Версия для печати

журнал международного права и международных отношений 2006 — № 1


международные отношения

БЕЛОРУССКО-УКРАИНСКИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ КОНТАКТЫ (ЯНВАРЬ—ДЕКАБРЬ 1918 г.)

Александр Кукса

Автор:
Кукса Александр Николаевич — аспирант кафедры историко-культурного наследия Беларуси Республиканского института высшей школы

Рецензенты:
Мигун Дмитрий Адамович — кандидат исторических наук, доцент кафедры историко-культурного наследия Беларуси Республиканского института высшей школы
Мазец Валентин Генрихович — кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник отдела истории белорусской государственности Института истории Национальной Академии наук Беларуси

Стремясь, преобразовать Россию на принципах  федерации, представители политических структур Беларуси и Украины не создали органов, которые бы осуществляли внешнеполитическую деятельность. На это особое внимание обращают украинские историки Л. Дещинский, А. Панюк [6] и В. Зубко [8], которые указывают, что только с созданием Министерства иностранных дел Украинской Народной Республики возникла возможность проводить политическую деятельность, направленную на достижение независимости от России. Белорусские историки В. Снапковский [4], В. Лебедева [10], Т. Павлова [16, 17], С. Третьяк [23], А. Тихомиров [24, 25] и др. основное внимание уделяют деятельности консульских представительств БНР на Украине.

Начало мирных переговоров между Советской Россией и Германией подтолкнуло представителей политических структур Украины к созданию 26 (13) декабря 1917 г. секретариата международных дел во главе с А. Шульгиным [11, с. 319]. Целью его деятельности было «установление контактов с иностранными государствами и частями бывшей Российской империи» [22, с. 45]. Однако только с провозглашением независимости Украины IV Универсалом, принятым 25 января 1918 г., начался период активной дипломатической деятельности УНР. 9 февраля 1918 г. в Бресте был подписан мирный договор между УНР и государствами Четверного союза. В договоре Украина была представлена как независимое государство, что «было первым успехом украинской дипломатии» [6, с. 149].

Исполком I Всебелорусского съезда также отправил в Брест А. Цвикевича (БНГ) и С. Рак-Михайловского (БСГ). Но представителей белорусских политических структур советские войска не пропустили через линию фронта. Поэтому делегация вынуждена была возвратиться, чтобы добраться в Брест уже через территорию Украины. Прибыв поздно и не имея мандатов органа государственной власти, делегация не смогла повлиять на ход переговоров [16, с. 83]. Германская делегация уже обязалась перед РСФСР не признавать новые государственные образования, которые бы ни возникали на территории России.

Наступление на Восточном фронте войск Германии и Австро-Венгрии, а также уход советских войск из Минска позволили возобновить деятельность организаций белорусского национального движения. Уже в I Уставной грамоте, принятой 21 февраля 1918 г., провозглашалось создание Народного секретариата во главе с Я. Варонкой, который возглавил и секретариат иностранных дел.

Подписанный 3 марта 1918 г. договор обязывал РСФСР немедленно заключить мир с УНР. Согласно же договору УНР с Четверным союзом от 9 февраля 1918 г. спорные территориальные вопросы должны были решаться смешанными комиссиями после установления этнографических отношений и выяснения желания населения. Данные договоры создавали предпосылки начала белорусско-украинских переговоров.

21 марта был рассмотрен вопрос о направлении белорусской делегации в Киев для ведения переговоров о признании БНР, провозглашенной 9 марта 1918 г. II Уставной грамотой на этнической белорусской территории. Но делегация во главе с А. Цвикевичем выехала в Киев только 26 марта. Задержка была связана с провозгласившей независимость БНР III Уставной грамотой, принятой 25 марта 1918 г.

Прибыв в Киев, делегаты нанесли неофициальный визит М. Грушевскому (глава УНР), А. Жуковскому (министр военных дел) и В. Голубовичу (глава правительства), а 6 апреля — Н. Ткаченко (министр финансов). Представители украинского правительства с вниманием отнеслись к белорусской делегации, а Н. Ткаченко даже отметил, что существует идея «севернее Украины создать нейтральное государство, для чего Беларусь более всего подходила» [25, с. 29].

10 апреля 1918 г. белорусская делегация обратилась к лидерам УНР с предложением создать белорусско-украинскую комиссию по вопросам о границе. Украинская сторона сообщила, что такая комиссия создана во главе с членом правительства УНР А. Лихнякевичем, а украинское радио передало сообщение о «стремление политических структур БНР к пересмотру статей Брестского мирного договора» [23, с. 52].

На первых двух заседаниях белорусско-украинской комиссии 19—20 апреля А. Лихнякевич, подчеркнув особое значение того факта, что представители политических структур БНР обратились к Украине за поддержкой в строительстве белорусской государственности, заявил о фактическом признании БНР правительством УНР. Но вопрос о границах остался неразрешенным из-за стремления УНР оставить за собой важные для нее в стратегическом плане южные территории Беларуси, хотя лидеры УНР склонялись к мысли о создании украинско-белорусской федерации. Как позже указывал официальный орган УНР газета «Нова Рада», вопрос о границе решился бы сам по себе, если бы белорусский народ «высказался за федеративное объединение с Украиной, что наиболее бы отвечало национально-политическим интересам обеих народов» [26].

Вместе с тем, представители делегации БНР заявляли, что на переговорах никаких разговоров о белорусско-украинской унии не велось. Более того, глава Виленской белорусской рады А. Луцкевич заявил, что федерация Беларуси с Украиной была нежелательна. По его мнению, это была германская интрига, орудием которой стал В. Ластовский. Этим Германия стремилась подчеркнуть южную ориентацию представителей политических структур БНР, которая тянула их к Украине, а через нее к Австрии, что делало «бессмысленным для Германии пересмотр Брестского мира в пользу Беларуси» [1, с. 123].

Такая ориентация была отстранена как чрезвычайной белорусской делегацией в Киеве, так и Народным секретариатом БНР. 21 апреля 1918 г. было решено заинтересовать Германию признанием независимости БНР. Обоснованным продолжением этого решения казалось обращение к Германии с просьбой о помощи. Но, как позже оказалось, оно было неоправданным, так как Германия не раз подтверждала важность для нее сохранения Брестского мира, а значит и соглашения с Советской Россией [10, с. 205]. Таким образом, телеграмма, отправленная 25 апреля 1918 г. германскому императору Вильгельму II стала неоправданной ошибкой, которую допустили представители белорусского национального движения.

Но делегация БНР в Киеве предвидела и вариант ориентации общественно-политических организаций Беларуси на Россию. Еще 22 апреля на IV заседании белорусско-украинской комиссии представители БНР отказались от устанавливаемой ими ранее белорусско-украинской границы. Член белорусской делегации С. Рак-Михайловский заявил, что как для Беларуси, так и для Украины «имеет значение установление нормальной этнографической границы Беларуси на востоке и севере, для чего необходима поддержка УНР в Курске» [1, с. 120].

Еще одним важным аспектом белорусско-украинских контактов в это время было решение вопроса о налаживании товарообмена. В Минске усилиями секретаря контроля Народного секретариата П. Кричевского была создана Центральная торговая палата. 26 апреля 1918 г. ее представительство открылось в Киеве под председательством М. Довнар-Запольского. Палата должна была как принимать заказы, так и защищать интересы белорусских торговых организаций и граждан на территории Украины. Руководители торговых палат, которые существовали в Киеве, Минске и Одессе, стремились осуществлять и определенную дипломатическую работу.

Итогом взаимоотношений между БНР и УНР стал предложенный 28 апреля 1918 г. белорусской делегацией проект прелиминарного договора. Тем самым предполагалось заключить соглашение, согласно которому украинская делегация на переговорах в Курске поддержала бы представителей Беларуси в деле признания БНР и установления белорусско-российской границы за территориальные уступки. «Белорусско-украинская государственная граница должна быть установлена через месяц после заключения мира УНР с Россией» [19, л. 263].

29 апреля 1918 г. в Украине произошел государственный переворот, в результате которого к власти пришло правительство помещика П. Скоропадского. В Грамоте ко всему украинскому народу он объявил себя гетманом всей Украины. Провозглашалось «восстановление частной собственности, а также свобода торговли и предпринимательской деятельности» [4, с. 26].

Члены делегации БНР как представители социалистических партий отрицательно отнеслись к перевороту. Деятельность делегации была приостановлена для выяснения позиции к новому правительству. В письме к Народному секретариату С. Рак-Михайловский «предостерегал БНР от пути, по которому пошла Украина, так как после этого тяжело будет рассчитывать на помощь мирового сообщества» [19, л. 150].

Тем не менее, гетманское правительство проявило нескрываемую заинтересованность в Беларуси. Уже 3 мая 1918 г. было принято решение о создании в Минске консульского агентства I разряда во главе с А. Квасницким. Деятельность консула началась 19 мая. По мнению МИД гетманского правительства, консульские представители нужны были для охраны торговых интересов Украины, а также для «возвращения украинских граждан, главным образом, из мест бывшей Российской империи» [14, л. 12]. Важность торгово-экономических контактов с Беларусью подчеркивалась и на прошедшей 14 мая встрече делегации БНР и главы Совета министров Н. Василенко, где рассматривались вопросы о «белорусско-украинской границе, о Белорусской торговой палате на Украине и торговых взаимоотношениях обеих государств» [18, л. 35].

21 мая 1918 г. и Народный секретариат БНР определился со своей позицией к гетманскому правительству. Главной внешнеполитической задачей провозглашалось установление добрососедских отношений с Украиной и Литвой. Правительство БНР призывало установить правильную пограничную линию на основе национального принципа, а также с учетом исторических, экономических и географических моментов. Для реализации этой цели 29 мая консулом БНР в Киеве был назначен доктор П. Тремпович (ранее обязанности консула исполнял руководитель Белорусской торговой палаты). В связи с этими событиями А. Цвикевич заявил, что в факте вступления правительства УНР в переговоры с представителями белорусского правительства последние усмотрели скрытый акт признания БНР. Он призывал гетмана «продолжить переговоры и поддержать стремление БНР получить признание независимости со стороны Советской России» [12, л. 4].

В это же время к министру торговли С. Гутнику обратился и председатель Белорусской торговой палаты. Отметив факт продажи белорусским правительством украинскому правительству дров на сумму 3 750 000 рублей и доставки в Киев 105 ящиков спичек, он предлагал установить взаимовыгодный товарообмен. Министр иностранных дел Д. Дорошенко, подтверждая мнение С. Гутника, что в «период строительства государства дела экономического товарообмена должны находиться в тесном контакте с политической стороной взаимоотношений государств», заявил, что «вступление в товарообмен с Беларусью является желательным, так как это допускали установленные экономические отношения» [13, л. 3].

30 мая 1918 г. Народный секретариат БНР выдал мандаты делегатам киевской миссии на подписание «дополнительного соглашения с Украиной и Россией о границе, дорожных, таможенных и других отношениях» [3, л. 191]. Белорусская делегация неоднократно в личных беседах с лидерами украинского движения, представителями Советской России, Германии, Австро-Венгрии и войска Донского в Киеве ставила вопрос о признании независимости провозглашенной БНР. Но дальше признания де-факто со стороны УНР дело не пошло.

Довольно острым оставался вопрос о границах. Ситуация осложнялась еще и тем, что правительство П. Скоропадского начало решать этот вопрос с учетом только государственных интересов Украины. В связи с этим 25 мая П. Скоропадский утвердил закон, согласно которому в случае присоединения к Украине по стратегическим или другим причинам новых территорий на них «распространялась деятельность украинской государственной власти» [5, с. 5]. Выход из сложившейся ситуации предложил С. Шелухин, руководитель украинской делегации на проходивших в Киеве переговорах с Советской Россией, в виде плана федерации Украины, Беларуси и Литвы. Однако это предложение привело к расколу среди белорусских делегатов. На последнем заседании, которое проходило 10 июня, член белорусской делегации М. Довнар-Запольский выступал за федерацию с Украиной. Консул П. Тремпович предлагал примкнуть к тем организациям, которые подготавливали падение советской власти, а глава делегации А. Цвикевич выступал за «установление контактов с Советской Россией» [1, с. 175].

Тем не менее, отношения между политическими структурами Беларуси и Украины не прерывались. 21 июня чрезвычайный посол Беларуси Р. Скирмунт встречался с представителем гетманского правительства, причем было установлено отсутствие каких бы то ни было спорных вопросов. Заявление же Р. Скирмунта о скором признании Германией независимости провозглашенной БНР опровергалось германской прессой. «Германия не видела оснований признать БНР самостоятельным государством, так как рассматривала белорусские домогательства как вопрос, который должен быть разрешен между Белоруссией и Советской Россией» [20, л. 235].

Активность белорусов на Украине ознаменовалась проведением в августе 1918 г. выборов консула в Одессе, которым стал С. Некрашевич [17, с. 53].

27 августа 1918 г. между Советской Россией и Германией был подписан Дополнительный договор, согласно которому германская армия освобождала территорию восточнее реки Березины. Таким образом, по мнению белорусского историка В. Снапковского, Германия, как и в Брестском мирном договоре, снова «дала согласие на невмешательство в отношения между РСФСР и новыми республиками, которые возникли на территории бывшей Российской империи» [4, с. 90].

В связи с подписанием российско-германского договора произошло изменение внешнеполитической ориентации Украины в сторону Прибалтийского региона. Заместитель главы МИД Украины А. Палтов предлагал открыть консульство в Вильно, так как «этот регион важен как для экономики, так и особенно для политической жизни Украины как центр пересечения интересов Варшавы, Москвы и Киева» [14, л. 47].

Важность Беларуси как экономического партнера подчеркивалась как Министерством торговли, так и украинским консулом в Минске А. Квасницким, который указывал, что природными богатствами Украина и Беларусь дополняют друг друга: Беларусь чрезвычайно богата лесом, избыток которого уходит в Украину, взамен чего Беларусь получает зерно и сахар. Важность природных богатств Беларуси для экономики Украины подтверждала и Белорусская торговая палата в Киеве, которая сообщала, что «ежедневно поступали заявления от общественных учреждений горнопромышленного угольного района, кооперативов, городов и земств, которые указывали на свое критическое положение из-за отсутствия топлива, крепежного материала и др.» [13, л. 32].

В связи с этим 22 сентября 1918 г. в Киев прибыла делегация БНР во главе с А. Луцкевичем. Дипломатические представители БНР попытались добиться от украинской стороны официального признания независимости Беларуси, но получить его снова не смогли [24, с. 215]. Они нанесли визит представителю РСФСР Х. Раковскому и вручили ему декларацию протеста Рады БНР по поводу дополнительных статей Брестского договора, которыми Беларусь разделялась на четыре части. Начав разговор с заявления, что Советская Россия не признает БНР, Х. Раковский, тем не менее, предложил признать РСФСР, за что советская власть охотно предоставит им культурно-национальную автономию. 26 сентября представители белорусского правительства вручили гетману, Х. Раковскому и всем послам на Украине дипломатические ноты, в которых подчеркивалось, что Дополнительным договором наносился удар белорусской государственной организации.

В связи с активным продвижением красногвардейских отрядов снова начал разрабатываться проект белорусско-украинского союза. Член украинского правительства А. Эйхельман предложил чрезвычайной делегации Рады БНР план федерации, причем спорные территории должны были отойти к Беларуси. В связи с этим А. Палтов и Д. Дорошенко с согласия немцев заявляли, что «пошли бы навстречу усилению белорусского государства» [20, л. 295].

По мнению газеты «Русский голос», присоединение Беларуси к Украине должно было произойти на основе унии с автономным управлением. Этот проект не встретил, однако, сочувствия в заинтересованных белорусских кругах. В частности, А. Луцкевич заявлял, что вопрос о присоединении Беларуси к Украине не рассматривался белорусским правительством. Более того, 24 октября Рада БНР постановила уведомить особой дипломатической нотой об образовании суверенного белорусского государства кроме Германии, Украины, Польши и Литвы нейтральные государства, а также папу римского и московского патриарха. На встрече с членом украинского правительства А. Палтовым глава делегации БНР в Киеве А. Луцкевич заявил, что, по полученным сведениям, имеется основание полагать, что в ближайшее время удастся получить признание Беларуси со стороны Германии, в связи с чем в Берлин отбыла белорусская делегация.

В конце октября 1918 г. Народный секретариат БНР официально заявил, что Киев фактически перестал служить пунктом распространения идеи независимости Беларуси на Восточную, Южную и Западную Европу. В связи с этим члены белорусской делегации Т. Гриб и А. Смолич возвратились в Минск. В Киеве в качестве представителей БНР временно остались А. Луцкевич и А. Овсяник [7, с. 4], которые 6 ноября 1918 г. также выехали в Минск. Покидая Киев, делегация А. Луцкевича заявила, что свою задачу — обратить внимание держав Европы на проблему признания за Беларусью права на государственность, она вполне выполнила.

Восстание, организованное Директорией против правительства П. Скоропадского, по мнению генерального консула БНР в Киеве Г. Базаревича, привело к разрыву контактов с украинским правительством. Для нормализации ситуации уже 22 ноября в Киев прибыла белорусская делегация во главе с А. Цвикевичем для установления связи с новым правительством и предотвращения товарообменной катастрофы [15, л. 1]. Основные проблемы возникали в связи с деятельностью Белорусской торговой палаты. Как указывал еще 17 сентября член Рады министров И. Красковский, в ее состав входили лица, не известные в белорусском национальном движении, в связи с чем он считал необходимым прервать отношения с торговой палатой до ее реорганизации. Этого же мнения придерживался и председатель торговой палаты БНР в Киеве, который 13 ноября, обращаясь в Народный секретариат, просил поручить дело реорганизации палаты А. Цвикевичу.

19 ноября была создана Особая торгово-экономическая комиссия на Украине в составе А. Цвикевича, И. Красковского и М. Довнар-Запольского. Перед комиссией ставилась задача исправления возникшей ситуации с неправильным распределением палатой товаров, с чем и были связаны возражения со стороны украинского правительства. Комиссии было поручено вступить в переговоры с С. Гутником о более тесном экономическом сближении. Председатель Особой торгово-экономической комиссии Народного секретариата БНР в Киеве А. Цвикевич предложил С. Гутнику заключить торговый договор на началах взаимности. Отвечая на это предложение, 9 декабря Д. Дорошенко указывал, что «с политической стороны находит экономическое сближение Украины и Беларуси очень прибыльным, а заключение торгового договора желательным» [13, л. 36]. Торговый договор, который установил основы равноправных экономических отношений, таким образом, подвел итого дипломатических контактов БНР и гетманского правительства.

28 ноября в связи с переездом правительства БНР в Вильно Г. Базаревичу сообщалось, что делегация была ликвидирована. Но делегация приняла решение, как это было уже 10 апреля 1918 г., когда БНР постановило приостановить ее деятельность, продолжать работу [8, с. 115]. Решение приостановить деятельность делегации было связано с тем, что БНР начало ориентироваться на сближение со странами Прибалтики.

В середине ноября гетманское правительство начало ориентироваться на сближение с Деникиным для преобразования России в федеративную республику. В связи с этим 29 ноября под председательством министра финансов А. Ржепецкого на совещании Совета министров Украины было принято решение провести в Киеве конгресс представителей правительств, которые признали принцип федеративного устройства России. Беларуси предложили «отказаться от самостоятельности и признать принцип федерации» [9, с. 3].

Однако 15 декабря 1918 г. в Украине установилась власть Директории, которая 19 декабря въехала в Киев. Уже 20 декабря были установлены дипломатические контакты представителей БНР и Директории. Совет министров БНР для установления дружественных отношений, заключения договора и получения ссуды направил в Киев А. Смолича. Охранные письма УНР были вручены А. Цвикевичу и Г. Базаревичу [21, л. 9].

25 декабря председателем Директории В. Винниченко была принята делегация белорусов во главе с А. Цвикевичем. Приветствуя Директорию от имени правительства БНР, А. Цвикевич указывал, что белорусский народ сочувствует братской Украине [23, с. 51]. Глава делегации БНР заявил, что на основании закона о реконструкции Рады от 10 ноября 1918 г. Беларусь встала на путь прочного государственного строительства, для осуществления чего необходимо признание Украины, которое дало бы возможность БНР отмежеваться от России и войти в более тесные экономические и политические связи с УНР. В ответ на это 28 декабря Директория направила ноту Г. Базаревичу, в которой призывала белорусский народ поддержать добрососедские отношения с УНР. Член Совета министров Н. Шаповал заявил, что УНР «первой подняла высоко флаг союза с Беларусью» [21, л. 18].

Как отмечалось в заявлении МИД УНР, «белорусский вопрос получил серьезное значение, а разрешение его важно для Украины, так как захват Польшей территории Беларуси затруднил бы выход Украины к Балтике» [21, л. 15]. Однако уже 1 января 1919 г. сообщалось, что Белорусская торговая палата в Киеве была ликвидирована по причине занятия территории Беларуси советскими войсками. 12 января, оставив пост консула, в Одессу отбыл Г. Базаревич. Вместе с УНР выехала за границу и делегация БНР. Единственным активным центром белорусского движения на Украине в 1919 г. оставалось только консульство в Одессе.

Таким образом, в 1918 г. были созданы предпосылки для установления дипломатических контактов Беларуси и Украины. Основными учреждениями БНР, посредством которых осуществлялись дипломатические контакты, выступали консульства в Киеве и Одессе, Белорусская торговая палата, а также чрезвычайные делегации и миссии. УНР успела создать белорусско-украинскую комиссию по вопросам о границе, а гетманское правительство пошло на создание консульского агентства в Минске. Дипломатических учреждений Директории в Беларуси не было. Представители политических структур Беларуси и Украины обменивались также дипломатическими нотами, телеграммами и меморандумами.

ЛИТЕРАТУРА

1. Архівы Беларускай Народнай Рэспублікі. Т. 1, кн. 1. Вільня; Нью-Ёрк; Менск; Прага, 1998.
2. Белорусская делегация на Украине // Вольная Беларусь. 1918. № 20-21. С. 3.
3. Выпіскі з пратаколаў пасяджэнняў Народнага сакратарыята БНР // Нац. архив Респ. Беларусь (НАРБ). Фонд 325. Оп. 1. Д. 10.
4. Гісторыя знешней палітыкі Беларусі: вучэб. дапам. для студэнтаў фак. міжнар. адносін: у 2 ч. / аўт.-склад. У. Е. Снапкоўскі. Мінск: БДУ, 2004. Ч. 2: Ад канца XVIII да пачатку XXI ст.
5. Грамота до всього українського народу // Державний вісник. 1918. № 1.
6. Дещинський, Л. Є. Міжнародні відносини України: історія і сучасність: навч. посібник: в 2 ч. / Л. Є. Дещинський, А. В. Панюк. Ч. I. Львів: Бескид Біт, 2002.
7. Значение Киева // Новый вестник. Вильно. 1918. № 193.
8. Зубко, В. Знешнепалітычная чыннасць Беларускай Народнай Рэспублікі ў 1919—1920 гг. ва ўкраінскай інтэрпрэтацыі // Гіст. альманах. 2003. №. 8. С. 107—117.
9. К созыву федеративного конгресса // Киев. мысль. 1918. № 228.
10. Лебедзева, В. БНР—УНР: першы вопыт дзяржаўных стасункаў (вясна 1918 г.) // Проблемы славяноведения: сб. науч. ст. и материалов. Вып. 4 / Брянск. гос. ун-т. Брянск, 2002. С. 198—211.
11. Нариси з історії дипломатії України / В. А. Смолій [та ін.]; під ред. В. А. Смолія. Київ: Альтернативи, 2001.
12. О взаимоотношениях МИД УНР с делегацией БНР // Центр. Гос. архив высших органов власти и управления Украины (ЦГАВО). Фонд 3766. Оп. 1. Д. 68.
13. О деятельности чрезвычайной делегации БНР // Там же. Д. 139.
14. О дипломатических отношениях с Беларусью // Там же. Д. 32.
15. Паведамленне Народнага сакратарыята БНР Генеральнаму консулу БНР у Кіеве аб пераездзе ўрада Беларусі ў Вільню // НАРБ. Фонд 325. Оп. 1. Д. 13.
16. Павлова, Т. Я. Беларусь и Брестский мир // Беларусь і свет: альманах. Т. 2. Мінск, 2000. С. 77—86.
17. Паўлава, Т. Вытокі дыпламатыі БНР // Белорус. журн. междунар. права и междунар. отношений. 1999. № 3. С. 51—55.
18. Пастанова НС БНР ад 27 сакавіка 1918 г. аб аб’яўленні ўрадавых ўстаноў Беларускага краю ўстановамі БНР // НАРБ. Фонд 325. Оп. 1. Д. 8.
19. Пратаколы з’езда прадстаўнікоў беларускіх нацыянальных арганізацый, Беларускага нацыянальнага камісарыята Адэскай акругі // Там жа. Д. 21.
20. Рэзалюція Мінскага губернскага земскага схода па беларускаму пытанню // Там жа. Д. 19.
21. Сообщения с мест о политическом положении Украины // ЦГАВО. Фонд 3766. Оп. 1. Д. 67.
22. Табачник, Д. Історія української дипломатії в особах. Київ: Либідь, 2004.
23. Траццяк, С. А. Кіеўская місія Беларускай народнай рэспублікі // Весці НАН Беларусі. Сер. гуманітар. навук. 2005. № 3. С. 50—55.
24. Цiхамiраў, А. В. Праблемы беларуска-ўкраiнскiх адносiн у 1918—1920 гг. // Беларусь–Украіна: гiстарычны вопыт узаемаадносiн: матэрыялы Мiжнар. навук. канф., Мінск, 18—19 сак. 2003 г. / Ін-т гісторыі НАН Беларусі: рэдкал.: М. С. Сташкевіч [і інш.]. Мінск, 2003. С. 214—216.
25. Ціхаміраў, А. В. Станаўленне і развіццё беларуска-украінскіх адносін у 1918—1920 гг. // Веснік БДУ. Сер. 3. 2005. № 3. С. 28—32.
26. Якименко, М. З приводу меж УНР // Нова Рада. 1918. С. 4.

 
 
I Летняя школа по праву беженцев
I Летняя школа по праву беженцев
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев