Версия для печати

журнал международного права и международных отношений 2006 — № 1


международные отношения — документы и материалы

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПОСТСОВЕТСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ И ПРОБЛЕМЫ БЕЛОРУССКО-РОССИЙСКИЙ ОТНОШЕНИЙ

(по материалам 8-го «круглого стола» белорусских и российских ученых)

В ходе состоявшегося в Минске 19—20 мая 2005 г. 8-го «круглого стола» ученых факультета международных отношений Белорусского государственного университета (ФМО БГУ) и Института международных экономических и политических исследований Российской академии наук (ИМЭПИ РАН) основное внимание было уделено состоянию и перспективам развития Содружества Независимых Государств, а также роли и месту российско-белорусских отношений в контексте постсоветской интеграции. В докладах белорусских и российских ученых был рассмотрен ряд важных и актуальных проблем, связанных с ситуацией на постсоветском пространстве.

В докладе руководителя российской делегации профессора Б. А. Шмелева были проанализированы причины трудностей и неудач в развитии СНГ, возможности и ресурсы России, которые могли бы обеспечить ей роль лидера среди бывших республик СССР, высказаны предложения по оптимизации отношений России с другими странами СНГ. В докладе руководителя белорусской делегации профессора А. В. Шарапо основное внимание было уделено белорусско-российским отношениям в контексте постсоветской интеграции, а также нынешней политике США в отношении Беларуси. В докладе профессора кафедры международных отношений ФМО БГУ В. Е. Снапковского были подняты вопросы, связанные с соотношением утерянного и приобретенного в результате распада СССР для бывших союзных республик, а также выявлены уроки из сложившейся политико-экономической ситуации на постсоветском пространстве. Профессор Дипломатической академии МИД Российской Федерации В. Б. Лаптев в своем докладе рассмотрел проблемы отношений США с постсоветскими государствами, политические настроения правящих элит в этих государствах и возможности США по воздействию на постсоветские элиты.

В докладе профессора кафедры международных отношений ФМО БГУ А. А. Розанова были подняты вопросы, связанные с белорусско-российскими военно-политическими отношениями и перспективами их дальнейшего развития. Ведущий научный сотрудник ИМЭПИ РАН Л. С. Косикова акцентировала внимание на трансформационных процессах в СНГ и их последствиях для России. Интересы США на постсоветском пространстве, их политика глобального доминирования были освещены в докладе главного научного сотрудника, профессора ИМЭПИ РАН В. И. Дашичева. Научный сотрудник ИМЭПИ РАН Я. Б. Мухина остановилась на приоритетах России среди постсоветских государств. Профессор кафедры международного права ФМО БГУ Ю. П. Бровка осветил международно-правовые аспекты интеграционных процессов на постсоветском пространстве, в том числе между Беларусью и Россией.

Таможенные отношения в СНГ, в том числе в рамках создаваемого союзного государства между Беларусью и Россией, были темой доклада заведующего кафедрой таможенного дела ФМО БГУ А. Н. Сиротского. Заведующий кафедрой международных экономических отношений ФМО БГУ, профессор В. М. Руденков проанализировал научно-техническое сотрудничество между Беларусью и Россией. Профессор кафедры международных отношений ФМО БГУ А. А. Челядинский поделился своими суждениями относительно современного этапа трансформации СНГ и тех понятий, которые используются политологами для объяснения процессов, происходящих на постсоветском пространстве.

В результате дискуссий, которые проходили в откровенной и дружественной атмосфере, у белорусских и российских ученых выявились как совпадающие взгляды, так и различные подходы к пониманию современного этапа развития СНГ, лидирующей роли России на постсоветском пространстве, целей и принципов политики США, Запада в целом на территории бывшего СССР, соотношения внутренних и внешних факторов в развитии постсоветских стран и СНГ.

Участники 8-го «круглого стола» констатировали повышение роли Беларуси в определении геополитических приоритетов во внешней политике России в свете произошедших так называемых «цветных революций» в странах СНГ и ослабления в этой связи российских позиций в Украине и Молдове. Было обращено внимание на то, что на двустороннем уровне Минск и Москва решили вывести наиболее значимые вопросы взаимных отношений (Конституционный акт и единая валюта) за рамки переговорного процесса. Приоритетными областями двусторонних отношений остаются экономическое сотрудничество и торговля, военно-политическое и внешнеполитическое взаимодействие.

Ниже приводится краткое содержание докладов ряда белорусских участников «круглого стола».

Российско-белорусские отношения в контексте постсоветской интеграции

Александр Шарапо

Среди масштабных государственных задач наших стран российско-белорусские отношения являются лишь частью их внешнеполитической деятельности, хотя и далеко немаловажной. Задача состоит в поиске путей максимального наполнения этих отношений теоретическим и практическим содержанием. Что нужно предпринять, чтобы наш Союз не затерялся среди имеющихся и нарождающихся интеграционных объединений на постсоветском пространстве, а стал примером формирования качественно новых, отвечающих на вызовы современного мира отношений?

Частичные ответы на этот вопрос можно найти в анализе отрицательного опыта постсоветской интеграции в рамках СНГ.

В этой связи представляется не совсем точным утверждение, что, в отличие от Европейского союза, который изначально создавался в целях объединения, Содружество Независимых Государств стало результатом стремления обеспечить лишь их «мирный развод». Если бы это было только так, то можно было бы ожидать, что после выполнения данной миссии СНГ прекратило бы свое существование. Однако оно продолжает работать.

Среди множества причин несостоятельности СНГ и в то же время такой его «живучести» хотелось бы остановиться на одной — роли нарождающейся и крепнущей корпоративной элиты.

Мирно разойдясь, страны СНГ в лице своей правящей элиты стали перед дилеммой выбора приоритетов своей внешней политики по линии Восток—Запад. Такая растерянность объясняется «болезнью роста», боязнью потерять былую опору в лице СССР, а затем — России. В то же время элиты СНГ вели активные поиски новых, на их взгляд, более привлекательных доноров на стороне.

Крепнущая корпоративная политическая и экономическая элита не видела в лице такой структуры, как СНГ, механизма, при помощи которого можно было бы решить свои эгоистичные задачи. В этой связи начались проработки других вариантов удовлетворения своих амбиций. Результатом таких поисков стало нарождение на постсоветском пространстве многих экономических объединений.

Хотелось бы подчеркнуть два момента: первое — они создавались на экономической платформе в целях решения, прежде всего, экономических задач; второе — они создавались не в пику, а с участием России, т. е. сначала политическая составляющая в этом интеграционном процессе была вторичной. В этой интеграционной методике мы повторили опыт Евросоюза, который на первом этапе своего формирования решал в основном экономические задачи. Однако на этом сходство закончилось. В отличие от ЕС, сумевшего сколотить корпоративную команду единомышленников, экономические объединения СНГ были подвержены влиянию различных по своим интересам государственных элит. Это, в свою очередь, предопределило их печальное будущее. Судьбы большинства таких интеграционных образований сходны: прекратили свое существование Экономический и Таможенный союзы, почти не функционирует Единое экономическое пространство, Центрально-Азиатское экономическое сообщество и т. п.

Отдельный разговор о ГУУАМе (на момент подписания номера в печать Узбекистан уже не являлся членом данной структуры, поэтому она в настоящий момент называется ГУАМ. — ред.), который, в отличие от всех названных экономических объединений, созданных с участием России, был образован в пику ей и преследовал уже не только экономические, но и политические цели. О приоритетности политического компонента в функционировании ГУУАМа свидетельствует и демарш его государств в отношении Беларуси. Их претензии на право выступать в роли демократических государств с требованиями насаждения демократии в нашей стране не выдерживают никакой критики. Никто не отрицает права независимого государства проводить свою политику, не вмешиваясь в чужие дела, но тогда не нужно отрицать и право другого государства по-своему реагировать на эту политику.

Думается, что каждой стране СНГ нужно осознать последствия ее перевода из «ближнего» по отношению к России в «дальнее» зарубежье. Таким образом, Содружество Независимых Государств не состоялось, но продолжает существовать в силу растущих и меняющихся интересов правящих элит государств, входящих в его состав, которые, с одной стороны, боятся потерять опору в лице России и других стран Содружества и поэтому поддерживают существование СНГ, а с другой — не нашли механизмы реализации своих целей в рамках указанных выше постсоветских экономических образований и поэтому ищут их вне постсоветского пространства.

 

Международно-правовые аспекты интеграционных процессов на постсоветском пространстве

Юрий Бровка

Содружество Независимых Государств как международная, межправительственная организация нуждается в значительном совершенствовании, требующем повседневной созидательной работы по созданию эффективных организационно-правовых механизмов. Они должны действовать на постоянной основе и не быть подверженными колебаниям в угоду меняющейся политической конъюнктуре. На данном этапе мы можем отметить: недостаточный уровень взаимодействия в процессе правотворческой деятельности; ложные опасения по поводу возможного внедрения элементов наднациональности в работе исполнительных органов СНГ, обеспечивающих координацию экономического сотрудничества; непонимание отсутствия прямой взаимосвязи между внедрением элементов наднациональности и утверждением международной правосубъектности СНГ.

В этой связи хотелось бы привести высказывание белорусского экономиста Н. Н. Шумского: «Подлинная интеграция постсоветских государств, новая структура связей и состав участников более реально определится только на основе взаимной выгоды, развития рыночных отношений как внутри, так и между государствами. Пока же в ближайшей перспективе сотрудничество между государствами Содружества будет осуществляться преимущественно на двусторонней и субрегиональной основе в рамках уже существующих объединений внутри СНГ. Иначе говоря, будут продолжаться попытки peaлизовать концепцию и модели "разноскоростной" интеграции. В мировую хозяйственную систему связей, различные региональные системы безопасности постсоветские государства будут вписываться преимущественно поодиночке. Форсировать интеграцию постсоветских государств — значит заведомо обрекать себя на неудачу, демонстрировать преобладание текущих политических, военных и других конъюнктурных интересов над экономической целесообразностью» (см.: Шумский, Н. Н. Содружество Независимых Государств. Проблемы и перспективы развития. Минск: Технопринт, 2001. С. 225).

Если говорить о белорусско-российском Союзном государстве и о том, как оно соотносится с СНГ, то можно отметить, что членство в этих двух объединениях может быть взаимодополняемым. Полагаю, что, поскольку как государства — участники СНГ, так и государства — участники находящегося в стадии длительного конституирования Союзного государства (т. е. Беларусь и Россия) сохраняют свой суверенитет и международную правосубъектность в полном объеме, для одновременного членства в этих двух объединениях нет никаких препятствий. Вместе с тем, процесс конституирования Союзного государства, ввиду проведения работы над конституционным актом без должной планомерности, несколько затянулся. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что проблема (как и в случае с СНГ) заключается в забегании вперед, в стремлении сразу же, без должной подготовки достичь максимального «единения».

Проектируемый конституционный акт Союзного государства не может противоречить основным (принципиальным) положениям Договора от 8 декабря 1999 г.: уровень защиты суверенитета и международной правосубъектности государств — членов Союзного государства, который закреплен в этом документе, должен быть сохранен. При этом само Союзное государство как таковое не может быть наделено суверенитетом и статусом суверенного участника международного общения и соответственно суверенного субъекта международного права. Из Договора от 8 декабря 1999 г. недвусмысленно вытекает, что оно может обладать международной правосубъектностью лишь на уровне международной межправительственной организации.

Представляется, что с политической точки зрения создание белорусско-российской федерации неприемлемо для обеих сторон. Для Республики Беларусь такое решение может оказаться шагом по пути инкорпорации (пусть и в отдаленном, и в неопределенном будущем) в состав Российской Федерации — уж слишком разновелики Беларусь и Россия по всем параметрам. Для Российской Федерации такой подход может привести к дестабилизации ввиду угрозы двоевластия в Центре и роста сепаратизма на местах — в национальных автономиях. Этому процессу вряд ли способен помешать новый порядок назначение и избрания руководителей субъектов Российской Федерации. Дело в том, что субъекты «внутренние» вполне могут пожелать уравняться с близким по размеру территории и численности населения субъектом «внешним».

Рассматривая вопрос с юридической точки зрения, заметим, что технически провести это не так уж сложно — достаточно разработать соответствующий протокол к Договору от 8 декабря 1999 г., обеспечить его подписание и ратификацию двумя сторонами. Однако подобного рода преобразования затронут конституционные основы существования двух государств, что потребует проведения референдумов. Наличие безусловной добровольности при планировании подобного рода трансформаций со всей очевидностью вытекает из известной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2625(ХХV), которая была одобрена в свое время на основе консенсуса и воплотила в себе общепринятую интерпретацию основных императивных принципов современного международного права.

 При этом необходимо еще раз отметить, в данном случае мы рассматриваем в чисто гипотетической плоскости возможную процедуру юридического оформления белорусско-российской федерации. Ни о какой инкорпорации речь вообще идти не может. На наш взгляд, она не представляется принципиально допустимой с точки зрения современного международного права.

 Словом, наилучшая модель белорусско-российской интеграции — это планомерное продвижение вперед по пути создания эффективного Союза двух суверенных и равноправных государств.

 

Эволюция белорусско-российских военно-политических отношений

Анатолий Розанов

В области военного сотрудничества у Беларуси и России сложились по-настоящему союзнические отношения. Два государства за последние годы сделали существенные практические шаги для того, чтобы, как заметил министр обороны Российской Федерации С. Иванов на встрече с Президентом Республики Беларусь А. Г. Лукашенко 20 марта 2005 г., «наше совместное оборонное пространство было эффективным и современным».

Вполне можно говорить о том, что военно-политические отношения Беларуси и России являются наиболее продвинутыми в рамках всего спектра взаимодействия обоих государств. Их уровень во многом превышает показатели сотрудничества в других областях. Такое положение дел является итогом длительных и целенаправленных усилий политического руководства и военных ведомств двух стран.

Особое внимание в последние годы стороны уделяли вопросам, связанным с созданием и развертыванием региональной группировки войск (сил) Беларуси и России. В Соглашении между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о совместном обеспечении региональной безопасности в военной сфере зафиксировано, что «регион» означает территорию Беларуси и территории областей России, прилегающие к границе Республики Беларусь, с воздушно-космическим пространством, в пределах которых предусматривается развертывание группировок войск (сил) вооруженных сил Беларуси и России и их совместные действия по обеспечению безопасности двух государств. «Региональная группировка войск (сил)» определяется как расположенные в мирное время или развернутые в угрожаемый период в регионе для отражения возможной агрессии органы управления и войска (силы) вооруженных сил Беларуси и России, а также другие воинские формирования сторон, спланированные к применению по единому замыслу и плану.

В соответствии с данным соглашением в интересах обеспечения региональной военной безопасности стороны совместно определяют состав региональной группировки, порядок управления ею в военное время и взаимодействие входящих в ее состав войск (сил) в мирное время. Финансирование совместных мероприятий по оперативной, мобилизационной и боевой подготовке органов управления и войск (сил) региональной группировки осуществляется сторонами на долевой основе. Необходимо отметить, что Беларусь и Россия самостоятельно осуществляют всестороннее обеспечение своих войск (сил), выделенных в состав региональной группировки.

В настоящее время усилия сторон концентрируются на решении практических вопросов, связанных с функционированием региональной группировки войск (сил) Беларуси и России в восточноевропейском направлении, в том числе в рамках коалиционной группировки Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Следует отметить, что национальные законодательные акты Беларуси содержат отдельные положения, которые не вполне согласуются с Договором о коллективной безопасности 1992 г. Причем они затрагивают некоторые принципиальные вопросы. Например, статья 18 Конституции Беларуси гласит: «Республика Беларусь ставит целью сделать свою территорию безъядерной зоной, а государство — нейтральным». Конституционно декларируемая цель — приобретение республикой нейтрального статуса — предполагает осуществление целой системы мер, которые окажутся несовместимыми с ее участием в ДКБ. Конституция Беларуси не регулирует вопрос о возможности использования ее вооруженных сил за пределами национальной территории для выполнения обязательств по статье 4 ДКБ. Пока эта проблема в Беларуси не акцентируется, однако если формирование действенной системы безопасности в рамках ОДКБ станет реальностью, то потребуется корректировка законодательных актов.

Среди важнейших задач, которые решают Беларусь и Россия в области обеспечения военной безопасности, особое место занимает проблема подготовки инфраструктуры или, иначе говоря, оперативного оборудования территории двух стран. Основу оперативного оборудования территории составляет развитие и совершенствование военной инфраструктуры, представляющей собой совокупность объектов и отдельных сооружений, предназначенных для выполнения войсками и силами задач в мирное и военное время.

Министерства обороны Российской Федерации и Республики Беларусь к настоящему времени проделали немалую работу по совместному использованию объектов военной инфраструктуры. В самом общем плане сделано следующее. Во-первых, одобрено намерение по совместному использованию объектов военной инфраструктуры. Во-вторых, разработаны общие принципы и задачи оперативного оборудования территорий стран региона в интересах коллективной безопасности. В-третьих, на правительственном уровне подписано Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о совместном использовании объектов военной инфраструктуры России и Беларуси в интересах обеспечения безопасности. В-четвертых, создана Межгосударственная комиссия по определению конкретных объектов военной инфраструктуры для совместного использования.

В числе последних подвижек в области военного сотрудничества Беларуси и России следует упомянуть соглашение в сфере военно-технического сотрудничества по проблемам, связанным с интеллектуальной собственностью, полученной в результате совместной деятельности. В первую очередь, это касается вооружений и военной техники, которые планируется производить совместными усилиями сторон для реализации на международном рынке. Можно предположить, что действие соглашения (в части послепродажного сервиса и модернизации) станет распространяться и на ту боевую технику, которую будет производить и продавать каждая из сторон с использованием технологий, принадлежащих партнеру, а также на продукцию военного назначения, поставляемую Россией и Беларусью друг другу. Оформление такого документа позволило бы значительно продвинуться в деле обновления на современном уровне вооружения и боевой техники, состоящих на вооружении белорусской армии.

 

Беларусь, Россия и «цветные революции» в странах СНГ

Владимир Снапковский

СНГ задумывалось его создателями как новая форма интеграции на постсоветском пространстве, как свободный союз независимых государств на демократической основе. Россия считала, что союзные республики, став независимыми, не смогут превратиться в полноценные государства и вскоре вновь вернутся в ее лоно или под ее протекторат. Наиболее подходящей формой объединения постсоветских государств Москва тогда считала конфедерацию, а в недалекой перспективе — и более тесный и сплоченный вокруг России союз государств.

Россия надеялась сбросить обременительные для себя путы содержания среднеазиатских республик и установить новые формы косвенного контроля над бывшими союзными республиками без прямого их дотирования. Однако эти расчеты и ожидания не оправдались. Ряд политологов отмечают, что измерение эффективности совместного проживания народов и республик в составе многонационального федеративного государства «имперского типа, каковым был СССР», только экономическими показателями оказалось в корне неправильным. Кроме видимых и измеряемых количественно показателей отношений между республиками существовали также невидимые, неизмеряемые и неосязаемые показатели и факторы их взаимосвязей и взаимоотношений.

В результате распада СССР сила, могущество, геополитический потенциал России уменьшился не на пропорциональную величину сокращения ее территории, населения, военной мощи и экономического потенциала. Ослабление произошло в геометрической регрессии.

Несомненно, что Россия потеряла СССР как по собственной вине, так и в силу объективных процессов, связанных с развитием национальных движений в бывших союзных республиках в сторону большей самостоятельности, автономии и независимости. Запад также оказался не подготовленным к распаду СССР, хотя многочисленная постсоветская литература главной причиной краха последнего однозначно считает «западные происки против Советского Союза».

Не акцентируя далее внимание на потерях России от распада СССР, хотелось бы обратиться к ее приобретениям (актуальным и потенциальным) от этой геополитической катастрофы. Главное это то, что Россия получила шансы обрести свою идентичность, которой не имела или которая была спрятана, растворена, затемнена в СССР. Во времена Союза русский народ, россияне, являвшиеся ядром СССР, были как бы размыты в советском народе, который, по официальной терминологии, называли новой социальной и этнической общностью. В настоящее время новая Россия в границах собственного государства служит и должна служить русским, россиянам, хотя проблемы поиска культурной и национальной идентичности русских сохраняются и в составе Российской Федерации. Сегодня огромные запасы нефтедолларов могут пойти на улучшение жизни граждан России, а не растрачиваться в гонке вооружений и топках «холодной войны», как это было в СССР. В целом диалектика утерянного и приобретенного для России в результате распада СССР не столь проста, как кажется на первый взгляд. В кратко- и среднесрочной перспективе Россия больше потеряла, чем приобрела.

Что же касается остальных союзных республик, то они более чем за 10-летний период независимости в принципе смогли выжить и стать на путь поступательного развития. Это относится, прежде всего, к западной периферии бывшего СССР и некоторым среднеазиатским республикам. Прибалтийские республики продемонстрировали значительные успехи в трансформации своих экономических и политических систем, интегрировавшись в ЕС и НАТО.

Характеризуя в этой связи нынешний этап развития бывших союзных республик СССР, Президент Российской Федерации В. Путин в ежегодном послании народу и парламенту России (апрель 2005 г.) подчеркнул, что «Россия, связанная с бывшими республиками СССР, а ныне независимыми государствами единством исторической судьбы, русским языком и великой культурой, не может оставаться в стороне от общего стремления к свободе. Сегодня, когда на постсоветском пространстве образовались и развиваются самостоятельные независимые государства, мы вместе хотим соответствовать гуманистическим ценностям, широким возможностям личного и коллективного успеха, выстраданным стандартам цивилизации…».

Помимо прочего, эти слова — реакция на последние события в СНГ, когда в ряде стран произошла кардинальная смена власти («цветные революции»).

 

Актуальные вопросы сотрудничества стран — участниц СНГ в сфере таможенного дела

Анатолий Сиротский

Интернационализация таможенных отношений, выраженная в заключении союзов и многосторонних соглашений, выработке общих тарифов, согласованных систем описания и кодирования товаров, упрощении и гармонизации таможенных процедур, создании общей системы безопасности, международных торгово-таможенных организаций, устанавливающих правила и стандарты регулирования внешнеэкономической деятельности, — объективный процесс развития мирового сообщества, отражение внешнеполитических интересов государств. Основываясь на мировом опыте, новые независимые государства пришли к заключению, что наиболее эффективным и перспективным для них может оказаться применение форм интеграции экономических связей — зон свободной торговли, таможенного союза, общего рынка, экономического союза. Именно эти формы интеграции предусматривают межгосударственное сотрудничество в таможенной сфере не выборочно, а по широкому кругу проблем.

Беларусь явилась страной — учредительницей Таможенного союза, Евразийского экономического сообщества, Организации региональной интеграции, Союзного государства с Россией. Беларусь — единственная в СНГ имплементировала все взятые обязательства по вопросам таможенного сотрудничества и, по существу, выступает двигателем таможенного механизма интеграции.

Объективный характер интеграции постсоветских государств определяется общностью их исторических, экономических, географических и других факторов.

К сожалению, большинство планов по интеграционному взаимодействию стран — участниц СНГ оказалось нереализовано. Многие подписанные соглашения не были подкреплены ни внутренними законодательными актами, ни международными механизмами реализации. Не соблюдаются обязательные юридические процедуры, без которых принятые документы не обретают правовую силу — ратификации национальными парламентами, которые затягиваются на месяцы и годы. Как результат — до 30 % подписанных в СНГ документов не реализованы.

Таможенное сотрудничество не отделимо от преобразований, продиктованных развитием рыночной экономики. К сожалению, большинство стран — участниц СНГ не достигло того уровня технико-экономического развития, который необходим для достижения ими интеграционной зрелости. Эти страны с их узким ассортиментом базовых ресурсов (топливо, сельскохозяйственное и минеральное сырье и продовольствие) объективно являются соперниками, борющимися за рынки сбыта. Они не только слабо дополняют друг друга, но и взаимно отгораживаются таможенно-торговыми барьерами.

Экономическое и политическое интегрирование бесперспективно без высокой степени взаимного доверия. Отсутствие единства в планах и действиях государств Cодружества выразилось в реализации и дроблении политических и экономических интересов и возникновении в рамках (или на месте) СНГ различных объединений — Таможенного союза, ЕврАзЭС, Центральноазиатской (Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан) и Восточноевропейской (Украина, Молдавия) группировок, ГУУАМ (на момент подписания номера в печать — ГУАМ. — ред.), Организации региональной интеграции. Заявлено о грядущем создании Сообщества демократического выбора стран Балтийско-Черноморско-Каспийского региона — СДВ. Кроме Грузии и Украины в него войдут, вероятно, Польша и Прибалтийские государства.

Увлечение субрегиональными политическими альянсами и экономическими группировками не позволило до сих пор решить задачу создания многосторонней зоны свободной торговли — самой мягкой ступени экономической интеграции, никак не ущемляющей национальный суверенитет стран СНГ.

В условиях такой пестроты, хронических провалов и реализации ключевых вопросов интеграции Республике Беларусь следовало бы сосредоточить усилия на наиболее продвинутом таможенно-торговом сотрудничестве с Российской Федерацией. Завершение формирования таможенного союза и единой таможенной территории двух стран могло бы явить пример верности принятым обязательствам и образец для подражания другими странами. Для достижения обозначенной цели осталось сделать немногое — установить общий таможенный тариф и отменить таможенный контроль всех ввозимых и вывозимых товаров на внутренних таможенных границах двух стран.

Одна из главных нерешенных проблем — создание наднациональных органов, которые были бы уполномочены принимать решения, обязательные к исполнению. Последовательно осуществляемые интеграционные меры должны неизбежно привести к созданию надгосударственного органа с властными полномочиями и в сфере таможенного дела, который позволил бы с помощью международно-правовых норм провести институализацию единого таможенного пространства.

Чрезвычайно актуальной является выработка совместного механизма таможенного регулирования. Было бы оправданным уже сейчас узаконить порядок, по которому окончательное решение по выведению унифицированных таможенных процедур принадлежало бы отраслевому органу Союзного государства — Таможенному комитету.

Правовое пространство, сформированное в постсоветское время, пока не созрело для внедрения отношений, базирующихся на строгом соблюдении норм международного права, в частности на принципе верховенства международных норм над национальными. В ряде стран — участниц СНГ принцип целесообразности продолжает доминировать над подчинением законам и международным соглашениям. И это одна из главных причин воспрепятствования созданию зоны свободной торговли и таможенного союза по типу западноевропейской интеграции.

В то же время предпринятые меры в области таможенного сотрудничества открыли благоприятные условия для надежного перемещения через таможенные границы товаров, услуг, труда, капиталов. Несмотря на расхождения в национальных законодательствах, разные уровни технико-экономического развития, интеграционные возможности сохраняются и в зоне СНГ. Положительные тенденции, которые проявились в последние годы в экономическом развитии государств, создают необходимые предпосылки для прогресса и в сфере таможенного сотрудничества.

 
 
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев