Версия для печати

журнал международного права и международных отношений 2005 — № 1


международные отношения

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРИЗНАНИЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Кирилл Камышев

Автор:
Камышев Кирилл Викторович — соискатель кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Шадурский Виктор Геннадьевич — доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Крючек Петр Степанович — кандидат политических наук, доцент кафедры истории Беларуси Белорусского государственного технологического университета

Республика Беларусь — молодое европейское государство, независимость и суверенитет которого признаны мировым сообществом после распада СССР. В начале 2005 г. Беларусь поддерживала дипломатические отношения со 153 государствами мира, являлась членом более 60 международных организаций и структур.

За годы независимости в стране сформирована развитая инфраструктура дипломатических учреждений. В 45 странах мира Беларусь представляют более 50 дипломатических и консульских учреждений. Функционирует 12 отделений посольств Республики Беларусь: 10 в регионах Российской Федерации, по одному — в Бонне (ФРГ) и Алматы (Казахстан). 8 послов Республики Беларусь дополнительно аккредитованы по совместительству в 13 государствах мира1.

В самой стране действует более 50 дипломатических и консульских представительств иностранных государств и международных организаций. Кроме того, в стране по совместительству аккредитовано 76 послов иностранных государств, резиденции которых находятся в Москве, Киеве, Варшаве и Вильнюсе2.

Суверенная и независимая Беларусь в той мере, насколько самостоятельность государств укладывается в современные процессы глобализации, — это свершившийся факт.

Она прошла путь становления от международно-правового признания и формирования собственной сети дипломатических представительств до уважаемого международным сообществом, состоявшегося независимого государства.

Дезинтеграция СССР и обусловленность международно-правового признания Беларуси. С распадом СССР и созданием Содружества Независимых Государств (СНГ) основным вопросом международной повестки дня стало признание геополитических трансформаций на бывшем совет-ском пространстве. Безболезненное признание советских республик независимыми и суверенными государствами, а также легитимация политической карты постсоветского пространства были обусловлены не только фактом свершившейся дезинтеграции Советского Союза, но и во многом — интересами международного сообщества.

Главным фактором, определившим курс иностранных государств на развитие конструктивного сотрудничества с Содружеством, являлась необходимость обеспечения собственной безопасности и сохранения национальных интересов в военно-политической, экономической, экологической, энергетической, коммуникационной областях мировой политики. Предусловием этого сотрудничества стало быстрое и безусловное признание мировым сообществом суверенитета стран СНГ.

Трансграничность протекающих в мире процессов, усилившаяся взаимозависимость членов мирового сообщества исключали возможность затягивания международно-правового признания новых субъектов международных отношений. Исключалась также возможность выборочного международно-правового оформления отношений ведущих государств мира со странами СНГ. Географически распад СССР и связанные с ним процессы в первую очередь затронули жизненные интересы европейских государств.

Потенциальные угрозы для мирового сообщества в случае непризнания стран СНГ суверенными субъектами международных отношений были обусловлены следующими взаимодополняемыми факторами:

1) наличие на территории ряда бывших союзных республик стратегического и тактического ядерного оружия, а также других видов оружия массового поражения;

2) развитая сеть атомных электростанций на постсоветском пространстве и потенциальная опасность их использования в террористических целях;

3) определенная зависимость западноевропейских государств от поставок российского углеводородного сырья, включая вопросы стабильности его добычи и безопасности транзита через территорию стран СНГ;

4) возникновение и нарастание интенсивности очагов этнополитической напряженности на постсоветском пространстве как вероятных источников распространения региональной нестабильности;

5) опасность возникновения в сопредельных с постсоветским пространством регионах социальной и этнокультурной напряженности, связанной с угрозой массовой нелегальной миграции;

6) вероятность ухудшения экологической ситуации в европейском и других регионах, связанная с ослаблением централизованного государственного контроля за использованием промышленных и других объектов, прекращением должного финансирования мероприятий и систем по обеспечению экологической безопасности на постсоветском пространстве;

7) политический фактор, взаимоувязанный также с обеспечением собственных экономических интересов на постсоветском пространстве3.

В то же время гарантированность и необратимость процесса международного признания бывших советских республик независимыми и суверенными государствами обеспечивалась заинтересованной политикой США и других западных государств, направленной на дезинтеграцию СССР.

После распада СССР основной задачей западных государств стало недопущение реставрации Советского Союза, поддержка независимости и самостоятельности новых государств от Москвы, недопущение, а в случае необходимости и максимальное «размывание» объединительных процессов на постсоветском пространстве. Целью такой политики являлось уменьшение влияния Российской Федерации в новых независимых республиках, создание вокруг нее карантинного пояса и, как результат, ослабление интегрирующей роли России среди стран СНГ.

В целом международное признание бывших советских республик независимыми государствами было гарантированным процессом. Беларусь по сравнению с другими странами СНГ имела даже преимущества, которые создавали предпосылки для более быстрого и полноценного налаживания двусторонних отношений с ведущими государствами мира.

Выгодное географическое положение на пересечении основных транспортных магистралей, соединяющих Европу с Россией и Центральной Азией, высокий потенциал экономического развития страны, наличие ядерного оружия бывшего СССР, а также значительных запасов обычных вооружений обусловили на момент распада СССР влиятельную геополитическую роль Беларуси. Эти обстоятельства благоприятствовали развитию межгосударственного диалога Беларуси с США и западноевропейскими странами.

Определенный опыт международного сотрудничества БССР — члена ООН позволял ей надеяться на положительное восприятие в мире. Внешнеполитические акции и инициативы, выдвинутые Беларусью совместно с СССР и УССР, формировали образ миролюбивого государства. Несколько возрастала и общая информированность международного сообщества о Беларуси.

Кроме того, процесс ее государственного становления в отличие от некоторых постсоветских республик не был обременен проблемой территориальной целостности и центробежными тенденциями, включая территориальные претензии, хотя общественно-политическая дискуссия на эту тему не обошла и Беларусь.

Российская Федерация как государство — преемник бывшего СССР перед лицом мирового сообщества находилась в более выгодном положении, чем другие государства СНГ. Однако стремление Кремля, пусть и не жестко обусловленное, доминировать на постсоветском пространстве, сохранить прежнюю роль центра предопределяло поддержку западными государствами самостоятельности стран СНГ. Такое положение вещей заранее закладывало негативный внешнеполитический имидж новой России.

Процессы суверенизации на пространстве СССР и международное признание Беларуси. Первоначальный импульс нарастанию центробежных тенденций на союзном пространстве был придан инициированной Генеральным секретарем КПСС М. Горбачевым политикой перестройки, которая затронула все сферы общественно-политической жизни страны. Партийно-государственная элита на местах и пробудившиеся национальные общественно-политические силы стремились усилить самостоятельность республиканских центров. Обстановка в стране позволяла союзным республикам подходить более гибко к своей деятельности на международной арене.

Несмотря на то, что устремления к независимости в белорусском обществе были выражены не столь отчетливо, как в других союзных республиках, ситуация в БССР развивалась по общему для союзного пространства сценарию.

Характерной особенностью этих процессов на рубеже 1980-х—1990-х гг. являлась предельная осторожность Минска при рассмотрении вопроса о суверенизации республики и проведении самостоятельной политики. Тем не менее, принятая 27 июля 1990 г. Декларация о государственном суверенитете БССР заложила основу самоопределения белорусской нации, поступательного процесса восстановления собственной государственности4.

Декларация закладывала принципиально иное содержание деятельности БССР на международной арене. Впервые за время существования республики в составе СССР фиксировалась ее независимость во внешних сношениях. Беларусь заявляла о своем неотъемлемом праве проводить самостоятельную внешнюю политику5.

Реализация заложенных в Декларации идей должна была осуществляться путем принятия Конституции и новых законов республики. До этого же момента документ носил лишь декларативный характер. Практически все положения Декларации противоречили Конституциям СССР и БССР.

Тем не менее, сразу после принятия Декларации министр иностранных дел Беларуси П. Кравченко поручил своим сотрудникам проработать все вопросы, вытекавшие из этого принципиально важного документа. В частности, Министерство иностранных дел инициировало разработку ряда проектов законов и нормативных актов о внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Беларуси (в том числе, закон «О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров Белорусской ССР»)6.

Сила конституционного закона Декларации была придана сразу после августовских событий 1991 г., когда процесс распада СССР стал необратимым и вошел в завершающую стадию. Соответствующее решение Верховный Совет БССР принял 25 августа 1991 г. одновременно с объявлением экономической и политической независимости Беларуси7. 19 сентября 1991 г. Верховным Советом принят Закон, в соответствии с которым БССР переименовывалась в Республику Беларусь.

2 октября 1991 г. теперь уже Верховный Совет Республики Беларусь принял заявление «О принципах внешнеполитической деятельности Республики Беларусь», в котором подтверждалась приверженность Беларуси принципам Устава ООН, Всеобщей декларации о правах человека 1948 г., а также всем международным обязательствам Беларуси.

В Заявлении выражалась готовность присоединиться к факультативному протоколу Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. и признать компетенцию Комиссии по правам человека. Кроме того, заявлялось о намерении Беларуси подписать Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), принять на себя обязательства по документам в рамках этой организации.

Верховный Совет Республики Беларусь обращался к руководству парламентов государств — участников СБСЕ с предложением принять Беларусь в качестве полноправного члена Совещания и приступить к переговорам об уничтожении ядерного оружия и объявлению европейского континента безъядерной зоной8.

С начала 1990 г. руководство Беларуси предприняло активные шаги по расширению сотрудничества с иностранными государствами и международными организациями. В первую очередь они связывались с аварией на Чернобыльской АЭС и необходимостью участия международного сообщества в ликвидации последствий этой масштабной техногенной катастрофы. Беларусь остро нуждалась в международной помощи, которая в конце 1980-х—начале 1990-х гг. аккумулировалась в основном через белорусские представительства при международных организациях9.

Министерство иностранных дел БССР стремилось расширить географию внешнеполитической деятельности. Соответствующая работа концентрировалась в основном в постоянных представительствах БССР при ООН в Нью-Йорке, Женеве и Париже. Несмотря на критические оценки деятельности БССР и УССР в ООН и других международных организациях10, представительство этих союзных республик в ведущей универсальной международной организации накануне распада СССР создавало для Беларуси и Украины ряд очевидных преимуществ.

Во-первых, Беларусь участвовала в деятельности наиболее авторитетного и представительного международного форума, на равных обсуждая с ведущими государствами мира актуальные проблемы современности. Активность в ООН, подкрепленная статусом члена — основателя Организации, обеспечила позитивное восприятие Беларуси международным сообществом.

Во-вторых, возможность напрямую контактировать с представителями государств позволяла оперативно и без посредников доносить до международного сообщества позицию Беларуси по значимым вопросам и проблемам и таким образом излагать и отстаивать свои интересы на международной арене. Получение информации по каналам ООН и других международных организаций способствовало формированию представления белорусской общественно-политической и партийно-государственной элиты о ситуации в мире. Создавались предпосылки для более полного восприятия внутриполитических процессов в СССР.

В-третьих, наличие сформированной сети дипломатических представительств, несмотря на ее немногочисленность и некоторую условность, расширяло возможности белорусской стороны по привлечению потенциала международного сотрудничества к решению актуальных для Беларуси экологических и социально-экономических проблем. Кроме того, через свои постоянные представительства при международных организациях Беларусь проводила работу по установлению прямых отношений с зарубежными государствами. Белорусское постпредство при ООН трансформировалось в своеобразное посольство «по совместительству во всех государствах мира»11.

Таким образом, Беларусь и Украина на момент распада СССР находились в более выгодном положении, чем другие союзные республики (исключая РСФСР). Объективные преимущества (опыт международного сотрудничества, репутация предсказуемого партнера, информированность международного сообщества о Беларуси, по крайней мере на уровне экспертов внешнеполитических ведомств мировых государств, а также имевшийся инструментарий внешних сношений) обусловили в последующем быстрое и полное международное признание Беларуси.

В то же время отношения с ведущими государствами мира не могли полноценно развиваться параллельно с находившимся в стадии распада СССР. Несмотря на очевидные признаки его ослабления, зарубежные государства не решались пойти на установление прямых отношений с республиками СССР.

Осторожная, выжидательная позиция международного сообщества по отношению к внутриполитическим процессам на пространстве СССР не позволяла Беларуси полностью задействовать потенциал международного сотрудничества для решения социально-экономических и экологических проблем.

Так, визит Председателя Совета Министров БССР В. Кебича в начале 1991 г. в Японию, особенно важный для Беларуси в связи с ожидаемой гуманитарной и консультационно-технической помощью по чернобыльской линии, находился на протяжении нескольких месяцев под угрозой срыва. В течение января—февраля 1991 г. японская сторона не решалась подтвердить либо отказать в готовности принять В. Кебича с визитом, возможность которого была согласована накануне с постоянным представителем Японии при ООН.

Визит состоялся 25 февраля—4 марта 1991 г. только после официальной просьбы МИД СССР принять председателя белорусского правительства в Японии с визитом, которая была направлена в МИД Японии по запросу японской стороны12.

Трудности, связанные с организацией гуманитарного по своему содержанию визита В. Кебича в Японию, свидетельствовали об обеспокоенности западных государств развитием ситуации в СССР и возможными негативными последствиями его распада. В то же время результаты визита для Беларуси не ограничились предоставлением Японией гуманитарной помощи. В ходе визита была заложена основа для развертывания полноценных двусторонних отношений после дезинтеграции СССР13.

На заключительной стадии распада СССР попытки белорусской стороны установить прямые отношения с иностранными государствами интенсифицировались.

В ходе состоявшейся в ноябре 1991 г. встречи министра иностранных дел П. Кравченко с заместителем помощника Госсекретаря США К. Кэнноном американской стороне было предложено установить с Беларусью прямые отношения и обменяться консульствами и торговыми представительствами. Белорусский министр проинформировал о намерении установить и развивать с учетом реальной внутриполитической ситуации в СССР прямые отношения с иностранными государствами, открыть в них белорусские консульства и торговые представительства14.

Вопрос о развитии между Беларусью и зарубежными государствами прямых отношений был предварительно согласован с союзным центром. Министр иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе положительно оценил возможность установления таких контактов и выразил готовность направить представителей БССР в советские загранучреждения15.

В октябре 1991 г. в ходе выступления на 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН министр П. Кравченко изложил приоритеты белорусской внешней политики. Центральное место среди них заняло обеспечение реального суверенитета и независимости Беларуси16.

Ведущие государства мира уже в 1990 г. реально оценивали перспективу распада СССР. Визиты иностранных дипломатов в БССР и в другие союзные республики были направлены в первую очередь на анализ степени дезинтеграции на местах — в республиканских центрах.

В декабре 1990 г. в ходе посещения Минска группу японских дипломатов интересовали такие вопросы о Беларуси, как расстановка сил в Верховном Совете; отношение в республике к заключению нового союзного договора; возможность создания таких атрибутов государственности, как собственная армия, система безопасности, валюта и таможня; вероятность предъявления территориальных претензий Литве; отношение к проводимым тогда экономическим санкциям союзного центра против последней17.

В октябре 1991 г. с аналогичной целью Минск посетила группа сотрудников посольства КНР в СССР. В ходе встреч китайские дипломаты отмечали, что в настоящее время КНР готова идти на установление прямых отношений с союзными республиками. Беларусь интересовала китайскую сторону, по их словам, как страна со значительным экономическим потенциалом, высоким уровнем научно-технического развития народного хозяйства18. Тематика поставленных белорусской стороне вопросов свидетельствовала об информированности иностранных дипломатов о ситуации в Беларуси и существовании на тот момент различных вариантов развития ситуации с распадом СССР и обретением республиками независимости.

Процесс появления предпосылок для обеспечения международного признания независимости Беларуси можно разделить на несколько этапов: первый — политика перестройки и нарастание центробежных тенденций на союзном пространстве, формирование предусловий для выхода Беларуси из состава СССР; второй — объявление Декларации о государственном суверенитете БССР, начало широкой общественно-политической дискуссии по вопросу восстановления белорусской государственности и независимости; третий — перерастание центробежных тенденций на союзном пространстве в необратимый процесс, активизация усилий союзных республик по международному признанию их независимости, документальное оформление дезинтеграции СССР.

Особенности международного признания суверенитета Беларуси. После распада СССР, в условиях нарастающего социально-экономического и общественно-политического кризиса важнейшей задачей руководства и внешнеполитического ведомства Беларуси стало обеспечение быстрого и необратимого международно-правового признания суверенитета страны.

В течение 1991—1992 гг. независимость Беларуси была полностью де-юре признана международным сообществом. Признание протекало по нарастающей и интенсифицировалось в 1992 г. Вместе с тем, с политической точки зрения большинство наиболее важных признаний произошло в 1991 г. В первую очередь Беларусь была заинтересована в международно-правовом признании со стороны России, США, основных западноевропейских государств, а также Японии. Международно-правовое признание сопредельными странами являлось первым шагом по формированию пояса добрососедства по периметру собственных границ.

С учетом того, что Беларусь входила в число инициаторов беловежских соглашений, признание ее суверенитета было автоматически гарантировано со стороны России и Украины (8 декабря 1991 г.). Другие союзные республики заняли осторожную позицию и признали независимость Беларуси, за исключением Грузии (6 января 1994 г.), только с подписанием Алматинской декларации от 21 декабря 1991 г. Прибалтийские государства (Литва, Латвия, Эстония), вышедшие из состава СССР накануне его распада, признали Беларусь намного позже. Например Литва заявила о признании только в конце 1992 г. одновременно с установлением дипломатических отношений19.

Среди прочих причин выжидательная позиция международного сообщества по вопросу признания новых независимых государств была обусловлена положительным восприятием личности президента СССР М. Горбачева, с которым главы государств и правительств многих стран связывали деловые и личные контакты в ходе переговоров на высшем и высоком уровне.

Полоса международно-правового признания Беларуси началась после того, как процесс распада СССР приобрел необратимый характер и президент М. Горбачев был вынужден 25 декабря 1991 г. покинуть свой пост.

В число первых государств, которые признали Беларусь еще до отставки М. Горбачева и подписания Алматинской декларации, вошли Турция (16 декабря 1991 г.), Швеция (19 декабря 1991 г.), Монголия (20 декабря 1991 г.). 27 декабря 1991 г. суверенитет Беларуси был признан США. До конца года Беларусь была признана 54 государствами мира, 2 из которых установили с Беларусью дипломатические отношения (США и Украина).

Решение о признании суверенитета бывших республик СССР было принято руководителями стран — членов ЕС 23 декабря 1991 г. в ходе встречи в г. Гааге, на которой было распространено «Заявление 12-ти о будущем статусе России и других бывших республик СССР».

В то же время в октябре 1991 г., комментируя намерения Великобритании в отношении развития партнерства с Литвой, Латвией и Эстонией, министр иностранных дел Великобритании Д. Хэрд заявил, что его страна не планирует признавать независимость бывших республик СССР, за исключением прибалтийских государств. После принятия гаагского заявления, которое позволило нейтрализовать возможность затягивания международного признания Беларуси, Великобритания была вынуждена отказаться от своих прежних планов и в письме премьер-министра Дж. Мэйджора на имя председателя Верховного Совета Республики Беларусь С. Шушкевича вышла с предложением об установлении дипотношений20.

Признание Беларуси западноевропейскими государствами практически завершилось в феврале 1992 г., за исключением Люксембурга (9 июля 1992 г.), Ватикана (11 ноября 1992 г.) и Португалии (7 декабря 1992 г.).

Признание суверенитета Беларуси не всегда шло параллельно с установлением дипломатических отношений. Из 129 государств, признавших Республику Беларусь в период 1991—1994 гг., дипломатические отношения с белорусским государством установило 102. В основном дипотношения устанавливались путем подписания соответствующего Соглашения или Протокола в ходе визитов в страну глав зарубежных внешнеполитических ведомств и министра иностранных дел Беларуси за рубеж. С некоторыми государствами дипотношения были установлены через обмен дипломатическими нотами.

Подтверждением серьезности подхода международного сообщества к развитию полноценных межгосударственных контактов с Беларусью является факт восстановления, в отличие от установления, дипломатических отношений с ФРГ, крупнейшим по экономическому потенциалу западноевропейским государством, «двигателем» европейской интеграции. Соглашение о восстановлении прерванных в 1923 г.21 дипломатических отношений подписано в марте 1992 г. в ходе визита в Беларусь заместителя федерального канцлера, министра иностранных дел ФРГ Г.-Д. Геншера22.

Для полноценного признания независимости Беларуси международным сообществом руководству страны необходимо было наладить интенсивный межгосударственный диалог с зарубежьем, и в первую очередь с европейскими государствами. В течение 1992—1994 гг. активно развивались официальные контакты на уровне глав государств и правительств, министров иностранных дел с Россией, США, Великобританией, Германией, Италией, Норвегией, Данией, Нидерландами, Швецией, Финляндией, Грецией, Испанией, Швейцарией, Турцией, Кипром.

Развертывание сети дипломатических представительств за рубежом. В сентябре 1990 г. на совещании заместителей глав внешнеполитических ведомств союзных республик в Министерстве иностранных дел СССР по предложению белорусской стороны было принято решение учредить в советских посольствах, расположенных в сопредельных и представляющих интерес странах, должность представителя союзных республик. Так, например, в феврале 1991 г. советник посольства СССР в Японии был назначен представителем МИД БССР в данном загранучреждении23.

В декабре 1991 г. в письме, адресованном главам внешнеполитических ведомств России и Украины, министр П. Кравченко предлагал рассмотреть возможность «аккредитации одного лица в качестве Посла РСФСР, Украины и Беларуси, а также одновременно всего СНГ в целом с выдачей такому лицу верительных грамот заинтересованных членов Содружества»24. Одновременно министр информировал о намерении Беларуси открыть свои диппредставительства в ФРГ, Франции, Великобритании, Италии, Швеции, Польше, ЧСФР, США, Канаде, ЮАР, Израиле, Египте, одной из нескольких стран Азиатско-Тихоокеанского региона. В июле 1992 г. в список включили Россию, Украину, Литву, Китай и Индию.

Предполагалось, что белорусские диппредставительства будут состоять в среднем из пяти дипломатов (посол, советник по политическим и культурным вопросам, 1—2 советника по торгово-экономическим вопросам, 1—2 консульских работника)25. Оперативно дипломатический состав загранучреждения должен был зависеть от уровня и характера отношений с каждой конкретной страной. В апреле 1992 г. в МИД Беларуси состоялось рабочее совещание по вопросам развертывания сети белорусских загранпредставительств с участием заинтересованных белорусских министерств и ведомств, в том числе Госкомитета по внешнеэкономическим связям и КГБ.

После обретения независимости для продвижения своих политических и экономических интересов на международной арене Беларуси необходимо было сформировать стройную централизованную систему дипломатических и консульских учреждений за границей. С этой целью предлагалось создать центры с минимальными расходами для всесторонней координации действий заинтересованных республиканских органов госуправления, хотя в противовес этой инициативе выдвигалось учреждение за границей ведомственных (торговых, транспортных, культурных и иных) представительств26.

С учетом мирового опыта существовало два приемлемых варианта формирования сети загранучреждений Республики Беларусь.

Министерство иностранных дел призывало максимально сосредоточиться на открытии собственных загранучреждений в условиях дефицита валютных ресурсов и сложности решения проблем раздела загранимущества бывшего СССР. Предлагалось ориентироваться на открытие двух видов диппредставительств: дипломатических (в ограниченном числе стран) и консульских (во всех случаях, когда этого потребуют экономические интересы страны). Такой подход, кроме прочего, позволял воспользоваться привилегиями, льготами и иммунитетами, предусмотренными международными нормами для таких представительств, их сотрудников и членов семей в местах их пребывания.

Для учета в полном объеме всего спектра интересов Беларуси за рубежом также предлагалось предусмотреть в представительствах должности двойного подчинения. Финансирование деятельности белорусских загранпредставительств предлагалось осуществлять централизованно за счет средств республиканского бюджета и заинтересованных ведомств и предприятий27.

Госкомитет по внешнеэкономическим связям отстаивал необходимость сохранения института торговых представительств как основных ведущих загранучреждений страны. Отмечалось, что практика содержания отдельных торгпредств себя оправдывает. Госкомитет предлагал учреждать полноценные торгпредства в государствах, с которыми активно развивались торгово-экономические связи, имелся значительный торговый оборот.

В отдельных государствах торгово-экономическую службу, в том числе с выделением в отдельную структуру при успешном развитии экономического взаимодействия, предлагалось организовать в посольствах, в которых должны были работать торговые советники28.

Таким образом, получив независимость в силу стечения исторических обстоятельств, Беларусь достаточно легко обрела формальные признаки государственности, хотя уже первые шаги по закреплению суверенитета на мировом пространстве для страны оказались тяжелой ношей. Для отстаивания внешнеполитических интересов молодого государства требовалось широкое международное признание и установление дипломатических отношений с большинством стран мира. Первые шаги по формированию собственной сети дипломатических представительств Республика Беларусь сделала фактически находясь в составе СССР, но полоса ее международно-правового признания началась после распада Советского Союза и оставления М. Горбачевым поста президента СССР.

 


 

1 Загранучреждения Республики Беларусь. 2005. Март: справочник. Мн., 2005. С. 1—42.
2 Дипломатический и консульский корпус в Республике Беларусь. М., 2004. С. 15—165.
3 Michel, E. Brown Ethnic Conflict and International Security. Princeton: Princeton University Press, 1993. P. 18—20.
4 Дэкларацыя Вярхоўнага Савета Рэспублікі Беларусь // Ведамасці Вярхоўнага Савета Рэспублікі Беларусь. 1991. № 31. С. 5—8.
5 Снапкоўскі, У. Е. Да гісторыі распрацоўкі канцэпцыі знешняй палітыкі Рэспублікі Беларусь // Приоритеты внешней политики Республики Беларусь: материалы «круглого стола». Мн., 2001. С. 5—6.
6 Архив Министерства иностранных дел Республики Беларусь. Ф. 907, оп. 2, д. 14, л. 30—32.
7 Снапкоўскі, У. Е. Назв. тв. С. 6.
8 Архив Министерства иностранных дел Республики Беларусь. Ф. 907, оп. 2, д. 14, л. 249—250.
9 Там же. Ф. 907, оп. 2, д. 2, л. 2—5.
10 Исингарин, Н. Проблемы интеграции в СНГ. Алматы, 1998. С. 41.
11 Архив Министерства иностранных дел Республики Беларусь. Ф. 907, оп. 2, д. 11, л. 2—5, 11—13, 19—20.
12 Там же. Д. 2803, л. 89.
13 Там же. Д. 11, л. 22—26, 28, 32, 47.
14 Там же. Д. 2803, л. 89.
15 Там же.
16 Снапкоўскі, У. Е. Назв. тв. С. 6.
17 Архив Министерства иностранных дел Республики Беларусь. Ф. 907, оп. 2, д. 2803, л. 83.
18 Там же. Д. 14, л. 251.
19 Лойко, Л. В., Чушев, В. Н. Установление дипломатических отношений // Дипломатический словарь-справочник / под ред. Л. В. Лойко: в 2 т. Т. 2. Мн.: РИВШ, 1999. С. 176—181.
20 Голубович, О. От биполярности к единой Европе // Беларуская думка. 1994. № 9. С. 84—85.
21 Заява Старшыні ЦВК і СНК, Народнага камісара замежных спраў БССР Чарвякова А. Р. ад 12 верасня 1923 г. аб перадачы Ураду СССР паунамоцтваў БССР на вядзенне ўсіх яе міжнародных спраў // Знешняя палітыка Беларусі: зборнік дакументаў і матэрыялаў. Т. 3 (1923—1927 гг.) / склад. У. М. Міхнюк [і інш.]. Мн., 2001. С. 55—56.
22 Русакович, А. В. Развитие политического диалога между Беларусью и Германией (1991—1996 гг.) // Вестник Белорусского государственного университета. Серия 3. 1999. № 1. С. 35.
23 Архив Министерства иностранных дел Республики Беларусь. Ф. 907, оп. 2, д. 11, л. 1.
24 Там же. Д. 12, л. 250—251.
25 Там же. Д. 73, л. 69.
26 Там же. Д. 72, л. 81.
27 Там же. Д. 72, л. 82.
28 Там же. Д. 73, л. 25—27.

 
 
I Летняя школа по праву беженцев
Конкурс_научных_работ_2018
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев