Версия для печати

Белорусский журнал международного права и международных отношений 2002 — № 2


международные отношения

ИНФОРМАЦИОННОЕ НЕРАВЕНСТВО НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Роза Турарбекова

Турарбекова Роза Маратовна — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

В наступившем столетии информационные технологии стали знаковым явлением, влияние которого на международные отношения очевидно. Но существуют разные ипостаси этого влияния. Одним из ключевых является формирование информационной стратегии. С другой стороны, существует проблема восприятия международных новостей, разных каналов средств массовой информации [1]. Цель данной статьи заключается в анализе некоторых аспектов потенциала информационного потребления стран Ближнего и Среднего Востока, а также возможностей и ограничений влияния западных СМИ на примере стран региона. Безусловно, рамки статьи не позволяют дать развернутую картину, но сделать некоторый набросок можно. Необходимость решения проблемы объясняется тем, что тезис о влиянии западных СМИ на третий мир уже стал аксиомой, но так как он был выдвинут почти 30 лет назад (1973) Движением неприсоединения на конференции в Алжире, то назрела по крайней мере академическая необходимость его пересмотра. Переосмысление требуется не с точки зрения опровержения тезиса о влиянии информационного Севера на Юг, а с точки зрения обозначения произошедших изменений в последние 7—8 лет. Исследований по проблеме диспропорции в информационных потоках между богатым Севером и бедным Югом проведено достаточно [2]. Введенный в конце прошлого века термин "информационный разрыв" лишь подтвердил утверждение развивающихся стран о культурном или информационном империализме. Однако положение о неравенстве и засилье западной информационной продукции необходимо разделить на две составные части. С одной стороны, существует диспропорция информационных потоков, с другой стороны — возможность культурного влияния Севера на Юг через крупнейшие СМИ первого.

Российский автор М. С. Вершинин считает, что в настоящее время налицо непропорциональное использование информационно-коммуникационных технологий в мире. Например, из 380 млн пользователей глобальной информационной сети Интернет (данные на сентябрь 2000 г.) около 43 % приходится на жителей США и Канады, еще 27 % — на Европу, приблизительно 24 % — на страны АТР, около 4% — на страны Латинской Америки [3, 30].

Другим, не менее важным свидетельством неравенства доступа к информационным технологиям является принятая в Окинаве в июле 2000 г. на встрече лидеров "восьмерки" Хартия глобального информационного общества. В тексте этого документа говорится: "Мы отдаем должное тому вниманию, которое уделяют этой проблеме многие развивающиеся страны. В действительности все те развивающиеся страны, которые не успевают за более высокими темпами развития ИТ (информационных технологий. — Р. Т.), оказываются лишены возможности в полной мере участвовать в жизни информационного общества и экономике. Этот вопрос особенно остро стоит в тех странах, где распространению ИТ препятствует отставание в развитии основных экономических и социальных инфраструктур, в частности энергетического сектора, телекоммуникаций и образования" [3, 158].

Уже в конце 1980-х гг. поднимался вопрос о правомерности утверждений о навязывании западного образа жизни. При ограниченном доступе к информационным технологиям ограниченно и их влияние. Второе предположение зиждется на том, что насаждение западного образа жизни не может быть глубоким, так как культурные различия столь серьезны, а знание английского языка столь ограниченно, что невольно задаешься вопросом, насколько может быть опасной деятельность западных СМИ для культурной самобытности. Гораздо опаснее является низкое качество информационной продукции национальных СМИ, которые испытывают также прессинг государственных аппаратов в странах с жесткими авторитарными режимами. Изучение ситуации на Ближнем и Среднем Востоке необходимо, так как большинство стран региона являются развивающимися и угроза исламского фундаментализма часто обусловливается именно проблемой неравенства в системе международных отношений, в частности информационного. Диверсифицирование проблемы поможет выяснить, где болевые точки, а где пропагандистские спекуляции. Безусловно, рассуждения подобного рода могут быть достоверными только при более фундаментальных исследованиях, чем данная статья. Но даже имеющиеся ограниченные сведения говорят в пользу выдвинутых предположений.

Данные о состоянии информационно-коммуникационного потенциала стран Среднего и Ближнего Востока могут быть сведены к следующим параметрам:

1) соотношение численности населения, среднего дохода на душу населения и числа радиоприемников и радиостанций;

2) соотношение численности населения, среднего дохода и числа телевизоров, а также телевизионных каналов;

3) соотношение численности населения, грамотности, среднего дохода на душу населения и телефонных линий, мобильных телефонов, а также пользователей сети Интернет.

Всего использованы данные по 20 странам региона [4].

По первому параметру выделяются 5 групп государств (исходя из численности населения).

Из стран с наибольшей численностью населения (Турция, Иран, Пакистан и Египет; 66,4 млн, 66,1 млн, 144,6 млн и 69,5 млн человек соответственно) наиболее обеспеченной является Турция — 6800 дол. в среднем на душу населения, далее идет Иран — 6300 дол., Египет — 3500 дол. и Пакистан — 2000 дол. В этой четверке восточных гигантов наиболее развита радиосеть в Иране и Египте (82 радиостанции и 17 млн приемников в Иране, 56 станций и 20,5 млн приемников в Египте). Турция занимает третье место по численности приемников (11,3 млн), но лидирует по количеству станций — 94. Пакистан демонстрирует явную отсталость — 30 станций и 13,5 млн приемников.

Показательным является подсчет числа станций на миллион жителей, отражающий в количественном выражении степень воздействия при помощи этого средства коммуникаций на население (условно назовем его коэффициентом экстенсивного воздействия). В частности, в Турции в среднем на миллион жителей приходится 1,4 станции, в Иране — 1,2, в Египте — 0,8, или 8 станций на 10 млн, в Пакистане — 0,2, или 2 радиостанции на 10 млн жителей. (Подсчет и данные по коэффициенту введены автором.)

Второй эшелон составляют страны с численностью населения 30 млн и более. В эту группу вошли только страны Магриба: Судан — 36 млн, Алжир — 31,7 млн, Марокко — 30,6 млн человек.

Наиболее богатой страной является Алжир — 5500 дол. на душу населения, далее следуют Марокко — 3500 дол. и Судан — 1000 дол. Лидером по числу радиостанций является Марокко — 58, далее со значительным отставанием следуют Алжир — 34 и Судан — 14; радиоприемников — 6,64 млн, 7,1 млн и 7,5 млн соответственно. Коэффициент экстенсивного воздействия в этой группе стран следующий: в Судане на 1 млн жителей приходится 0,3 станции, или 3 на 10 млн, в Алжире — 1, в Марокко — 1,8.

В следующую группу входят страны с численностью населения от 16 до 26 млн: Сирия — 16,7 млн, Саудовская Аравия — 22,7 млн, Ирак — 23,3 млн, Афганистан — 26,8 млн. Безусловно, это самая противоречивая группа стран в политическом, экономическом, социальном и культурном смысле. Сравнительный анализ этих стран может показать либо тщетность этого исследования, либо его необходимость. В Афганистане ситуация сложилась следующим образом: доход на душу населения составил 800 дол., радиостанций — 9 и 167 тыс. приемников. В Ираке — 2500 дол., 64 и 4,85 млн соответственно. В Сирии при доходе на душу населения 3100 дол. 17 радиостанций и 4,15 млн приемников. В Саудовской Аравии средний ВНП на душу населения составляет 10 500 дол., радиостанций — 76 и 6,5 млн приемников. Из приведенных данных видно, что чем выше уровень жизни, тем больше не приемников, а в первую очередь радиостанций, т. е. больше возможность выбора. Афганистан в данном случае при уникальной ситуации, которая сложилась по ряду причин, не в полной мере может быть включен в анализ. Но именно для прогнозирования ситуации в Афганистане с развитием коммуникаций такое исследование необходимо. С другой стороны, гарантией развития радио является не только рост ВНП, но и уровень модернизации общества. В первую очередь социально-политического характера. Коэффициент экстенсивного воздействия в Сирии — 1, Саудовской Аравии — 3,3, Ираке — 2,7, Афганистане — 0,3.

Четвертую группу составили страны с численностью населения 5 млн Иордания, Израиль и Ливия (5,1 млн, 5,9 млн и 5,2 млн соответственно). Каждое из указанных государств является уникальным с точки зрения политического развития. При разном доходе на душу населения (Иордания — 3500 дол., Израиль — 18 900, Ливия — 8900) число радиостанций соответствует уровню жизни — 12 в Иордании, 40 в Израиле и 24 в Ливии. Число радиоприемников — 1,6 млн, 3 млн и 1,3 млн соответственно. Как можно убедиться из вышеприведенных данных, число приемников может определяться как более высоким уровнем жизни, так и степенью развития политических свобод. Здесь имеются в виду данные по Иордании и Ливии. Необходима обработка большего массива данных, чтобы подтвердить это предположение. Тем не менее на основании этих данных есть возможность уже выдвигать такого рода предположения. Коэффициент экстенсивного воздействия здесь следующий: в Иордании на 1 млн жителей приходится 2,3 станции, в Израиле — 6,7, в Ливии — 4,6.

Пятую группу составили малые страны региона: ОАЭ — 2,407 млн населения, Кувейт — 2,041 млн, Катар — 769 тыс., Оман — 2,622 млн, Ливан — 3,627 млн, зона Западного банка и сектор Газа — 3,2 млн. ВНП в среднем на душу населения в этих странах настолько различен, что нет необходимости использовать термин богатый Север и бедный Юг. Ирония геополитической судьбы заключается в том, что самые богатые страны расположены на юге, а самые бедные на севере. В частности, ОАЭ — 22 800 дол., Катар — 20 300 дол. и, напротив, Ливан — 5000 дол., зона Западного банка и сектор Газа — 1500 дол. В Кувейте и Омане — 15 000 и 7700 дол. соответственно. Несмотря на высокий уровень жизни в ОАЭ, Кувейте и Катаре радиостанций насчитывается всего 22, 18 и 12, в то время как в Ливане действует 46 станций. С другой стороны, в зоне Западного банка и секторе Газа действовала всего 1 радиостанция, и вопрос ее функционирования, после действий израильской армии в рамках операции "Защитная стена", остается открытым. В Омане действует 14 станций. Лидером по численности приемников является Ливан — 2,850 млн, Оман — 1,4 млн, далее следуют Кувейт — 1,175 млн, ОАЭ — 820 тыс., Катар — 250 тыс. (По территории Палестинской автономии данные отсутствуют.) Явное превосходство Ливана во многом объясняется поликонфессиональным и полиэтническим факторами, а данные по этой группе стран региона еще раз свидетельствуют в пользу предположения, что не всегда экономический фактор является определяющим. Коэффициент экстенсивного воздействия в этой группе государств следующий: в ОАЭ — 9,1, в Кувейте — 9, в Катаре — 17, в Омане — 5,3, в Ливане — 12,7, Палестинская автономия — 0,3.

В соответствии с предложенным коэффициентом экстенсивного воздействия радио страны региона выстроились следующим образом: лидерами являются малые страны Залива (за исключением Ливана, который занял вторую позицию) — Катар, ОАЭ, Кувейт (от 17 до 9); далее следует Израиль, Оман, Ливия, Саудовская Аравия, Ирак, Иордания (от 6 до 2,3); затем Марокко, Турция, Иран, Сирия, Алжир (от 1,8 до 1) и замыкает группа отстающих с коэффициентом меньше единицы — Египет, Афганистан, Судан, Палестинская автономия и Пакистан, который занял последнюю позицию с коэффициентом 0,2. Подобные цифры не могут служить для определенных выводов до тех пор, пока не будет проведено полностью исследование по всем заявленным показателям, но как не вспомнить катарский канал "аль-Джазира" в связи с первой позицией Катара по коэффициенту экстенсивного воздействия радио.

Подводя итоги по первому параметру информационно-коммуникационных возможностей стран региона, необходимо отметить, что уровень жизни в целом дает больше возможности для развития такого средства коммуникации, как радио, но не численность приемников является показателем уровня развития, а в первую очередь число радиостанций. Тем не менее, не всегда экономический фактор является гарантом развития коммуникаций. Во многом это сопряжено с уровнем развития гражданских свобод. Коэффициент экстенсивного воздействия радио выше в странах с малой численностью населения, высоким уровнем доходов и наличием определенной степени развития демократических институтов. Наиболее высокие показатели у таких стран, как Катар, Ливан, ОАЭ, Кувейт, Израиль (от 17 до 6,7 единиц). Из них у Ливана самый низкий доход на душу населения — 5000 дол. в среднем, а самый высокий у ОАЭ — 22 800 дол.

Второй показатель информационно-коммуникационных возможностей стран Ближнего и Среднего Востока — соотношение численности населения, среднего дохода, числа телевизоров и, самое важное, числа телевизионных каналов.

В соответствии с этим показателем в первой группе стран (Турция, Иран, Пакистан и Египет) лидером является Турция — 20,9 млн телевизоров на 66,4 млн населения при самом высоком доходе в этой группе — 6800 дол. При этом поражает количество каналов — 635. В данном контексте неслучайным выглядит открытие корпорацией CNN турецкого языкового аналога. Коэффициент экстенсивного воздействия телевидения в Турции самый высокий в регионе — 9,5 каналов на 1 млн зрителей. (Подсчет и данные по коэффициенту введены автором.) Далее с огромным отставанием идут Египет — 38 каналов, 7,7 млн телевизоров на 69,5 млн жителей, коэффициент 0,5; Иран — 28 каналов на 66,1 млн жителей, число телевизоров 4,61 млн, коэффициент 0,4; Пакистан — 22 канала на 144,6 млн населения, 3,1 млн телевизоров, коэффициент 0,15. Показатели настолько разные, что сделать вывод можно только один: уровень доходов не решающий фактор развития данного средства коммуникации. Близость к Европе и глубина процессов модернизации являются более значимым фактором, чем все остальные. Египет при его низком уровне доходов на душу населения (3600 дол.) является наиболее развитой страной арабского мира не только в области телевидения, но и в выпуске кинопродукции. С другой стороны, Иран при среднем доходе 6300 дол. отстает от Египта. Наконец, Пакистан, который является стратегическим союзником США как на Среднем Востоке, так и в Южной Азии, но имеет множество проблем социального, экономического и политического характера, не может быть описан как страна с хорошо развитой системой коммуникаций даже на фоне "отсталого" Среднего Востока. Довольно печальным является тот факт, что данная страна обладает ядерным оружием и пытается заверить весь мир, что она в состоянии контролировать его. При таком состоянии коммуникаций подобные заявления могут вызвать сомнения.

Во второй группе стран региона (Судан, Алжир, Марокко) наиболее высокий коэффициент у Алжира — 1,45. Далее с небольшим отставанием идет Марокко — 1,17 и, наконец, Судан — 0,08. Самый низкий показатель у Судана может быть истолкован как низким уровнем доходов (1000 дол. в год), так и в целом развитием модернизационных процессов в этой стране. Тем не менее, подчеркивая немаловажность проблем социально-политического характера, необходимо отметить, что именно Марокко при отставании от Алжира по доходам на душу населения — 3500 против 5500 дол. — имеет такое же количество телевизоров (3,1 млн).

В третьей группе, состоящей из Сирии, Саудовской Аравии, Ирака и Афганистана, несомненным лидером является Саудовская Аравия, коэффициент которой составил 5,1. Вторую позицию занимает Сирия — 2,6. С большим отставанием идет Ирак — 0,5. У Афганистана настолько сложная ситуация, что многие данные просто отсутствуют. Необходимо отметить, что далеко не каждый житель Сирии или Ирака имеет возможность ознакомления с телевизионной продукцией, так как в Сирии приходится 1 телевизор на 16 человек, а в Ираке — на 13. Данная группа стран в большей степени демонстрирует зависимость от экономических показателей.

Четвертая группа государств (Иордания, Израиль и Ливия) включает как лидера региона — Израиль, так и такие малоразвитые с точки зрения информационно-коммуникационных возможностей страны, как Ливия. В Израиле на почти 6 млн жителей приходится 53 канала, коэффициент — 8,9. Иордания, одна из беднейших стран региона, имеет коэффициент 3,9 при среднем доходе на душу населения 3500 дол., и, наконец, Ливия — коэффициент 2,3 при годовом среднем доходе 8900 дол. Иордания таким развитием коммуникаций во многом обязана своиму геостратегическому положению и продуманной политике короля Хусейна после заключения иордано-израильского договора 1994 г. Уровень развития гражданских свобод в Иордании один из самых высоких в арабском мире. Во многом именно поэтому показатели отличаются от ливийских.

Последняя группа — малых стран демонстрирует наиболее устойчивые показатели. Лидерство, как и в случае с радио принадлежит Катару (коэффициент — 7,1), далее следуют Кувейт — 6,37, ОАЭ — 6,25, Оман — 5. Так как уровень развития гражданских свобод в Катаре достаточно низкий, лидерство принадлежит Турции и Израилю, однако не стоит забывать, что канал "аль-Джазира" отныне является региональным лидером и стал первым арабским каналом, известным всему миру, феномен которого требует скорее качественного анализа, чем количественного.

Анализ второго показателя информационно-коммуникационных возможностей региона показал следующее: несмотря на то, что телевидение является более затратным средством коммуникации, уровень развития зависит не только от доходов на душу населения, но и от социальных и политических модернизационных показателей. Немаловажным является и личностный фактор. Удачный их синтез может компенсировать нехватку минеральных ресурсов и глубину социальных, политических и экономических проблем. Примером могут стать Иордания и Ливия, Турция и Катар. Не всегда нефть определяет уровень развития коммуникаций и не всегда ее отсутствие является показателем отсталости.

Третьим параметром информационно-коммуникационных возможностей является соотношение численности населения, доходов, грамотности, а также числа пользователей сети Интернет. Информационный разрыв в рамках региона просто поражает. Основной задачей сопоставления является выяснение причин такого неравенства между самими странами Ближнего и Среднего Востока. Необходимо отметить, что данные, приведенные ниже, датированы 2000 г.

В первой группе стран лидерство удерживает Турция — 2 млн пользователей, которые составляют 3 % от всей численности. Иран, Пакистан и Египет не набирают даже 1 %. (Подсчет процентного соотношения проведен автором.) Грамотность в данном случае не имеет серьезного значения. В Иране 72 % грамотных, а в Пакистане 42,7 %. При этом число пользователей Интернет в Пакистане больше, чем в Иране (0,8 % населения Пакистана против 0,1 % населения Ирана).

Во второй группе стран наибольший процент пользователей Интернет наблюдается в Марокко — 120 тыс., или 0,3 %. Далее следует Судан — 0,2 % и самый низкий показатель у Алжира — 0,06 %. Наиболее удивительным является относительный коммуникационный "прорыв" Судана, который показывает, что возможности информационных технологий — это возможности и для беднейших стран (1000 дол. средний доход населения страны).

В третьей группе сравнительный анализ затруднен из-за отсутствия данных по Ираку и Афганистану. Тем не менее, необходимо упомянуть, что при достаточном уровне жизни в Саудовской Аравии очень низкий процент пользователей, всего 1,7 %.

Четвертую группу возглавляет Израиль: 16,6 % от всего населения страны являются пользователями Интернет. С существенным отрывом идут Ливия — 2,3 % и Иордания — 1,7 %. Для Ливии — это существенное достижение и 6-я позиция по региону.

Наибольшее количество лидеров сосредоточено в малых странах. Самый высокий показатель у Кувейта — 43,7 % населения являются пользователями сети. Здесь также наблюдается удачное сочетание факторов экономического и политического характера, а также разумная политика правящего дома ас-Сабах, в частности премьер-министра Сабах ас-Сабаха. Далее с некоторым отставанием идет Катар — 32,8 % населения страны пользователи Интернет, и ОАЭ — 12,9 %. Оман является самой отсталой страной в этой группе — 1,9 % населения страны пользуются сетью. Интересен тот факт, что Ливан занимает 5-ю позицию в регионе: 6,3 % населения страны — пользователи сети Интернет. Вызывает уважение тот факт, что при сложных проблемах разного характера Ливан сумел изыскать силы и возможности быть одним из первых в освоении этого интерактивного средства коммуникации. Совершенно очевидным становится проблемное развитие модернизации в Саудовской Аравии. Страна с такими возможностями, как с точки зрения культурной и экономической, так и в целом геополитической, не находит сил и средств для развития коммуникаций.

В целом можно прийти к заключению, что развитие сети Интернет в регионе дает возможности беднейшим странам уменьшить информационно-коммуникационное неравенство в регионе. Наиболее важной является проблема доступа, которая связана не столько с отсталым технологическим развитием, сколько с недостаточным вниманием к этой сфере политических кругов. Этим можно объяснить тот факт, что показатели Иордании — одной из самых бедных стран региона и Саудовской Аравии одинаковы. Подводя итоги проведенному исследованию, хотелось бы отметить:

во-первых, тезис об информационно-коммуникационном отставании региона является достоверным и по сей день, но требует уточнения. Неоправданно говорить о засилье западной продукции, так как отставание не позволяет ее потреблять и самые антизападные режимы являются самыми отсталыми в информационном отношении;

во-вторых, вызывает сомнение тезис о связи экономического фактора и развития СМК; приведенные выше примеры показывают как важность этого фактора, так и его относительность в случае непродуманного политического курса;

в-третьих, гораздо более опасным является факт неравенства внутри самого региона и попытки отвлечь внимание от этой проблемы в пользу проблемы неравенства с более отдаленными странами — Запада или Севера;

в-четвертых, наиболее удачными и перспективными с точки зрения информационно-коммуникационного потенциала являются страны с небольшой численностью населения и большим количеством минеральных ресурсов, но не всегда их наличие или отсутствие является залогом успешного развития. Скорее личностный фактор является наиболее важным в малых странах региона — от Иордании до Эмиратов.

Литература

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев