Белорусский журнал международного права и международных отношений1998 — № 4


международные отношения

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ НА КВЖД ПОСЛЕ КРУШЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Надежда Аблова

Надежда Аблова — кандидат исторических наук, заместитель декана факультета международных отношений БГУ

Первые известия о падении самодержавия были получены в Харбине 3(16) марта 1917 г., а 4(17) марта началась повсеместная организация Советов рабочих и солдатских депутатов на линии1. Первым председателем Харбинского Совета рабочих депутатов в марте 1917 г. был избран кадет доктор П. Н. Фиалковский, а Совета солдатских депутатов — меньшевик М. Н. Рютин2 (позже известный выступлением против Сталина). Также в Харбине был создан Комитет общественных организаций, действовавший от имени Временного правительства.

В июле 1917 г. М. Н. Рютин, выйдя из партии меньшевиков, организовал в Харбине комитет РСДРП(б) в составе 5 человек (Рютин, Якубов, Славин, Летунов и Стразов). С сентября 1917 г. этот комитет стал издавать журнал "Борьба" (всего вышло 12 номеров)3. Тогда же произошло объединение обоих Советов, во главе объединенного Совета рабочих и солдатских депутатов стал М. Н. Рютин4, вскоре начавший предъявлять претензии на политическую власть в полосе отчуждения5. Фактически в полосе отчуждения сложилось "троевластие": власть одновременно пытались осуществлять генерал Д. Л. Хорват, Комитет общественных организаций и Совет рабочих и солдатских депутатов.

Узнав о событиях Октябрьской революции в Петрограде, харбинская организация РСДРП(б) 12 ноября 1917 г. издала воззвание к населению о поддержке решений II Всероссийского съезда Советов. В то же время Харбинский совет медлил и не решался на деле взять управление в полосе отчуждения в свои руки. 8 декабря 1917 г. члены Совета телеграфировали Совнаркому в Петроград, запрашивая инструкции в отношении Хорвата6. Получив указание НКИД отстранить от управления дорогой генерала7, Харбинский Совет опубликовал 12 декабря в газете "Голос труда" обращение к населению, в котором объявлял себя единственным представителем государственной власти в полосе отчуждения. Генерал Д. Л. Хорват, бывший в то время не только Управляющим КВЖД, но и дипломатическим уполномоченным Временного правительства, был отстранен от должности. Тогда же советское правительство назначило Комиссаром полосы отчуждения КВЖД А. Н. Луцкого, члена Харбинского Совета с ноября 1917 г.8

Д. Л. Хорват в штыки встретил попытку установить на КВЖД советскую власть и, естественно, не смирился с этим назначением. Придя к выводу, что подавить революционные выступления солдат и рабочих КВЖД собственными силами не удастся, генерал решился на отчаянный шаг — призвал на помощь китайские войска. 24 декабря 1917 г. китайские власти предъявили Совету ультиматум о высылке из Харбина революционно настроенных 618-й и 559-й дружин Охранной стражи, "индивидуально Рютина, Славина и сочувствующих им" и о роспуске Совета9. В этот же день Рютин и Славин выступили в последнем номере "Голоса труда" с прощальным обращением к рабочим полосы отчуждения, в котором Хорват был ими обвинен в предательстве — "сдаче Маньчжурии китайским мандаринам"10.

Позже ряд эмигрантских авторов также осуждали генерала за обращение к китайским властям, считая, что это нанесло "удар по русскому престижу в Маньчжурии"11. Сторонники Хорвата, напротив, объясняли действия Управляющего патриотическими побуждениями, желанием сохранить работоспособность дороги и защитить русское население12. Известный шанхайский журналист Н. Лидин впоследствии утверждал, что, поступи Хорват иначе, японцы оккупировали бы эту территорию и "эра русского благоденствия, в частности эмигрантского, в Северной Маньчжурии закончилась бы на много лет раньше"13.

Очевидно одно: подобные меры были предприняты Управляющим с единственной целью — предотвратить переход власти в Харбине и на линии в руки большевиков. Не следует также забывать и о том, что представители иностранных консульств в Маньчжурии весьма настойчиво оказывали давление на китайские власти, требуя прекратить революционные выступления на дороге.

28 декабря 1917 г. обе революционные дружины были высланы за пределы Китая. На станции Маньчжурия их встретил отряд атамана Г. М. Семенова. Многие дружинники были подвергнуты издевательствам и избиениям, несколько человек расстреляны14.

Так — при помощи китайской армии — была сорвана попытка установления советской власти на КВЖД в конце 1917 г. В 1918 г. лидеры коммунистов КВЖД (Цуцура, Смирнов, Кочетов, Сухорученко, Фальковский) действовали уже на нелегальном положении. Официальным руководителем рабочего движения на линии стал профсоюз рабочих и мастеровых КВЖД, в состав исполнительного органа которого (так называемого ГЛИКА) вошли меньшевики и эсеры. 15 мая 1918 г. этот профсоюз организовал забастовку, после чего ГЛИК был распущен, а члены его арестованы15.

Подавив революционные выступления на КВЖД, Хорват не успокоился. Он был глубоко убежден, что борьба с большевиками в пределах всей России "может увенчаться успехом только в том случае, если будет начата на Дальнем Востоке, при подготовке средств к ней в свободной от большевиков полосе отчуждения КВЖД и при условии получения достаточной помощи со стороны союзных держав"16. С этой идеей Хорват в апреле 1918 г. направился в Пекин — на совещание о ситуации на КВЖД с китайскими властями и российскими представителями (российским посланником князем Н. А. Кудашевым, известным финансистом и промышленником А. И. Путиловым, А. В. Колчаком и др.).

Русские участники совещания и представители китайского правительства согласились с предложением Хорвата образовать новое Правление КВЖД, так как большая часть прежнего осталась в Петрограде. В соответствии с уставом 1896 г. было сформировано новое Правление, в состав которого вошли губернатор Гиринской провинции и несколько китайских членов, Путилов, Колчак и др. Хорват был избран председателем Правления17.

Идея Хорвата о создании в полосе отчуждения на средства дороги вооруженных формирований для борьбы с большевизмом была полностью поддержана участниками совещания. Формирование этих отрядов было поручено А. В. Колчаку, который поэтому до сентября 1918 г. входил в состав Правления КВЖД в качестве военного члена18. Однако уже к концу июня 1918 г. Колчак понял, что из затеи создать единые вооруженные силы для борьбы с Красной Армией в полосе отчуждения ничего не выйдет. Основная причина провала этого плана — нежелание атамана Забайкальского казачьего войска Г. М. Семенова и атамана Уссурийского казачьего войска И. П. Калмыкова подчиняться Колчаку.

Итак, на этот раз Д. Л. Хорвату удалось удержать власть: в 1918 г. административная власть в полосе отчуждения и управление дорогой по-прежнему оставались в руках генерала. Но правовое положение как самой КВЖД, так и российского населения на линии стало в 1918 г. уже очень неопределенным, а политическая ситуация в полосе отчуждения — весьма сложной. Этому особенно способствовало обострение борьбы за власть — в пределах Дальнего Востока и всей России — не только между "красными" и "белыми", но и между различными политическими группировками, всевозможными правительствами и отдельными личностями. В это время в Харбине волею судеб оказались одновременно несколько претендентов на роль "спасителя России" — адмирал А. В. Колчак, атаман Г. М. Семенов, генерал Д. Л. Хорват и ряд более мелких деятелей (П. В. Вологодский, П. Я. Дербер и др.). Тогда же в Харбине появилось и два "законных" правительства, не обладавших на самом деле никакой реальной властью, но активно мешавших объединению антибольшевистских сил в одно целое. Так, в феврале 1918 г. представителями крупной буржуазии на Дальнем Востоке был создан Дальневосточный комитет активной защиты родины и Учредительного собрания (или Временное Сибирское правительство)19, полностью зависевший от Хорвата и проявлявший "чрезвычайно малую и слабую политическую деятельность".

Еще меньшим влиянием пользовался "дерберовский кабинет"20. Д. Л. Хорват объяснял присутствие П. Я. Дербера в Харбине так: "...было бы неудобно выбросить их (членов "дерберовского кабинета". — H. A.) на улицу; они попросили у меня возможности жить, я дал им вагон, и я смотрю на них как на частных лиц"21.

Сам Хорват (как, впрочем, и многие другие в этот трагический для России период) также попытался сыграть роль "спасителя Отечества". 9 июля 1918 г. на станции Гродеково генерал Д. Л. Хорват объявил себя временным "верховным правителем России" — "до восстановления, при содействии народа, порядка в стране и до созыва свободно избранного Учредительного собрания, которое установит образ правления Российского государства"22.

Претензии Хорвата на высшую государственную власть в стране также породили самые различные оценки в эмигрантских публикациях. Так, авторы, близкие к лагерю Хорвата, объясняют подобные действия генерала — "осторожного и деликатного по натуре" — сильнейшим давлением на него со стороны различных общественных организаций Сибири и Дальнего Востока, а также "советами представителей дружественных держав"23. Более того, другой кандидатуры, по их мнению, для возглавления белого движения не было ни в Харбине, ни во Владивостоке24. Писатель В. Максимов, наоборот, утверждает, что Хорват вовсе не претендовал на власть, а явился одним из сторонников провозглашения "верховным правителем" Колчака25. Н. Лидии считает, что Хорват не только "по складу своего характера, индивидуальным данным не подходил на амплуа вождя", но и к самой "белой идее" — "пока народ болен большевизмом" относился скептически26. В этой связи интересны сделанные Колчаком оценки действий генерала — прямо противоположные. Летом 1918 г. в интервью "Моей газете" (Владивосток) он заявил: "О правительстве Хорвата не могло быть серьезного разговора... Это — пародия на правительство. В полосе отчуждения какое могло быть правительство? Правительство, какое каждый китайский городовой может выселить !"27. А на допросах Следственной комиссии Колчак утверждал уже обратное: из всех лиц, которые были известны на Дальнем Востоке, "Хорват единственный мог претендовать на это, так как он давно уже был на Востоке в качестве главноначальствующего полосы отчуждения, был известен на Востоке всем..."28.

Что же касается поста Управляющего КВЖД29, то Хорват решил оставить его, сохранив только звание председателя Правления. Поклонники генерала и этот поступок Дмитрия Леонидовича считают героическим: "Оставить вполне налаженную работу на КВЖД и пожертвовать своим видным и почетным положением в Маньчжурии", чтобы "выступить против большевиков и всех предателей России"30.

Целью сформированного Хорватом правительства — Делового кабинета было объявлено "восстановление национальной верховной государственной власти" в стране31. В Деловой кабинет вошли деятели различных направлений: сибирские областники (во главе с членом III и IV Государственных дум С. В. Востротиным); С. А. Таскин, член II и IV Государственных дум, будущий харбинский эмигрант; Л. А. Устругов — тов. министра путей сообщения Временного правительства и т. д.

После занятия белочехами Владивостока (29 июня 1918 г.) город стал ареной острой политической борьбы за власть на Дальнем Востоке и в Сибири. 4 августа 1918 г. сюда прибыл Хорват с Деловым кабинетом, собираясь дать "решительный бой" "дерберовскому кабинету", объявившему себя "Временным правительством автономной Сибири" и Временному Сибирскому правительству (Томскому)32. Эту борьбу Хорват проиграл: в сентябре 1918 г. он "согласился" передать Временному Сибирскому правительству (П. В. Вологодского) "свой правительственный аппарат в лице Делового кабинета и свои войсковые отряды", а сам стал представителем этого правительства на Дальнем Востоке33.

Быстрое изменение политической ситуации в регионе, лихорадочная смена правительств привели к тому, что 14 ноября 1918 г. Хорват окончательно сложил с себя звание временного правителя, оставшись Верховным уполномоченным на Дальнем Востоке — уже от Временного Всероссийского правительства34. После свержения 18 ноября 1918 г. власти этого правительства адмиралом Колчаком (также провозгласившим себя "верховным правителем России") Д. Л. Хорват остался в Харбине все в той же роли — Верховного уполномоченного на Дальнем Востоке — но теперь уже от Омского правительства Колчака35.

Так бесславно кончилась для Хорвата борьба за верховную власть в стране. Что бы ни говорили эмигрантские авторы о патриотизме Хорвата как единственном мотиве его притязаний на роль спасителя государства, нельзя не видеть определенных честолюбивых устремлений генерала, поведение которого, впрочем, весьма характерно для многих представителей высшей царской администрации, не устоявших перед соблазном возглавить очередное "всероссийское правительство", каким бы эфемерным оно ни было.

Но и в "счастливой Хорватии" неудачи продолжали преследовать генерала. Союзные державы, на помощь которых в удержании власти в полосе отчуждения так рассчитывал Дмитрий Леонидович, предприняли попытку установить собственный контроль над КВЖД. Это вмешательство иностранных держав в дела дороги озлобляло российское население полосы отчуждения и явилось одним из факторов нагнетания здесь напряженности. А это, в свою очередь, вызвало усиление классовой борьбы на КВЖД, что не только мешало нормальному функционированию дороги в 1919—1920 гг., но и привело в конце концов к отставке самого Хорвата с поста председателя Правления.

В конце июля 1919 г. началась массовая забастовка рабочих на всей линии: железнодорожное движение было парализовано. 7 августа 1919 г. на дороге было введено чрезвычайное положение, забастовщики предавались военно-полевому суду, многие были расстреляны36. 19 августа отряд полковника Враштиля окончательно подавил сопротивление железнодорожников.

Тем не менее деятельность легальных профсоюзов рабочих и служащих дороги продолжалась. 27 января 1920 г. по инициативе коммунистов была создана Объединенная конференция профсоюзов, партий, кооперативов и других демократических организаций КВЖД37 — как орган российского населения полосы отчуждения.

6 февраля 1920 г. конференция обратилась ко всем иностранным консулам в Харбине с требованием отстранения Хорвата от власти. 12 марта Объединенная конференция предъявила генералу ультиматум: в 24 часа "передать власть над русскими государственными учреждениями и охрану личных, имущественных и политических прав русского населения полосы отчуждения временному правительству — Приморской земской управе"38. На следующий день, 13 марта, созданный под руководством коммунистов Центральный стачечный комитет объявил всеобщую политическую забастовку по всей линии. В ней приняли участие русские и китайские рабочие, и даже китайские солдаты39. Решимости забастовщикам прибавили успехи красногвардейцев в изгнании белых частей из Приморья и начавшаяся эвакуация всех интервентов. Вопреки угрозам Г. М. Семенова ввести "свои полки с бронепоездами и аэропланами" для подавления забастовки40, командующий китайскими войсками КВЖД Бао Гуйцин воспользовался удобным поводом и издал указ о лишении Хорвата власти. 15 марта 1920 г. в "Вестнике Маньчжурии" были опубликованы его последние приказы, а 17 марта была прекращена забастовка. Лишившись прежнего положения — председателя Правления, Хорват с ноября 1920 г. — всего лишь "Высокий советник Правления Общества КВЖД". Более того, китайские власти порекомендовали ему уехать "отдохнуть и прочно обосноваться" в Пекине41, где он и прожил безвыездно до самой смерти в 1937 г.

Известный писатель Всеволод Иванов, очевидец событий, попытался передать царившее в те дни настроение в Харбине: "...военные китайцы спускали с флагштока российский трехцветный флаг КВЖД и вешали свой пятицветный, в знак того, что дорога переходила в руки китайцев, в их управление и, таким образом, не могла далее быть плацдармом для формирования на ней контрреволюционных отрядов вроде полковника Орлова, Враштиля и др. Российский суверенитет был в ущербе. А русская тысячная толпа... аплодировала китайцам и кричала "ура!". Она радовалась тому, что КВЖД — нейтрализовалась...что скоро старому Хорвату придется смотаться со своего высокого поста и сесть к китайцам в пекинское свое вежливое пленение до самой старости. КВЖД переставала быть "полосой отчуждения", русской, арендованной на срок, территорией и снова становилась китайской. Зато — Харбин становился свободной китайской Женевой"42. Так закончился длительный период существования "счастливой Хорватии" и "царствования Берендея" — генерала Д. Л. Хорвата.

С этого времени китайское правительство начинает потихоньку прибирать КВЖД к рукам. 2 октября 1920 г. министр путей сообщения Китая Е Гунчжо подписал с Русско-Азиатским банком соглашение "О совместном управлении Китайско-Восточной железной дорогой", в котором было заявлено, что, "ввиду полной дезорганизации России" Китай временно, до будущего соглашения со "стабильным" русским правительством, берет на себя "верховный контроль" над дорогой. Договор предусматривал платежи Общества КВЖД Китаю, введение в Правление дороги новых китайских директоров, замену русской полиции китайской43. Таким образом, китайская сторона подводила правовую основу для полного перехода дороги в руки Пекина.

В начале 1921 г. на собрании акционеров Русско-Азиатского банка и представителей администрации КВЖД было подписано соглашение о новой структуре Правления. Одновременно было решено пригласить на должность Управляющего опытного инженера Б. В. Остроумова44. Он был последним русским (не советским) Управляющим КВЖД — со 2 февраля 1921 г. по 3 октября 1924 г.

Серьезные изменения коснулись правового положения российского населения и административного управления полосой отчуждения. 23 сентября 1920 г. президент Китайской Республики Сюй Шичан издал декрет, согласно которому проживающие в Маньчжурии45 подданные бывшей Российской империи были лишены прав экстерриториальности. Тогда же пекинское правительство образовало Особый Район Восточных Провинций — ОРВП, который включал территорию полосы отчуждения КВЖД46.

30 октября 1920 г. в соответствии с этим декретом Совет Министров Китайской Республики утвердил правила административного подчинения проживающих в Китае русских. В ОРВП стали создаваться китайские административные, полицейские и судебные учреждения: Главное полицейское управление; Управление железнодорожной полиции; Управление по делам городского и поселкового хозяйства47; Управление Главноначальствующего; Земельное управление; Окружной суд; Судебная палата ОРВП и Управление народного просвещения. В 1923 г. вся китайская администрация была подчинена одному лицу — Главноначальствующему ОРВП с резиденцией в Харбине. Он в свою очередь подчинялся местному правительству Трех Восточных Провинций в Мукдене, а через него — центральному правительству в Пекине48. Такой порядок административного управления ОРВП продолжался до провозглашения Маньчжоу-Го в 1932 г.

Почему же не удались попытки установления советской власти на КВЖД? Видимо, это объясняется рядом факторов: слабыми позициями местных большевиков, концентрацией на линии значительного числа белых отрядов, малой затронутостью российских жителей полосы отчуждения коммунистической агитацией и бедствиями Первой мировой войны, и, особенно, более высоким уровнем жизни преобладающей части русского населения в Маньчжурии по сравнению с их соотечественниками в самой империи.

Причины провала хорватского плана создания на КВЖД объединенных сил для борьбы с Красной Армией кроются в непрекращающейся борьбе за власть политических лидеров (Дербера, Хорвата, Вологодского и т. д.) и остром соперничестве военных лидеров (Колчака, Семенова, Калмыкова и др.).

В то время как политические и военные деятели Дальнего Востока и Сибири "спасали Россию", китайские власти, воспользовавшись удобным моментом, потихоньку начали устанавливать свою единоличную власть на КВЖД. Однако в этих стремлениях Пекин и Мукден встретили серьезное сопротивление: интересы мировых держав (США, Японии, Англии, Франции и др.) столкнулись с китайскими интересами на КВЖД.

1 Соломеник В. Борьба за Советскую власть в полосе отчуждения К.-В.ж.д. (По материалам Истпарта ДВ ЦК 1917—1920 гг.) // Дальиспарт. Сборник материалов по истории революционного движения на Дальнем Востоке: В 3 кн. Владивосток; Чита, 1923—1925. Кн. 3 С. 51.
2 Исторический обзор КВЖД. Харбин, 1923. С. 521.
3 Соломеник В. Указ. соч. С. 51.
4 М. Н. Рютин был также избран кандидатом от населения полосы отчуждения КВЖД в Учредительное собрание.
5 Исторический обзор КВЖД. С. 521.
6 Хейфец А. Н. Из истории современной борьбы русских и китайских рабочих КВЖД против интервентов и белогвардейцев (1918—1920) // Вопросы истории. 1958. № 4. С. 131.
7 Документы внешней политики СССР: В 22 т. М., 1957—1992. Т. 1: 1917—1918 гг. М., 1957. С. 46—47.
8 Последние Новости. 1937. 3 июня.
9 Хейфец А. Н. Указ. соч. С. 131.
10 Соломеник В. Указ. соч. С. 61.
11 Последние Новости. 1937. 13 июня.
12 Петров В. Город на Сунгари. Вашингтон, 1984. С. 20.
13 Возрождение. 1929. 5 октября.
14 Исторический обзор КВЖД. С. 524.
15 Хейфец А. Н. Указ. соч. С. 133.
16 Ватранцев В. Д. и др. Помни Отечество // Дело не получило благословения Бога. Хабаровск, 1922. С. 11.
17 Колчак Александр Васильевич — последние страницы жизни / Сост. Г. В. Егоров. Барнаул, 1991. С. 168—170.
18 Там же.
19 Голинков Д. Д. Крушение антисоветского подполья в СССР: В 2 кн. М., 1986. Кн. 1. С. 107.
20 Это "опереточное", по определению Колчака, правительство было создано 27 января(9 февраля) 1918 г. в Томске членами Сибирской областной думы. В марте 1918 г. большая часть правительства во главе с эсером П. Я. Дербером бежала в Харбин. После занятия Владивостока белочехами "дерберовский кабинет" переехал туда и объявил себя "Временным правительством автономной Сибири", которое самораспустилось в октябре 1918 г.
21 Цит. по: Колчак Александр Васильевич — последние страницы жизни. С. 174—175.
22 Воззвание Д. Л. Хорвата // Дело не получило благословения Бога. С. 13.
23 Великая Маньчжурская империя: к десятилетнему юбилею. Харбин, 1942. С. 277.
24 Последние Новости. 1937. 13 июня.
25 Максимов В. Звезда адмирала Колчака. Челябинск, 1993. С. 24—25.
26 Последние Новости. 1937. 13 июня. С этим утверждением шанхайского журналиста трудно согласиться, т. к. до самой смерти в 1937 г. Хорват претендовал на роль главы дальневосточной администрации.
27 Дело не получило благословения Бога. С. 21.
28 Колчак Александр Васильевич — последние страницы жизни. С. 21.
29 Его преемниками по управлению дорогой стали инженеры В. Д. Лачинов (1918—1920 гг.), Д. П. Казакевич (1920—1921 гг.). Политехник. С. 68.
30 Дело не получило благословения Бога. С. 12.
31 Часовой. 1933. № 108—109.
32 Очередное правительство, возглавляемое правым областником П. В. Вологодским, было образовано в Томске 23 июня 1918 г., объявило тогда же независимость Сибири и противопоставило себя "правительству Дербера". 3 ноября 1918 г. правительство Вологодского передало власть Уфимской директории. Затем П. В. Вологодский — премьер-министр правительства Колчака.
33 Дело не получило благословения Бога. С. 19.
34 Временное Всероссийское правительство, или Уфимская директория, образовано на государственном совещании в Уфе 8 сентября 1918 г.
35 Часовой. 1933. № 108—109.
36 Хейфец А. Н. Указ.соч. С. 138—140.
37 Попова Е. И. Политика США на Дальнем Востоке (1918—1922). М., 1967. С. 108.
38 Соломеник В. Указ. соч. С. 75.
39 Хейфец А. Н. Указ. соч. С. 140.
40 Каретина Г. С. Чжан Цзолинь и политическая борьба в Китае в 20-е гг. ХХ в. М., 1984. С. 47.
41 Последние Новости. 1937. 13 июня.
42 Иванов Всев. [Из харбинского жития] // Дело не получило благословения Бога. С. 335—336.
43 Попова Е. И. Указ. соч. С. 104—105.
44 Политехник. С. 68.
45 Маньчжурия теперь называлась Дун-сань-шэн — Три Восточные Провинции.
46 Особый Район Восточных Провинций Китайской Республики: Справочные сведения об административном и судебном устройстве Района. Харбин, 1927. С. 10.
47 Это управление контролировало деятельность муниципалитетов в Харбине и на линии. Российское муниципальное управление существовало в ОРВП до марта 1926 г. Последний председатель Харбинского городского совета — П. С. Тишенко (1917—1926 гг.) — до этого редактор "Харбинского Вестника".
48 Особый Район Восточных Провинций Китайской Республики. С. 11—12.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.