Версия для печати

Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 — № 2


международные отношения

БРЕСТСКИЙ МИР 1918 г. И БЕЛАРУСЬ

Александр Тихомиров

Тихомиров Александр Валентинович — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела национальных и международных отношений Института истории НАН Беларуси

Брестский мир 1918 г. стал одним из наиболее значительных событий в истории Европы, России и Беларуси. В августе 1914 г., начиная военную кампанию против России и Франции, руководство Германии считало, что она будет непродолжительной. Однако вместо быстрой победы Германия получила затяжную войну на два фронта. В ноябре 1914 г. в ставке кайзера Вильгельма II прошло совещание, участники которого пришли к выводу о том, что победа возможна лишь при условии заключения сепаратного мира с Россией. На протяжении 1915 и 1916 гг. Германия прилагала значительные усилия в военной и дипломатической сферах, добиваясь достижения поставленной цели. Однако правительство Российской империи отклоняло мирные предложения, сохраняя приверженность договоренности с руководителями Великобритании и Франции (вместе с Россией они образовали военно-политический союз, вошедший в историю под названием "Антанта") о незаключении сепаратного мира (соответствующее соглашение было подписано 5 сентября 1914 г.). Положение стран Четверного союза (Германии, Австро-Венгрии, Болгарии, Османской империи) ухудшалось. В связи с этим было решено активизировать деятельность германских спецслужб, которые должны были вывести Россию из войны посредством разложения ее тыла. Особое внимание уделялось при этом работе с партиями и движениями, оппозиционно настроенными в отношении царского правительства. Одной из таких партий была РСДРП(б), руководство которой с самого начала войны последовательно выступало под лозунгом "поражения собственного правительства".

Падение российского самодержавия в результате Февральской революции 1917 г. подорвало основы, на которых держалась Российская империя на протяжении нескольких столетий. Революционное движение перерастало в безвластие. Русская армия разлагалась, проявляя неспособность к ведению боевых действий. Российское общество ощущало усталость от войны, которая не приносила желанной и скорой победы. Требование неотложного "справедливого" мира стало одним из основных требований, которые выдвигали российские граждане на протяжении 1917 г.

Практическая реализация курса на выход России из войны началась после прихода большевиков к власти. 8 ноября 1917 г. II Всероссийский съезд Советов принял Декрет о мире, составленный В. И. Лениным. Осудив империалистическую войну как наиболее серьезное преступление против человечества, советское правительство предлагало всем воюющим народам и их правительствам заключить перемирие и начать переговоры о справедливом, демократическом мире без аннексий и контрибуций. В Декрете содержался призыв к рабочим Англии, Франции и Германии "активно вмешаться в решение вопросов войны и мира, добиться освобождения человечества от ужасов войны и ее последствий". 20 ноября 1917 г. Совет Народных Комиссаров России распорядился прекратить боевые действия и начать мирные переговоры. 21 ноября российский нарком по иностранным делам Л. Троцкий направил послам стран Антанты дипломатические ноты с предложением о "неотложном прекращении боевых действий на всех фронтах и неотложном начале мирных переговоров". Государства Антанты решили не отвечать на советские мирные предложения. Немецкое правительство 27 ноября 1917 г. согласилось начать мирные переговоры. В тот же день советское правительство направило ноту правительствам Франции, Великобритании, Италии, Бельгии, Сербии, Румынии, Японии, США и Китая с уведомлением о желании России начать мирные переговоры с Германией 1 декабря и предложением присоединиться к ним. "Если союзные народы не пришлют своих представителей, мы будем вести переговоры с немцами самостоятельно. Но если буржуазия союзных стран вынудит нас заключить сепаратный мир, ответственность падет целиком на нее", — отмечалось в послании. Однако новое обращение также осталось без ответа.

3 декабря 1917 г. в Брест-Литовске, где размещалась Ставка верховного командования немецкими войсками на Восточном фронте (место переговоров было предложено Германией), начались переговоры о перемирии, завершившиеся 15 декабря подписанием договора о перемирии на 28 дней. 22 декабря в офицерском собрании Брестской крепости начались переговоры о мире, в которых советская сторона после неудачной попытки привлечь к мирным переговорам государства Антанты была вынуждена участвовать самостоятельно. В состав советской делегации на переговорах входили А. Иоффе (председатель делегации), Л. Б. Каменев и Г. Я. Сокольников, представлявшие РСДРП(б), а также А. Биценко и С. Масловский-Мстиславский, представлявшие партию левых эсеров. Германскую сторону на переговорах представляли статс-секретарь по иностранным делам Р. фон Кюльман и генерал М. Гофман, австрийскую — министр иностранных дел О. Чернин, турецкую — великий визирь М. Талаат-паша, болгарскую — министр юстиции Д. Попов.

Мирные переговоры проходили в условиях усилившегося стремления народов бывшей Российской империи к самостоятельному существованию. К концу 1917 г. желание отделиться от России либо получить автономию в ее составе высказали финны, украинцы, татары, литовцы, латыши, эстонцы, башкиры, народы Кавказа, Сибири, Средней Азии. Не были исключением и белорусы. С весны 1917 г. организации, стремившиеся к национальному возрождению белорусского народа, активизировали свою деятельность в пределах бывшей империи. Позиция белорусов обусловливалась тяжелым положением их родины, территория которой с осени 1915 г. стала одним из основных театров мировой войны (линия фронта проходила по пунктам Двинск — Поставы — Барановичи — Пинск). Свыше 1 млн жителей Беларуси покинули родные места и переселились в разные регионы России, практически не получая помощи со стороны российского правительства.

До конца 1917 г. белорусские национальные организации не выступали за отделение от России, отдавая предпочтение идее широкой автономии в ее составе, которая должна была объединить все земли, где, по данным российских этнографов конца XIX—начала ХХ в., проживали белорусы (преимущественно территорию Виленской, Витебской, Гродненской, Минской, Могилевской, часть Смоленской и Черниговской губерний). Кроме того, белорусы добивались свободного развития национального образования и культуры, создания собственной армии, "белорусизации" администрации, автокефалии местной православной церкви. Они поддерживали идею "войны до победы", исходя из того, что лишь таким образом можно добиться объединения всех земель.

Правительство Советской России декларировало приверженность принципу самоопределения народов, закрепив его в Декрете о мире и Декларации прав народов России, принятой 15 ноября 1917 г. (в Декларации провозглашались равенство и суверенность народов России, их право на свободное самоопределение вплоть до отделения и создания самостоятельного государства, отмену всех национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп на территории России). Вместе с тем, провозгласив право народов России на самостоятельное развитие, руководство Советской России отнюдь не абсолютизировало данный принцип, поскольку его реальное воплощение в жизнь могло привести к территориальному расчленению российского государства. С конца 1917 г. стремление народов к самостоятельности стало рассматриваться с позиций "самоопределения трудящихся". Такой подход делал советскую национальную политику более гибкой, позволяя совершать акты признания независимости новых государств исходя из политической конъюнктуры.

В декабре 1917 г. правительство Советской России разрешило провести съезд представителям Белорусского областного комитета — организации, созданной в конце октября 1917 г. правыми социалистами, выходцами из Беларуси, при Всероссийском съезде крестьянских депутатов, обусловив согласие признанием белорусами советской власти. Белорусский областной комитет привлек к организации съезда прочие белорусские организации. В результате съезд, который фактически открылся в Минске 14 декабря 1917 г., был достаточно представительным. В числе прочих вопросов делегаты съезда затронули вопрос о присутствии белорусов на мирной конференции, отмечая необходимость такого присутствия в целях "целостности, неделимости Беларуси и неоторвания ее от Российской Федеративной Республики и всех остальных принципов демократического мира, провозглашенного Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов", и постановки вопроса о компенсации белорусскому населению ущерба, причиненного в годы войны. Во время работы съезда по поручению его председателя А. Савич беседовал по телефону с российским наркомом по делам национальностей И. В. Сталиным, получив от него заверения, что на мирных переговорах российское правительство будет защищать интересы трудовых масс Беларуси всеми средствами. Сталин также подтвердил право белорусов на самостоятельную постановку любых вопросов своего государственного существования, в том числе и вопроса об отделении от России. Несмотря на весьма лояльное отношение к российскому советскому правительству, Всебелорусский съезд не завершил свою работу. 17 декабря 1917 г. он был принудительно распущен по приказу верховного советского органа Западной области (так называлась неоккупированная немцами часть Беларуси) — Облискомзапа, который рассматривал съезд в качестве опасного конкурента в борьбе за власть. Российское правительство не одобрило действий местного советского органа, но не стало отменять его решение, удовлетворившись разъяснениями о "контрреволюционном" характере съезда. В итоге национально ориентированные белорусские деятели оказались вне закона, что ограничило их возможность воздействовать на ход мирных переговоров в Брест-Литовске.

Согласившись участвовать в мирных переговорах, советская сторона не имела четкой программы их ведения и рассматривала, как средство пропаганды в целях ускорения мировой революции. Такой подход проявился уже на первом заседании мирной конференции. Советские требования были неконкретными, больше напоминая декларацию общих принципов. Так, державам Четверного союза предлагалось отказаться от принудительных присоединений захваченных во время войны территорий, в кратчайший срок вывести войска с занятых территорий, восстановить самостоятельность всех народов, которые в ходе войны утратили ее, предоставить возможность национальным группам, не пользовавшимся политической самостоятельностью до войны, решить вопрос о своей государственной принадлежности к тому или иному государству путем референдума, обеспечить для меньшинств, проживавших на территориях, населенных несколькими меньшинствами, культурно-национальную самостоятельность и, по возможности, административную автономию, отказаться от требования выплаты контрибуций и вернуть уже полученные контрибуции, создать специальный фонд для компенсации военного ущерба частным лицам, заняться справедливым решением колониального вопроса, признать недопустимым любое давление более сильных наций в отношении наций более слабых.

В отличие от Советской России Германия и ее союзники выходили на переговоры с конкретными требованиями. Они видели основную задачу мирной конференции в выводе России из войны и концентрации усилий для достижения победы на Западном фронте. Также они рассчитывали пополнить за счет России и входивших в ее состав областей запасы продуктов и сырья, истощившиеся во время войны. Директивы по ведению переговоров, составленные Первым обер-квартирмейстером германского генштаба Э. фон Людендорфом 2 декабря 1917 г., предусматривали невмешательство во внутренние дела России, выплату денежных компенсаций германскому правительству за содержание русских военнопленных, присоединение к Германии Литвы и Курляндии, обмен военнопленными и гражданскими пленными, признание самоопределения Польши и ее федерации с державами Четверного союза, установление границы между Польшей и Литвой в соответствии с военными интересами, возвращение оккупированных русских территорий при определении восточной границы Польши, отказ России от Финляндии, Эстонии, Молдовы, Восточной Галиции и Армении, модернизацию железнодорожных линий России при помощи немецкого капитала, восстановление германо-российских правовых взаимоотношений, переговоры о будущем германо-российском союзе.

Ради сохранения приличия представители держав Четверного союза согласились принять советские мирные предложения при условии, что к ним присоединятся и державы Антанты. 30 декабря 1917 г. Троцкий направил соответствующий призыв к государствам и народам Антанты. Поскольку последние не ответили на обращение советского правительства, Р. Кюльман 9 января 1918 г. отклонил советские предложения.

"Неконкретный" характер переговоров возмутил немецкий генералитет. 26 декабря 1917 г. генерал П. фон Гинденбург направил Вильгельму II телеграмму, в которой потребовал относиться к России как к побежденному государству и, исходя из этого, ускорить ход переговоров. Взгляды Гинденбурга разделял и Людендорф. После протеста военных немецкая дипломатия начала относиться к требованиям советской стороны более жестко. 27 декабря Кюльман, ссылаясь на советские декларации в области национальной политики, потребовал от представителей Советской России признать независимость Польши, Литвы, Курляндии, части Эстляндии и Лифляндии. На том же заседании советская делегация узнала о прибытии в Брест делегации украинской Центральной рады. Советская делегация не была подготовлена к этому и попросила сделать перерыв для проведения консультаций с правительством.

9 января 1918 г. начался новый этап мирной конференции, который, в отличие от первого, приобрел более жесткий характер. На этот раз советскую делегацию на переговорах возглавлял сам Троцкий. Центром дискуссии, развернувшейся на заседаниях конференции, стала проблема самоопределения наций. Советская делегация считала, что воля народа может быть выявлена только посредством референдума при условии предварительного вывода со спорной территории иностранных войск. Исходя из этого, она отказывалась признать правомочность органов, созданных на территории, которая находилась под германским контролем. Германская дипломатия настаивала на том, что актом самоопределения народа может стать решение, принятое органом, обладающим соответствующими полномочиями на представительство интересов народа. Естественно, она не затрагивала проблемы присутствия иностранных войск на спорных территориях.

Серьезное столкновение между делегациями произошло на заседании 12 января, когда Троцкий потребовал от правительств Германии и Австро-Венгрии подтвердить отсутствие у них намерения аннексировать области бывшей Российской империи и вывести с оккупированных территорий свои войска. Требования Троцкого вызвали возмущение у генерала Гофмана, который обвинил советскую сторону в нежелании реально учитывать стремления народов. В качестве примера генерал привел факт разгона Всебелорусского съезда. Троцкий не был подготовлен к такому обвинению и дал ответ Гофману только 14 января, заявив, что съезд был созван белорусскими помещиками, пытался ликвидировать права трудового народа на землю и потому был разогнан солдатами, в составе которых великороссы, малороссы и белорусы были представлены в равной пропорции.

На втором этапе работы мирной конференции существенное воздействие на ход переговоров оказывала позиция представителей Украинской Народной Республики, провозглашенной 20 ноября 1917 г. Первоначально немцы рассматривали украинскую проблему как внутрироссийскую, опасаясь возможности обострения отношений с Россией, Австро-Венгрией и Польшей. Однако в январе 1918 г. позиция Германии в отношении украинской проблематики изменилась. Инициатором нового подхода стало германское военное командование, которое рассматривало Украину в качестве базы поддержки армии. В конце 1917 г. Людендорф предложил заключить с украинцами отдельный мир, не обращая внимания на позицию Австро-Венгрии, и рекомендовал Гофману начать переговоры с украинцами и поддержать их требования. 3 января 1918 г. украинская делегация во главе со статс-секретарем по иностранным делам В. А. Голубовичем прибыла в Брест, где сразу же начала переговоры с представителями Четверного союза. 6 января украинцы выразили готовность подписать мир, независимо от позиции советской делегации. 10 января державы Четверного союза признали полномочия украинской делегации и потребовали от советских представителей признать независимость Украины. Троцкий был вынужден признать независимость и дать согласие на приглашение украинских представителей на переговоры. Значимость Украины возросла в связи с тем, что советская делегация в дальнейшем категорически отказалась сделать аналогичный шаг в отношении представителей прочих народов, прибывших на конференцию (поляков, литовцев). Таким образом, эти национальные делегации были вынуждены оформляться как советники украинской делегации (так, например, сделали литовцы).

18 января Гофман предложил советской делегации ознакомиться с картой, на которой были определены территориальные требования Германии и ее союзников. Линия Гофмана отрезала от бывшей Российской империи территорию размером свыше 150 тыс. кв. км. В число территорий, которые отторгались от России, входили Польша, Литва, часть Беларуси и Украины. Германия получала возможность контролировать порты Балтийского моря. Таким образом, советским представителям дали понять, что от декларирования общих принципов пора переходить к обсуждению конкретных условий мира. Предложения Гофмана, которые Троцкий охарактеризовал как скрытую форму аннексии, были переданы в Петроград. ЦК РСДРП(б) приказал Троцкому срочно вернуться в столицу России для обсуждения ответа на предложения Германии и ее союзников.

Ужесточение позиции держав Четверного союза беспокоило руководителей Советской России. Затягивать переговоры далее было невозможно. Попытки перенести их в Стокгольм или Псков также не увенчались успехом. Не оправдались и надежды на поддержку со стороны трудящихся Европы. Хотя положение Германии и ее союзников было сложным (об этом свидетельствовали массовые выступления под антивоенными лозунгами, которые состоялись в конце января 1918 г. во многих городах Германии и Австро-Венгрии), ситуация в этих странах оставалась под контролем их правительств. Советское правительство стояло перед выбором: либо заключить "позорный" мир, либо продолжать "революционную войну". За принятие немецких условий мира выступал глава советского правительства В. И. Ленин, который считал, что русская армия не сможет оказывать эффективного сопротивления вражеским войскам, и исходил прежде всего из необходимости сохранить власть любой ценой, даже за счет уступки части территории бывшей империи. Однако признать поражение было нелегко. Сторонники немедленного заключения мира составляли меньшинство даже в революционных организациях, не говоря уже об иных слоях российского общества. За продолжение "революционной войны" в конце 1917—начале 1918 г. высказывалось большинство партийных организаций Москвы, Петрограда, городов Урала, Украины, Сибири. В пользу продолжения войны высказался Всероссийский съезд по демобилизации армии, который проходил в Петрограде с 28 декабря 1917 г. по 16 января 1918 г.

В этих условиях Троцкий предложил формулировку, которая казалась выходом и для тех, кто хотел мира, и для желающих продолжения войны. Нарком по иностранным делам считал, что Советская Россия не должна заключать с Германией и ее союзниками мир, поскольку это выглядело как согласие с империалистическими устремлениями немцев. Вместе с тем он предлагал провести демобилизацию старой армии и приступить к формированию новой, революционной армии. Такой шаг, по мысли Троцкого, позволял России почетно выйти из того положения, в котором она оказалась вследствие своей предыдущей политики. Нарком считал, что пролетариат Германии и других европейских стран не позволит правительству Германии начать боевые действия против революционной России и немецкое наступление на Восточном фронте станет концом господства буржуазного строя в Европе. Позиция Троцкого была поддержана делегатами III Всероссийского съезда Советов, проходившего с 10 по 13 января 1918 г. в Петрограде. Ленин был вынужден уступить. 29 января 1918 г. Троцкий вернулся на переговоры с заданием затягивать их до тех пор, пока державы Четверного союза в ультимативной форме не потребуют от России подписать мир. После выдвижения ими ультиматума Троцкий должен был объявить перерыв в заседаниях и вернуться в Петроград для обсуждения новых условий мира (допускалась возможность того, что они будут более тяжелыми для России).

На новой стадии переговоров Троцкий держался более жестко и даже провоцировал представителей Четверного союза предъявить требования, которые позволили бы советской стороне объявить о разрыве переговоров. Он подчеркивал, что советское правительство в случае продолжения войны обратится к народам Европы с призывом прекратить агрессию против России. Троцкий также потребовал от держав Четверного союза признать полномочия делегации Советской Украины, которая прибыла в Брест 21 января 1918 г. Одновременно советская сторона усилила революционную агитацию в германской и австро-венгерской армиях. Вместе с тем советская делегация не отказывалась от обсуждения конкретных мирных предложений. Так, 10 февраля 1918 г. на заседании подкомиссии по территориальным вопросам были рассмотрены территориальные притязания держав Четверного союза. В ходе состоявшегося обмена мнениями советский представитель М. М. Покровский обратил внимание на то, что предложенная немцами линия границы приведет к территориальному расчленению Беларуси, ссылаясь на данные германского генштаба. Замечания Покровского вызвали раздражение у Гофмана, который заявил, что до момента проведения новой переписи населения ссылки на этнический состав спорных территорий выглядят весьма абстрактно и данные территории в равной мере можно рассматривать как польские или литовские.

5 февраля 1918 г. на совещании правительства Германии в Берлине было решено заключить мир с Украиной и прекратить переговоры с Троцким, вне зависимости от их результата. 9 февраля представители Четверного союза подписали в Берлине мирный договор с УНР. Среди прочего договор предусматривал передачу Украине территории восточнее Буга и южнее линии Пинск — Брест-Литовск. В тот же день Вильгельм II потребовал от германских дипломатов предъявить Троцкому ультиматум с требованием неотложного заключения мира. При отказе подписать мирный договор либо попытке затянуть переговоры предписывалось прекратить их и известить советскую сторону о возобновлении боевых действий на Восточном фронте. Требование кайзера было выполнено.

10 февраля 1918 г. Троцкий был ознакомлен с требованием держав Четверного союза. Выслушав аргументы противной стороны, он заявил о прекращении переговоров на условиях "ни войны, ни мира". Позиция Троцкого вызвала удивление у дипломатов Германии и Австро-Венгрии, но была принята ими к сведению. В тот же день Троцкий покинул Брест и выехал в Петроград. Вечером того же дня во все штабы фронтов была направлена телеграмма за подписью главнокомандующего Крыленко о прекращении военных действий и демобилизации армии.

Покидая переговоры, Троцкий был уверен в том, что немцы не начнут наступления (об этом он заявил на заседании Петроградского совета). Однако германское командование считало иначе. 13 февраля Коронный совет на заседании в Гамбурге расценил поведение советской стороны как фактический разрыв перемирия и с 18 февраля решил возобновить боевые действия против России. В назначенный срок германская армия начала наступление на всем протяжении Восточного фронта от Балтики до Черного моря. Несмотря на то, что наступление велось второстепенными силами (наиболее боеспособные части в это время были переброшены на Западный фронт), оно развивалось весьма успешно. Генерал Гофман определял операцию, которая проводилась на Восточном фронте зимой и весной 1918 г., как "самую комическую войну, в которой ему приходилось участвовать", поскольку она велась в основном на поездах и в автомобилях. Деморализованная приказом Крыленко русская армия отходила, практически не оказывая сопротивления. Попытки оказать его силами отрядов добровольцев существенного воздействия на ход войны не оказывали. К концу февраля 1918 г. под контролем немецких войск оказались Двинск, Псков, Ревель (Таллин), Луцк, Ровно, Житомир, Киев. На территории Беларуси немцы овладели Минском, Полоцком, Борисовом, Жлобином, Речицей, Калинковичами, Рогачевом. 1 марта немецкая армия заняла Гомель, 3 марта — Оршу, 5 марта — Могилев. В ходе наступления немцы захватили штаб русского Западного фронта, который находился в Минске. Лишь небольшая группа работников во главе с главнокомандующим Западным фронтом А.Мясниковым смогла переехать из Минска в Смоленск. Туда же эвакуировался и Облискомзап.

Стремительное продвижение немецкой армии явилось неприятным и неожиданным событием для советского руководства. Утром 18 февраля 1918 г. ЦК РСДРП(б) отклонил предложение Ленина о неотложном подписании мира на германских условиях. Однако вечером того же дня позиция ЦК изменилась. Большинством голосов (хотя и незначительным) члены ЦК поддержали предложение Ленина. Утром 19 февраля руководству Германии была направлена радиограмма за подписями Ленина и Троцкого, в которой выражалась готовность советской стороны "подписать мир на условиях, предложенных делегациями Четверного союза в Бресте-Литовском". Однако Германия потребовала официального письменного документа, продолжая наступление в восточном направлении.

23 февраля в 10.30 утра Германия, наконец, представила свои мирные условия, потребовав дать ответ на них не позднее чем через 48 часов. Советское правительство должно было признать независимость Курляндии, Лифляндии, Эстляндии, Финляндии, Украины и вывести свои войска с их территории, заключить мир с Украиной, передать Турции Анатолийские провинции, демобилизовать армию, разоружить флот в Балтийском и Черном морях и в Ледовитом океане, признать невыгодный для России русско-германский торговый договор 1904 г., предоставить Германии право наибольшего благоприятствования в торговле до 1925 г., разрешить беспошлинный вывоз в Германию руды и иного сырья, прекратить агитацию и пропаганду против держав Четверного союза.

В тот же день германские требования были рассмотрены на заседании ЦК РСДРП(б) и на совместном заседании ЦК РСДРП(б) и ЦК Партии левых социалистов-революционеров. ЦК РСДРП(б) поддержал предложение Ленина. На совместном заседании ЦК РСДРП(б) и ЦК ПЛСР большинство высказалось против мира, но решило передать вопрос на рассмотрение фракций Всероссийского ЦИК. В 3.00 утра 24 февраля после проведения поименного голосования большинство членов ВЦИК высказалось за принятие германских мирных условий и направление в Брест делегации для подписания договора о мире. В 7.00 утра решение ВЦИК было доведено до сведения руководства Германии, которое, в свою очередь, потребовало, чтобы советская делегация прибыла в Брест не позднее чем через 3 дня.

24 февраля советская делегация была сформирована, несмотря на определенные проблемы с подбором кандидатур. Никто не хотел, чтобы его имя связывали с "позорным" миром. После немецкого наступления ушел в отставку Троцкий. Решительно отказались выехать в Брест Иоффе и Зиновьев. В конце концов возглавить делегацию согласился Г. Я. Сокольников, подчеркнувший при назначении, что делает это только в порядке партийной дисциплины. Вместе с Сокольниковым в состав делегации вошли Петровский, Чичерин, Карахан, Иоффе (в качестве консультанта). 25 февраля делегация выехала в Брест. 28 февраля, прибыв к месту назначения, она приступила к работе.

1 марта заседания мирной конференции возобновились. На этот раз она была менее представительной, поскольку главы дипломатических служб стран Четверного союза выехали в Бухарест для ведения переговоров о заключении мира с Румынией. Германскую делегацию возглавлял заместитель статс-секретаря по иностранным делам фон Розенберг. 3 марта советская делегация заявила, что не видит необходимости в продолжении обсуждения текста мирного договора, поскольку он навязан России силой, и выразила готовность немедленно подписать его. В 17.50 вечера по местному времени Брест-Литовский договор был подписан всеми участниками конференции. Он состоял из собственно Договора о мире, Заключительного протокола к договору о таможенных пошлинах и тарифах на отдельные товары, Русско-германского дополнительного договора, Русско-австро-венгерского дополнительного договора, Русско-турецкого дополнительного договора. Дополнительные договоры касались вопросов восстановления дипломатических и консульских отношений, обмена военнопленными и гражданскими пленными, компенсации за ущерб, понесенный частными лицами (подданными держав Четверного союза) в ходе военных действий.

Мирный договор состоял из 13 статей, содержание которых в основном соответствовало германским требованиям, сформулированным в ультиматуме от 23 февраля 1918 г. Состояние войны между Россией и державами Четверного союза объявлялось прекращенным. Линия границы России на западе должна была пройти по пунктам Двинск — Свентяны — Лида — Пружаны — Брест-Литовск.

В соответствии со сложившимися в мировой практике нормами мирный договор подлежал ратификации со стороны представительных органов власти всех подписавших его государств. Уверенности, что это будет сделано, у Ленина не было. Против "позорного" мира выступали даже российские коммунисты. Так, 5 марта 1918 г. за продолжение войны с Германией высказалось большинство участников Московской общегородской партийной конференции РСДРП(б). С 6 по 8 марта 1918 г. в Петрограде собрался VII Чрезвычайный съезд РСДРП(б) (на нем было принято новое название партии большевиков — РКП(б)). Основным вопросом съезда стало определение позиции партии по вопросу о заключении мира с Германией. После продолжительной дискуссии большинство участников съезда признало необходимым утвердить мирный договор, исходя из "интересов международной революции". Вместе с тем делегаты съезда уполномочили ЦК в удобный момент разорвать "все мирные договоры с империалистическими и буржуазными государствами, а также объявить им войну". Приняв такое решение, съезд обратил внимание на необходимость сохранения резолюции "О войне и мире" в тайне и решил ограничиться публикацией в печати краткого сообщения о поддержке ратификации.

12 марта 1918 г. советское правительство переехало из Петрограда в Москву, где произошел заключительный эпизод перехода России от войны к миру. 14 марта вопрос о ратификации Брест-Литовского договора был рассмотрен на IV Всероссийском съезде Советов. Несмотря на весьма значительную оппозицию (против ратификации договора выступали левые и правые эсеры, анархисты-коммунисты и меньшевики; большевистская фракция согласилась ратифицировать договор лишь после того, как Ленин пообещал, что договор будет носить формальный характер и после небольшой передышки война с Германией будет возобновлена), 15 марта 1918 г. большинством голосов при поименном голосовании (784 голоса — за, 261 — против, 115 — воздержались) делегаты съезда утвердили Брест-Литовский трактат. 17 марта 1918 г. договор был ратифицирован германским рейхстагом (при голосовании воздержались только отдельные депутаты, члены фракции социал-демократов, против не выступил никто). 22 марта Брест-Литовский трактат утвердил Вильгельм II. Таким образом, договор приобрел юридическую силу со стороны России и Германии, формально положив конец участию России в мировой войне.

Во время немецкого наступления активизировалась деятельность дипломатов Антанты в России, которые стремились предотвратить выход России из войны. 19 февраля представители Франции и Великобритании в Петрограде предложили Советской России финансовую и материальную помощь, необходимую для продолжения войны. 22 февраля ЦК РСДРП(б) решил принять помощь Антанты. 23 февраля соответствующее решение было утверждено российским СНК. 5 марта Троцкий встретился с дипломатическими представителями Великобритании и США (Локкартом и Робинсом) в Петрограде. Результатом встречи стало обращение СНК РСФСР к государствам Антанты, в котором предусматривалась возможность оказания помощи со стороны Антанты в войне России против Германии. 11 марта 1918 г. президент США В. Вильсон направил в адрес IV Всероссийского съезда Советов послание, в котором заверил съезд и народ России, что американское правительство "использует любую возможность, чтобы обеспечить России состояние совершенной суверенности и независимости в ее делах". Однако взаимное недоверие руководителей держав Антанты и РСФСР не позволило довести начатое дело до конца.

Ход переговоров в Бресте и их результаты радикализовали позицию сторонников белорусской государственности. Пренебрежительное отношение участников переговоров к событиям, происходившим в Беларуси, вызывали возмущение у белорусов. Особенно поразил их комментарий Троцкого к разгону Всебелорусского съезда. Исполнительный комитет Всебелорусского съезда, находившийся после разгона съезда на нелегальном положении, составил протест в связи с высказываниями Троцкого, обратив внимание на то, что съезд разогнали не белорусские солдаты, а "сатрапы камiсараў Заходняй вобласцi". Заявление Троцкого было расценено как "гнюсная хлусня i мана, нявартая сацыялiста". В создавшихся условиях Исполнительный комитет решил направить в Брест делегацию в составе И. Середы, А. Цвикевича и С. Рак-Михайловского. Поскольку передвигаться по белорусской территории делегаты не могли в связи с возможным арестом со стороны СНК Западной области, им пришлось добираться к месту назначения через Украину, где в это время обострилось вооруженное противостояние между сторонниками и противниками советской власти. В результате белорусы оказались в Бресте лишь 15 февраля, когда переговоры уже были фактически завершены. Белорусская делегация смогла встретиться с членами германской делегации (Розенбергом, Шиллером и Гофманом) и передала им меморандум, в котором проводилась идея создания неделимой Беларуси в ее этнографических границах. Белорусы выражали неудовлетворенность тем, что условия договора предусматривали отторжение части белорусской территории на западе и юге, а также тем, что договор не предусматривает выплату компенсации белорусскому населению за ущерб, причиненный в ходе военных действий. Однако немцы встретили появление белорусской делегации холодно, отметив, что она прибыла слишком поздно. Сославшись на то, что Брест-Литовский трактат ущемляет белорусские интересы в незначительной мере, они отказались вносить в его текст какие-либо изменения1. Советский представитель Л. Карахан встречаться с белорусами не стал2.

Окончательно курс на разрыв с Россией был определен после наступления немецкой армии. 19 февраля 1918 г., после эвакуации советских органов из Минска, Исполнительный комитет Совета Всебелорусского съезда решил взять власть в городе в свои руки. 21 февраля была принята 1-я Уставная грамота, в которой проводилась мысль о необходимости создания белорусским народом своего государства. Грамота провозгласила Исполнительный комитет временной высшей властью на территории Беларуси до момента созыва Всебелорусского учредительного собрания. Органом исполнительной власти объявлялся назначенный Исполнительным комитетом Совета съезда Народный секретариат Беларуси. 9 марта Исполнительный комитет издал 2-ю Уставную грамоту, в которой провозгласил Беларусь в границах расселения и численного перевеса белорусского народа Народной Республикой. Исполнительный комитет был переименован в Раду БНР, в состав которой вместе с белорусами вошли представители белорусских земств, органов городского самоуправления, организаций, созданных прочими народами, проживавшими в крае (общая численность членов Рады после ее расширения превысила 70 человек).

После ратификации Брест-Литовского трактата IV Всероссийским съездом Советов Рада БНР на своем очередном заседании, в котором приняли участие представители Виленской белорусской рады, приняла акт, который определял взаимоотношения Беларуси с Россией, — 3-ю Уставную грамоту. "Год таму назад народы Беларусi разам з народамi Расеi скiнулi ярмо расейскага царызму, якi найцяжэй прыцiснуй быў Беларусь; ня пытаючыся народу, ён кiнуў наш край у пажар вайны, якая чыста зруйнавала гарады i вёскi беларускiя. Цяпер мы, Рада Беларускай Рэспублiкi, скiдаем з роднага краю апошняе ярмо дзяржаўнай залежнасьцi, якое гвалтам накiнулi расейскiя цары на наш вольны i незалежны край. Ад гэтага часу Беларуская Народная Рэспублiка абвяшчаецца незалежнаю i вольнаю дзяржавай. Самi народы Беларусi ў васобе Устаноўчага Сойму пастановяць аб будучых дзяржаўных зьвязях Беларусi. На моцы гэтага трацяць сiлу ўсе старыя дзяржаўныя зьвязi, якiя далi магчымасць чужому ўраду падпiсаць i за Беларусь трактат у Берасьцi, што забiвае на сьмерць беларускi народ, дзелячы зямлю яго на часткi. На моцы гэтага ўрад Беларускай Народнай Рэспублiкi мае ўвайсцi ў зносiны з зацiкаўленымi старанамi, прапануючы iм перагледзець тую часьцiну Берасцейскага трактату, якая датычыць Беларусi, i падпiсаць мiрную ўмову з усiмi ваяваўшымi дзяржавамi", — указывалось в документе. В 3-й Уставной грамоте были также определены принципы начертания границ Беларуси (за основу принимался этнографический принцип) и выражалась надежда на то, что "ўсе любячыя волю народы памогуць беларускаму народу ў поўнай меры зьдзейсьнiць яго палiтычна-дзяржаўныя iдэалы".

Однако призыв белорусов остался без ответа. Декларирование независимости Беларуси совпало по времени с обострением борьбы между основными военно-политическими блоками Первой мировой войны. В марте 1918 г. германское военное командование начало наступательные операции на Западном фронте, сосредоточив на западном направлении (после фактической ликвидации фронта на востоке) 80 % дивизий и 90 % артиллерии Германии. Прорвав оборону английских и французских войск под Аррасом, германские войска смогли продвинуться в глубь французской территории на 60 км. 23 марта немцы подвергли Париж артиллерийскому обстрелу. К лету германская армия вышла к реке Марна и находилась на расстоянии 80 км от французской столицы (руководство Франции даже не исключало возможности вступления немцев в Париж).

Военные успехи Германии сопровождались успехами дипломатическими. 5 марта державам Четверного союза удалось вывести из войны Румынию. На основании прелиминарного мирного договора, заключенного 5 марта 1918 г. в Бухаресте, Румыния обязалась передать державам Четверного союза на 90 лет в аренду нефтяные промыслы и в течение ряда лет должна была поставлять в Германию и Австро-Венгрию сельскохозяйственные продукты. Отторгнув часть румынской территории в пользу Болгарии, державы Четверного союза признали права Румынии на Бессарабию, оккупированную румынскими войсками в начале 1918 г. Положения Бухарестского прелиминарного договора были закреплены в Бухарестском мирном договоре, который был заключен 7 мая 1918 г.

В начале марта 1918 г. немецкие войска под командованием фон дер Гольца вступили на территорию Финляндии, оказав содействие местному правительству в подавлении коммунистической революции, вспыхнувшей в этой стране в феврале 1918 г. 7 марта был подписан германо-финский мирный договор, по условиям которого германские предприниматели получали в области торговли и в остальных отраслях хозяйства права и привилегии, равные соответствующим правам и привилегиям местного населения. Секретное дополнительное соглашение обеспечивало право Германии на создание военных баз в Финляндии. В апреле 1918 г. немцы контролировали большую часть финской территории. 4 мая был ликвидирован последний очаг сопротивления финских красногвардейцев в районе города Котка.

Подписание Брестского мира не привело к полной стабилизации обстановки в Восточной Европе. Пользуясь отсутствием четко определенной линии границы с Россией, германское командование продолжало наступательные операции на востоке. Повышенное внимание уделялось южному направлению. Весной 1918 г. Германия смогла укрепить свою власть на Украине. В конце марта 1918 г. немцы овладели Николаевом и Херсоном, в апреле — Екатеринославом и Харьковом. Слабое сопротивление, которое пытались оказывать интервентам наспех сформированные части Красной Армии и партизанские отряды, лишь в незначительной мере сдерживало продвижение германской армии. 7 марта 1918 г. с согласия немецкой оккупационной администрации в Киев прибыло правительство УНР. Впрочем, отношения между представителями Четверного союза на Украине и органами УНР были далеко не безоблачными. В апреле 1918 г. украинцы отказались заключить с Германией военную конвенцию и угрожали приостановить отправку продовольствия в страны Четверного союза. Независимое поведение украинских социалистов раздражало немцев. В конце апреля 1918 г. при содействии оккупационной администрации к власти пришло более прогермански настроенное правительство во главе с гетманом П. Скоропадским.

В конце апреля перед немцами открылись пути в Крым, Донбасс, на Дон и на Кавказ. Первым под немецкий контроль попал Донбасс, большая часть которого была оккупирована уже к концу апреля 1918 г. В том же месяце германские войска вошли в пределы Курской, Орловской и Воронежской губерний. Параллельно происходило их продвижение в Крым и Донскую область. 25 апреля немцы овладели Симферополем, а 14 мая без боя заняли Севастополь. После этого в Крыму при содействии немцев было сформировано татарское правительство генерала Сулькевича (выходца из Беларуси), которое выразило желание войти в состав Османской империи на правах вассального ханства или в иной форме. 8 мая германские войска овладели Ростовом-на-Дону, после чего вошли в контакт с правительством "Всевеликого войска Донского" во главе с П. Красновым. Германия признала независимость Донской области, направив ее правительству оружие, необходимое для борьбы с большевиками. В свою очередь, П. Краснов обязался поставлять в Германию продовольствие, предоставить льготы германским производителям на территории, находившейся под его контролем, и обязался "не допускать на свою территорию враждебные германскому народу вооруженные силы", сохраняя нейтралитет в условиях мировой войны. В середине июня немецкий десант высадился на Таманском полуострове, лишив тем самым остатки российского Черноморского флота последней базы, размещавшейся в Новороссийске.

К лету 1918 г. в европейской части России под немецким контролем находилась территория площадью свыше 1 млн кв. км. На данной территории проживало более 50 млн человек, добывалось 90 % каменного угля, 73 % железной руды, находилось 54 % предприятий и 33 % железнодорожной сети довоенной России.

Последним крупным успехом Германии на востоке в ходе кампании 1918 г. стало проникновение на Кавказ. 25 мая по просьбе правительства Грузии, желавшего избежать турецкой оккупации (в апреле турецкие войска оккупировали часть территории Грузии и Армении и к середине мая находились в 25 км от Эривани (Еревана) и Тифлиса (Тбилиси)), германские части были введены в Поти, а 10 июня — в Тифлис. 28 мая Германия признала независимость Грузии, а 12 июля заключила с ней договор, получив право на осуществление контроля над залежами грузинского марганца и портом Поти.

Успехи Германии укрепили прогерманские симпатии среди белорусских социалистов, входивших в правительство БНР. Весной 1918 г. большая часть территории Беларуси находилась под немецким контролем. При этом линия предельного продвижения германских войск на восток не была зафиксирована и должна была определяться в результате отдельных соглашений между командованием германских войск и противостоящих им частей Красной Армии.

Следует отметить, что первоначально отношения между сторонниками самоопределения Беларуси и германскими оккупационными властями были весьма напряженными. 25 февраля 1918 г. германский комендант Минска распорядился выселить Народный секретариат из занимаемого им помещения на Захарьевской улице. При этом, по свидетельству членов Народного секретариата, немецкие солдаты сорвали и сбросили на землю вывешенный на балконе здания национальный белорусский флаг и конфисковали казну Секретариата.

Весной 1918 г. деятели БНР прилагали максимум усилий к тому, чтобы добиться признания независимости Беларуси со стороны Германии. С учетом специфики механизма принятия решений в сфере внешней политики в Германии во время войны работа велась по двум направлениям: белорусские политики обменивались дипломатическими посланиями с правительственными ведомствами Германии и одновременно развивали отношения с германскими военными кругами на Восточном фронте.

Сразу же после провозглашения независимости БНР ее руководство обратилось в специальном послании к правительству Германии с просьбой о дипломатическом признании. Однако образование Белорусского государства не входило в планы немецких политиков. В ответе, который был направлен белорусам из рейхсканцелярии, указывалось, что Германия не может признать независимость Беларуси, поскольку это противоречило бы условиям Брест-Литовского мирного договора.

Получив отрицательный ответ из Берлина, руководители БНР решили повторить обращение. В начале апреля 1918 г. Президиум Рады БНР рассмотрел вопрос о возможности обращения к руководству Германии с просьбой о признании. Нельзя сказать, что данная идея была популярной среди белорусских социалистов, но все же большинство членов Президиума Рады решило принять ее, руководствуясь конъюктурными соображениями момента3. 25 апреля 1918 г. на закрытом заседании Рады БНР был принят текст телеграммы Вильгельму II. В телеграмме выражалась благодарность за "вызваленне Беларусi нямецкiмi войскамi з цяжкага ўцiску, чужога пануючага здзеку i анархii" и содержалась просьба закрепить усилия Рады БНР "дзеля ўмацавання дзяржаўнае незалежнасцi i непадзельнасцi краю ў сувязi з Германскай iмперыяй". Обращение, подписанное председателем Рады И. Середой, председателем Народного секретариата И. Воронко, членами Рады Р. Скирмунтом, А. Овсяником, П. Алексюком, П. Кречевским, И. Лёсиком, было направлено в Берлин, однако и на этот раз сторонники независимости не получили ответа. Разочарование в возможности получения дипломатического признания со стороны Германии привело к кризису БНР. Сторонников ориентации на Германию обвиняли в "измене революционному социализму" и "стремлении отдать в опеку империалистической буржуазии Германии многомиллионный трудовой крестьянский народ". Раду покинули меньшевики, эсеры, еврейские социалисты. Стал распадаться и Народный секретариат БНР.

С большей заинтересованностью к идее создания белорусского государства отнеслись представители германского военного командования на востоке. 27 марта 1918 г. командующий 10-й германской армией, действовавшей в Беларуси, генерал Э. фон Фалькенгайн распорядился передать все государственные учреждения края в сфере торговли, промышленности, образования, социального обеспечения и пропаганды под юрисдикцию Рады БНР. Данное распоряжение было одобрительно встречено белорусскими деятелями. В обращении к командованию Восточного фронта от 17 апреля 1918 г. Рада БНР выразила надежду на то, что немцы предоставят белорусам возможность осуществить на занятых германской армией землях "идеалы белорусского народа"4.

27 мая 1918 г. в Минске состоялась встреча членов Рады и Народного секретариата БНР (во встрече участвовали И. Воронко, И. Середа, А. Овсяник и П. Алексюк) с Фалькенгайном. В ходе подробной беседы генерал выразил сочувствие стремлению белорусов к независимости, подчеркнув, что "оккупационные власти хотели бы видеть в Раде посредника между немецкой администрацией и белорусским народом для смягчения — по мере возможности — жизненных трудностей, вызванных войной". Он также заверил собеседников в том, что "германское правительство всячески примет во внимание стремление Народного секретариата и Рады жить в согласии и дружбе с Германской державой, что в недалеком будущем даст Беларуси желательный политический результат"5.

Слова Фалькенгайна были расценены как намек на возможность признания независимости Беларуси. В мае—июне 1918 г. была проведена реорганизация правительства БНР. Главой кабинета стал руководитель Минского белорусского представительства (основу данного объединения составляли партии, представлявшие крупную буржуазию и помещиков Беларуси) Р. А. Скирмунт, который находился в хороших отношениях с Фалькенгайном. 9 июля 1918 г. на заседании Рады БНР Скирмунт заявил, что намерен работать в тесном контакте с оккупантами. "Бремя оккупации хотя и тяжело, — подчеркнул он в своем выступлении, — но с ним необходимо мириться как с неизбежным злом". 21 июня 1918 г. командование 10-й армии разрешило представителям БНР занимать должности советников при германских уездных комендатурах с целью регулирования отношений между населением и немецкими войсками в Беларуси. Не препятствовали немцы и деятельности БНР в сфере международной политики.

Хотя в условиях немецкой оккупации белорусские национальные деятели получили возможность реально заниматься проблемами образования и культуры (предоставленная возможность была эффективно использована, что признавали и политические оппоненты Рады БНР: к примеру, один из руководителей Облискомзапа В. К. Кнорин отмечал, что именно период немецкой оккупации стал периодом восприятия массами идеи белорусской независимости6), жесткость немецкого оккупационного режима, массовый вывоз в Германию не только материальных ценностей, лесных богатств, продовольствия, но и населения Беларуси снижали популярность учреждений БНР и самой идеи белорусской государственности.

Тем не менее развитие контактов между органами БНР и германскими военными серьезно беспокоило представителей РСФСР и Западной области. В апреле 1918 г. на II съезде Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области и фронта было признано целесообразным объединить в одну область Смоленскую губернию и неоккупированные германской армией уезды Витебской и Могилевской губерний. 17 апреля данное решение было утверждено Президиумом ВЦИК (Западная область оставалась национально-территориальным образованием в составе РСФСР). С марта 1918 г. на территории РСФСР активизировалась деятельность белорусских организаций культурно-просветительного характера, которые находились под патронажем Белорусского национального комитета при Народном комиссариате по делам национальностей РСФСР (Белнацкома).

В апреле—мае 1918 г. при поддержке белорусских секций РКП(б) и Белнацкома на белорусской территории, не подвергшейся немецкой оккупации, прошла кампания за сохранение Беларуси в составе РСФСР. В ходе данной кампании "трудящееся население" белорусских уездов, городов и деревень на собраниях, конференциях и митингах принимало резолюции, которые строились по единой схеме, состоявшей из трех тезисов: непризнания Рады и правительства БНР, приверженности советской власти в России и желания белорусов находиться с ней в союзе или федерации. При этом в отдельных резолюциях выражалось желание иметь национальное белорусское государство на советской основе, однако руководство Западной области игнорировало такие пожелания, утверждая, что белорусы отдельной нацией не являются и поэтому реализация требования об их национальном самоопределении принесет выгоду лишь буржуазии.

В то время как Германия и ее союзники пытались изменить ход мировой войны в свою пользу, большевики, сохранившие посредством заключения мирного договора власть в Центральной России, вели борьбу со своими политическими противниками. Наиболее ожесточенные бои проходили на юге России, где против большевиков выступило донское и кубанское казачество, а также действовала Добровольческая армия, состоявшая в массе своей из кадровых офицеров бывшей царской армии. Весной и летом 1918 г. против большевиков выступили не только партии консервативной и либеральной ориентации, но и практически все социалистические партии (анархисты, меньшевики, правые эсеры). С мая 1918 г. в Поволжье, на Урале и в Сибири стали создаваться небольшевистские (преимущественно эсеро-меньшевистские) правительства, требовавшие передать всю власть в стране всероссийскому Учредительному собранию (Учредительное собрание, созванное на основе выборов, которые проводились в России осенью 1917 г., было принудительно распущено большевиками в январе 1918 г.). 6 июля 1918 г. члены партии левых эсеров Я. Г. Блюмкин и Н. А. Андреев проникли в немецкое посольство и убили немецкого посла А. Мирбаха. Вечером того же дня произошел открытый раскол между левыми эсерами и большевиками на V Всероссийском съезде Советов. Левоэсеровская фракция была арестована. Вооруженные выступления левых эсеров в Москве были быстро подавлены с помощью двух латышских полков и некоторых других частей, сохранивших верность большевикам. Выступление левых эсеров привело к развалу правящей коалиции, которую с конца 1917 г. составляли большевики и левые эсеры.

Гражданская война дополнялась иностранной военной интервенцией. Помимо держав Четверного союза на территории России с весны 1918 г. стали проводить боевые операции державы Антанты, которых не устраивала перспектива возникновения тесного союза между Россией и Германией либо превращения России в германский протекторат. Первоначально правительство Советской России не препятствовало появлению на своей территории войск Антанты, рассчитывая спровоцировать столкновение между "двумя империалистическими хищниками". Так, высадка воинских контингентов Великобритании, Франции и США в Мурманске 9 марта 1918 г. была совершена с согласия председателя исполкома Мурманского совета Юрьева и Л. Д. Троцкого. Лишь убедившись в том, что немцы не намерены свергать правительство большевиков, руководство РСФСР стало требовать вывода войск Антанты с российской территории (первые протесты по этому поводу были сделаны в мае 1918 г.). Следствием заключения Брестского мира стало выступление чехословацкого корпуса, сформированного в 1917 г. российским Временным правительством, чехословацким Национальным советом и Антантой из военнопленных австро-венгерской армии. Первоначально предполагалось, что чехословацкие военнослужащие будут переправлены через Владивосток во Францию (соответствующее соглашение было заключено между чехословаками, Францией и РСФСР 26 марта 1918 г.). Однако задержки с переправкой привели к тому, что корпус растянулся на пространстве от Пензы до Омска. Приказ Троцкого о разоружении чехословацких военнослужащих и помещении их в концлагеря (до сих пор нет ясности, чем было вызвано появление приказа, вероятно, большевики опасались, что сохранившие боеспособность чехословацкие части могут выступить против Красной Армии, подобно тому, как это сделали в начале 1918 г. поляки) спровоцировал вооруженное выступление чехословаков 25 мая 1918 г. Мятеж чехословаков поставил советское правительство в сложное положение, лишив его возможности осуществлять контроль за пространством от Волги до Тихого океана.

Нарастающий экономический, социальный и политический кризис, а также относительная слабость власти вынуждали большевиков искать примирения с Германией. Весной 1918 г. Ленин указывал: "Наша военная подготовка еще не закончена, и потому общим лозунгом остается по-прежнему: лавировать, отступать, выжидать, продолжая эту подготовку изо всех сил". В апреле 1918 г. он издал приказ, в котором категорически запрещал оказывать сопротивление наступавшим германским войскам7. Во второй половине апреля 1918 г. РСФСР и Германия обменялись посольствами. Советским послом в Германии стал А. А. Иоффе, германским послом в Советской России — В. фон Мирбах. Руководство РСФСР выражало готовность оформить договорно-правовые отношения не только с державами Четверного союза, но и со странами, находившимися в положении сателлитов Германии. Так, оно признало независимость УНР и направило в Киев делегацию во главе с Х. Раковским для выработки договора о границе. Не препятствовало оно и деятельности в Москве дипломатических миссий государственных образований, которые действовали при германском посольстве в Москве (в числе прочих в Москве находилась и дипломатическая миссия БНР, которую возглавлял А. Л. Бурбис8).

В начале мая 1918 г. правительство РСФСР обратилось к германскому правительству с предложением начать переговоры по политическим, экономическим и финансовым вопросам. Были созданы комиссии для ведения переговоров по финансовым вопросам и по вопросам компенсации за содержание русских военнопленных. Соответствующие переговоры проходили в Москве и Берлине. Стремясь нейтрализовать деятельность "партии войны" в Германии, советское руководство заинтересовывало германские деловые круги перспективами торгово-экономического взаимодействия. В июне 1918 г. советское правительство согласилось передать Германии суда Черноморского флота, распорядившись перевести их в Севастополь (требование было выполнено не в полном объеме, поскольку часть судов Черноморского флота была затоплена по решению их экипажей).

В конечном итоге такая тактика увенчалась успехом. В условиях, когда желанная победа на Западном фронте была совсем близка, Германия стремилась сохранить стабильность в отношениях с Советской Россией. В памятной записке германского МИД, составленной в начале мая 1918 г., говорилось: "Нельзя упускать из виду, что Брест-Литовский мир был ратифицирован только большевиками... Поэтому в наших интересах, чтобы большевики пока оставались у власти". Мирбаху было дано указание оказывать поддержку большевикам и ни в коем случае не вступать в сношения с российской оппозицией. В начале июня 1918 г. германское посольство в Москве получило от своего правительства около 9 млн марок; примерно половина предоставленной суммы была потрачена на поддержку советского правительства, остальная часть была направлена правительству Краснова на Дону и Временному правительству Сибири в Омске. 23 июня Вильгельм II запретил проведение военных операций в России и распорядился сообщить советскому правительству, что оно может отвести свои войска от Петрограда и использовать их против чехословаков. Германские компании разрабатывали планы активного проникновения в Россию.

Во второй половине 1918 г. советско-германские отношения стали ухудшаться. Германия не смогла развить успех на Западном фронте. Войска Антанты оказывали ожесточенное сопротивление. Во Францию прибыли крупные контингенты американских войск и техники, впервые обеспечившие союзникам ощутимый перевес над врагом. 15 июля германское верховное командование предприняло еще одну отчаянную попытку продвинуться в направлении Парижа, но на этот раз немецкое наступление продолжалось всего лишь два дня. После контрнаступления французской армии, предпринятого 18 июля, немцы впервые с весны 1918 г. были вынуждены оставить занимаемые позиции. Бои на Марне обозначили перелом в военных действиях на Западном фронте. 8 августа войска Антанты под командованием маршала Ф. Фоша нанесли германской армии жестокое поражение, от которого она не смогла оправиться. В течение нескольких дней Германия утратила все, что приобрела в ходе весеннего наступления 1918 г. Моральный дух немцев был подорван. 13 августа на совещании руководства Германии в Спа Людендорф заявил, что войну выиграть невозможно. 14 августа Вильгельм II выразил желание начать мирные переговоры с Антантой при посредничестве королевы Нидерландов.

Германское верховное командование считало, что снижение боеспособности армии было вызвано ее внутренним разложением, спровоцированным Советской Россией. Основания для такого утверждения имелись. Немецкие солдаты, находившиеся на Восточном фронте, не понимали, ради чего ведется война. Все чаще в их среде раздавались требования вернуться на родину. Летом 1918 г. были отмечены первые случаи массового неповиновения солдат немецких частей в Двинске и Пскове. Укрепив свое положение, советское руководство содействовало развертыванию движения сопротивления на Украине, в Беларуси и Прибалтике. Особо тяжелые последствия для Германии имели крестьянские партизанские действия и саботаж рабочих на Украине, поскольку они привели к срыву поставок продовольствия в страны Четверного союза. Так, в Германию вместо запланированных 60 млн пудов украинского хлеба поступило всего лишь 9 млн. Советское руководство не ограничилось организацией выступлений населения на оккупированных немцами территориях, но и перенесло подрывную деятельность непосредственно на территорию Германии. Очагом "разжигания революционного пожара" на немецкой территории стало советское дипломатическое представительство в Берлине, установившее тесный контакт с немецкими социалистами.

В сложившихся условиях верховное командование Германии пришло к выводу, что однозначная ставка на большевиков не оправдала себя. Уже в июне 1918 г. началась подготовка к изменению восточной политики Германии. Суть новой политики в трактовке пресс-атташе германского посольства в Москве Штадтлера сводилась к следующему: "Германское правительство ни при каких обстоятельствах не должно строить свои отношения с Россией в духе подлинной лояльности... Было бы гораздо правильнее постепенно ликвидировать отношения с советским режимом, стимулировать мощные национальные силы России и оказывать этим силам даже военную и дипломатическую помощь, с тем чтобы дать им возможность окрепнуть и затем отказаться от... Брест-Литовского мира". Германские дипломаты в Москве и Киеве вступили в переговоры с представителями российских партий и движений, которые выступали против большевиков (предпочтение отдавалось сторонникам монархии и кадетам).

Первое открытое дипломатическое столкновение Германии и Советской России произошло в июле 1918 г. 14 июля 1918 г. после убийства Мирбаха германский посланник в РСФСР Рицлер обратился к советскому правительству с требованием допустить в Москву батальон немецких солдат для охраны германской миссии. Однако требование немцев было решительно отклонено советской стороной, расценившей его как "начало оккупации России чужеземными войсками". После отклонения ультиматума о вводе немецких войск в столицу РСФСР германская дипломатическая миссия была переведена из Москвы в Петроград, а затем вообще перенесла свою деятельность за линию расположения немецких войск (первоначально в Псков, позднее в Ревель (Таллин)).

В июле 1918 г. германское командование стало серьезно готовиться к проведению военных операций на Восточном фронте. К концу августа 1918 г. был разработан план, по которому немецкие войска должны были нанести удар по Петрограду, а затем с помощью донских казаков провести наступательную операцию в направлении Москвы.

Активизация "военной партии" в Германии обеспокоила Ленина и других членов правительства РСФСР. Советская Россия еще не могла выдержать удар германской армии. В августе 1918 г. большевики реально контролировали лишь 1/4 часть довоенной России. Тяжелые бои проходили в Поволжье. 6 августа войска генерала Каппеля заняли Казань (при этом в руки "белых" попал российский золотой запас, который был переправлен в Самару). В это же время донские казаки прорвали фронт севернее Царицына и вышли к Волге, лишив Советскую Россию выхода в Каспийское море. Военные действия в России активизировала и Антанта: 2 августа британские, французские и американские войска практически без боя овладели Архангельском, 4 августа британские войска были введены в Баку.

В этих условиях руководство РСФСР решило не обострять отношения с Германией. 1 августа на заседании СНК РСФСР был рассмотрен вопрос о состоянии советско-германских отношений. После заседания Г. В. Чичерин принял в Москве нового германского посланника в РСФСР К. Гельфериха и, указав на возможность продвижения войск Антанты в Центральную Россию, предложил Германии установить оборонительные линии вокруг Петрограда и провести наступление на Мурманск и Архангельск. Кроме того, глава внешнеполитического ведомства РСФСР предложил немцам прекратить оказание поддержки Краснову и провести совместные наступательные операции против Добровольческой армии на Кубани.

27 августа в Москве был подписан советско-германский Добавочный договор, состоявший из политического, финансового и частноправового соглашений. Договор предусматривал немедленное создание русско-германских комиссий для установления демаркационных линий с нейтральными зонами между русскими и немецкими войсками. Россия признавала независимость Эстляндии и Лифляндии и должна была заключить с ними, а также с Литвой торговое соглашение. Советское правительство обязалось поставлять немцам 1/4 часть добытой в Баку нефти в обмен на уголь из Донбасса, а германское — принять меры к тому, чтобы Советская Россия получала марганцевую руду из Грузии. Германия обязалась "действовать в том направлении, чтобы Россия по мирному договору с Украиной получила соразмерную с экономическими потребностями часть Донецкого бассейна и чтобы Украина предоставила для вывоза в Россию часть своей железнорудной продукции...". Германия обязалась также очистить часть российской территории, в том числе Ростов-на-Дону, предоставить РСФСР для торговых целей право транзита через Прибалтику и "свободные гавани" в портах Ревеля, Риги, Виндавы, не допускать нападения на русскую территорию со стороны Украины и Финляндии, воздействовать на Турцию с целью вывода турецких войск за пределы Баку. Крупным достижением советской дипломатии стало обязательство Германии прекратить вмешательство в отношения между русским Советским государством и его отдельными областями и не поддерживать образование самостоятельных государственных организмов на этих территориях.

РСФСР обязалась выплатить Германии 6 млрд марок в несколько сроков. В эту сумму входили оплата содержания военнопленных, а также возмещение убытков, понесенных Германией и ее гражданами в результате аннулирования займов и национализации германской собственности в России. Первый взнос в 1,5 млрд марок (245 564 кг золотом и 545 млн кредитными билетами) Россия должна была выплатить немедленно, последний — 31 декабря 1918 г. Германия обязалась воздействовать на правительства Украины и Финляндии, с тем чтобы они приняли на себя часть русских финансовых обязательств в отношении Германии. С выплатой Россией платежей увязывался вывод германских войск с территории Беларуси восточнее Березины (войска должны были отводиться на запад по мере поступления платежей из России).

К договору прилагалось секретное соглашение, подписанное А. Иоффе и статс-секретарем по иностранным делам Германии П. фон Хинце. На основании данного соглашения Германия принимала на себя обязательство провести наступательную операцию в направлении Мурманска, а Советская Россия обязалась изгнать британцев из Баку. Кроме того, соглашение предусматривало организацию совместного выступления Красной Армии и рейхсвера против Добровольческой армии.

В начале сентября 1918 г. Добавочный договор был ратифицирован германским рейхстагом и Всероссийским ЦИК. Выступая перед собравшимися делегатами, Г. В. Чичерин заявил: "При глубочайшем различии между строем России и Германии и основными тенденциями обоих правительств мирное сожительство обоих народов, являющееся всегда предметом стремлений нашего рабоче-крестьянского государства, является в настоящее время желательным и для германских правящих кругов".

Пойдя на подписание Добавочного договора, советское правительство смогло в очередной раз нейтрализовать Германию и упрочить свои позиции на мировой арене. В новых условиях о выступлении германских войск против Советской России не могло быть и речи. Более того, в сентябре 1918 г. Германия поставляла в Советскую Россию уголь и кокс, которые отправлялись на заводы, производившие оружие для Красной Армии. В начале октября 1918 г. под нажимом германского МИД Людендорф согласился поставить в Россию 200 000 ружей и 500 млн патронов. В августе 1918 г. Красная Армия перешла в контрнаступление на Восточном фронте. К ноябрю 1918 г. советские войска овладели Казанью, Симбирском и Самарой.

Что касается Германии, то Добавочный договор, в отличие от Брест-Литовского мирного договора, не улучшил ее положения. В сентябре 1918 г. началось наступление войск Антанты на всем протяжении 400-километрового фронта от Северного моря до реки Маас, в результате которого германская армия в Бельгии и Франции оказалась на грани полного разгрома. В конце сентября 1918 г. после прорыва линии Зигфрида на Западном фронте войска Антанты получили возможность доступа на территорию Германии.

Договор ухудшил отношения между Германией и ее союзниками, поскольку они не участвовали в обсуждении его условий и не получили никаких дивидендов. Вследствие этого союзники Германии начали искать пути самостоятельного решения своих проблем посредством дипломатических акций (14 сентября 1918 г. министр иностранных дел Австро-Венгрии граф Буриан предложил правительствам всех воюющих стран созвать мирную конференцию в каком-либо нейтральном государстве) либо военным путем (в сентябре и октябре 1918 г. турецкая армия провела ряд операций в Азербайджане и Дагестане и вытеснила британцев из Баку). Однако ничто уже не могло предотвратить надвигавшейся катастрофы.

15 сентября 1918 г. войска Антанты развернули мощное наступление на Салоникском фронте, преодолев слабое сопротивление деморализованных болгарских войск. 29 сентября, подписав в Салониках соглашение о перемирии, Болгария заявила о выходе из войны. На сторону Антанты вновь перешла Румыния. Победа Антанты на Балканах привела к активизации национально-освободительного движения народов Австро-Венгрии. К началу ноября 1918 г. империя Габсбургов прекратила свое существование, распавшись на отдельные части. 3 ноября 1918 г. представители австро-венгерского генералитета подписали в Падуе соглашение о перемирии. После успешных действий британских войск против турок в Палестине в сентябре—октябре 1918 г. была вынуждена сдаться и Османская империя (перемирие Антанты с Османской империей было заключено в Мудросе 30 октября 1918 г.).

Поражение на Западном фронте и капитуляция союзников вынудили руководство Германии искать пути примирения с Антантой. В начале октября 1918 г. в Германии было создано правительство во главе с принцем Максом Баденским, куда вошли и представители социалистов. В ночь с 4 на 5 октября Макс Баденский при содействии правительства Швейцарии направил президенту США В. Вильсону телеграмму с извещением о готовности заключить перемирие на условиях мирной программы президента США, изложенной им в январе 1918 г. (известной в истории как "14 пунктов"). 9 октября на заседании нового правительственного кабинета Германии Людендорф признал, что германская армия больше не может оказывать сопротивление войскам Антанты.

Ослабление Германии и ее союзников изменяло баланс сил, сложившийся в Восточной Европе после заключения Брестского мира 1918 г. В октябре 1918 г. германское руководство стало менять восточную политику. Изменения проявились в отходе от линии на сотрудничество с Советской Россией, которая являлась доминантой германской восточной политики на протяжении всего 1918 г., и в большей готовности к поддержке сил, находившихся в оппозиции к большевикам. Осенью 1918 г. повышенное внимание уделялось укреплению позиций в Прибалтике, которая рассматривалась в качестве буфера между Германией и Советской Россией. В октябре 1918 г. немцы прекратили попытки установить в Литве монархию во главе с германским принцем и разрешили литовской Тарибе образовать правительство. Одновременно правительство Германии выразило готовность предоставить Литве вооруженную помощь. В то же время немцы заключили в Пскове соглашение с русскими белогвардейцами, которое предусматривало оказание содействия формированию "северной" армии в оккупированных областях северо-западной части России.

Изменения в восточной политике Германии воодушевили белорусских деятелей. После подписания Добавочного договора и конкретизации его условий в соглашении, подписанном в Вильно 16 сентября 1918 г., германская армия начала выходить с оккупированных ею восточных территорий Беларуси. Оставляемые области немедленно переходили под контроль Красной Армии, на них восстанавливались советские порядки. Не обладая собственными вооруженными силами (лишь осенью 1918 г. немцы разрешили создать в Беларуси штаб по вербовке добровольцев во главе с генералом Ц. Кондратовичем, однако вербовка в Западную армию проходила крайне медленно, местное население не изъявляло большого желания сражаться против Красной Армии), Рада БНР не могла оказать реального противодействия советским войскам, а следовательно, и удержать власть. Попытки добиться уступок от советской стороны при помощи немцев не приносили успеха. Весьма показательным стал итог советско-германских переговоров, прошедших 12 сентября 1918 г. в Орше. В ходе обсуждения условий вывода германских войск с территории Сенненского и Лепельского уездов Витебской губернии немцы обратили внимание советской стороны на недопустимость применения мер наказания или другого преследования в отношении лиц, сотрудничавших с оккупационными властями. Однако после отказа советской стороны выполнить это пожелание (советские представители указали, что оно вступает в противоречие с условиями Добавочного договора) немцы не стали развивать данную тему и сделали вид, что они удовлетворены приведенными аргументами.

Таким образом, развитие событий показало ошибочность безусловной ориентации на Германию. В сентябре 1918 г. "деловой кабинет" Р. Скирмунта ушел в отставку. К власти вновь пришли левые. В октябре 1918 г. главой правительства БНР (переименованного из Народного секретариата в Раду народных министров) стал А. Луцкевич (одновременно он являлся министром иностранных дел БНР).

Как и прежние правительственные кабинеты БНР, правительство А. Луцкевича уделяло повышенное внимание деятельности на международной арене, добиваясь скорейшего признания независимости Беларуси иностранными государствами. В октябре 1918 г. были проведены переговоры с Регентским советом в Варшаве, гетманским правительством на Украине и литовской Тарибой. 20 октября 1918 г. деятели БНР направили послание президенту США с просьбой "спасти беззащитную Белоруссию от разгрома и в этих целях ныне же до отхода оккупационной армии обеспечить ей внешнюю неприкосновенность признанием ее самостоятельности и независимости и внутреннюю безопасность передачей в руки Рады всей полноты гражданской власти в крае". Не отказывалось новое правительство и от контактов с немцами. 20 октября 1918 г. в Берлин отбыла делегация БНР с поручением добиваться от нового германского правительства официального признания независимости Беларуси и разрешения "дать возможность белорусскому правительству осуществлять принадлежащие ему функции государственного строительства и управления, а равно организовать вооруженную силу в целях самозащиты" (в состав делегации входили И. Лесик, Р. Скирмунт, К. Савич, И. Луцкевич, Ш. Розенбаум). Однако Макс Баденский встречаться с делегацией БНР не стал.

В то время как сторонники независимости Беларуси энергично пытались укрепить власть в крае, Советская Россия столь же энергично готовилась перейти в наступление на западном направлении. В сентябре 1918 г. Ленин, восстанавливавший силы на подмосковной даче после ранения, полученного в конце августа, потребовал немедленно созвать заседание ЦК для рассмотрения вопроса о поддержке надвигающейся революции в Германии. "Мы не будем нарушать Брестского мира теперь. Но мы уже ставим вопрос подготовки помощи немецким рабочим в их тяжелой борьбе со своим и английским империализмом", — указывал он9. 4 октября 1918 г. ВЦИК принял резолюцию, в которой объявил, что Советская Россия "всеми своими силами и средствами поддержит революционную власть в Германии". 29 октября правительство РСФСР объявило о приостановлении выплаты взносов по финансовому соглашению "до тех пор, пока все, что было эвакуировано, реквизировано и вывезено германскими оккупационными властями из оставленных ими районов, не будет возвращено на место". В полпредство РСФСР в Берлине в значительном количестве поступали пропагандистская литература, оружие, продовольствие, а также денежные средства, которые использовались советскими дипломатами для подготовки революционного взрыва в стране их пребывания. 5 ноября 1918 г., после нескольких неудачных попыток воздействовать на правительство РСФСР посредством направления дипломатических нот, правительство Германии разорвало отношения с Советской Россией, использовав в качестве предлога обнаруженные в одном из контейнеров с дипломатической почтой листовки с призывами к свержению немецкого правительства. 6 ноября из Берлина был выслан весь персонал полпредства и прочих дипломатических учреждений РСФСР.

Разрыв отношений с Советской Россией совпал по времени с началом революции в Германии. 4 ноября 1918 г. немецкие моряки в Киле отказались выполнить приказ командования о продолжении военных действий и захватили военные корабли, стоявшие в порту. На следующий день восставшие матросы и рабочие заняли Любек, Гамбург, Бремен. К 8 ноября революционное движение охватило большую часть Германии. 9 ноября 1918 г. всеобщая забастовка рабочих в Берлине переросла в вооруженное восстание. В тот же день Вильгельм II в своей ставке в Спа подписал акт об отречении от престола. Вся власть в стране перешла в руки Совета народных уполномоченных, сопредседателями которого являлись социалисты Ф. Эберт и Г. Гаазе.

Революция окончательно лишила Германию возможности продолжать боевые действия. 6 ноября на заседании германского военного кабинета было принято решение о направлении специальной делегации во главе с Эрцбергером для заключения перемирия (5 ноября державы Антанты и США известили правительство Германии о согласии начать мирные переговоры на основе "14 пунктов"). 11 ноября 1918 г. на станции Ретонд в Компьенском лесу представители Германии подписали акт о капитуляции, положивший конец боевым действиям на Западном фронте и знаменовавший собой окончание вооруженной борьбы за передел мира.

Известия о революции в Германии и ее капитуляции были с восторгом встречены в РСФСР. 6—9 ноября 1918 г. в Москве прошел VI Всероссийский чрезвычайный съезд Советов, делегаты которого выражали уверенность в том, что Германия станет социалистической республикой. Ленин, выступивший на съезде, выглядел триумфатором. Он заявил, что события, происходящие в Германии и союзных ей странах, показали верность тактики, избранной большевиками весной 1918 г., и выразил уверенность в том, что "империализм погибнет, а международная социалистическая революция, несмотря ни на что, победит!"10. 13 ноября 1918 г. на заседании ВЦИК в гостинице "Метрополь" Свердлов зачитал постановление ВЦИК об аннулировании Брест-Литовского договора "в целом и во всех пунктах". В тот же день советские войска получили приказ о переходе демаркационных линий и вступлении в занятые немцами районы бывшей Российской империи. Система международных отношений, в основу которой были положены брест-литовские договоренности 1918 г., прекратила существование.

Заключение Брестского мира 1918 г. подвело черту под существованием Российской империи, вступившей в 1914 г., в войну в качестве одной из ведущих мировых держав. "Позорный" мир, заключенный советским правительством под давлением Германии и ее союзников, лишил Россию возможности присоединиться к триумфу ее союзников по Антанте, дав им повод обвинить Россию в нарушении договоренностей, достигнутых на начальном этапе войны. Вялотекущие военные действия времен "великой" войны сменились ожесточенными и кровопролитными сражениями гражданской войны, которую вели между собой в России приверженцы революционных и традиционных ценностей. На момент окончания Первой мировой войны боевые действия велись практически на всей территории бывшей империи (при этом нельзя отрицать тот факт, что именно Брестский мир стал одним из существенных факторов гражданской войны и иностранной интервенции в России, расколов российское общество и спровоцировав ввод войск Антанты на российскую территорию).

В отличие от России Германия после заключения Брестского мира впервые с начала мировой войны стала силой, доминирующей в Европе. Практически без потерь немецкие войска поставили под контроль всю Восточную и Юго-Восточную Европу. Ликвидация второго фронта едва не привела к реализации плана германского руководства, предусматривавшего полный разгром Франции — основного соперника Германии в Западной Европе. Лишь ценой неимоверных жертв (во второй половине 1918 г. Германия потеряла в боях на Западном фронте около 1 млн человек, примерно столько же потеряли ее противники) и при поддержке США войскам Антанты удалось одержать желанную победу и продиктовать в 1919 и 1920 гг. Германии и ее союзникам условия мира, не менее жесткие, чем те, которые державы Четверного союза продиктовали России в 1918 г. (к слову, в статье 116 Версальского мирного договора 1919 г. специально оговаривалась отмена Брест-Литовского договора, а также иных договоров, соглашений или конвенций, которые были заключены между Германией и большевистским правительством России).

Брестский мир обозначил призрачность расчетов большевиков на скорую победу революции в Европе и вынудил российское революционное правительство перейти от "революционного романтизма" к суровой, прозаической борьбе за существование и более внимательно относиться к дипломатическим нормам, которые революционерам поначалу представлялись чем-то второстепенным. Ценой утраты значительной части территории довоенной России, значительных уступок в экономической сфере и согласия на выплату Германии контрибуции большевикам удалось сохранить свою власть в России. В результате Брестский мир, воспринимавшийся и в России и в Германии как нечто противоестественное, стал первым примером сосуществования государств с различными социально-политическими системами. Умело используя противоречия между двумя группировками империалистических держав, которые вели между собой ожесточенную борьбу за мировое господство, советское руководство добилось того, что "состояние войны при формально заключенном мире" (так охарактеризовал ситуацию, сложившуюся в советско-германских отношениях после заключения мира А. Иоффе) не переросло в крупномасштабные военные действия Германии и ее союзников против Советской России. В свою очередь, победа, одержанная Антантой, и падение монархии в Германии создали условия для отказа от исполнения советской стороной Брестского мирного договора и перехода Красной Армии к наступательным действиям на европейском направлении в конце 1918—начале 1919 г. Тактика, опробированная в 1918 г., неоднократно использовалась советской дипломатией и в дальнейшем (весьма показательным в этом отношении стал эпизод Великой Отечественной войны, когда в 1941 г. в условиях серьезных военных неудач руководство СССР попыталось достичь мира с нацистской Германией за счет значительных территориальных уступок; при этом данный план носил название "второго Брестского мира"11).

Насильственный мир, нарушивший контакты между областями, входившими в состав Российской империи, стимулировал развитие национальных чувств у народов, проживавших в этих областях. В 1918 г. процесс национально-государственного строительства у многих народов, входивших в состав Российской империи, обрел логическое завершение, которое выражалось в декларировании независимости от России и международном признании независимости новых государственных образований. Неприятие Брест-Литовского трактата 1918 г. деятелями белорусского национального движения сыграло решающую роль в провозглашении Белорусской Народной Республики и ее независимости от России. В 1918 г. усилия белорусской дипломатии были направлены главным образом на то, чтобы добиться восстановления белорусского государства в его этнических границах при поддержке держав Четверного союза. И хотя дипломатические акции сторонников БНР не увенчались успехом, они создали предпосылки для провозглашения Социалистической Советской Республики Беларуси в конце 1918 — начале 1919 г.

Литература

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев