правообладателем объектов интеллектуальной собственности и др.), принимая во внимание только имущественные интересы правообладателя [см.: 12]. Автор делает вывод о целесообразности компенсации независимо от причинения убытков — за сам факт нарушения. Неумышленное же поведение нарушителя может только снизить размер компенсации. При этом не рассматривается система способов защиты прав интеллектуальной собственности и не задается вопрос об интересах общества в целом.

Даже в правовых работах общетеоретической направленности нет продвижения далее постулата о необходимости взвешенного подхода в развитии права интеллектуальной собственности. Так, А. Г. Ступников в своей диссертации четко обрисовал задачу соотнесения факторов, воздействующих на общественные отношения в сфере интеллектуальной творческой деятельности и реализации ее результатов, с правом интеллектуальной собственности. Однако в тезисах, вынесенных на защиту, нет конкретики — автор ограничился общими категориями, свойственными государственно-правовому механизму в любой области общественных отношений [см.: 11].

Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы на основе современной практики международной охраны интеллектуальной собственности выявить особые интересы всех заинтересованных лиц и на конкретных примерах показать возможные пути и направления сбалансированного развития права интеллектуальной собственности.

Дискуссии и события на фоне Международного дня интеллектуальной собственности позволяют сформулировать гипотезу — экономические соображения не могут быть единственным и главным ориентиром в развитии права интеллектуальной собственности. В основе права интеллектуальной собственности лежит идея стимулирования творчества. Это общий интерес, который объединяет всех заинтересованных лиц. Все частные интересы (получение прибыли от использования объекта интеллектуальной собственности, защита от незаконного использования, свободное использование и т. д.) должны сочетаться таким образом, чтобы содействовать прогрессу общества в целом.

С самого зарождения права интеллектуальной собственности было очевидно, что введение монополии в пользу одного лица должно осуществляться на основе баланса интересов творца и пользователя. Современный мир заставляет расширить количество заинтересованных сторон и, учитывая наличие особых, конкурирующих интересов, отнести к ним:

1) государство. На этой стороне и одно государство, и группы стран. Каждое государство обладает особыми интересами, отражающимися на национальной политике в области интеллектуальной собственности. Вместе с тем, для групп стран присущи одинаковые проблемы. В частности, есть страны, традиционно обвиняемые в широкой и бесконтрольной практике нарушения прав интеллектуальной собственности (Китай, Россия и др.), а есть страны, преимущественно экспортирующие интеллектуальный продукт (США, Япония, развитые страны — члены ЕС), и их интересы не всегда совпадают с интересами государств, которые по экономическим и другим объективным причинам больше потребляют, чем поставляют на мировой рынок интеллектуальных достижений (к данным странам относится и Республика Беларусь);

2) правообладателя. Его интерес состоит в том, чтобы получить максимальный экономический эффект от использования прав интеллектуальной собственности, которые он на тех или иных основаниях получил от автора. Стоимость объектов интеллектуальной собственности неуклонно растет. Однако технологический прогресс значительно облегчает создание контрафактных товаров без потери качества. В современном мире правообладателям все сложнее бороться с массовым незаконным использованием объектов интеллектуальной собственности. Так, технологии peer-to-peer и bit-torrent не просто значительно сокращают доходы правообладателей (звукозаписывающих компаний, кинопроизводителей и т. п.), но и ставят под вопрос сам факт их существования [7];

3) автора. Именно благодаря этому лицу — творцу появляется интеллектуальная собственность. Однако в современном мире автор уже не является ключевой фигурой, на защиту интересов которого нацелено правовое регулирование интеллектуальной собственности. В начале развития права интеллектуальной собственности разница интересов правообладателя и автора не была очевидной. Она обозначилась в последние десятилетия, когда реальное коммерческое использование объектов интеллектуальной собственности, обеспечивающее их ликвидность, невозможно без значительных инвестиций и организации творческого процесса со стороны правообладателей. В результате автор оказывается в значительной степени дистанцирован и от использования своего творения (произведения, изобретения и т. п.), и от творческого процесса;

4) пользователя. На этой стороне находятся все лица, которые в личных или коммерческих целях используют, потребляют, применяют результаты творческого труда, технологические достижения и все прочее, что может выступать в качестве объектов интеллектуальной собственности, в любой области, включая науку, технику, искусство и т. д. Таким образом они определены в статье 2(iv) Всеобщей декларации по интеллектуальной собственности от 26 июня 2000 г. [1]. Пользователями так или иначе являются все. Современный мир устроен таким образом, что каждый день любой человек многократно пользуется объектами интеллектуальной собственности.

Пользователи могут выступать в качестве правообладателей. Но далеко не все пользователи являются правообладателями. К выделенной группе «пользователи» отнесем только тех лиц, которым права интеллектуальной собственности не были переданы. Они могут использовать объекты интеллектуальной собственности либо на основе установленных в законе правил свободного доступа, либо незаконно. Глобальным противоречием современности является то, что аудитория незаконных пользователей чрезвычайно широка и они все громче заявляют о своих особых интересах в области интеллектуальной собственности. Практически любое самое простое электронное устройство (планшет, мобильный телефон и т. п.) нацелено на постоянное использование компьютерных программ, произведений и других объектов интеллектуальной собственности. Нарушение прав интеллектуальной собственности владельцами этих устройств зачастую происходит неосознанно. Причем эта практика стала настолько распространенной, что оспаривание возможности свободной загрузки рингтонов, книг, фильмов (соответственно музыкальных, литературных, аудиовизуальных произведений) и т. д. рассматривается обществом как посягательство на свободу информации и информационных обменов [8]. События 2012 г., связанные с процессом подписания и ратификации Антиконтрафактного соглашения (АКТА) при всей неоднозначности последнего показали, насколько значительны заблуждения пользователей о правилах правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности. Вместе с тем, ситуация вокруг АКТА свидетельствует, что пользователи стали оказывать очень большое влияние на процесс развития права интеллектуальной собственности.

АКТА появилось, благодаря усилиям развитых стран, которые терпят значительные экономические потери от широкой практики пиратства и контрафакта. Данное соглашение было подписано США, Японией, Канадой, Австралией, большинством стран — членов ЕС, а также рядом других государств. Во многих из них перспективы ратификации АКТА вызвали острые дискуссии и массовые протесты. В результате АКТА было ратифицировано только Японией. Европарламент же 4 июля 2012 г. абсолютным большинством проголосовал против ратификации АКТА (478 депутатов проголосовали против, 39 — за, 146 — воздержались) [2].

Согласно статье 40 АКТА, оно вступает в силу при наличии шести ратификаций [13]. Дальнейшая судьба АКТА пока не ясна. С одной стороны, оно подписано 31 государством и остается открытым для подписания до 1 мая 2013 г. Вопрос в отношении АКТА и ужесточения мер по борьбе с пиратством и контрафактом не снят с повестки дня развитых стран и, в первую очередь, США [14]. С другой стороны, провал соглашения в Европе показывает, что наиболее одиозные положения АКТА, например проверка коммерческих отправок и личного багажа сотрудниками таможни ex officio (т. е. по своему усмотрению без наличия заявления от правообладателя) и снятие с них ответственности за причиненный этими проверками ущерб, ввести в правовое поле интеллектуальной собственности не так-то просто.

Государства — инициаторы АКТА перенесут вопросы, обозначенные в соглашениии, в переговоры по либерализации международной торговли. При этом они будут опираться на уже довольно глубокое и развитое обсуждение проблемы интеллектуальной собственности в рамках ВТО, Транс-Тихоокеанского партнерства (ТПП). Выбор этих механизмов межгосударственного сотрудничества объясняется надеждой на то, что опять успешно сработает апробированная в Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) схема получения торговых преимуществ в обмен на повышение стандартов охраны и защиты прав интеллектуальной собственности.

ТПП является интересным примером того, как США проводят свою политику в области интеллектуальной собственности. В основе ТПП лежит многостороннее соглашение о создании зоны свободной торговли, в котором есть глава, посвященная интеллектуальной собственности. Переговорный процесс по этому соглашению продолжается. В 2013 г. состав его участников должен существенно расшириться. Потенциальные государства-участники высказывают опасения, что обязательства, касающиеся интеллектуальной собственности, в рамках ТПП окажутся намного значительнее, чем в рамках ВТО. Наибольшую обеспокоенность вызывают вопрос патентов на медикаменты и борьба с цифровым пиратством. Интересным явлением переговоров по ТПП является то, что наряду с традиционным конфликтом интересов развитых стран и стран, с проблемами экономического развития резко обозначились индивидуальные интересы всех стран, независимо от уровня их экономического развития. Поскольку доминирующую роль в повышении уровня охраны и ужесточения мер по защите прав интеллектуальной собственности играют США, другие участники переговоров высказывают этому государству претензии об отказе принимать во внимание их интересы, в частности:

  • Новая Зеландия в том, что охрана патентов на медикаменты не учитывает необходимость охраны генетических ресурсов — знаний и приемов лечения Маори;
  • Япония в том, что авторско-правовая охрана не в полной мере отвечает сложившейся практике создания японских мультфильмов «манга».

Таким образом, если в 1990-е гг. решение проблемы международной охраны интеллектуальной собственности в межгосударственных соглашениях строилось по принципу «дотягивания» уровня охраны и защиты прав интеллектуальной собственности в менее развитых в экономических плане стран до стандартов развитых странах, в частности США и стран — членов ЕС, то на сегодняшний день опыт этих стран для остального мира уже не является безоговорочным ориентиром.

В немалой степени партикуляризации национальной политики в области интеллектуальной собственности способствует выражение позиции общественности — пользователей, которая уже не ограничивается «неофициальными» площадками улиц, площадей, форумов и блогов в Интернете, а приобретает четкие формы, позволяющие вести диалог с властями.

Интересным примером такого явления стала Вашингтонская декларация об интеллектуальной собственности и общественном интересе (далее — Вашингтонская декларация) [19]. Этот документ был принят по итогам проведения Глобального конгресса, который впервые состоялся в 2011 г. В нем принятии участие 180 экспертов из 32 стран. В 2012 г. был проведен второй Глобальный конгресс и планируется проводить данное мероприятие ежегодно.

Глобальный конгресс организован рядом учебных заведений и международных организаций. Большую роль сыграли Вашингтонский колледж права Американского университета и Международный центр по торговле и устойчивому развитию в Женеве (международная некоммерческая неправительственная организация, созданная для диалога между различными представителями международного сообщества). Примечательно, что у конгресса был довольно внушительный список спонсоров, в частности в нем значится Google по исследованию международного развития (International Development Research Centre, Google Inc.). Именно широкие организационные, коммуникативные и финансовые возможности Интернета содействуют укреплению позиции пользователей в отношении развития правового регулирования в области интеллектуальной собственности.

В Вашингтонской декларации подчеркивается, что в последние 25 лет развитие права интеллектуальной собственности осуществлялось исключительно в интересах правообладателей. Инициаторами этого процесса стали развитые страны и международные организации. В результате появилось осознание этого явления и формирование к нему негативного отношения со стороны менее развитых стран и общественности. Авторы Вашингтонской декларации подчеркивают, что после заключения ТРИПС прошло уже достаточно много времени. Для большинства стран — членов ВТО прошли транзитные периоды, но повышение уровня охраны не сказалось на повышении творческой активности ни в этих странах, ни в мире в целом.

В Вашингтонской декларации признано первостепенное значение, которое имеет право интеллектуальной собственности для творчества, инновационного и культурного прогресса. Однако его развитие видится как общее дело, и Вашингтонская декларация предлагает определенные меры для этого. Во-первых, необходимо обеспечить прозрачность и гласность в разработке и принятии нормативных правовых актов. Широкое общественное обсуждение проектов международных соглашений и актов национального законодательства позволит избежать напряженности и недоверия общества к мерам, которые государства намерены предпринять для борьбы с незаконным использованием прав интеллектуальной собственности. Резко негативное отношение к АКТА во многом было обусловлено намеренно скрытым от общественности процессом разработки и принятия этого соглашения. Впоследствии уже ни предложение принять участие в дискуссии на разных уровнях, ни объяснения со стороны правительственных чиновников, ни положения самого соглашения о защите свободы информации, охраны личных данных и пр. не смогли вернуть доверие общества. После подписания АКТА диалог был уже невозможен.

Во-вторых, в Вашингтонской декларации четко обозначен приоритет интересов общества. Однако в силу того, что разработчиками этого документа являются пользователи, в нем явно присутствует первостепенное внимание к их нуждам: пользователи не должны ограничиваться в доступе к Интернет-ресурсам, дешевым медикаментам, учебным материалам и т. д. Нам представляется опасным перекос в ту или иную сторону. Как правообладатели, так и пользователи должны уравновесить свои интересы. Кроме того, пользователи в основном слабо знакомы как с правом интеллектуальной собственности, так и с юриспруденцией вообще. Поэтому многие их предложения и инициативы довольно нелепы и абсурдны.

Примером грубого вмешательства в профессиональную область юридической техники является проект Московской конвенции по авторскому праву [9]. В нем предлагается коренным образом изменить принципы современного авторского права и фактически вернуться к периоду его зарождения. Срок действия авторского права на произведение должен зависеть от формы произведения и быть существенно сокращен. К общественному достоянию предложено отнести произведения, не зарегистрированные для коммерческого использования.

Позиция пользователей должна быть услышана, но она не должна быть принята как таковая. При ее оценке также необходимо исходить из правила баланса. Требования пользователей должны быть соотнесены с интересами других заинтересованных сторон (stakeholders) и вписываться в действующую систему права. Пользователи, в первую очередь представители Интернет-сообщества, должны отказаться от заявлений об упразднении интеллектуальной собственности вообще и рассуждать об авторском праве и правилах охраны всех произведений, ориентируясь на специфику их цифрового использования и особого информационного характера отдельных видов произведений — компьютерных программ и баз данных.

Интернет является основным препятствием на пути развития права интеллектуальной собственности в пользу повышения стандартов охраны и ужесточения защиты. Сложившаяся экономическая система трансграничных информационных обменов в виртуальном пространстве изначально основана на максимально свободном использовании объектов интеллектуальной собственности. В итоге позиция пользователей, пусть и в меньшей степени, чем позиция правообладателей, но все же определяется соображениями финансового характера.

Материальные соображения — платить или не платить за использование объектов интеллектуальной собственности, а если платить, то сколько и т. п., не должны служить отправной точкой при обсуждении проблемы правового регулирования интеллектуальной собственности. В центре внимания должна быть творческая активность общества. Причем в последние годы особое внимание уделяется качеству продуктов творчества. В современном мире создать нечто совершенно новое практические невозможно. C 2007 г., по официальной позиции Европейской патентной организации (ЕПО), первостепенной задачей является повышение качества патентов и соответственно сокращение количества выдаваемых патентов на «слабые» изобретения путем ужесточения процедур поиска и экспертизы по патентным заявкам [18]. Проблема повышения качества патентов обсуждается также в рамках ВОИС и ЕС.

Современный мир перенасыщен информацией. В развитии права интеллектуальной собственности неизбежно должна произойти переоценка критериев установления правовой охраны. Предоставление монополии одному лицу, препятствующей свободному использованию информационного ресурса другими лицам, должна быть серьезно обоснована. Объем знаний общества постоянно увеличивается, следовательно должно расширяться пространство неохраняемых элементов во всех объектах интеллектуальной собственности: изобретениях, произведениях, товарных знаках и т. д. С технической точки зрения, современное общество не может обойтись без заимствований.Значит, с правовой точки зрения, они должны быть допустимы как через изначальное непредоставление охраны, так и посредством расширения случаев свободного использования для охраняемых объектов интеллектуальной собственности.

Иллюстрацией технической взаимосвязанности информационных обменов и технологий является дело Oracle v. Google, в котором были рассмотрены вопросы авторско-правовой и патентной охраны. В мае 2012 г. суд США (Северный округ Калифорнии) пришел к выводу, что Google не нарушила патенты Oracle, а структура Java API, используемая Google, не подлежит охране авторским правом [17]. В судебном решении довольно подробно изложены соображения о границах добросовестного использования программного обеспечения и его правовой охраны, на которые могут ориентироваться пользователи, создающие совместимые программы.

Обстоятельства дела сложились следующим образом. С 2005 г. Google безуспешно пыталась приобрести лицензии с целью модификации своей платформы на основе Java для мобильных устройств. Тогда Google решила создать свое программное обеспечение и самостоятельно воспроизвести все необходимые функции приложений Java API. Доля заимствования Google вылилась в использование описаний (заголовков) приложений Java API. При этом был применен собственный программный код. В ходе судебного разбирательства было установлено, что 97 % строк кода, написанных Google, отличались от соответствующего кода Oracle. Совпадения присутствовали только в 3 % случаях.

Суд счел, что Google напрямую не копировала приложения Java API, а всего лишь ориентировалась на ту же функциональность программы. Аргумент истца (Oracle) о том, что нарушение состоит в копировании структуры, последовательности и организации основного кода 37 приложений Java API, суд не принял. В пользу истца был использован принцип невозможности установления монополии на единственно возможный способ выражения.

Слишком упрощенным подходом было бы усматривать интерес общества в минимизации правовой охраны интеллектуальной собственности и уж тем более неверным является предположение о том, что понятие «интеллектуальная собственность» должно отмереть в будущем [10].

Интересным образом проявляется заинтересованность общества при формировании в праве интеллектуальной собственности нового института генетических ресурсов. Для обозначения этого явления используются разные термины: «genetic resources», «traditional knowledge», «traditional cultural expressions», под которыми понимаются знания, приемы, навыки, опыт и традиции, передающиеся из поколения в поколение. Их можно сопоставить с научными, литературными, художественными произведениями, исполнениями, изобретениями и другими объектами интеллектуальной собственности. Однако по традиционным исключениям в действующем праве интеллектуальной собственности на генетические ресурсы охрана не распространяется. В частности, не подлежат авторско-правовой охране произведения народного творчества (фольклор), авторы которых неизвестны (ст. 7.1 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах») [3].

В основном усилия по развитию правового регулирования охраны генетических ресурсов сосредоточены в рамках ВОИС. Особую обеспокоенность в этом вопросе выражают развивающиеся страны. С одной стороны, ставится задача не допустить обесценивание культурного наследия в результате возрастающей бесконтрольной и неограничиваемой коммерческой эксплуатации. С другой стороны, преследуется цель использования части прибыли от применения генетических ресурсов в интересах народа, который выступает в качестве правообладателя. От его имени в отношения с пользователями вступает правительство. В ВОИС вопросами интеллектуальной собственности применительно к генетическим ресурсам занимается специально созданный комитет — Intergovernmental Committee on Intellectual Property and Genetic Resources, Traditional Knowledge and Folklore. Усилиями этой организации был разработан проект, на основе которого может быть заключен новый международный договор. Этот вопрос будет обсуждаться в сентябре—октябре 2013 г. [16].

В настоящее время очевидно, что право интеллектуальной собственности будет коренным образом меняться. Сформировались устойчивые позиции различных заинтересованных сторон. Однако диалог между ними фактически отсутствует. Представляется, что в современных условиях его рамки целесообразно обозначить на международном, а не на национальном уровне. Идеально для этого подходит ВОИС, несущая всю полноту ответственности за организацию международного универсального сотрудничества по всему спектру проблем интеллектуальной собственности. Вместе с тем, каждое государство на данном этапе должно самостоятельно сделать для себя выводы, для чего, в первую очередь, необходимо совершенствовать национальную политику интеллектуальной собственности. С этой целью необходимо постоянно проводить работу по пересмотру и дополнению концепции и стратегии развития системы охраны и защиты интеллектуальной собственности. Отправной точкой для этого могут служить, в частности, постановления Совета Министров Республики Беларусь [4—6].

Литература

1. Всеобщая декларация по интеллектуальной собственности [Электронный ресурс] // Элементы: популярный сайт о фундаментальной науке. — Режим доступа: <http://elementy.ru/Library9/DeclWW.htm>. — Дата доступа: 14.02.2013.
2. Европарламент проголосовал против антипиратского соглашения ACTA [Электронный ресурс] / Lenta.ru. — 4 июля 2012 г. — Режим доступа: <http://lenta.ru/news/2012/07/04/noacta>. — Дата доступа: 04.07.2012.
3. Об авторском праве и смежных правах: Закон Респ. Беларусь от 17 мая 2011 г. № 262-З [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.
4. Об утверждении Государственной программы по охране интеллектуальной собственности на 2008—2010 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 21 нояб. 2007 г. № 1555 [Электронный ресурс] // Там же.
5. Об утверждении стратегии Республики Беларусь в сфере интеллектуальной собственности на 2012—2020 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 2 марта 2012 г., № 205 [Электронный ресурс] // Там же.
6. О Концепции развития системы охраны интеллектуальной собственности в Республике Беларусь на 2004—2005 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 26 апреля 2004 г. № 472 [Электронный ресурс] // Там же.
7. «Отец торрентов» обещает погубить традиционное телевещание [Электронный ресурс] // Newsland. — Режим доступа: <http://newsland.com/news/detail/id/889501>. — Дата доступа: 14.02.2013.
8. Пазюк, А. В. Свобода информации и защита интеллектуальной собственности в Интернет: тенденции международно-правового регулирования: докл. на VI Междунар. конф. «Право и Интернет» / А. В. Пазюк [Электронный ресурс] // Информация для всех. — Режим доступа: <http://www.ifap.ru/pi/06/r09.htm>. — Дата доступа: 14.02.2013.
9. Принципы Московской конвенции по авторскому праву [Электронный ресурс] // Ассоциация Интернет-издателей. — Режим доступа: <http://www.webpublishers.ru/?page_id=166>. — Дата доступа: 23.02.2013.
10. Современному праву нужны открытия [Электронный ресурс] // Фонд развития правовой культуры. — Режим доступа: <http://www.frpk.ru/press/pravo-kazhdogo/pravo-kazhdogo-no6-20/sovremennomu-pravu-nuzhny-otkrytija.html>. — Дата доступа: 04.03.2012.
11. Ступников, А. Г. Государственно-правовой механизм охраны права интеллектуальной собственности: вопросы теории: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01 / А. Г. Ступников; Акад. управления МВД РФ. — М., 2001. — 165 c.
12. Цитович, Л. В. Развитие гражданско-правовых механизмов защиты прав интеллектуальной собственности: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 / Л. В. Цитович; Рос. гос. ин-т интеллект. собственности. — М., 2007. — 185 с.
13. Anti-Counterfeiting Trade Agreement [Electronic resource] // Ministry of Foreign Affairs of Japan. — Mode of access: <http://www.mofa.go.jp/policy/economy/i_property/acta.html>. — Date of access: 14.02.2012.
14. Anti-Counterfeiting Trade Agreement [Electronic resource] // Office of the United States Trade Representative. — Mode of access: <http://www.ustr.gov/acta>. — Date of access: 16.02.2013.
15. Dutfield, G. Global Intellectual Property Law / G. Dutfield, U. Suthersanen. — Cheltenham: MPG Books Ltd, UK, 2008. — 364 p.
16. IGC 23 Update: Negotiators advance on text on intellectual property and genetic resources [Electronic resource] // WIPO. — Mode of access: <http://www.wipo.int/tk/en/news/2013/news_0004.html>. — Data of access: 02.03.2013.
17. Oracle America, Inc. v. Google Inc., 3:10-cv-03561, No. 1190 (N.D.Cal. May. 23, 2012) [Electronic resource] // Doceket Alarm. — Mode of access: <https://www.docketalarm.com/cases/California_Northern_District_Court/3--10-cv-03561/Oracle_America_Inc_v_Google_Inc/1190/>. — Data of access: 01.03.2013.
18. Raising the bar on patent quality. Annual report 2007 [Electronic resource] // European Patent Office. — Mode of access: <http://www.epo.org/about-us/annual-reports-statistics/annual-report/2007/focus.html>. — Date of access: 01.03.2013.
19. The Washington Declaration on Intellectual Property and Public Interest [Electronic resource] // Infojustice.org. — Mode of access: <http://infojustice.org/washington-declaration>. — Date of access: 15.02.2013.
20. World Intellectual Property Day — April 26, 2013 [Electronic resource] // WIPO. — Mode of access: <http://www.wipo.int/ip-outreach/en/ipday/2013>. — Date of access: 16.02.2013.

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев