Белорусский журнал международного права и международных отношений 1998 — № 5

Специальный выпуск к 50-летию Всеобщей декларации прав человека 

международное право — основные права человека

К ВОПРОСУ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ПРАВА НА ЖИЗНЬ

Константин Акименко

Акименко Константин Викторович — преподаватель кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Впервые международно-правовая регламентация права на жизнь была дана во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Статья 3 Декларации провозглашает, что каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность. Тем не менее Всеобщая декларация не содержит в себе толкование этого права.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. пошла дальше Всеобщей декларации: статья 2 Конвенции закрепляет, что право каждого лица на жизнь не только провозглашается, но и охраняется законом. Лишение жизни не рассматривается как нарушение права на жизнь, если оно является результатом применения силы, не более чем абсолютно необходимой:

а) для защиты любого лица от незаконного насилия;

б) для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях;

в) в случае действий, предусмотренных законом, для подавления бунта или мятежа.

Международных пакт о гражданских и политических правах 1966 г. в статье 6 устанавливает, что право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека, которое охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни. Если же лишение жизни составляет преступление геноцида, то, согласно Пакту, ничто не дает участвующим в нем государствам право каким бы то ни было путем отступать от любых обязательств, принятых согласно постановлениям Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

Однако, при всей важности указанного права для жизнедеятельности человека, оно является наиболее уязвимым и нарушаемым в современном мире.

Одним из наиболее распространенных способов нарушения права на жизнь в массовом масштабе являются вооруженные конфликты. Р. А. Мюллерсон отмечает, что было бы по меньшей мере странно, если бы люди боролись за жизнь десятков или даже сотен людей в разных странах, забывая в то же время, что любой вооруженный конфликт уносит тысячи, если не миллионы жизней1. К сожалению, применение оружия, в том числе против мирного населения, не исключено из практики и сейчас: бывшая Югославия, Руанда, Чечня являются примерами открытого нарушения не только права человека на жизнь, но и общепризнанных принципов международного права. Женевская конвенция об обращении с военнопленными 1949 г. обязывает государства обращаться с ними гуманно, а любой незаконный акт или бездействие со стороны держащей в плену державы, приводящие к смерти военнопленного, находящегося в ее власти, рассматриваются как серьезные нарушения Конвенции. Женевской конвенцией о защите гражданского населения во время войны 1949 г. предусмотрен также прямой запрет посягательства на жизнь и физическую неприкосновенность человека, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязание. В качестве примера нарушения права на жизнь в ходе вооруженных конфликтов в современном мире можно привести информацию специального докладчика Комиссии ООН по правам человека о получении им множества сообщений, касающихся многочисленных нарушений права на жизнь в отношении захваченных в плен комбатантов даже после того, как они сдались в плен, и в частности в отношении гражданских лиц. Эти сообщения касались Анголы, Азербайджана, Камбоджи, Судана, Таджикистана, Турции и районов конфликтов бывшей Югославии: тысячи человек были убиты либо непосредственно в ходе боевых действий — в результате прицельных и бесприцельных артиллерийских обстрелов жилых районов, зачастую с использованием тяжелых орудий, либо косвенно, в результате осады, лишения доступа к воде, питанию и медикаментам2.

Разработка, испытание и развертывание ядерного и другого оружия массового уничтожения представляет собой угрозу праву на жизнь. Достаточно вспомнить Карибский кризис 1962 г., когда мир стоял на краю гибели, или период эскалации политической напряженности между СССР и США в начале восьмидесятых годов, чтобы сделать вывод: "Производство, испытание, обладание, развертывание и применение ядерного оружия должно быть запрещено и признано преступлением против человечества"3. Начиная с Женевы 1985 г. между СССР и США была проведена целая серия переговоров на высшем уровне, в результате которых удалось добиться реального сокращения ядерных вооружений. Подписание договоров по РСМД в 1987 г., СНВ-I в 1991 г., СНВ-II в 1993 г. привело не только к отходу от политики милитаризации и взаимного недоверия между странами, но и к гарантированию права на жизнь, так как ядерная катастрофа означала бы конец всей человеческой цивилизации.

Прямое отношение к защите права на жизнь имеет ликвидация геноцида — пагубной политики, совершаемой с намерением уничтожения, полностью или частично, какой-либо национальной, этнической, расовой или религиозной группы. В этой связи в 1948 г. была принята Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Примером проведения такой политики является Руанда с апреля 1994 г., конфликт в которой между народами хуту, тутси и тва является политическим на ярком этническом фоне4. В этой связи резолюцией Совета Безопасности ООН № 955 (1994 г.) с целью судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, был учрежден Международный трибунал по Руанде.

Распространенным способом нарушения права на жизнь в современных условиях является терроризм во всех его формах и проявлениях.

Мировое сообщество до сих пор из-за политических разногласий между государствами не выработало единого понятия международного терроризма. В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества он определяется как совершение, организация, содействие осуществлению, финансирование или поощрение актов против другого государства или попустительство совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют целью вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом5.

Как видно из этого определения, объектом посягательства в данных преступлениях является человеческая жизнь.

Сокращение продолжительности человеческой жизни, борьба с тяжелыми заболеваниями, в особенности с онкологическими и СПИДом, сокращение детской смертности вследствие голода и недоедания имеют прямое отношение к праву на жизнь. К сожалению, тяжелое экономическое положение в Республике Беларусь, последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС не способствуют практической реализации данного права, и человеческая смертность в государстве по-прежнему остается высокой.

Важной формой гарантии права на жизнь является предотвращение произвольных убийств, совершаемых должностными лицами по поддержанию правопорядка. В Комиссию ООН по правам человека постоянно поступает информация, касающаяся нарушений права на жизнь вследствие чрезмерного и произвольного применения силы. Сообщения о случаях, относящихся к этой категории, касались Бангладеш, Камеруна, Чада, Чили, ЮАР, Индии, Непала. Согласно сообщениям, в этих государствах сотни людей были убиты службами сил безопасности вследствие чрезмерного применения сил против участников демонстраций и других манифестаций. Специальный докладчик Комиссии был особенно потрясен сообщениями о намеренном применении огнестрельного оружия против малолетних детей служащими израильских сил безопасности и бразильской военной полиции6.

Применительно к праву на жизнь весьма актуальна проблема отмены смертной казни.

Пункт 2 статьи 6 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. устанавливает, что в странах, которые не отменили смертную казнь, смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления в соответствии с законом, который действовал во время совершения преступления. Они не выносятся за преступления, совершенные лицами моложе восемнадцати лет, и не приводятся в исполнение в отношении беременных женщин. Говоря иначе, статья 6 Пакта, не ставя смертную казнь полностью вне закона, тем не менее налагает на ее применение определенные ограничения.

24 мая 1984 г. Экономическим и Социальным советом ООН была принята резолюция 1984/50 "Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни"7.

В резолюции закрепляется, что смертный приговор может быть вынесен только в соответствии с правовыми нормами, действующими в момент совершения преступления: в случае, если после совершения преступления были осуществлены изменения в законодательстве, предполагающие более мягкие меры наказания, они должны распространяться и на правонарушителя, совершившего данное преступление (п. 2).

Как и в Пакте, устанавливалось, что смертный приговор не выносится за преступление, совершенное лицами, которые в момент совершения преступления были моложе 18 лет; в равной степени не приводится в исполнение смертный приговор в отношении беременных женщин или тех, кто недавно стал матерью, или лиц, потерявших рассудок (п. 3).

Пункты 4 и 5 резолюции регламентируют, что смертный приговор может быть вынесен только в том случае, если виновность лица, обвиняемого в совершении преступления, установлена на основе ясных и убедительных доказательств, и может быть приведен в исполнение только в соответствии с окончательным судебным решением, вынесенным компетентным судом после завершения судебного процесса с обеспечением всех гарантий справедливого судебного разбирательства, по меньшей мере соответствующих тем, которые предусмотрены в статье 14 Пакта о гражданских и политических правах.

Резолюция также закрепила положения о том, что каждый приговоренный к смертной казни имеет право подачи апелляции в суд высшей инстанции (п. 6) и право на подачу прошения о помиловании или замене приговора; помилование или замена приговора могут быть предоставлены во всех случаях вынесения смертного приговора (п. 7).

Смертный приговор не может быть приведен в исполнение до рассмотрения соответствующими органами прошения о помиловании (п. 8).

В случае приведения смертного приговора в исполнение эта процедура должна осуществляться таким образом, чтобы причинить как можно меньше страданий (п. 9). В целом нормы данной резолюции также направлены на защиту права на жизнь. В последние десятилетия во всем мире все чаще стал подниматься вопрос об отмене смертной казни и замене ее либо пожизненным тюремным заключением, либо значительными сроками лишения свободы.

15 декабря 1989 г. на 44-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН был принят и открыт для подписания, ратификации или присоединения Второй Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни (вступил в силу 11 июля 1991 г.)8.

Второй Факультативный протокол исходит из того, что ни одно лицо, находящееся под юрисдикцией государства — участника Протокола, не подвергается смертной казни. Каждое государство-участник принимает все необходимые меры для отмены смертной казни в рамках своей юрисдикции (ст. 1). К тому же не допускается никаких оговорок к Протоколу, за исключением одной, сделанной в момент ратификации или присоединения, которая предусматривает возможность применения смертной казни в военное время после признания вины в совершении наиболее тяжких преступлений военного характера, совершенных в военное время (п. 1 ст. 2).

На июль 1998 г. участниками Второго Факультативного протокола являлись 32 государства: Австралия, Австрия, Колумбия, Хорватия, Дания, Эквадор, Финляндия, ФРГ, Греция, Венгрия, Исландия, Ирландия, Италия, Люксембург, Македония, Мальта, Мозамбик, Намибия, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Панама, Португалия, Румыния, Сейшельские острова, Словения, Испания, Швеция, Швейцария, Уругвай, Венесуэла, Непал9.

В то же время число государств, отменивших смертную казнь, гораздо больше — 103 (из них отменивших смертную казнь за все преступления — 63; только за обычные преступления — 16; отменивших смертную казнь de facto — 24)10.

Следует отметить важную роль Комитета ООН по правам человека в решении проблемы отмены смертной казни. Именно этот международный универсальный контрольный орган рассматривает наибольшее количество дел, связанных с ее применением. Однако иногда заключение-рекомендация Комитета государству имеет обратные результаты. Речь идет о денонсации Ямайкой Второго Факультативного протокола11. Чуть позднее этот протокол денонсировал Тринидад и Тобаго12.

Знаменитое дело Pratt and Morgan v. Jamaica создало серьезный прецедент для Ямайки. Признав решение Комитета по правам человека ООН по этому делу, высшая судебная инстанция Ямайки согласилась с тем, что длительное ожидание смертной казни (более 5 лет) является жестоким и бесчеловечным наказанием13. В результате этого доля жалоб граждан Ямайки в общем списке дел Комитета по правам человека составила абсолютное большинство — более 25%, что и заставило Ямайку пойти на денонсацию Второго Факультативного протокола.

В рамках Совета Европы 28 апреля 1983 г. был принят Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.14, действие которого, так же как и Второго Факультативного протокола, направлено на неприменение смертной казни. Их положения идентичны. Особенностью Протокола № 6, как и самой Европейской конвенции, является то, что участниками этих документов могут быть только государства — члены Совета Европы. В настоящее время в Протоколе № 6 участвуют 28 государств. Его подписали, но не ратифицировали Бельгия, Греция, Россия и Украина.

Для анализа практики международных судебных и контрольных органов в области регулирования права на жизнь и вопросов смертной казни можно обратиться к деятельности Европейского и Межамериканского судов по правам человека.

Практика Европейского суда и Комиссии по правам человека обширна и широко известна. Однако дел, связанных со смертной казнью, Суд не рассматривал ни разу. В чем же здесь причина? На мой взгляд, это не только отмена смертной казни в большинстве стран — членов Совета Европы, но и недостаточная в целом защита права на жизнь по Европейской конвенции 1950 г.: из более чем 30 дел, рассмотренных Комиссией, где так или иначе затрагивалась статья 2 Конвенции, лишь 4 были переданы в Суд. Среди них такие знаменитые дела, как McCann и Soering. В первом деле Комиссия, хоть и передала его на рассмотрение Суду, сама не нашла нарушения права на жизнь, а во втором — заявитель вообще ссылался на статью 3 (запрет пыток), а не на статью 2, ибо практика европейского механизма защиты прав человека убедительно показывает, что толкование статьи 2 весьма узко.

Американская конвенция о правах человека и Протокол к ней содержат наиболее эффективные гарантии защиты права на жизнь и отмены смертной казни. Показательным в этом плане является пункт 3 статьи 4 Конвенции о запрете на восстановление смертной казни в странах, которые отменили ее. Это положение весьма актуально, так как, несмотря на тенденцию роста темпов отмены смертной казни за последние 10—15 лет, ряд государств восстановили этот вид наказания. В последние годы из стран, ранее полностью отменивших смертную казнь за все преступления, это была лишь Гамбия, а из стран, отменивших казни de facto, — еще четыре страны: Бахрейн, Бурунди, Коморские острова и Гватемала.

Несмотря на то, что Гватемала является участницей Американской конвенции по правам человека, она сделала оговорку к ней. Эта оговорка была предметом рассмотрения в Межамериканском суде по правам человека. В своем Консультативном заключении Суд пришел к выводу, что "оговорка ограничена статьей 4 (4) и не позволяет государству, сделавшему ее, распространять последующим законодательством смертную казнь на преступления, которые до этого не предусматривали этот вид наказания"15. Таким образом, в очередной раз было продемонстрировано весьма жесткое стремление к ограничению оговорок, относящихся к смертной казни и максимальному ограничению казни вообще. Комиссия также довольно часто определяет необходимость приостановления или отмены смертного приговора по частным делам и, в дополнение, отмены смертной казни вообще.

Жестокость смертной казни как вида уголовного наказания проявляется в способах исполнения смертного приговора. В современном мире применяются семь основных способов исполнения казни: повешение, расстрел, казнь на электрическом стуле, смертельная инъекция, отравление газом, обезглавливание, забрасывание камнями16.

Представляется, что исполнение смертной казни всеми способами, кроме расстрела, причиняет особые физические страдания осужденному в последние минуты его жизни. Рассмотрим некоторые из них.

Казнь электротоком была введена в США в 1888 г., под предлогом того, что она более гуманна, чем казнь через повешение. При казни электротоком происходит разрушающее воздействие, так как обугливаются внутренние органы. О ее "гуманности" говорит следующий пример: по сообщениям свидетелей, во время казни Джона Луи Эванса в апреле 1983 г. в штате Алабама потребовалось три отдельных разряда в 1900 вольт, поданных в течение 14 минут, прежде чем была официально констатирована смерть17.

Казнь посредством смертельной инъекции состоит в непрерывном внутривенном введении смертельной дозы химического препарата. Применяется в 19 штатах США. О ее жестокости свидетельствует следующий факт: во время казни в штате Техас в 1985 г. было предпринято 23 попытки ввести иглу в осужденного, прежде чем удалось это сделать, что заняло 40 минут18.

Самым жестоким способом исполнения смертного приговора является забрасывание камнями. Он предусмотрен статьей 119 Исламского уголовного кодекса Ирана (Ходоуд и Кисас). В кодексе говорится: при наказании в виде забрасывания камнями до смерти камни не должны быть слишком большими, чтобы осужденный не умирал от одного или двух ударов. Какие-либо комментарии здесь излишни. И пример: в сообщении о казни через забрасывание камнями в Иране, сделанном, как утверждают, очевидцем, говорится: рядом с пустырем из грузовика высыпали множество камней и гальки, затем привели двух женщин, одетых в белое; на их головы были надеты мешки. На них обрушился град камней, окрасивших их мешки в красный цвет...19 Думается, что такие факты не должны оставаться без соответствующего реагирования со стороны международных органов в области защиты прав человека.

Уголовное законодательство ряда стран (например, Китая) предусматривает наказание в виде смертной казни за такие преступления, как присвоение государственных средств, взяточничество, мошенничество, коррупция и др. Конечно, тяжесть совершенного преступления никак не соответствует в этих случаях тяжести наказания.

По некоторым сообщениям, число смертных казней в Китае за четырехлетний период 1983—1987 гг. превышает 30 00020. Можно определенно сказать, что такое их количество свидетельствует о нарушении государством права на жизнь.

В январе 1995 г. Президент США Уильям Дж. Клинтон, выступая с докладом "О положении в стране" в Конгрессе США, заявил, что около 60 преступлений внесены дополнительно в список преступлений, за которые предусмотрена смертная казнь21. Понятно желание американских властей бороться с преступностью, но не думаю, что такими методами можно достичь всеобщего соблюдения уголовного законодательства.

Республика Беларусь не является участницей Второго Факультативного протокола, статья 22 Уголовного кодекса допускает возможность применения смертной казни — расстрела — в виде исключительной меры наказания, впредь до ее полной отмены, за некоторые особо тяжкие преступления, предусмотренные в Особенной части Уголовного кодекса. Возможность применения смертной казни ограничивается следующими обстоятельствами: она не может применяться в отношении лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста до совершения преступления, и женщин. Белорусский законодатель рассматривает смерную казнь как исключительную и временно применяемую меру наказания и не включает ее в общий перечень наказаний, предусмотренный статьей 21 УК Республики Беларусь.

3 декабря 1994 г. Президентом Республики Беларусь был принят указ № 25022, которым утверждено Положение о порядке осуществления помилования граждан, осужденных судами Республики Беларусь. Оно регламентирует порядок осуществления этой процедуры. Кроме ходатайств о помиловании Президентом также рассматриваются материалы в отношении лиц, осужденных к смертной казни, не ходатайствующих о помиловании. В Республике Беларусь смертная казнь может быть заменена пожизненным заключением, которое также не может быть назначено лицам, совершившим преступления до восемнадцати лет, и женщинам (ст. 221 УК РБ).

Представляется, что назрела необходимость в пересмотре ряда статей Уголовного кодекса Республики Беларусь, предусматривающих смертную казнь за такие виды преступлений, как измена государству (ст. 61), шпионаж (ст. 62), действия, дезорганизующие работу ИТУ (ст. 741), с целью ее отмены и постепенного сокращения вынесения смертных приговоров за те виды преступлений, объектом посягательства которых является человеческая жизнь. Существенная модификация требуется для главы шестнадцатой Уголовного кодекса "Воинские преступления", в которой доминирует в качестве санкции возможность вынесения смертных приговоров в военное время (стст. 227, 236, 237, 238, 239, 240, 244, 246, 249, 250, 253, 255 УК РБ). Учитывая то обстоятельство, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права, и в их числе — мирного разрешения международных споров, а также ставит целью сделать свое государство нейтральным, целесообразно было бы отменить смертную казнь в военное время за указанные виды преступлений, тем более, что Женевские конвенции 1949 г. "О защите жертв войны", участницей которых является и наша страна, направлены на максимальную гуманизацию проведения военных действий.

Однако вопрос об отмене смертной казни нужно решать не на референдумах и митингах, он требует определенного нравственного, культурного уровня развития общества в сочетании с ростом экономического благополучия его граждан. К этой проблеме необходимо подходить с профессионально-юридической позиции.

Серьезным аргументом за сохранение смертной казни является то обстоятельство, что общество может защитить себя и своих членов от некоторых преступлений и категорий преступников, не подлежащих перевоспитанию, только сохранив для них реальную угрозу лишения жизни. Некоторых только это может остановить перед совершением тяжких преступлений.

Однако всегда будут существовать аргументы и против смертной казни.

Во многих странах специалистами были проведены исследования эффективности применения смертной казни в борьбе с наиболее тяжкими видами преступлений.

В 1949—1953 гг. Королевская комиссия по смертной казни в Великобритании изучила статистику в различных странах, которые либо отменили смертную казнь, либо перестали ее применять. Вывод комиссии был следующим: "Анализированные нами данные показывают, что ни отмена, ни введение смертной казни не оказывали какого-либо влияния на количество убийств"23. На сегодняшний день никто с достоверностью не может заявить, что введение смертной казни снижает уровень преступности и, наоборот, ее отмена — повышает.

Обоснованным возражением против смертной казни являются случаи вынесения приговоров в отношении невиновных. К сожалению, такую судебную ошибку уже никогда невозможно исправить: в Республике Беларусь еще долго будут помнить прогремевшее "Витебское дело".

В США также выносились смертные приговоры в отношении лиц, которые позднее были признаны невиновными и с которых были сняты обвинения. Опубликованное в 1987 г. исследование приводит 349 дел из практики судов США, в которых невиновные люди были ошибочно осуждены за наказуемые смертной казнью преступления. С 1900 по 1985 г. 23 из них были казнены. После 1985 г. казнены еще не менее двух человек, которые, возможно, были невиновны24.

Еще одним аргументом против смертной казни является то, что ее применение ожесточает лиц, выносящих такие приговоры, и особенно тех, которые приводят их в исполнение. В некоторых странах (например, Китай) имели место публичные казни; однако они могут приводить и к обратному результату, порождая еще большую волну насилия.

Несмотря на изложенные выше аргументы, мнение автора по рассматриваемой проблеме таково, что в нынешней ситуации, сложившейся с ростом преступности в государствах СНГ (да и не только в них) смертная казнь должна оставаться как сдерживающий фактор на пути роста тяжких уголовных преступлений. Именно это обстоятельство оказало значительное влияние на выбор граждан Республики Беларусь в пользу сохранения смертной казни при голосовании на общереспубликанском референдуме 24 ноября 1996 г.

Жестокость наказания, в отличие от его неотвратимости, всегда свидетельствовала о низком уровне развития общества. К сожалению, сейчас ни одно из государств бывшего СССР не готово ни политически, ни морально к полной отмене смертной казни. По мере же сокращения количества тяжких преступлений государствам следует обязательно отказаться от смертной казни. Небезынтересен будет такой пример: в мини-государстве Сан-Марино, окруженном со всех сторон Италией, смертная казнь была официально отменена в 1835 г. (дата отмены для общеуголовных преступлений — 1848 г.), а последний известный случай приведения смертного приговора в исполнение датируется 1468 г.25

Защита права на жизнь тесно связана и с медицинскими аспектами данной проблемы. Вопросы эти практически не разработаны в доктрине международного права. Вместе с тем данные проблемы существуют и нуждаются в научном анализе. Одной из них является защита права на жизнь при трансплантации органов и тканей человека.

4 марта 1997 г. Национальным собранием Республики Беларусь был принят закон №28-3 "О трансплантации органов и тканей человека"26, пункт 1 статьи 10 которого устанавливает, что забор органов и тканей у трупа разрешается с момента констатации биологической смерти в порядке, определенном республиканским органом государственного управления, ведающим вопросами здравоохранения. При необратимых потерях функции головного мозга (смерти мозга) забор органов и тканей разрешается после констатации смерти, зафиксированной консилиумом врачей. Деликатность этой чисто медицинской проблемы заключается в том, чтобы верно определить, когда же наступает смерть мозга (т. е. биологическая смерть). Точки зрения на эту проблему существуют разные. Необходимо, однако, отметить, что в истории судебной медицины момент окончания жизни и наступления смерти определяется различно. Таким показателем одно время было прекращение дыхания, появление трупных пятен, затем прекращение работы сердца, отсутствие пульса, наконец сейчас наиболее распространенным является мнение, что момент окончания жизни совпадает с полным прекращением функционирования мозга, что определяется ровной линией энцефалограммы даже в случаях, когда сердце продолжает еще работать. Однако ряд медиков в последнее время указывают на то, что и этот показатель не является абсолютным и достаточным. Медицине уже известны случаи, когда у лиц, у которых в течение длительного промежутка времени работа мозга прекращалась и он давал ровную энцефалограмму, после присоединения к аппарату "сердце-легкие" (чем искусственно поддерживалось дыхание и деятельность сердца) в дальнейшем полностью восстанавливалась деятельность мозга. Точно так же в специальной медицинской литературе указывалось на то, что замораживание (не исключающее возврата жизни) приводит также к ровной энцефалограмме. Проходившая в августе 1968 г. в Сиднее XXII Ассамблея Международной медицинской ассоциации, посвященная вопросу о научном определении смерти, пришла к выводу о необходимости пока ограничиться общим указанием врачам с тем, чтобы к детальному определению смерти вернуться в дальнейшем. В Декларации, которая была принята Ассамблеей, указывается, что определение момента смерти остается ответственностью врача, который констатирует его на основе клинических данных, дополняемых в случае необходимости показаниями диагностических приборов. При этом он должен исходить не из возможности искусственного поддержания жизни отдельных клеток и тканей, а из возможности сохранения пациенту жизни. Важен, по мнению Ассамблеи, не момент умирания отдельных клеток и органов организма, а уверенность в том, что прохождение процесса необратимо, к каким бы средствам для этого ни прибегали27.

Таким образом, констатация факта биологической смерти человека с последующим изъятием у трупа органов и тканей для трансплантации полностью отдана в руки врачей. И хотелось бы верить, что данный факт всегда будет установлен правильно и являться окончательным, иначе такая врачебная ошибка очень дорого будет стоить больному. Ценой ее может стать загубленная человеческая жизнь.

Развитие медицинской науки в ХХ в. породило также много вопросов, связанных с медицинскими экспериментами и их соотношением с правом на жизнь. Этот вопрос тоже является неурегулированным, но во всех случаях вмешательства в сферу здоровья человека медицинскими работниками необходима правовая база, обеспечивающая гарантированную государством защиту права на жизнь и здоровье. В 1947 г. в Нюрнберге были привлечены к ответственности 23 нацистских преступника, 20 из которых были врачами и имели степень доктора медицины. Они производили эксперименты, которые включали "взрывание" мозга в условиях высокого атмосферного разрежения, замораживание жертв до смерти в ледяной воде для наблюдения за реакцией, облучение мужских половых органов с помощью открытого рентгеновского аппарата большой мощности в целях стерилизации, заражение столбняком, палочками газовой гангрены и стафилококками для испытания новых препаратов и др.28 Конечно, подобного рода "эксперименты" можно отнести к пыткам и жестокому обращению, унижающему человеческое достоинство, а лиц, принимавших участие в таких действиях, всегда следует рассматривать как уголовных преступников. Я. Драгонец и П. Холендер отмечают, что не допускаются опыты, если есть вероятность смертельного исхода при повреждении здоровья с необратимыми последствиями29, т. е. любой медицинский эксперимент возможен только с согласия экспериментируемого, в целях сохранения жизни и улучшения состояния его здоровья. С этой целью в белорусском законодательстве необходимо определить хотя бы такие понятия, как медицинский эксперимент, экспериментатор, испытание и испытуемый.

Противоречит праву на жизнь и эвтаназия ("легкая смерть") — добровольное согласие тяжелобольного человека при сильных страданиях на свое умерщвление и оказание помощи в этом ему медицинским персоналом. Такое поведение со стороны медицинских работников в ряде стран выражается либо в активных действиях (например, введение больному определенной дозы снотворного или другого препарата), либо в пассивных (например, неподключение его к аппарату "сердце-легкие"). В белорусской медицинской практике эвтаназия не допускается. Представляется, что человек не может сам распоряжаться тем, что принадлежит не только ему, — своей жизнью, а медицинский работник должен предпринять все необходимые меры для спасения больного, до конца исполнив свой профессиональный долг, даже если шанс выживания остается один из ста.

Решение проблемы защиты прав человека связано с сокращением абортов, число которых в Беларуси и в странах СНГ за последние годы резко возросло. И хотя человеческая жизнь охраняется законом с процесса рождения, который начинается в момент начала физиологических родов и заканчивается в момент начала самостоятельного дыхания плода30, а Конвенция о правах ребенка 1989 г. определяет его как человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее (ст. 1), не думаю, что производство женщиной аборта, особенно на последних стадиях беременности, будет соответствовать этому праву.

В бывшем Советском Союзе с 23 ноября 1955 г. начал действовать указ Президиума Верховного Совета СССР "Об отмене запрещений абортов"; их производство возможно стационарно либо амбулаторно в медицинских учреждениях и только лицами, имеющими высшее медицинское образование при нежелании женщиной иметь ребенка, а также по медицинским и социальным показаниям. Однако полагаю, что уже сегодня необходимо вести речь о защите жизни еще не рожденных людей. Лишь тогда можно будет говорить о моральном, да и о физическом здоровье нации.

В заключение хотелось бы выразить надежду, что человечество, вступая во второе тысячелетие, откажется не только от разрушительных войн и насилия, но и придет к всеобщему уважению и соблюдению прав человека, на первом месте среди которых всегда будет стоять право на жизнь.

1 Мюллерсон Р. А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991. С. 61.
2 Dос. UN.E/CN.4/35 9 February 1994. P.14.
3 Мюллерсон Р. А. Указ. соч. С. 61.
4 Dос. UN.E/CN.4/1997/6 January 1997. P. 7.
5 Dос. UN.E/CN.4/448. Р.14.
6 Dос. UN.E/CN.4/35 9 February 1994. Р.13.
7 Права человека: Сб. международных договоров ООН. Нью-Йорк. 1989. C. 266—267.
8 Советская юстиция. 1992. № 7—8. С. 38.
9 Amnesty International ACT 50/03/98. Р. 21.
10 Death Penalty News. June 1998. Р. 5.
11 Doc. UN. CCPR/C/SR. 1622. 23 January 1998. Р.10—11.
12 Death Penalty News. June 1998. Р. 5.
13 UN Human Rights Committee. Communications 210/1986 and 225/1987. Pratt and Morgan v. Jamaica // International Law Reports. Vol. 98. 1994. Р. 322—334.
14 Международные акты о правах человека: Сб. документов. М., 1998. C. 555—556.
15 Inter-American Court of Human Rights. Advisory opinion (8.09.1983) on the restriction to the death penalty // International Legal Materials. Washington. Vol. 23. 1984. № 2. P. 346.
16 Когда убивает государство (смертная казнь против прав человечества) / Под ред. С. Г. Келиной. М.: Прогресс, 1989. С. 107.
17 Там же. С. 113.
18 Там же. С. 114.
19 Там же. С. 117.
20 Там же. С. 255—257.
21 Американская мечта. Какая она? // Народная газета. 1995. 15 февр. С. 3.
22 Сборник действующих нормативных актов Президента Республики Беларусь. 1994—1997 гг. Мн., 1998. С. 14—19.
23 Цит. по: Мюллерсон Р. А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991. С. 68.
24 Когда убивает государство... С. 254.
25 Там же. С. 403.
26 Ведомости Национального собрания Республики Беларусь 1997 г. №9. С. 196.
27 Курс уголовного права. Л., 1973. Т. 3. С. 479—480.
28 Н. Ардашева. Понятие эксперимента в медицине и защита прав человека // Государство и право. 1995. № 12. С. 104.
29 Драгонец Я., Холендер П. Современная медицина и право. М.: Юридическая литература, 1991. С. 25.
30 Курс уголовного права. Т. 3. С. 479.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.