Импорт новейшего оборудования для модернизации: внешнеэкономические аспекты государственного регулир Версия для печати

ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ 2013 — № 1


международные экономические отношения

Импорт новейшего оборудования для модернизации: внешнеэкономические аспекты государственного регулирования в Таможенном союзе

Сергей Юрик

Автор:
Юрик Сергей Владимирович — аспирант кафедры менеджмента экономического факультета Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Байнев Валерий Фёдорович — доктор экономических наук, профессор кафедры менеджмента экономического факультета Белорусского государственного университета
Турбан Галина Владимировна — кандидат экономических наук, доцент, заведующая кафедрой международного бизнеса факультета международных экономических отношений Белорусского государственного экономического университета


В статье рассматриваются внешнеэкономические аспекты государственного регулирования и стимулирования импорта новейшего оборудования на территорию Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России. С позиций практической реализации определены понятие новейшего технологического оборудования и способы его идентификации при импорте (на основе товарных кодов). Для стимулирования импорта новейшего технологического оборудования предложены введение нулевой ввозной пошлины и освобождение от НДС, а также конкретные меры упрощения таможенного администрирования. Сформулированы проблемы, связанные с идентификацией новейшего оборудования и контролем рисков при его импорте. Для их решения предложены направления совершенствования нормативно-правовой базы и разработка закона о трансфере новых технологий с учетом зарубежного опыта с целью максимального задействования международного трансфера новых технологий для качественной модернизации белорусской экономики.


С созданием Таможенного союза (ТС) трех стран России, Казахстана и Беларуси сложились все условия для начала процесса активного проникновения на общий рынок единого экономического пространства западных производителей новых товаров и услуг с современными технологиями их производства. Необходимость модернизации производства на основе новых технологий и оборудования остро ощущается в каждой из стран ТС. Например, уровень износа активной части основных фондов в Беларуси находится на отметке 60 % (по Министерству промышленности — приближается к 70 %), в то время как в развитых странах этот показатель редко превышает 20 % [15].

В составе современного технологического оборудования особое место занимает уникальное новейшее оборудование, воплощающее в своем составе защищенные объекты интеллектуальной собственности (ОИС) в виде патентов, лицензий, торговых марок и пр. Именно такое оборудование в наибольшей степени способно поддерживать международную конкурентоспособность производства и именно оно является мечтой любого растущего бизнеса, в том числе ориентированного на завоевание внешних рынков и рост экспорта.

Некоторые вопросы особенностей правового и таможенного регулирования ввоза оборудования рассматривались в ряде публикаций (см., например, коллективную монографию [1], где представлены исследования особенностей правового режима и таможенного регулирования международных сделок с интеллектуальной собственностью, а также публикации [3; 13], освещающие практические проблемы формирования таможенной стоимости товаров с интеллектуальной составляющей). Однако комплексное исследование внешнеэкономических аспектов импорта новейшего оборудования с ориентацией на разработку практических мер стимулирования ввоза новейшего оборудования до настоящего времени не проводилось.

Целью данной статьи является исследование внешнеторговых аспектов и особенностей государственного регулирования и стимулирования инновационного импорта товаров: от таможенного администрирования и тарифного регулирования до комплексной разработки практических мер государственной поддержки и стимулирования данного процесса на примере импорта новейшего технологического оборудования, необходимого для качественной модернизации производств в странах ТС.

Прежде всего, определим, что под новейшим мы понимаем оборудование, имеющее в своем составе защищенные объекты интеллектуальной собственности (патенты, лицензии, торговые марки и пр.), за использование которых в коммерческих целях необходимо платить лицензионные платежи [16].

1. О целевых принципах госрегулирования и стимулирования импорта новейшего оборудования. По нашему мнению, механизм госрегулирования и стимулирования импорта новейшего оборудования должен быть настроен таким образом, чтобы импортер при модернизации и/или создании нового производства был заинтересован в выборе именно новейших оборудования и технологий. При этом государственная поддержка выбора при помощи инструментов госрегулирования не должна запредельно увеличить стоимость новейшего импортного оборудования по сравнению с его морально устаревающими аналогами, не имеющими защищенных ОИС. Кроме того, административные процедуры сопровождения импорта новейшего оборудования с точки зрения рисков и времени реализации должны быть аналогичными и/или даже более приемлемыми для бизнеса во избежание создания дополнительных барьеров для инноваций. При этом в области внешнеторгового регулирования для обеспечения свободы торговли могут быть задействованы все допустимые инструменты — отсрочки платежей, освобождение и/или льготы при оплате пошлин и налогов для новейшего оборудования и т. п. Целесообразность такого задействования обусловлена тем, что предоставленные при ввозе преференции после запуска оборудования и начала производства вернутся в бюджет (и даже с лихвой) в виде налогов за дополнительно выпущенную и реализованную конкурентоспособную продукцию. Но для этого сначала новейшее оборудование надо купить и установить на производстве, чему государство должно всячески способствовать, чтобы выбор бизнеса был сделан в пользу инноваций.

Кроме того, важно помнить, что на пути инноваций не должны оставаться протекционистские барьеры, защищающие отечественных производителей от импорта однотипных товаров, что в настоящее время наблюдается в таможенном тарифе ТС. В случае с новейшим оборудованием ни о какой конкуренции с национальным оборудованием речи быть не может, так как на отечественном рынке ничего подобного еще просто не существует и, следовательно, конкурировать импорту здесь не с чем.

В то же время, если на пути новейшего оборудования протекционистские барьеры все-таки останутся, то автоматически будет реализовано так называемое «консервирование отсталости» производства, когда производители оборудования ТС просто будут продолжать «вариться в собственном соку», не имея практического доступа к воплощенным в новейшем оборудовании идеям извне, поскольку ввоз этого оборудования будет по существу заблокирован.

Таким образом, в случае устранения барьеров производители ТС хотя бы будут иметь возможность покупать новейшие образцы (по мировым ценам без отечественной надбавки — пошлина и НДС, размер которых может увеличивать стоимость товара на треть и выше) и творчески изучать их в деле, а потом внедрять нечто аналогичное у себя на производстве. Подобный компонент материальной базы творческого копирования наиболее широко задействован в Китае, и в этой области международного трансфера технологий нашим производителям и их коллегам по ТС есть чему поучиться.

Например, как отмечает российский профессор В. Иноземцев, открыв для себя западные технологии, китайцы реализовали стратегию инновационного копирования. Через 3—5 лет после появления в стране западных предприятий с новыми технологиями производства электронной техники, оборудования и автомобилей возникали китайские заводы, выпускавшие аналогичные товары. В результате в 2000—2002 гг. в КНР работало 9 западных автосборочных заводов, выпускавших 1,7 млн машин в год. К 2011 г. уже 13 таких заводов выпускали 2,1 млн машин, а китайские — 7,3 млн [2].

Для того чтобы приближаться к подобным результатам и задействовать при модернизации новейшие технологии, а затем их адаптацию и творческое копирование, должны быть устранены преграды на пути импорта новейшего оборудования как основного канала инновационного импорта для стран ТС.

2. Импорт новейшего оборудования: таможенно-тарифный аспект. Импорт новейшего оборудования может представлять собой самостоятельный этап покупки и/или входить в качестве начального этапа в комплексные схемы международного трансфера новых технологий, такие как формирование/расширение уставных фондов иностранных и совместных предприятий, а также франчайзинг и инновационный лизинг [16]. Но независимо от целей и бизнес-схем, как известно, при ввозе новейшего оборудования на таможенную территорию ТС на границе необходимо заплатить таможенные пошлины и НДС, базой начисления которых является таможенная стоимость товаров. Рассмотрим возникающие при этом проблемы.

2.1. Таможенная стоимость и таможенное декларирование. Согласно существующему законодательству, при ввозе новейшего оборудования его таможенная стоимость должна быть увеличена на стоимость лицензии и/или лицензионных платежей, которые в большинстве случаев не всегда известны заранее (например, если они зависят от будущих объемов производства и/или продаж). Отметим, что, согласно данным Всемирной таможенной организации, в законодательстве большинства западных стран стоимость исключительных прав на объекты интеллектуальной деятельности также включается в состав стоимости товара [1, с. 87].

Все это требует предварительной работы при определении таможенной стоимости для оплаты импортной пошлины с последующей тщательной проверкой таможенными органами ее обоснованности. Подобная тщательность обусловлена тем, что операции с неопределенной начальной таможенной стоимостью отнесены таможенными органами к группам риска, т. е. к тому типу сделок, которые могут приводить к недоплате и/или неуплате таможенных платежей, чем и объясняется повышенное внимание фискальных органов к участникам подобных проектов. При этом в нашем случае выявленное в результате несовпадение фактических и расчетных лицензионных платежей может быть квалифицировано как умышленное занижение таможенной стоимости товара путем представления недостоверных сведений, что создает достаточно высокий риск привлечения декларанта к ответственности вплоть до уголовной, чему есть немало примеров из действующей судебной практики [см., напр.: 1; 3].

По мнению специалистов, данную проблему можно было бы решить путем включения в Таможенный кодекс права импортера на подачу неполной таможенной декларации на условиях, которые действовали и действуют в настоящее время для экспортных деклараций, где срок уточнения данных и предоставления недостающих сведений не должен превышать 8 месяцев. Однако в Таможенном кодексе ТС, хотя и предусмотрена возможность подачи неполной таможенной декларации при импорте, но срок уточнения недостающих сведений в ней (в нашем случае — точный расчет лицензионных платежей) не должен превышать 45 дней [14, п. 6, ст. 193]. За такой срок решить проблему точного расчета лицензионных платежей (например, с учетом объемов производства продукции) достаточно проблематично, поскольку за это время выпуск продукции на ввезенном, как правило, сложнейшем оборудовании может быть еще даже не начат ввиду длительности процесса его установки, наладки и адаптации персонала. Таким образом, для устранения этого «узкого места» требуется нечто иное.

Интересен опыт решения подобных вопросов в Украине, где с 1 июня 2012 г. введен новый порядок включения суммы роялти и лицензионных платежей при определении таможенной стоимости [13]. В соответствие с данным порядком для товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, предусмотрена процедура неполного таможенного декларирования с возможностью уточнения данных таможенной декларации в течение 180 дней с даты выпуска товаров в свободный оборот. Кроме того, дополнительно определено, что если изменение заявленной суммы роялти происходит по истечении указанного срока, в соответствии со статьей 50 Налогового кодекса Украины [4] для импортера предусмотрена возможность исправления ошибок прошлых отчетных периодов в рамках декларации за последующий период. Ввиду того, что никто не застрахован от ошибок, особенно в новом направлении бизнеса, данное дополнение также целесообразно было бы учитывать в едином законодательстве ТС, и в первую очередь — для новейшего оборудования.

Кроме того, в плане реализации рисков следует учитывать, что в рамках процедуры неполного таможенного декларирования недобросовестными участниками ВЭД могут организовываться схемы оптимизации налогов ради получения отсрочки платежей путем занижения суммы таможенной стоимости, подлежащих уплате при пересечении границы (возможно, с последующей доплатой). Для недопущения подобных схем могут быть введены проценты на недоплаченную или переплаченную сумму таможенных платежей, что позволит компенсировать сторонам инфляционные потери как в случае их недоплаты, так и переплаты (пример реализации данного подхода также содержит ст. 50 Налогового кодекса Украины [4]).

Таким образом, по нашему мнению, для импорта новейшего оборудования как можно оперативнее должно быть законодательно задействовано неполное таможенное декларирование с продлением срока уточнения данных по лицензионным платежам, как минимум до уровня, действующего в настоящее время для экспорта (сейчас это срок до восьми месяцев). При этом целесообразно предусмотреть введение технических уточнений (например, корректировка данных должна осуществляться не позднее 30—45 дней после осуществления лицензионного платежа с учетом инфляции и т. п.). Кроме того, должна быть предусмотрена возможность исправления ошибок прошлых отчетных периодов в рамках налоговой декларации за последующий период, чтобы технические ошибки не квалифицировались как уклонение от уплаты налогов и в случае возникновения могли быть оперативно исправлены.

2.2. Таможенные пошлины. Проведенный нами анализ показал, что в отношении уплаты таможенных пошлин для новейшего технологического оборудования по сравнению с обычным его одноименным вариантом (без использования новейших технологий) никаких отдельных льгот законодательством стран ТС не предусмотрено.

Однако уже достаточно давно в практике ВЭД был успешно задействован так называемый Перечень кодов товаров, именуемых как технологическое оборудования (в дальнейшем — перечень). Данный перечень был определен Декретом Президента Республики Беларусь от 28 января 2008 г. № 1 «О стимулировании производства и реализации товаров (работ, услуг)» [12]. Согласно Декрету, для перечня технологического оборудования с кодами ТН ВЭД ТС 7309 00, 7311 00, 8402—8408, 8410—8431, 8433—8443, 8444 00, 8445—8448, 8449 00 000 0, 8450—8466, 8468, 8471—8475, 8477—8481, 8483, 8484, 8486, 8487, 8501, 8502, 8503 00, 8504—8508, 8514—8517, 8523, 8528—8531, 8535—8537, 8543, 8545, 8603, 8604 00 000 0, 8605 00 000, 8608 00 000, 9010—9013, 9015, 9016 00, 9022, 9023 00, 9024, 9026, 9027, 9030—9032 было предусмотрено освобождение от уплаты ввозных таможенных пошлин (правда, с ограничениями только для коммерческих организаций, действующих в сельской местности в населенных пунктах численностью не более 50 тыс. человек).

В целом, как показала практика, данный перечень зарекомендовал себя как достаточно удобный для идентификации технологического оборудования на основании кода ТН ВЭД, что было признано всеми экспертами и послужило поводом для последующего включения практически всех его позиций из Таможенного тарифа Республики Беларусь в единый Таможенный тариф ТС без ограничений для всех участников ВЭД ТС.

Отметим, что в настоящее время для стимулирования деятельности коммерческих организаций сельской местности действует Декрет Президента Республики Беларусь от 7 мая 2012 г. № 6 [11], который, расширив положения Декрета № 1, отменил его действие. В новом Декрете в явном виде нет перечня кодов технологического оборудования, поскольку данный перечень расширен за счет включения новых товарных позиций, которые не относятся к технологическому оборудования (например, товарные группы 87—89, 91, 92, 94, 95). Декретом № 6 для всех указанных в нем товарных позиций введена нулевая ставка импортной таможенной пошлины и НДС.

В дальнейшем мы будем использовать для идентификации новейшего технологического оборудования Перечень кодов товарных позиций в редакции Декрета № 1 [12].

О рисках «консервирования отсталости» в Едином таможенном тарифе ТС. В связи с тем, что по Перечню технологического оборудования применяется нулевая ставка ввозной пошлины, вопрос льгот, в том числе и для новейшего технологического оборудования, классифицируемого согласно кодам из указанного перечня, в настоящее время не стоит так остро. Однако остаются вопросы по поводу льгот для новейшего оборудования, не вошедшего в данный перечень, т. е. по товарным позициям, изъятым из товарных групп 84—86 и 90, по которым классифицируется практически все виды технологического оборудования. Например, такая отрасль промышленности, для оборудования которой традиционно сохраняется ставка ввозной таможенной пошлины на уровне 10 %, — это металлообработка (в основном это металлорежущее оборудование). Это объясняется необходимостью защиты интересов значительного количества станкостроительных предприятий Беларуси и России. Данная мера защиты национальных производителей понятна, ибо здесь ставится барьер на пути однотипного импортного оборудования, которое конкурирует с отечественными образцами (например, с более дешевыми китайскими станками, оперативно скопированными с отечественных станков).

Однако, по оценкам экспертов, парк металлообрабатывающего оборудования в странах ТС нуждается в серьезном и скорейшем обновлении, а российские и белорусские станкостроители не могут на сегодняшний день по многим позициям достойно конкурировать с ведущими мировыми производителями (из Италии, Германии, Южной Кореи, Китая и Японии). Кроме того, они также не способны покрыть потребности рынка ТС за счет собственного производства отнюдь не новейшего оборудования, что обусловливает необходимость импортных закупок (и это оборудование может быть как новейшим, так и наоборот).

В связи с этим, по нашему мнению, при ввозе новейшего технологического оборудования для модернизации производства в целом должна быть предусмотрена нулевая ставка таможенной пошлины по всем позициям технологического оборудования товарных групп 84—86 и 90 без протекционистских изъятий (возможно, с дополнительным изучением возможностей расширения этого списка). Это позволит уйти от принципа «консервирования отсталости» из-за сохранения протекционистских таможенных пошлин и будет содействовать модернизации производства на основе новейшего оборудования. Кроме того, что немаловажно, появится возможность развития конкуренции отечественного и новейшего импортного оборудования, когда отечественные производители и их коллеги из ТС получат возможность изучить принципы действия новых технологий с перспективой их творческой адаптации и внедрения на собственном производстве.

2.3. Налог на добавленную стоимость. При импорте оборудования необходимо также заплатить и НДС (установление ставок, изменение порядка и сроков уплаты НДС отнесено к компетенции национального законодательства стран — участниц ТС). Анализ законодательства стран ТС показывает, что по уровню налогообложения на сегодняшний день несколько предпочтительнее представляются позиции субъектов хозяйствования Казахстана. Это объясняется тем, что ставки ввозных таможенных пошлин едины для всех стран — участниц ТС, а ставка НДС в Казахстане составляет в настоящее время 12 %, в то время как в России — 18, а в Беларуси — 20 %.

Проведенный анализ показал, что никаких отдельных льгот относительно уплаты НДС при ввозе новейшего оборудования ни в одной стране ТС не предусмотрено. Однако для технологического оборудования и его запасных частей в соответствии с Декретом Президента от 13 июня 2001 г. № 16 [9] предоставляется рассрочка уплаты НДС сроком на 12 месяцев без взимания процентов и обеспечения. Кроме того, в целом для технологического оборудования в каждой из стран можно в дальнейшем получить освобождение от НДС (или его части) путем вычета, но первоначально надо заплатить все пошлины и налоги, что требует привлечения немалых финансовых средств, которых в начале проекта, как правило, не хватает. Поэтому при ввозе новейшего оборудования считаем целесообразным наряду с нулевыми ввозными пошлинами предусмотреть полное освобождение от уплаты НДС.

3. О дополнительных направлениях совершенствования госрегулирования. По нашему мнению, при импорте новейшего оборудования господдержка не должна ограничиваться только сферой таможенных льгот и упрощения таможенного администрирования. Государственное стимулирование также может быть дополнено, например, комплексными налоговыми мерами, в том числе с использованием мирового опыта [5, гл. 3], такими как предоставление отсрочек по уплате налогов, налоговых льгот, льгот по налогу на прибыль, а также других видов налогового стимулирования. Кроме того, наряду с перечисленными должны быть задействованы меры финансового стимулирования (например, путем предоставления доступа к льготному банковскому кредитованию), чтобы еще больше увеличить заинтересованность бизнеса в импорте новейшего оборудования для модернизации производства.

В заключение отметим, что качественная господдержка модернизации производства на основе новейшего оборудования должна быть основана на режиме свободной торговли (полное освобождение от ввозных пошлин и НДС в сфере внешнеторгового регулирования), что потребует организации и проведения достаточно четкой идентификации новейшего оборудования на нормативно-правовом и методическом уровне. Для обоснованного предоставления столь впечатляющих преференций для новейшего импортного технологического оборудования, претендующего на государственные льготы, должны быть предусмотрены процедуры не только обязательной регистрации лицензионных договоров, но и проведения государственной экспертизы степени новизны ОИС и общей оценки их стоимости (в случае зачисления в уставный фонд совместного предприятия), а также экономической обоснованности платежей за ОИС в рамках лицензионного договора, входящего в состав декларируемого новейшего технологического оборудования. Это позволит минимизировать риски, связанные с ввозом устаревшего (технологически недостаточно нового) оборудования под видом новейшего, риски оттока капитала при необоснованно завышенных выплатах лицензионных платежей, завышения стоимости технологии и соответственно увеличения доли иностранного инвестора в уставном капитале и др. В настоящее время данные экономические аспекты государственного контроля и регулирования в полном объеме остаются незадействованными. Все это обусловливает необходимость разработки нормативно-правовой базы и соответствующих методик на основе тщательного комплексного изучения специалистами разных направлений (экономистами, юристами, специалистами по интеллектуальной собственности, статистике и др.) практического опыта регулирования международного трансфера новых технологий в зарубежных странах, в том числе в переходных экономиках, чтобы способствовать расширению присутствия новых технологий для качественной модернизации белорусской экономики.

Отметим, что в настоящее время в Беларуси регистрация лицензионных договоров уже осуществляется Национальным центром интеллектуальной собственности в соответствии с постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 21 марта 2009 г. № 346 «О регистрации лицензионных договоров, договоров уступки прав на объекты права промышленной собственности, договоров о залоге имещественных прав, удостоверяемых свидетельством на товарный знак, знак обслуживания, и договоров комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинга)» [10]. Однако, как следует из Инструкции по порядку регистрации, условия лицензионного договора, относящиеся «к правильности расчетов цен договора, порядку и условиям расчета между сторонами», в данном случае не проверяются [6]. В связи с этим следует обратить внимание на денежные операции в рамках инновационного импорта, которые в условиях неопределенной правовой среды вполне успешно можно использовать для «оптимизации налогообложения» и организации оттока капитала из страны.

В процессе разработки нормативно-правовой базы, прежде всего, будет полезен опыт Украины, где Закон о госрегулировании трансфера технологий был принят в 2006 г. [8], а в 2012 г. с учетом предложений и дополнений заинтересованных сторон вышла его новая редакция [7], что свидетельствует о широкой востребованности данного Закона украинским бизнесом.

На основе проведенного анализа можно сделать общий вывод, что в случае импорта новейшего оборудования на сегодняшний день меры государственной поддержки в полном объеме остаются незадействованными. В настоящее время с учетом вышеперечисленных проблем при необходимости закупки импортного оборудования трудно даже представить, что выбор бизнеса будет сделан в пользу новейшего оборудования и инноваций — пока это и очень дорого, и очень рискованно. Здесь на государственном уровне необходима разработка дополнительных мер стимулирования ввоза новейшего оборудования за счет освобождения от ввозных пошлин и платежей НДС и переноса тяжести налогообложения на готовую продукцию, которая впоследствии будет выпускаться при помощи этого оборудования. Ведь сегодня платежи в бюджет могут увеличивать стоимость новейшего оборудования для белорусского бизнеса от 20 % (НДС) и выше (плюс ввозная таможенная пошлина от 5 до 20 %), что достаточно серьезно сдерживает модернизацию сферы производства товаров и оказания услуг с использованием инноваций мирового уровня.

Прежде всего, необходимо введение в хозяйственную практику ВЭД понятия «новейшее оборудование» с разработкой соответствующей нормативно-правовой базы и методического обеспечения, где должны быть
предусмотрены наряду с обязательной регистрацией также и проведение государственной экспертизы степени новизны ОИС в составе новейшего оборудования и общей оценки их стоимости, а также экономической обоснованности платежей в рамках лицензионных договоров.

В настоящее время, несмотря на отсутствие многих нормативных правовых документов, в отношении импорта новейшего технологического оборудования для модернизации производства можно реализовать комплекс мер госрегулирования и стимулирования, воспользовавшись тем, что в практике ВЭД ТС уже определено и широко используется понятие технологического оборудования на основе соответствующего Перечня кодов ТН ВЭД, для которого в рамках Таможенного тарифа ТС введена нулевая ввозная пошлина. Проведенный анализ показывает, что для новейшего технологического оборудования данный Перечень необходимо расширить за счет устранения протекционистских изъятий, включив в него все товарные позиции товарных групп 84—86 и 90; в рамках нового перечня ввести нулевую ввозную пошлину и полное освобождение от НДС для новейшего технологического оборудования. В отношении процедур таможенного администрирования при оформлении таможенной декларации для импорта новейшего технологического оборудования необходимо предоставить возможность неполного таможенного декларирования с увеличением сроков уточнения данных и платежей до 8 месяцев (как для экспортных операций), а также предусмотреть возможность исправления ошибок прошлых периодов по истечении этого срока.

В целом, по нашему мнению, уже сегодня совместные усилия специалистов (экономистов, юристов, специалистов по интеллектуальной собственности) органов госуправления (прежде всего, Министерства юстиции, Государственного комитета по науке и технологиям, Национального центра интеллектуальной собственности, Министерства экономики, Национального банка, Министерства иностранных дел, Государственного таможенного комитета и др.), бизнес-союзов и научного сообщества необходимо направить на комплексное исследование проблем международного трансфера новых технологий в Республике Беларусь с учетом мирового опыта и разработку закона о госрегулировании трансфера технологий, который позволил бы объединить действующие нормативные правовые акты и разработать недостающие в целях качественной модернизации экономики Беларуси с помощью эффективных мер государственного регулирования.

Литература

1. Золотарева, А. Правовое регулирование международных сделок с интеллектуальной собственностью / А. Золотарева, А. Киреева, С. Шаталов. — М.: ИЭПП, 2010. — 108 с.
2. Иноземцев, В. Modernizatsya.ru: учиться у Китая / В. Иноземцев // Ведомости. — 2009. — 19 окт.
3. Ионычева, В. Н. Включение лицензионных платежей в таможенную стоимость — рекомендации и судебная практика / В. Н. Ионычева [Электронный ресурс] // Таможня.ру — таможенный портал. — Режим доступа: <http://www.tamognia.ru/people/articles/detail.php?ID=1552366>. — Дата доступа: 10.04.2013.
4. Налоговый кодекс Украины. Статья 50 [Электронный ресурс] // Информационно-правовой портал Мeget. — Режим доступа: <http://meget.kiev.ua/kodeks/nalogoviy-kodeks/statya-50/>. — Дата доступа: 10.04.2013.
5. Налоговое стимулирование инновационных процессов / Н. И. Иванова [и др.]; отв. ред. Н. И. Иванова. — М.: ИМЭМО РАН, 2009. — 160 с.
6. Об утверждении Инструкции о порядке регистрации лицензионных договоров, договоров уступки прав на объекты права промышленной собственности и договоров комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинга): постановление Гос. комитета по науке и технологиям Респ. Беларусь от 15 апр. 2009 г. № 6 [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2013.
7. О внесении изменений в Закон Украины «О государственном регулировании деятельности в сфере трансфера технологий»: Закон Украины от 2 окт. 2012 г. № 5407-VI [Электронный ресурс] // База данных «Законодательство стран СНГ». — Режим доступа: <http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=55703#page-bottom>. — Дата доступа: 10.04.2013.
8. О государственном регулировании деятельности в сфере трансфера технологий: Закон Украины от 14 сент. 2006 г. № 143-V [Электронный ресурс] // Международный центр научной и технической информации. — Режим доступа: <http://www.icsti.su/uploaded/201102/leg_rus/state_regulation.pdf>. — Дата доступа: 10.04.2013.
9. О предоставлении рассрочки уплаты налога на добавленную стоимость при ввозе на территорию Республики Беларусь технологического оборудования и запасных частей к нему: Декрет Президента Респ. Беларусь от 13 июня 2001 г. № 16 [Электронный ресурс] // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=PD0100016&p2={NRPA}>. — Дата доступа: 10.04.2013.
10. О регистрации лицензионных договоров, договоров уступки прав на объекты права промышленной собственности, договоров о залоге имущественных прав, удостоверяемых свидетельством на товарный знак, знак обслуживания, и договоров комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинга): постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 21 марта 2009 г. № 346 [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2013.
11. О стимулировании предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности: Декрет Президента Респ. Беларусь от 07.05.2012 г. № 6 [Электронный ресурс] // Там же.
12. О стимулировании производства и реализации товаров (работ, услуг): Декрет Президента Респ. Беларусь от 28 янв. 2008 г. № 1 [Электронный ресурс] // Там же.
13. Порядок включения суммы роялти и других лицензионных платежей в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за оцениваемые товары, при определении их таможенной стоимости [Электронный ресурс] // Бухгалтерия: право, налоги, онсультации. — Режим доступа: <http://www.buhgalteria.com.ua/Hit.html?id=2927>. — Дата доступа: 10.04.2013.
14. Таможенный кодекс Таможенного союза [Электронный ресурс] // Евразийская экономическая комиссия. — Режим доступа: <http://www.tsouz.ru/Docs/Kodeks3/Pages/default.aspx>. — Дата доступа: 10.04.2013.
15. Хмурович, Л. В. Инновации как фактор повышения международной конкурентоспособности Беларуси / Л. В. Хмурович // Управление в социальных и экономических системах: материалы ХХ Междунар. науч.-практ. конф., г. Минск, 20 мая 2011 г.; редкол.: Н. В. Суша [и др.] / Минск. ин-т управления. — Минск: Изд-во МИУ, 2011. — С. 36—38.
16. Юрик, С. В. Международный трансфер новых технологий — практическая реализация и проблемы госрегулирования [Электронный ресурс] // Ломоносов: молодежный научный портал. — Режим доступа: <http://lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2012/1741/14563_c299.pdf>. — Дата доступа: 10.04.2013.

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев