Белорусский журнал международного права и международных отношений 1998 — № 3

 

международные экономические отношения

ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

Александра Нечай

Нечай Александра Александровна — кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики и международных экономических отношений БГУ

Внешняя торговля любого государства, как правило, строится на основе взаимной выгодности. Однако взаимовыгодность во внешней торговле это не только сбалансированность экспортных и импортных операций, но и гораздо более широкая проблема реализации определенной стратегии внешнеэкономических отношений конкретной страны, которая всегда находится в единстве с другими экономическими отношениями. Хотя есть случаи, когда внешнеэкономические отношения развиваются спонтанно, складываясь "де факто" как результат стихийных, мало скоординированных между собой действий. Более предпочтительной считается ситуация, при которой внешнеторговая деятельность осуществляет ту или иную стратегию сознательно.

На выбор национальной внешнеэкономической стратегии существенное влияние оказывают как общеэкономическое положение в стране, так и тенденции в мировой экономике, учитывая современную быструю интернационализацию мирохозяйственных связей, расширение мировой торговли товарами и услугами, развитие международного предпринимательства, рост количества и увеличение сферы деятельности ТНК. При таких обстоятельствах макроэкономическая стратегия экономического роста национального государства испытывает на себе сильное влияние внешнего фактора, определяемого ролью внешнеэкономических связей в экономической политике государства. Совершенно очевидно, что национальное внешнеэкономическое регулирование не может не испытывать, например, влияние таких проблем современной мировой экономики, как обострение конкуренции на мировом рынке, растущее неравновесие платежных балансов, огромная внешняя задолженность многих стран, экономическая и политическая нестабильность в странах Восточной Европы, и прежде всего в странах бывшего СССР.

Действие указанных факторов порождает постоянное взаимодействие во внешнеторговой политике национальных государств двух тенденций: либерализма и протекционизма. Протекционизм представляет собой политику государства, направленную на защиту внутреннего рынка от конкурентов, а зачастую и на захват внешних рынков. В противоположность этому политика либерализации (фритредерство) имеет целью открытость внутреннего рынка для иностранных товаров, капиталов, рабочей силы, усиливая тем самым конкуренцию на внутреннем рынке. И протекционизм и либерализм отражают прежде всего реакцию тех или иных государств на изменения в международном разделении труда, на события, происходящие в международных экономических отношениях. История международных экономических отношений начиная с XIX в. свидетельствует, что для международной торговли было характерно чередование периодов либерализма и протекционизма. Так, период со второй половины XIX в. до войны 1914—1918 гг. характеризовался господством фритредерской политики и определялся доминированием Великобритании как великой промышленной и торговой нации на мировом рынке. Именно в этот период были отменены Навигационные акты и Закон о зерновых (1866), заключены торгово-дипломатические договоры Наполеона с Великобританией, в которые включена была статья "О режиме наибольшего благоприятствования" (1860). Межвоенный период (1920—1939) характеризовался усилением протекционизма во всем мире. Так, в 1921 г. в Англии принимается таможенный закон " О защите промышленности" и подписываются со странами Британского Содружества так называемые Оттавские соглашения, устанавливающие имперские преференции. Соединенные Штаты в 1922 г., а затем в 1930 г. повышают таможенные тарифы. Франция с 1931 г. придерживается политики контингентирования. Германия все определеннее стала проводить политику поворота к автаркии.

После завершения Второй мировой войны мировая экономика постепенно встала на путь, ведущий к большей свободе торговли. В 1948 г. под эгидой ООН была создана организация ГАТТ, служащая институтом обсуждения проблем международной торговли и способствовавшая снижению и консолидации таможенных пошлин. Решению этих же задач способствовало создание в Западной Европе Экономического сообщества и появление в его рамках Таможенного союза, а также создание Европейской ассоциации свободной торговли (1960). Принятие Конгрессом США по просьбе Кеннеди Акта о развитии торговли (1962) дало президенту США право вести переговоры с иностранными государствами по поводу заключения соглашений о существенном снижении тарифов. "Раунд Кеннеди" стал одним из самых всеобъемлющих многосторонних договоров в области торговли на международном уровне. Он завершился в 1967 г. заключением важных соглашений, предусматривающих снижение таможенных пошлин на 35—40 % в течение 5 лет. Последующие Токийский и Уругвайский раунды также способствовали либерализации торговли.

В 80—90-е гг. в общем русле либерализации мировой торговли во внешнеторговой политике ведущих западных стран снова стали проявляться элементы протекционизма, связанные с обострением международной конкуренции. Несмотря на проделанную ГАТТ работу по либерализации мировой торговли, внешняя торговля остается одним из основных направлений государственного регулирования национальной экономики.

Формы и методы государственного регулирования внешней торговли отдельных государств во многом одинаковы, они отработаны длительной мировой практикой, однако имеются существенные отличия в механизмах их использования в зависимости от преобладания фритредерской, либеральной, либо протекционистской ориентации.

Фритредерская модель по своей сути близка к политике монетаризма внутри той или иной национальной экономической системы. Она предполагает, что рынок (мировой рынок) сам по себе сумеет гораздо лучше, чем любая другая регулирующая сторона, решать проблемы обеспечения сбалансированности и взаимовыгодности торговых операций. Для стран с переходной экономикой мировой рынок позволит обеспечить интеграцию их национальных хозяйств в мировое хозяйство и обеспечить использование мировых научно-технических достижений для эффективного развития своей национальной экономики. Государственное регулирование в этом случае осуществляется методами преимущественно тарифного регулирования и мерами, поощряющими приток в страну товаров и капиталов.

Действительно, свободная торговля способствует конкуренции на внутренних рынках, заставляет предприятия вводить новшества, обеспечивая более широкий выбор товаров для потребителей, и дает возможность фирмам полностью использовать сравнительные преимущества и добиваться экономии, обусловленной ростом масштабов производства. Более того, свободная торговля высвобождает динамичные силы, стремящиеся к долговременному подъему темпов роста экономики путем поощрения усовершенствований и нововведений, в то время как протекционизм с течением времени все в большей и большей степени препятствует действию этих сил.

Политика свободной торговли дает выигрыш любой стране, хотя и не каждой в одинаковой степени и не всем группам населения. В стране-импортере выигрыш возникает за счет того, что выгоды потребителей превышают потери производителей, а в стране-экспортере общий прирост благосостояния происходит благодаря выигрышу производителей, тогда как потребители несут потери.

В случае либерализации торговли в краткосрочном периоде может произойти снижение занятости из-за уменьшения стимулов к развитию как импортозамещающих производств, так и, возможно, отраслей, не вовлеченных непосредственно во внешнюю торговлю, но которые окажутся затронутыми процессом либерализации. И даже резкое увеличение занятости в экспортном секторе не сможет немедленно компенсировать ее падение в других секторах. Предприятия экспортного сектора могут не успевать поглощать высвобождающуюся из других секторов рабочую силу, к примеру, из-за запаздывания осуществления новых инвестиций или медленной профессиональной переориентации и ограниченной мобильности трудовых ресурсов.

Реализация фритредерской модели в чистом виде для переходных экономик затруднена в силу ряда обстоятельств. Прежде всего потому, что постсоциалистические страны вступают в конкуренцию на мировом рынке в заведомо неравных по отношению к развитым странам условиях, большинство секторов переходных экономик в той или иной степени отстают от уровня развития соответствующих секторов в высокоразвитых странах. Способными выжить здесь могут быть наиболее примитивные секторы — сельское хозяйство, добыча и первичная переработка сырья и энергоносителей. Развитые страны могли бы "задушить" и эти производства, но они либо не располагают соответствующими природными ресурсами и заинтересованы в их использовании, либо предпочитают не использовать " грязные технологии" на своих территориях. Опыт реализации этой модели в некоторых развивающихся странах показал, что результатом такой стратегии является сохранение зависимого положения национальных экономик, отток инвестиций и квалифицированных кадров.

Безусловно, существует возможность сначала укрепить хотя бы некоторые отрасли производства, подтянув их до уровня требований мирового рынка. Но в процессе подтягивания потребовалось бы оградить их от более мощных на данный момент соперников, а это уже покушение на священные и незыблемые принципы свободной конкуренции и фритредерства. Опыт "азиатских тигров" и чилийской экономики времен Пиночета не подтверждает реализацию фритредерской модели в чистом виде. Так, формальное фритредерство пиночетовской экономики на самом деле предполагало поддержку со стороны государства прежде всего инвестиций, связанных с научно-техническим прогрессом, а также политику бесконечных займов у западных кредиторов. В результате экономика Чили сделала шаг вперед в деле технического перевооружения, но получила огромный внешний долг. Что касается стран Тихоокеанского бассейна, сумевших сделать рывок в своем экономическом развитии, то здесь модель фритредерства существовала скорее как идеологическая вывеска. Фактически проводилось целенаправленное развитие экономики под защитой протекционистских мер. Меры поддержки распространялись на создание собственной промышленности и постиндустриальных сфер, таких как сфера образования, способных на равных конкурировать на мировом рынке.

Вместе с тем ослабление протекционизма, выразившееся в этих странах в создании равных условий для импортеров и экспортеров, в сокращении ограничений внешней торговли и использовании механизма цен вместо произвольных решений бюрократического аппарата, неизбежно привело к повышению темпов роста ВВП, что явилось результатом перераспределения ресурсов в пользу более эффективных видов производства. Размер прироста ВВП в этом случае зависит как от самого характера проводимых реформ, так и от масштабов перераспределения ресурсов. Так, в странах Азиатско-Тихоокеанского региона рост ВВП составил 5—6 %, а рост внешней торговли 9—10 % в год [1,108]. При этом данные показатели были достигнуты после начала реформирования экономики стран этого региона, и одной из реформ явилась либерализация внешней торговли.

Протекционистский вариант внешнеторговой политики предполагает защиту отечественного производства, что связано с некоторым сокращением внешнеторговых операций. Для регулирования внешней торговли государство использует инструменты, которые можно подразделить на тарифные (т.е. использование таможенного тарифа) и нетарифные (квоты, лицензии, субсидии, демпинг).

Таможенный тариф — это совокупность установленных таможенных пошлин. Таможенные пошлины представляют собой налоги, взимаемые государством с товаров в момент пересечения ими границ в протекционистских либо фискальных целях. Наиболее распространенным видом ограничения торговли является таможенный тариф на импорт, который представляет собой денежный сбор с ввозимых товаров, пропускаемых через границу страны под контролем таможенного ведомства. В узком смысле слова — это перечень товаров, облагаемых таможенными пошлинами, применяемыми данной страной к импортируемым товарам. Чаще всего это понятие применяется как специальный инструмент внешнеторговой политики и как ставка таможенной пошлины.

Исследования зарубежных и отечественных экономистов показали, что следствием любой таможенной защиты является снижение совокупного благосостояния нации. Использование импортного тарифа может привести к ухудшению условий внешней торговли в каждой из торгующих стран. Импортный тариф вызывает рост обменного курса страны-инициатора его введения. Как следствие возможно уменьшение объема экспорта и в конечном счете — сокращение экспортного производства. Между тем при некоторых условиях использование тарифа может оказаться более эффективной мерой, чем экономическая пассивность. Важным является нахождение оптимального импортного тарифа для государства, потребителя и производителя.

Введение таможенного тарифа на импорт отвечает интересам прежде всего отечественных производителей, конкурирующих с импортом. Во-первых, они повышают свои продажи, так как импортные товары становятся дороже и потребители вынуждены погашать растущий спрос отечественной продукцией. Во-вторых, они могут повысить цену на свой товар из-за повышения цены импортных товаров и получить дополнительный выигрыш.

Для потребителя сам факт ввоза импортного товара свидетельствует о том, что потребитель предпочтет его отечественному, но вследствие обложения этого товара импортной пошлиной потребитель будет вынужден тратить на его приобретение большую сумму денег, либо приобретать его в меньших количествах, либо то и другое одновременно. Таким образом, таможенный тариф, ограничивая импорт, приводит к ухудшению потребительских возможностей.

Отечественные производители, конкурирующие с импортерами, выигрывают лишь в том случае, если величина импортной пошлины будет достаточной, чтобы произошло действительное ограничение импорта, т. е. предложение зарубежных товаров сократилось при сопровождающем это ограничение повышении цены. Следствием этого удорожания будет переключение потребителя с импортных товаров на отечественные. Поскольку же повышение мировых (и импортных) цен вследствие введения тарифа повлечет за собой повышение цен и на отечественные товары, то производители-резиденты будут выигрывать как за счет повышения цен, так и за счет увеличения объема продаж. Однако выигрыш производителей не покрывает потерь потребителей, что снижает совокупный выигрыш общества. Иначе говоря, если говорить только о потребителях и производителях, то введение тарифов приведет к потерям, т. е. к уменьшению совокупного выигрыша общества.

Следует также отметить, что доход от тарифа сам по себе будет не очень велик, так как будет частично расходоваться на разработку самого тарифа, ведение документации, содержание таможенной службы и многое другое. Итак, от введения таможенного тарифа на импорт выигрывают производители и государство, а проигрывают потребители. Происходит перераспределение доходов от потребителей в пользу государства и производителей импортозамещающих товаров.

Таможенные пошлины могут принимать форму специфической или адвалорной пошлины. Специфические пошлины взимаются с единицы облагаемого товара в соответствии с тем ее описанием, которое дается в рубрике таможенного тарифа. Адвалорные пошлины представляют собой определенный процент стоимости импортируемого товара. Стоимость определяется официальным путем либо путем декларации. Эти пошлины более подвержены опасности махинаций.

Таможенный тариф может устанавливаться на основе принципа тарифной автономии или по соглашению. В соответствии с принципом тарифной автономии страна самостоятельно фиксирует тариф и по своей собственной инициативе может его изменить. Зачастую страны, имеющие автономный тариф, хотят зарезервировать за собой возможность переговоров и с этой целью устанавливают систему множественных тарифов. Использование тарифной системы защиты приносит желаемые результаты в следующих случаях:

— при действительном ограничении импорта и создании отечественным производителям условий для развития производства. Производители выигрывают как за счет роста объемов продаж, так и благодаря установлению более низких цен по сравнению с импортным товаром;

— при проведении тщательного анализа и избирательной политики установления высоких и низких тарифов. Например, Венесуэла, Колумбия и Эквадор, желающие развивать отечественное сборочное производство автомобилей, договорились об установлении высоких, до 35 %, импортных пошлин на готовые автомобили и одновременно поддерживают на низком уровне (3—5 %) пошлины на комплектующие изделия. Поставщики продукции при таких условиях, как правило, вынуждены идти на снижение цен;

— когда введение таможенных тарифов является одним из основных источников доходов государственного бюджета. Это характерно для молодых развивающихся стран:

  • если производство определенной отечественной продукции является предметом национального престижа;
  • при проведении политики перераспределения дохода внутри страны и создании основ социальной защиты малообеспеченных слоев населения;
  • с целью формирования запасов определенной продукции для обеспечения экономического благосостояния или обороноспособности страны, в том числе в будущем.

Степень воздействия государства на торговлю в последние годы возросла благодаря во многом нетарифным ограничениям. Эти ограничения создают значительную неопределенность в международной торговле из-за своего скрытого характера, что дает возможность правительству действовать более бесконтрольно. Поэтому ВТО выступает против количественных ограничений в торговле и за замену их тарифами.

Наиболее распространенной формой нетарифных ограничений является квота. Квотирование представляет собой ограничение в количестве или стоимостном выражении объема продукции, разрешенной к ввозу в страну (импортная квота) или вывозу из страны (экспортная квота) за определенный период. Государство осуществляет квотирование путем выдачи лицензий на импорт или экспорт ограниченного объема продукции и в то же время запрещает нелицензированную торговлю. Квота оказывает такое же влияние на уровень благосостояния, как и тариф. Разница заключается в том, что при использовании квоты этот доход может полностью (если лицензия выдается бесплатно) или частично (если лицензии продаются) достаться импортерам. У квот есть свои преимущества и недостатки. Во-первых, квота гарантирует ограничение импорта до определенной величины. Во-вторых, она является более гибким инструментом внешнеторговой политики. В-третьих, с помощью выборочного распределения квот государство оказывает поддержку определенным предприятиям. К негативным эффектам можно отнести ее способствование монополизации экономики из-за ограничения ценовой конкуренции, а также произвольное, а потому часто неэффективное распределение лицензий (с возможностью коррупции).

Следующим широко распространенным нетарифным инструментом являются добровольные экспортные ограничения. В этом случае страны-экспортеры сами берут на себя обязательства по ограничению экспорта в данную страну. По сути добровольные экспортные ограничения представляют собой ту же квоту, только устанавливаемую не импортером, а экспортером. Последствия этой меры оказались более отрицательными, чем от использования тарифов импортных квот. К негативным эффектам добавляется еще и то, что, вместо того чтобы получить дополнительный доход от таможенных пошлин и продаж импортных лицензий, государство отдает эти деньги зарубежным экспортерам.

Для защиты национальных производителей государство может не только ограничивать импорт, но и поощрять экспорт. Одна из форм такого стимулирования — экспортные субсидии, которые являются льготами, предоставляемыми государством экспортерам для расширения вывоза товаров за границу. Благодаря этому экспортеры могут продавать свою продукцию на внешнем рынке дешевле, чем на внутреннем. Производителям, получающим субсидию, становится выгодно продавать товар на внешнем рынке. Для этого им необходимо снизить цены.

Но так как это снижение цен покрывается субсидией, то экспорт увеличивается. Увеличение экспорта сокращает количество товаров на внутреннем рынке. Внутренние цены растут, а вслед за ними растет внутреннее предложение и сокращается спрос. Потребители несут потери, а производители получают дополнительный выигрыш. При этом надо учитывать размер субсидии для страны в целом. В конечном результате потери благосостояния страны будут больше, чем прибыли.

Распространенной формой конкурентной борьбы является демпинг. В этом случае экспортер продает товар на рынке по цене ниже той, по которой он продавал бы на внутреннем рынке своей страны. Демпинг может — следствием внешнеторговой политики государства, если экспортер получает субсидию, или может стать результатом ценовой дискриминации, когда фирма-экспортер, являющаяся монополистом, добивается максимального дохода на внешнем рынке с помощью снижения цен и увеличения продаж.

Экономические санкции — наиболее жесткая форма ограничения внешней торговли. Примером их является торговое эмбарго, т. е. запрещение ввоза в страну или вывоза из страны товаров. Эмбарго вводится обычно по политическим мотивам. Это видно уже из того, что эмбарго наносит ущерб и стране, вводящей эмбарго, и стране, против которой оно вводится. С политической точки зрения применение эмбарго оправдывает себя, если страна, вводящая его, может относительно безболезненно сократить объем своего экспорта, а страна, против которой вводится эмбарго, сильно зависит от внешней торговли. При этом санкции должны быть неожиданными и масштабными.

Особым режимом таможенно-тарифного регулирования является Всеобщая система преференций (ВСП). Суть ее состоит в предоставлении промышленно развитыми странами в одностороннем порядке таможенно-тарифных льгот при импорте товаров из развивающихся стран. Всеобщая система преференций призвана способствовать экономическому росту развивающихся стран, расширению объемов и ассортимента экспортируемых ими товаров.

Инициатива введения преференциального режима исходила от развивающихся стран еще в начале 60-х гг. По решению ЮНКТАД Всеобщая система преференций была введена с начала 70-х гг. Схемы ВСП действуют с 1971 г. в ЕС и Японии, с 1972 г. — в Австрии, Норвегии, Швеции, Финляндии, Швейцарии, с 1974 г. — в Канаде, с 1976 г. — в США [2,72]. Генеральная Ассамблея ООН включила ВСП в качестве составной части в Международную стратегию развития, а впоследствии — в качестве важного элемента Хартии экономических прав и обязанностей государств.

Использование ВСП привело к укреплению существующих и к созданию новых экспортных мощностей в развивающихся странах. Импортеры развитых стран стали ориентироваться на поставки товаров из стран, пользующихся преференциями. Развивающиеся страны получают тем больше преимуществ от использования ВСП, чем эффективнее производят структурную перестройку и организуют выпуск конкурентоспособной продукции.

Несмотря на то, что и тарифные, и нетарифные методы государственного воздействия на внешнюю торговлю обычно приводят к потерям благосостояния, они широко используются многими странами. Как сторонники, так и противники протекционизма используют ряд дополнительных аргументов (касательно своих позиций), которые заслуживают внимания.

Сторонники протекционизма считают, что ограничение импорта необходимо, чтобы поддержать отечественных производителей, сохранить рабочие места, что должно обеспечить социальную стабильность. Сокращение импорта также повысит внутренний спрос в стране, стимулируя рост производства и занятости. Однако протекционизм создает условия для сохранения неэффективного производства, так как ограничивает конкуренцию. Хотя импорт сокращает занятость в импортозамещающих отраслях, он создает новую занятость, которая может быть связана с закупкой, продажей и обслуживанием импортной продукции. Государство может обеспечить поддержку производителям и более эффективным способом, т. е. с меньшей потерей благосостояния. Так, при сохранении свободы внешней торговли, субсидии производителям приведут к расширению отечественного производства без повышения цен, поэтому потребители не понесут потерь. При этом общие потери государства от предоставления субсидии окажутся меньше, чем от введения тарифа.

Обычно говорят, что протекционизм необходим для защиты молодых отраслей промышленности. Им требуется время, чтобы окончательно сформироваться и укрепить свои позиции на рынке. По мере же их развития уровень протекционизма будет снижаться. Однако достаточно тяжело определить реально перспективные отрасли с точки зрения формирования новых сравнительных преимуществ страны. К тому же протекционизм снижает стимулы к повышению эффективности, в результате становление отрасли может длиться очень долго.

Протекционистская политика часто проводится для пополнения доходов государственного бюджета. Этот аргумент популярен в странах, где еще не сформировалась качественная налоговая система. Таможенную пошлину собрать проще, чем собрать налоги, но поступления в бюджет в этом случае будут зависеть от эластичности спроса на импорт по цене. Однако чем более эластичным будет спрос, тем сильнее возрастут доходы государства при ослаблении протекционизма.

Есть еще один аргумент в пользу протекционизма по отношению к отраслям, выпускающим стратегически важную для страны продукцию. Чрезмерная зависимость страны от импорта действительно может поставить ее в уязвимое положение при чрезвычайных обстоятельствах. Однако существуют некоторые проблемы, например, в определении этих отраслей, так как к ним можно отнести большую часть имеющихся вообще. Что касается невозобновимых ресурсов, то протекционизм в данном случае может поставить страну в зависимость от импортных поставок в будущем. Как видно, аргументы в пользу протекционизма спорны и требуют тщательной проверки, причем часто можно найти лучшие средства для достижения цели.

Кроме потерь благосостояния протекционизм может вызвать и другие отрицательные последствия. Практически всегда политика протекционизма, проводимая одной страной, вызовет ответную реакцию со стороны других. Так, если страна сокращает импорт путем тарифных или нетарифных ограничений, то, вероятнее всего, у нее сократится экспорт, что приведет к уменьшению занятости, снижению совокупного спроса и т. д. Экономические противоречия между странами могут очень обостриться, что будет иметь отрицательные последствия для обеих сторон. Протекционистская внешнеторговая политика будет повышать обменный курс национальной валюты (так как сокращается импорт и повышается чистый экспорт страны). Повышение обменного курса приведет к стимулированию импорта и будет сдерживать экспорт. В результате ухудшится платежный баланс страны. А это имеет отрицательные макроэкономические последствия.

Существует и третий вариант внешнеторговой политики — это модель, адекватная задаче взаимовыгодного сотрудничества в рамках демократически разрабатываемых международных программ реализации высоких технологий, образовательных, культурных, экологических программ и т.п.

Такая модель внешнеторговой деятельности предполагает, во-первых, свертывание импорта в тех сферах экономики, где отечественные производители могут решить проблему удовлетворения спроса не хуже зарубежных при условии, что они получат соответствующие ресурсы, в частности валютные. На пути реализации такого рода импортозамещающего производства внутри страны лежат как проблемы внешнеэкономической политики, так и проблемы, которые трудно разрешить внутри собственной экономики. Тем не менее, ориентация на развитие импортозамещающего производства может стать одной из важнейших предпосылок перехода к действительно равноправному сотрудничеству.

Во-вторых, необходимо не только свертывание импорта в определенных сферах экономики, но и развитие других, прежде всего переход к целенаправленному импорту оборудования, необходимого для развития совместных стратегических проектов и программ, ориентированных на постиндустриальные технологии. Такого рода оборудование должно не столько стать средством для сборки готовых изделий, сколько ориентироваться на заполнение того вакуума, который образовался в постсоциалистических странах в промежутке между добычей, переработкой и производством базовых видов оборудования (в тяжелой промышленности, машиностроении), в фундаментальной и прикладной науке.

Создание современных технологических комплексов на основе импорта современного оборудования позволит использовать имеющийся образовательный и природный потенциал наших стран, что может стать наиболее приемлемой ориентацией во внешнеторговой стратегии. Желательно, однако, чтобы закупки высококачественного технологического оборудования проводились по мировым ценам и тем самым не ущемляли экономических интересов наших партнеров.

Следует учитывать, что такого рода поддержка высоких технологий в постсоциалистических странах с точки зрения геополитических интересов может в перспективе означать определенную угрозу для основных центров мирового хозяйства, создав новую ситуацию в международной конкуренции. Возникающее противодействие может быть преодолено за счет поиска других партнеров на мировом рынке. Сегодня мировой рынок не полностью контролируется крупнейшими центрами международного, национально-государственного характера и ТНК. Существуют другие институты и другие достаточно мощные партнеры, способные обеспечить такого рода кооперацию. Это могут быть растущие корпорации развивающихся стран, новые международные организации и т. п.

Безусловно, изменения только в сфере импорта, без соответствующей коррекции экспортной стратегии, мало что дадут для решения проблемы взаимовыгодной внешней торговли государств с переходной экономикой. Экспортная стратегия, хотя бы частично реализующая интеграцию наших государств в мировое сообщество на взаимовыгодной основе, должна предусматривать меры, направленные на постепенный отказ от преимущественного экспорта сырья, материалов и природных ресурсов, что предполагает повышенный контроль за экспортом. Речь идет об использовании значительной части валютных поступлений от экспорта для создания современной перерабатывающей промышленности либо на реализацию долгосрочных программ, по которым партнеры, заинтересованные в получении наших ресурсов, будут сегодня осуществлять крупные инвестиции в создание современных технологических комплексов, осуществляющих переработку этой продукции. Перспективной задачей может стать проведение стратегических маркетинговых исследований, позволяющих разработать и реализовать программу перехода на поставку ресурсов прежде всего тем экономическим партнерам, кто согласен обеспечивать выгодный для нашей страны импорт.

В силу особенностей экономической ситуации и традиций в области государственного регулирования Республике Беларусь приходится прибегать к тарифным ограничениям, квотированию и лицензированию. Фактически это означает проведение политики достаточно жесткого протекционизма, что находит отражение не только в методах тарифного и нетарифного регулирования, но и в механизме административного контроля внешнеторговой деятельности, методах стимулирования экспорта и импортозамещения, валютном регулировании и контроле. Кроме того, существует определенная несогласованность между самими средствами внешнеторгового регулирования, а также между внутриэкономическим и внешнеэкономическим регулированием.

Подсчеты, проведенные независимыми исследователями, показали, что "открытость" белорусской экономики по влиянию на уровень потребления была бы эквивалентна увеличению ВВП примерно на 25 %, или на 3—3,5 млрд дол. США. Такова оценка сегодняшних потерь от протекционистской политики.

Положение дел в сфере внешней торговли РБ требует разработки более взвешенной и целенаправленной внешнеторговой политики. Достаточно сказать, что если сальдо внешнеторгового оборота в 1992 г. было положительным и составляло 63,5 млн дол. США, то в 1995 г. оно стало отрицательным и его величина достигла 432,2 млн дол. США (5,6 % от ВВП) [3, 8]. На протяжении всего 1997 г. и в начале 1998 г. наблюдалось устойчивое превышение импорта над экспортом.

Учитывая то, что важнейшим показателем развитости страны выступает экспорт, первоочередной задачей является развитие новых экспортных направлений. Упор должен быть сделан на сферы, в которых наша страна имеет определенные возможности для конкуренции на мировом рынке. К таким сферам можно отнести образование, культуру, фундаментальные и опытно-конструкторские прикладные разработки. При этом экспорт "ноу-хау" должен происходить на взаимовыгодной основе, допускающей совместную эксплуатацию тех или иных разработок, осуществляемых в нашей стране. Одним из вариантов является также активное внедрение на рынки развивающихся стран, где можно обеспечить довольно высокий уровень конкурентоспособности и качества целого ряда изделий и технологий (аэрокосмических, микробиологических, образовательных) при осуществлении адекватной ценовой политики.

Наконец, возможен переход к принципиально новой модели экспорта, когда будущий экспорт из нашей страны станет финансироваться партнерами по мировому рынку в рамках достаточно стабильных и долгосрочных программ. Вложения в осуществление НИОКР в нашей стране, в образование на базе имеющегося у нас потенциала, в развитие экологически чистых технологий может обеспечить будущий экспорт результатов этой деятельности. Возможности такой ориентации значительно возрастут с вступлением Беларуси во Всемирную торговую организацию. Всемирная торговая организация является многосторонним инструментом регулирования мировой торговли. Важнейший принцип ВТО — это отказ от дискриминации в отношениях между партнерами. Этот принцип реализуется в рамках режима наибольшего благоприятствования по отношению к другим странам и национального режима по отношению к ввозимой продукции. Режим наибольшего благоприятствования означает, что изменение в величине тарифов автоматически затрагивает всех остальных партнеров по ГАТТ. Национальный режим заключается в том, что ввезенный в страну товар приравнивается к продукции национального производства с признанием всех правил в области сбыта, распределения и использования.

В январе 1995 г. Генеральным советом ВТО Республике Беларусь был предоставлен статус наблюдателя в этой организации. Вступление Беларуси в ВТО требует проведения преговоров по перечню тарифных уступок и обязательств, мерам по облегчению импорта, мерам по субсидированию импорта, по перечню специфических обязательств по торговле услугами. Необходимым становится приведение законодательства республики в соответствие с нормами и правилами ВТО. Это прежде всего касается положений об антидемпинговых мерах, субсидиях, технических барьерах, системе лицензирования товаров, торговле правами интеллектуальной собственности и др.

Вступление Республики Беларусь в ВТО обеспечит режим наибольшего благоприятствования в торговле со 132 странами-участницами, будет способствовать росту внешнеэкономической активности, позволит иметь ряд преимуществ в области тарифов, лицензирования экспорта, стандартов применения антидемпинговых и компенсационных пошлин, транзита, правил государственных закупок и других форм регулирования торговли. Кроме того, членство в ВТО значительно упрочит позиции Беларуси при разрешении торговых споров, даст возможность эффективно отстаивать свои интересы перед любыми странами, каким бы ни был их удельный вес в мировой торговле.

ЛИТЕРАТУРА


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.