Версия для печати

Белорусский журнал международного права и международных отношений 2002 — № 1


международное право — международные организации

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

Ауезнур Каженов

Каженов Ауезнур Бейсенович — Председатель Экономического Суда Содружества Независимых Государств, заслуженный юрист Республики Казахстан, соискатель кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

В Соглашении о создании Содружества Независимых Государств, подписанном 8 декабря 1991 г. главами трех советских союзных республик (Республики Беларусь, Российской Федерации и Украины), констатировалось, что "Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование"1. Одновременно объявлялось о создании Содружества Независимых Государств. Согласно статье 7 Соглашения к сфере совместной деятельности государств — участников СНГ, реализуемой на равноправной основе через общие координирующие институты Содружества, было отнесено следующее: "координация внешнеполитической деятельности; сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропейского и евразийского рынков, в области таможенной политики; сотрудничество в развитии систем транспорта и связи; сотрудничество в области охраны окружающей среды, участие в создании всеобъемлющей международной системы экологической безопасности; вопросы миграционной политики; борьба с организованной преступностью"2.

Как правильно отмечает российский ученый В. В. Пустогаров, Соглашение от 8 декабря 1991 г. Беларусь, Россия и Украина подписали "не как субъекты советской федерации, а как независимые государства с универсальной международной правоспособностью. В таком качестве, создавая свое объединение (СНГ. — А. К.), они действовали вполне правомерно"3.

Спустя две недели после встречи в Беловежской пуще, 21 декабря 1991 г., в столице Республики Казахстан г. Алма-Ате состоялось Совещание высших руководителей Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Туркменистана, Республики Узбекистан и Украины, которое завершилось подписанием ряда важных документов. Среди них — Протокол к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств, подписанному 8 декабря 1991 г. в г. Минске Республикой Беларусь, Российской Федерацией (РСФСР) и Украиной, и Алма-Атинская декларация глав государств. Протокол развил и дополнил основные положения Соглашения от 8 декабря 1991 г. Число государств — учредителей СНГ возросло до одиннадцати. В этот же день главы государств подписали Алма-Атинскую декларацию, в которой отмечалось, что взаимодействие участников Содружества "будет осуществляться на принципе равноправия через координирующие институты, формируемые на паритетной основе и действующие в порядке, определяемом соглашениями между участниками Содружества, которое не является ни государством, ни надгосударственным образованием"4.

В дальнейшем на совещаниях глав государств и глав правительств стран, входящих в СНГ, принимались решения, которые позволили в значительной степени уточнить и конкретизировать круг задач, стоящих перед Содружеством Независимых Государств, а также внести определенные коррективы в распределение компетенции между важнейшими руководящими органами Содружества.

Решающую роль в деле завершения процесса конституирования СНГ сыграло принятие в ходе Минского саммита стран СНГ 1993 г. Устава Содружества Независимых Государств, в котором подчеркивалось, что Содружество основано на началах суверенного равенства всех его членов и государства — члены СНГ являются самостоятельными и равноправными субъектами международного права5.

Все вышеперечисленные документы в их совокупности дают достаточное основание для вполне определенных выводов о наличии ряда существенных параметров, позволяющих дать законченную характеристику с точки зрения современного международного права правового статуса Содружества Независимых Государств. Последовавшие в 1994—2001 гг. решения высших уставных органов СНГ не внесли принципиальных изменений в нормативную базу, определяющую этот статус.

Что же представляет собой межгосударственное объединение двенадцати6 бывших советских союзных республик, а ныне независимых государств, образовавшееся в пределах постсоветского пространства? Видимо, следует согласиться с теми, кто утверждает, что СНГ — это региональная международная межправительственная организация, призванная обеспечить межгосударственное сотрудничество по самому широкому кругу вопросов. В частности, Е. Г. Моисеев пишет: "Учредительные документы СНГ, его Устав, практическая деятельность позволяют сделать вывод о том, что Содружество является региональной международной организацией. Оно создано суверенными государствами путем подписания международного договора, его юридической базой стало международное право. СНГ преследует определенные цели, которые зафиксированы в учредительных документах. Образованы и действуют координирующие органы"7. Содружество Независимых Государств должно рассматриваться в качестве международной межправительственной организации прежде всего потому, что в него входят суверенные независимые государства, получившие практически универсальное международное признание. Государства — участники СНГ признаны de jure подавляющим большинством государств мира, все они являются полноправными членами Организации Объединенных Наций, входят в состав многих ее специализированных учреждений, а также в состав ряда иных авторитетных международных межправительственных организаций. Государства — участники СНГ каждое в отдельности поддерживают дипломатические отношения не только с сопредельными государствами и великими державами, но и со значительным числом больших и малых государств Европы, Азии, Африки, Латинской Америки и Океании. Юридическую основу деятельности СНГ составляют международные договоры, подписанные и ратифицированные государствами-участниками с учетом требований конституций каждой из договаривающихся сторон и в полном соответствии с положениями Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

В. В. Пустогаров справедливо отмечает, что "учредительный акт СНГ составляют три документа, разные по форме и их юридической обязательности, — Соглашение от 8 декабря 1991 г., Протокол и Декларация от 21 декабря 1991 г.". Он же подчеркивает, что Устав СНГ ссылается на Соглашение, Протокол и Декларацию как на одно целое, заявляя в преамбуле о решимости государств-членов претворять в жизнь их положения8.

Статья 2 Устава СНГ в качестве целей Содружества провозглашает: "осуществление сотрудничества в политической, экономической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях; всестороннее и сбалансированное экономическое и социальное развитие государств-членов в рамках общего экономического пространства, межгосударственная кооперация и интеграция; обеспечение прав и основных свобод человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и документами ОБСЕ; сотрудничество между государствами-членами в обеспечении международного мира и безопасности, осуществление эффективных мер по сокращению вооружений и военных расходов, ликвидации ядерного и других видов оружия массового уничтожения, достижению всеобщего и полного разоружения; содействие гражданам государств-членов в свободном общении, контактах и передвижении в Содружестве; взаимную правовую помощь и сотрудничество в других сферах правовых отношений; мирное разрешение споров и конфликтов между государствами Содружества"9.

В статье 3 Устава СНГ подчеркивается, что "для достижения целей Содружества государства-члены, исходя из общепризнанных норм международного права и Хельсинкского Заключительного акта, строят свои отношения в соответствии с нижеследующими взаимосвязанными и равноценными принципами: уважение суверенитета государств-членов, неотъемлемого права народов на самоопределение и права распоряжаться своей судьбой без вмешательства извне; нерушимость государственных границ, признание существующих границ и отказ от противоправных территориальных приобретений; территориальная целостность государств и отказ от любых действий, направленных на расчленение чужой территории; неприменение силы или угрозы силой против политической независимости государства-члена; разрешение споров мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость; верховенство международного права в межгосударственных отношениях; невмешательство во внутренние и внешние дела друг друга; обеспечение прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, этнической принадлежности, языка, религии, политических или иных убеждений; добросовестное выполнение принятых на себя обязательств по документам Содружества, включая настоящий Устав, учет интересов друг друга и Содружества в целом, оказание на основе взаимного согласия помощи во всех областях их взаимоотношений; объединение усилий и оказание поддержки друг другу в целях создания мирных условий жизни народов государств — членов Содружества, обеспечение их политического, экономического и социального прогресса; развитие взаимовыгодного экономического и научно-технического сотрудничества, расширение интеграционных процессов; духовное единение их народов, которое основывается на уважении их самобытности, тесное сотрудничество в сохранении культурных ценностей и культурного обмена"10. В этой же статье Устава к сферам "совместной деятельности государств-членов, реализуемой на равноправной основе через общие координирующие институты в соответствии с обязательствами, принятыми государствами-членами в рамках Содружества", были отнесены: "обеспечение прав и основных свобод человека; координация внешнеполитической деятельности; сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропейского и евразийского рынков, таможенной политики; сотрудничество в развитии систем транспорта, связи; вопросы социальной и миграционной политики; борьба с организованной преступностью; сотрудничество в области оборонной политики и охраны внешних границ". Далее в тексте статьи отмечается, что вышеприведенный перечень сфер совместной деятельности не следует считать исчерпывающим. Он может быть дополнен по взаимному соглашению государств — членов СНГ11.

Нетрудно заметить, что цели и принципы Содружества Независимых Государств в полной мере соответствуют целям и принципам Организации Объединенных Наций (стст. 1, 2 Устава ООН). В то же время они отражают специфические особенности СНГ как региональной межправительственной организации, возникшей на территории, составлявшей в течение длительного времени единое политическое и экономическое пространство.

Не вызывает сомнений региональный характер Содружества Независимых Государств и с чисто географической точки зрения: из двенадцати государств Содружества семь относятся к европейской части континента, а пять — к азиатской, при этом большая часть территории крупнейшего государства СНГ — Российской Федерации расположена в Азии. Тем не менее с учетом исторических традиций, с учетом того обстоятельства, что в недавнем прошлом все страны СНГ входили в состав единого геополитического пространства с центром в Москве, которая должна бесспорно рассматриваться в качестве одной из европейских столиц, с учетом решений, принятых по данному вопросу Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, с учетом сложившейся практики распределения государств по регионам в международных организациях универсального характера Содружество Независимых Государств может рассматриваться в качестве европейской региональной межправительственной организации. Это обстоятельство не должно, однако, препятствовать различным формам сотрудничества СНГ с азиатскими межправительственными организациями. Более того, СНГ может в определенном контексте рассматриваться и в качестве одной из азиатских региональных организаций.

Региональный характер Содружества Независимых Государств придает ему на международной арене некоторые особые качества. В соответствии со статьей 52 Устава Организации Объединенных Наций Совет Безопасности ООН призван в соответствующих случаях поощрять мирное разрешение международных споров с помощью региональных соглашений и региональных органов. Он может действовать подобным образом по инициативе заинтересованных государств либо по собственной инициативе. Практика современных региональных межправительственных организаций свидетельствует о возможности достаточно широкого их использования в качестве инструмента поддержания мира и безопасности в регионах. Вполне допустимо активное участие таких организаций в миротворческой деятельности применительно к конфликтам, в которые вовлечены страны, входящие в соответствующий регион.

Раздел III Устава СНГ целиком посвящен вопросам, относящимся к военно-политическому сотрудничеству и коллективной безопасности. В нем установлено, что государства — члены СНГ проводят согласованную политику в области международной безопасности, разоружения и контроля над вооружениями, строительства вооруженных сил и поддерживают безопасность в Содружестве, в том числе с помощью групп военных наблюдателей и коллективных сил по поддержанию мира (ст. 11); в случае возникновения угрозы суверенитету, безопасности и территориальной целостности одного или нескольких государств-членов либо международному миру и безопасности государства-члены незамедлительно приводят в действие механизм взаимных консультаций с целью координации позиций и принятия мер для устранения возникшей угрозы, включая миротворческие операции и использование в случае необходимости вооруженных сил в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону согласно статье 51 Устава ООН (ст. 12)12.

В соответствии со статьей 1 Ташкентского договора от 15 мая 1992 г. о коллективной безопасности государства — участники этого Договора обязались не вступать в военные союзы и не принимать участия в каких-либо группировках государств, а также в действиях, направленных против другого государства-участника. В силу статьи 4 Ташкентского договора, если одно из государств-участников подвергнется агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств, это будет рассматриваться как агрессия против всех государств — участников Договора. В случае совершения акта агрессии против любого из государств — участников Договора все остальные государства-участники обязались предоставить ему необходимую помощь. Они обязались оказать такому государству-участнику поддержку находящимися в их распоряжении средствами в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН.

В 1990-е гг. в различных регионах бывшего СССР обострение межнациональных отношений привело к вооруженному противостоянию. Речь идет о конфликте вокруг Нагорного Карабаха, Приднестровья, грузино-осетинском и грузино-абхазском конфликтах, а также о межтаджикском конфликте. Неразрешенные споры и противоречия, возникшие в связи с ними, подрывают основу существования Содружества, затрагивают интересы всех стран СНГ, создают реальную угрозу международному миру и безопасности. Совет глав государств СНГ на своем заседании 19 января 1996 г. принял Концепцию предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств, входящих в Содружество. Концепция установила общие подходы стран СНГ к вопросам предотвращения и урегулирования конфликтов, определила возможности совместных шагов, направленных на урегулирование споров и разногласий13.

В качестве международной межправительственной организации Содружество Независимых Государств обладает статусом субъекта международного права и необходимой договорной правоспособностью, имеет право заключать международные договоры как с государствами — участниками СНГ, так и с другими государствами, независимо от принадлежности их к тому или иному региону. Это предопределяется положениями Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. и положениями Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями от 21 марта 1986 г. СНГ имеет возможность поддерживать сотрудничество по широкому кругу вопросов с другими региональными международными межправительственными организациями, с международными организациями универсального характера, в том числе с крупнейшей всемирной организацией подобного рода — Организацией Объединенных Наций. В соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 48/237 от 30 марта 1994 г. Содружество Независимых Государств получило статус наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН, что открывает широкие возможности для взаимного обмена информацией, взаимного представительства и иных форм сотрудничества, предопределяемых Уставами ООН и СНГ и иными нормативными актами этих двух межправительственных организаций.

В качестве региональной международной организации Содружество принимает участие во всех крупных форумах, проводимых ООН и другими международными организациями. Делегации Исполнительного комитета СНГ участвуют в работе сессий Генеральной Ассамблеи ООН, Генеральной конференции ЮНЕСКО, Европейской экономической комиссии ООН, в саммитах ОБСЕ, в экономических форумах ОБСЕ и во многих других мероприятиях в рамках международных организаций. В свою очередь штаб-квартиру СНГ посетили Генеральные секретари ООН и ОБСЕ, Исполнительный секретарь ЕЭК ООН, что также свидетельствует о признании СНГ в качестве региональной организации и стремлении различных международных структур сотрудничать с ней14.

Договорная практика Содружества Независимых Государств (как такового) пока не получила должного развития. В то же время утверждения о полном отсутствии такой практики представляются ошибочными. В качестве примера международного договора, заключенного СНГ от собственного имени, можно назвать Соглашение между Содружеством Независимых Государств и Республикой Беларусь об условиях пребывания Исполкома СНГ на территории Республики Беларусь от 13 июня 1994 г. Следует упомянуть в этой связи и Договор между Экономическим Судом СНГ и Республикой Беларусь об условиях пребывания Экономического Суда СНГ на территории Республики Беларусь от 22 ноября 1996 г.

Каковы же пределы международной правосубъектности Содружества Независимых Государств? Можно ли поставить знак равенства между суверенными государствами и международными межправительственными организациями в плане реализации ими на международной арене прав и обязанностей, присущих субъектам международного права? На эти вопросы в доктрине международного права можно найти вполне определенные ответы. В международно-правовой литературе постсоветского пространства, да и в западной юридической литературе, сложилось представление о том, что лишь независимые суверенные государства выступают в международном общении в качестве равноправных участников, субъектов международного права, обладающих универсальной правоспособностью. Как отмечала Е. А. Шибаева, в основе международной правосубъектности государств лежит присущий им государственный суверенитет, который в свою очередь проистекает из факта реализации соответствующей нацией своего права на самоопределение. Иное дело — международные межправительственные организации. Их правосубъектность является вторичной, она обусловлена положениями уставов и иных учредительных актов соответствующей организации. Именно эти документы предопределяют ограниченный объем международной правосубъектности таких организаций. Представления же о некоей имманентной правосубъектности международной межправительственной организации не вызывали широкой поддержки в специальной литературе, так как не вытекали с должной определенностью из анализа практической деятельности современных международных организаций подобного рода15.

Вместе с тем нельзя не отметить, что, несмотря на решительное отрицание объективного характера правосубъектности международных организаций в советской юридической литературе, в работах отдельных авторов обращалось внимание на определенную эволюцию взглядов на данную проблему, отражающую соответствующие изменения в практике международных отношений. Так, Е. А. Шибаева в своей монографии "Право международных организаций", опубликованной почти двадцать лет тому назад, отмечает, что "международные организации первоначально (речь, судя по всему, идет о конце XIX—начале XX в. — А. К.) не обладали международной правосубъектностью"16. Однако она признает, что "в настоящее время (1986 г. — А. К.) международные межгосударственные организации, не обладающие качеством международной правосубъектности, встречаются чрезвычайно редко"17. И далее Е. А. Шибаева отмечает, что решение государств-учредителей по поводу того, какую создать организацию и какими качествами ее наделить, определяется действием объективных закономерностей развития общества, которые именно в силу их объективности предопределяют субъективное решение государств-учредителей. Наступает такой период развития международных отношений, когда государства, исходя из тех целей и задач, которые они ставят перед международными организациями, и тех функций, которые они им придают, вынуждены наделять последние качеством международной правосубъектности18.

Таким образом, вырисовывается вполне определенная тенденция, дальнейшее развитие которой может привести к тому, что уже в первое десятилетие XXI в. абсолютно все действующие международные межправительственные организации будут признаваться субъектами международного права. Иное дело, что вряд ли в обозримом будущем уровень реализации прав и обязательств таких организаций на международной арене, в частности объем договорной правоспособности, включая нормативное закрепление объема их договорной правоспособности, будет сведен к одному знаменателю. Для установления уровня международной правосубъектности каждой в отдельности международной организации по-прежнему необходимо будет обращаться к учреждающим ее документам. При этом, однако, в определенных случаях недостаток информации по этим вопросам в уставах и иных основополагающих нормоустанавливающих документах может восполняться посредством толкования и анализа их практического применения.

Ни в Уставе ООН, ни в Уставе СНГ нет прямых указаний о том, что эти международные организации обладают международной правосубъектностью. Но, как отмечает Е. А. Шибаева, "если в уставе организации прямо не зафиксировано ее качество субъекта международного права, то вопрос о международной правосубъектности решается на основе толкования учредительного акта с использованием концепции подразумеваемой компетенции"19.

В последнее время наметилась тенденция к некоторому расширению традиционной договорной правоспособности международных межправительственных организаций. Так, наблюдается расширение круга торговых и иных договоров экономического характера, заключаемых Европейскими сообществами (Европейским союзом) от своего имени с отдельными европейскими и иными государствами. Положено начало и членству на определенных условиях отдельных межправительственных организаций в других межправительственных организациях определенного профиля. Так, в силу статьи 305 Конвенции ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 г. эта кодифицирующая Конвенция универсального характера открыта для подписания не только государствами, но и теми международными межправительственными организациями, которым ее государства-участники передали компетенцию в вопросах, регулируемых Конвенцией 1982 г., в том числе и компетенцию по заключению договоров, относящихся к таким вопросам20. Тем самым соответствующим международным организациям была дана возможность осуществлять права и обязанности, которые в ином случае были бы возложены, в соответствии с этой Конвенцией, на участвующие в ней государства по вопросам, в отношении которых такими государствами-участниками ей передается компетенция. К числу этих вопросов могут быть отнесены и вопросы, касающиеся функционирования учрежденного Конвенцией 1982 г. Органа по морскому дну — специфической международной межправительственной организации. Таким образом, следует признать, что возможности для реализации международной правосубъектности межправительственных организаций постепенно расширяются. Это обстоятельство необходимо учитывать в процессе дальнейшего совершенствования форм и методов уставной деятельности СНГ.

Летом 1998 г. проблема международной правосубъектности Содружества Независимых Государств оказалась в центре внимания Экономического Суда СНГ. С просьбой дать официальное разъяснение по вопросу о том, является ли Содружество Независимых Государств субъектом международного права и какие правомочия такого субъекта могут быть распространены на Содружество Независимых Государств21, обратился в Суд Исполнительный секретариат СНГ.

В своем консультативном заключении (№ 01-1/2-98 от 28 июня 1998 г.) Суд определил, что вытекающее из части 1 статьи 1 Устава СНГ подтверждение международной правосубъектности государств — членов Содружества не препятствует осуществлению международной правосубъектности межгосударственными образованиями с их участием. "Международная правосубъектность межгосударственного образования и составляющих его государств призваны сосуществовать"22, — говорится в консультативном заключении Суда. И далее Суд указал: "Рассматривая в качестве субъекта международного права участника международных отношений, обладающего международными правами и обязанностями и осуществляющего их в рамках и на основе международного права, Содружество необходимо считать субъектом международного права. Причем международная правосубъектность Содружества составляет его неотъемлемое свойство, атрибут существования. Она не нуждается в дополнительном (официальном) признании в качестве таковой со стороны государств, в том числе государств-членов, или со стороны иных международных организаций. Содружество выступает как субъект международного права уже лишь потому, что оно реально существует и действует в международных отношениях"23. Экономический Суд СНГ установил, что в качестве субъекта международного права Содружество Независимых Государств обладает следующими правами:

— Содружество реализует право на участие в международных отношениях посредством установления отношений с государствами и международными организациями;

— Содружество осуществляет право заключать международные договоры с государствами и международными организациями;

— органы Содружества принимают решения от своего имени;

— Содружество обладает правом применять санкции при нарушении международных обязательств24.

Особо следует обратить внимание на содержащееся в учредительных документах Содружества отрицание наднационального характера СНГ. Такое положение, сформулированное в категорической форме, присутствует в Алма-Атинской декларации от 21 декабря  1991 г., где сказано, что Содружество "не является ни государством, ни надгосударственным образованием"25. В Уставе СНГ это положение сформулировано столь же решительно, но в иных выражениях: "Содружество не является государством и не обладает наднациональными полномочиями"26. Такова была политическая воля государств-учредителей. Очевидно, что руководители независимых государств, возникших на постсоветском пространстве, решили прибегнуть к столь жестким формулировкам из опасений поставить под угрозу свою еще недостаточно окрепшую государственность. С таким подходом приходится считаться, он отвечает реалиям сегодняшнего дня.

Между тем в научной литературе постсоветского пространства, в том числе и в ряде публикаций международно-правового профиля, отмечается, что внедрение в структуры той или иной межправительственной организации отдельных наднациональных элементов совсем не обязательно ведет к ущемлению суверенитета государств — членов этих организаций, обеспечивая, тем не менее, определенное повышение эффективности функционирования организации. Так, известный российский профессор, бывший член Комиссии международного права ООН, Н. А. Ушаков пишет, что даже тогда, когда создается наднациональная организация, которая может быть квалифицирована в качестве конфедеративного союза государств, выступающего на международной арене не только от своего имени, но и от имени входящих в него государств, "речь идет не об утрате государствами-членами своего суверенитета, а лишь о передаче ими некоторых своих полномочий совместно созданному объединению..."27. Интересные соображения по поводу явления наднациональности применительно к международным организациям приводит М. А. Королев. Он признает лишь "возможность существования функциональной наднациональности, которая является способом единообразного регулирования определенной области жизни государств, заключивших между собой с этой целью соответствующее соглашение"28. Он отмечает также, что "в чистом, сущностном виде наднациональность вообще невозможна, поскольку до тех пор, пока государства наднационального образования сохраняют суверенитет, они обладают способностью в любое время прекратить свое членство в нем, и отнять это право у суверенных государств нельзя, равно как они сами от него отказаться не могут, даже включив соответствующее положение в документ, учреждающий это межгосударственное объединение, в силу общеправовой презумпции недействительности отказа от потенциальной выгоды"29.

Разумеется, для Содружества Независимых Государств в его нынешнем виде явление наднациональности представляется принципиально неприемлемым. Тем не менее, как отмечают некоторые авторы, отдельные элементы наднациональности в некоторых случаях просматриваются, если не в самом СНГ, то в структурах, имеющих с ним значительное соприкосновение и играющих заметную роль в интеграционных процессах, протекающих на постсоветском пространстве. Так, в частности, Е. Г. Моисеев отмечает, что после учреждения в 1994 г. Межгосударственного экономического комитета Экономического союза "впервые в истории Содружества появился институт, имеющий контрольно-распорядительные и исполнительные функции". Е. Г. Моисеев высказывает предположение о том, что "МЭК стал, по сути, первенцем наднациональной структуры, имеющей право по некоторым вопросам принимать решения, обязательные для исполнения членами СНГ"30.

1 Дипломатический вестник. 1992. № 1. С. 3.
2 Там же. С. 5.
3 Пустогаров В. В. СНГ — международная региональная организация // Российский Ежегодник международного права. 1992. СПб., 1992. С. 39.
4 Дипломатический вестник. 1992. № 1. С. 7.
5 Устав Содружества Независимых Государств // Содружество. 1993. № 1. С. 17—19. Устав СНГ был ратифицирован Азербайджанской Республикой, Республикой Армения, Республикой Беларусь, Грузией, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Республикой Молдова, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан.
6 Через несколько лет в состав СНГ вошла Грузия и количество государств — участников Содружества возросло до двенадцати.
7 Моисеев Е. Г. Международно-правовой статус СНГ // Международное публичное право / Отв. ред. К. А. Бекяшев. М.: Проспект, 1998. С. 317.
8 Пустогаров В. В. Указ. соч. С. 42.
9 Содружество. 1993. № 1. С. 18.
10 Там же. С. 18—19.
11 Там же.
12 См.: Устав СНГ // Содружество. 1993. № 1. С. 21.
13 См.: Моисеев Е. Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ. М.: Юристъ, 1997. С. 18—19.
14 См.: Яров Ю. Ф. 10 лет Содружеству Независимых Государств // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию СНГ. Минск, 27—28 августа 2001 г. М.: Финстатинформ, 2001. С. 20.
15 Шибаева Е. А. Правовой статус межправительственных организаций. М.: Юридическая литература, 1972. С. 57, 78—81.
16 Шибаева Е. А. Право международных организаций: Вопросы теории. М.: Международные отношения, 1986. С. 27.
17 Там же.
18 Там же. С. 31.
19 Там же. С. 32.
20 См.: Статья 1 Приложения IX Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Док. ООН А/Conf.62/122. С. 237.
21 Решения Экономического Суда Содружества Независимых Государств (1994—2000 гг.). Мн.: Экономический Суд СНГ, 2000. С. 238.
22 Там же.
23 Там же. С. 239—240.
24 Там же. С. 242.
25 Дипломатический вестник. 1992. № 1. С. 7.
26 Статья 1 (часть III) Устава СНГ // Содружество. 1993. № 1. С. 18.
27 Ушаков Н. А. Международное право. М.: Юрист, 2000. С. 157.
28 Королев М. А. Наднациональность с точки зрения международного права // Московский журнал международного права. 1997. № 2. С. 9.
29 Там же.
30 Моисеев Е. Г. Содружество Независимых Государств // Международное публичное право. М.: Проспект, 1998. С. 327.

 
 
I Летняя школа по праву беженцев
Конкурс_научных_работ_2018
3
2
1
Телефоны "горячей линии"
Памятка для украинцев