Белорусский журнал международного права и международных отношений 1998 — № 5

Специальный выпуск к 50-летию Всеобщей декларации прав человека

международное право — международная и национальная защита прав ребенка

КОНВЕНЦИЯ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА: ОБРАЗОВАНИЕ XXI ВЕКА

Алена Крупова

Алена Крупова — директор Центра по образованию в области прав человека, Карлов университет, Прага, Чешская Республика

Переход от коммунистических тоталитарных устоев к демократии и тем самым осуществление в полной мере прав человека является долгим и чрезвычайно сложным процессом, который во многом уникален, поскольку, по сути, происходит впервые. Столкновение прошлого и будущего требует поиска компромиссных решений в настоящем.

"Посткоммунистические" страны Центральной и Восточной Европы, в том числе и Чехия, предприняли первые шаги к демократии, но им предстоит еще долгий путь к ее полному обретению. Препятствиями на этом пути являются не только экономические трудности, но и, в особенности, психологические и поведенческие характеристики граждан страны, приобретенные за период тоталитарного режима. Поведение большинства далеко от представления о независимых, терпимых и активных гражданах. Кроме того, на их пути к демократии встают новые или ранее игнорируемые проблемы, многие из которых являются неожиданными.

Бывшая ЧСФР, распавшаяся на Чехию и Словакию в конце 1992 г., была одной из первых центральноевропейских государств, ратифицировавших Конвенцию ООН по правам ребенка. Таким образом, Чехия с начала 1993 г. стала участником данной Конвенции и взяла на себя налагаемые ею обязательства. В недавнем прошлом это государство находилось в ряду тех, кто в своей Конституции, Законе о семье и социальном законодательстве ставил во главу угла интересы детей. Однако истинные права детей, поддержка развития ребенка как индивидуума, обладающего всеми правами и свободами, практиковались лишь в самой незначительной степени.

Новое правительство Чехии было уверено, что защита прав ребенка, отраженная в Конвенции ООН, не будет вызывать никаких проблем, поскольку даже в прошлом защита детей являлась приоритетом. Но при этом практически не поднимался ключевой вопрос, а именно: положение ребенка как субъекта права или субъекта образовательного процесса.

В переходный период компромиссные политические решения иногда приводят к чрезмерно упрощенным юридическим процедурам. А они также могут (а во многих случаях так и происходит) привести к новым формам неравенства, которое отрицательно влияет на статус и положение ребенка. Неудивительно, что Конвенция ООН, несмотря на свое всеобъемлющее предназначение, не способна на решение такого рода проблем.

В рамках этой проблемы данная статья имеет две цели:

1. Представить информацию по анализу некоторых проблем, существующих в Чехии и по-новому раскрывающих жизнь детей, а также показать процесс применения Конвенции по правам ребенка в ежедневной практике. Эти проблемы существуют там, где государство вынуждено разрешать вопросы, касающиеся сфер экономики, экологии, законодательства или социальной жизни. Возникают новые проблемы в области охраны здоровья.

2. Определить, что Конвенция по правам ребенка в силу своего общего характера может быть использована в сфере прав человека не только в качестве одного из документов международного права, но и в виде "живого" материала для обсуждения среди детей и их учителей с целью поиска пути обретения свободы, равенства и самосознания.

1. Новые проблемы в процессе перемен

1.1. Изменение роли социального обеспечения

В области прав человека и их имплементации чешское прошлое характеризовалось подавлением политических и гражданских прав и свобод, "противовесом" чему служил акцент на политику "уравниловки" в сфере социального обеспечения, особенно в форме помощи матерям по уходу за маленькими детьми.

По сути дела, все эти меры и нормы поддерживали главным образом женскую занятость. Количество детей служило фактором, определяющим время ухода женщин на пенсию, а также размер пенсии. Социальные, равно как и юридические, нормы рынка труда не только стимулировали женщин выходить на работу, но и формировали правовую основу для обязанности трудиться практически всю взрослую жизнь, т. е. период от окончания школы/училища (не ранее, чем с 15 лет) до достижения пенсионного возраста (53—57 у женщин, 60 — у мужчин).

В новой ситуации, когда добровольный уход за детьми или выбор статуса домохозяйки не рассматривается как личное наказание, бывшие меры социальной помощи поставили женщин в неравное положение. К сожалению, до сего времени не существует правительственной политики в области семьи, способной содействовать равному статусу женщин.

1.2. Изменение роли социального законодательства

Период перехода к рыночной экономике характеризуется, кроме всего прочего, тем фактом, что бывшие социальные ограничения и правовые нормы, в силу незаконченной реформы, влияют на рынок труда и особенно на положение молодых женщин. Некоторые из этих проблем не явились неожиданностью, однако их степень и глубина явно недооценивается. Это прежде всего относится к тому, что касается роста безработицы среди высококвалифицированных женщин. Они до сих пор не способны конкурировать на рынке труда со своими коллегами-мужчинами в связи с трехлетним оплачиваемым отпуском по уходу за ребенком.

Такое естественное развитие рынка труда не подкрепляется соответствующим социальным законодательством. Вместе с тем реальным фактом является сворачивание помощи семьям с маленькими детьми и разрушение системы субсидируемых детских садов, яслей и учреждений по уходу за ребенком. Данные изменения ставят перед гражданами проблемы, к решению которых они не готовы, что приводит к возникновению в некоторых районах очагов социальной напряженности. К сожалению, помощь в данной сфере некоммерческих неправительственных организаций или профсоюзов до сих пор является недостаточно эффективной, и растущая нехватка соответствующих дошкольных учреждений действительно осложняет возможность женщин с маленькими детьми трудоустроиться соответственно своей профессиональной квалификации.

1.3. Изменение роли профессиональных навыков

Школьное образование еще недавно подчеркивало роль как девочек, так и мальчиков в формировании рабочей силы, т. е. в качестве рабочих и служащих. Неудивительно, что это негативным образом отражалось на шкале человеческих ценностей, особенно у женщин. Данная концепция образовательной политики существовала в контексте общего феномена, характерного для стран Центральной и Восточной Европы: женщины в этих странах становились матерями раньше, чем их западные сверстницы, что часто приводило к совпадению времени ухода за ребенком с периодом, когда принято сосредоточиваться на своей будущей работе и приобретении соответствующих навыков. Подобная ситуация усилила важность обеспечения соответствующими недорогими возможностями по уходу за ребенком.

В прошлом в большинстве чешских семей была необходимость в двух работающих, поэтому женщины часто отказывались от высшего образования и нанимались на низкоквалифицированную работу по соседству с дошкольным учреждением, т. е. способность женщин использовать на деле свои профессиональные навыки находилась в прямой зависимости от наличия или отсутствия в семье маленького ребенка. Результаты некоторых исследований говорят о том, что женщины в действительности расценивали занятость вне семьи как экономическую необходимость для обеспечения в семье соответствующего жизненного уровня, поскольку семья, и в первую очередь дети, занимают главенствующее место в их жизни. В последние четыре года эта ситуация стала постепенно меняться, что выражается в ощутимом снижении числа новорожденных, особенно у людей в возрасте двадцати лет.

1.4. Недооценка образования в области демократии

Другой новой рассматриваемой проблемой является противоречие между провозглашенной политической волей по защите прав человека, что выразилось в форме ратификации всех основных международных договоров, и существующей политикой правительства, по сути дела, отвергающей образование в области демократии, прав человека, терпимости и международного взаимопонимания, равно как и признания правового статуса негосударственных организаций в демократическом обществе.

Тоталитарный режим провозглашал экономические, социальные и культурные права в качестве фундаментальных, стоявших выше политических и гражданских прав, т. е. равенство ставилось выше свободы. Эта политика привела к тому, что в умах людей материальный аспект стал преобладающим даже тогда, когда дело касается таких ценностей, как права и свободы. Права человека связывались с западным образом жизни, т. е. ее высоким материальным уровнем. Если брать конкретный пример — Конвенцию ООН по правам ребенка, то ее положение, касающееся права ребенка на достойный уровень жизни, расценивалось не как основное дополнение к фундаментальным правам человека, а как стремление к высокому уровню материальной обеспеченности, независимо от ответственности человека за свою судьбу и за права и возможности других.

Такой искаженный способ мышления требует особого подхода к образованию в области демократии, терпимости, прав человека и международного взаимопонимания. Прежде всего, новая концепция обучения будущих учителей должна включать педагогические методы демократического характера.

1.5. Постоянная нехватка правового самосознания

В прошлом отсутствие правового самосознания было типичной формой поведения человека. Глубина данного образовательного аспекта недооценивалась. Это проявилось не только в незнании основных правовых норм из-за отсутствия доступа простого человека к информации об этих правах, но и в пренебрежительном отношении к значимости правовых норм для существования и развития демократического общества. Все это вместе с искаженным сознанием людей и под влиянием бывшей авторитарной образовательной практики, существовавшей длительное время, ведет к предпочтению традиционных авторитарных отношений во многих сферах повседневной жизни.

Кроме этого, неправильное понимание понятия права ведет к рассматриванию права в качестве заявки или стремления к чему-то, без четкого осознания того, что права включают в себя также обязанности, которые предохраняют человека от нарушения подобных прав других людей.

Это свидетельствует о существующей неподготовленности к обретению свободы, быстрым изменениям в последние годы и о том, что зачастую окружающее нас меняется в противовес с нашими ожиданиями, что ведет иногда к социальной конфронтации и тяжелым этническим и национальным конфликтам.

2. Образование в XXI веке

2.1. Школьное образование в области демократии, терпимости и прав человека

Что касается образования, то в Чехии еще не до конца проведена всеобъемлющая правовая реформа, не определена общая концепция роли государства в образовательной сфере. Однако здесь можно ожидать значительных изменений. Следует отметить также, что любая существующая образовательная система, подвергающаяся фундаментальным изменениям, сталкивается со многими формами инертности: не все из новых возможностей используются в равной степени, не каждый эксперимент имеет большой успех и немногие учителя безболезненно расстаются с годами выработанной практикой как в области содержания, так и в области методов.

Даже если нельзя сказать, что осуществленные уже изменения и представленные предложения по реформе образовательной системы постоянно применяются в работе с ребенком как активным субъектом образовательного процесса, обладающим самосознанием, что заложено в Конвенции по правам ребенка, то изменения в содержании, методах и средствах образования идут именно в этом направлении.

Образование детей, представляющих национальные меньшинства, обеспечивается как в обычных школах на базе чешского языка как языка обучения, так и на языке национального меньшинства в качестве основного предмета (немецкий, словацкий), а также через отдельные классы в обычных школах или через независимые школы. Это можно видеть на примере польских школ в Северной Моравии, где эти школы (дошкольные учреждения, основные начальные, младшие и средние образовательные школы и средние школы) в прошлом году посетило около 10 000 детей.

Проблема соответствующего школьного образования для цыганских детей до сих пор не решена. В 1991 г. цыгане получили правовой статус национального меньшинства. Цыганский язык, к сожалению, не существует в письменном виде, и поэтому цыганские дети в начальной школе находятся в неравном положении. Они очень часто оставляют обычную школу и продолжают учебу в специальном учебном заведении. Альтернативное образование пока не распространено.

Специальное образование для детей с недостатками развития обеспечивается в Чехии на всех уровнях — от дошкольного и среднего до техникумов и профтехучилищ. Содержание и методы этого типа образования зависят от типа отклонения — глухоты, слабого зрения, физических отклонений, множественных отклонений, умственной отсталости, нарушения поведения и трудностей в обучении. В 1993 г.около 3,4 % всех детей до 18 лет посещали эти специальные школы или учреждения.

Сейчас в Чехии существует движение за вовлечение детей с отклонениями в обычные школы. Правовые предпосылки для этого уже созданы. Основное препятствие на пути практического осуществления этой идеи заключается не только в специфике педагогического процесса, отсутствии соответствующего технического оборудования, но и в неготовности к таким изменениям со стороны родителей (как здоровых детей, так и детей с отклонениями), общественности и учителей — практика отделения одних детей от других пустила глубокие корни. Внедрение альтернативных решений, таких как особые классы выравнивания в обычных школах, разная продолжительность учебного дня, постоянный медицинский контроль, должно содействовать дальнейшему вовлечению детей с отклонениями в общий поток образовательной системы.

Школьное образование тесно связано с соблюдением прав человека и следует принципам демократии, что может быть выражено через дискуссии, основанные на уважении каждого человека, равенстве и свободе.Именно эти понятия должны стать основой методологической работы в классе.

2.2. Образовательная роль семьи

Говоря о детском образовании, мы не должны забывать об образовательном влиянии семьи. Именно семья должна формировать (а не подавлять) чувство человеческого достоинства, взаимного уважения, а также помочь ребенку в осознании цели и смысла жизни. Как таковая, она является микрообществом, в котором имеет место применение или нарушение прав человека, равно как и формирование демократических либо недемократических воззрений.

При анализе существующего положения семьи в посттоталитарном обществе трудно провести четкое различие между общими тенденциями современного общества и конкретным явлением семьи и социальных отношений, которые являются продуктом коммунистической системы. Недостаточное понимание этого привело к провозглашению в качестве официальной позиции возврата к традиционной патриархальной семье. Восстановление демократической, образовательной и психологической роли семьи в жизни каждого человека и всего общества должно стать первоочередной задачей общественных организаций и негосударственных организаций во всех посткоммунистических странах Центральной и Восточной Европы.

2.3. Конвенция по правам ребенка как основа образования XXI в.

В рамках проекта Демократической программы ФАРЕ "Навстречу образованию в области прав человека" был дан краткий анализ Конвенции ООН по правам ребенка в качестве фундаментального документа по преподаванию, обучению и подготовке преподавателей в этой области. Данный анализ должен использоваться как вспомогательный материал для преподавателей и студентов для содействия им в восприятии прав человека и его обязанностей.

Конвенция по правам ребенка была принята Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. По этой причине она не только по субъекту (дети с момента рождения до 18 лет), но и сама является самой младшей среди основополагающих документов ООН по правам человека. К 1993 г. Конвенцию ратифицировали 174 государства — участника ООН, что представляет собой значительную цифру по сравнению с другими международными документами по правам человека. В Европе нет ни одного государства, которое бы не присоединилось к данной Конвенции.

Некоторые из основных статей Конвенции по правам ребенка частично отличаются от других международных договоров, а некоторые идентичны им.

Уникальная положительная характеристика Конвенции по правам ребенка, которая отличает ее от прочих конвенций по правам человека, заключается во всеобъемлющем подходе к правам ребенка. Она формирует комплекс гражданских, экономических, социальных и культурных прав в контексте сохранения человеческого достоинства ребенка.

Таким образом, документ носит не только общий, но и конкретный характер, что выражается в предмете его внимания — конкретной социальной группе. Это Конвенция по защите прав групп, т. е. детей, и Конвенция, выступающая против их дискриминации. Все права в Конвенции имеют одинаковый вес — ничто не имеет приоритета (подобная задача заложена в Европейской конвенции по правам человека).

Дальнейший обзор содержания показывает, что Конвенция по правам ребенка затрагивает все аспекты, до сих пор рассматривавшиеся в общем контексте защиты прав человека.

Конвенция ООН по правам ребенка охраняет право на:

  • жизнь, развитие;
  • имя, национальность, гражданство;
  • свободу и безопасность;
  • защиту от насилия и пыток;
  • защиту от рабства;
  • человеческое достоинство;
  • помощь и защиту национального и международного права;
  • справедливое и открытое судебное разбирательство;
  • невмешательство в частную жизнь и свободу переписки;
  • защиту от незаконного ущемления чести и репутации;
  • образование;
  • отдых, игру, художественное и культурное развитие;
  • личную собственность;
  • соответствующий уровень жизни;
  • брак и семью;
  • участие в общественной жизни.

Конвенция охраняет фундаментальные свободы:

  • свободу мысли, убеждений и верований;
  • свободу мнения и слова;
  • свободу мирных собраний;
  • свободу передвижения и выбора местожительства.

Как можно видеть из вышеперечисленного, ребенок в этой Конвенции выступает в роли активного субъекта, т. е. гражданина, который обладает свободами во всех областях и на всех относящихся к нему уровнях. Кроме этого, она вносит новый аспект: право ребенка расти в семье, что рассматривается как наиболее естественная среда для гармоничного развития и нормального существования ребенка.

Конвенция не может охватить все изменения, происходящие в сегодняшней семье и зачастую негативно отражающиеся на жизни ребенка. Поэтому ратификация Конвенции накладывает огромную социальную ответственность на государства (правительства) в отношении жизни детей, т. е., среди прочего, требует от них гарантии создания соответствующих условий жизни семей с детьми (даже если такое обязательство неявно выражено в Конвенции). Поэтому государства — участники ООН, присоединившиеся к данной Конвенции без оговорок, должны пересмотреть свою политику и программы во всех сферах, затрагивающих детей и семью. Даже принятие новых социальных мер, направленных на улучшение условий жизни ребенка, нужно рассматривать в соответствии с обязательствами, заключенными в Конвенции.

Всеобъемлющее понятие прав и свобод ребенка, лежащее в основе Конвенции, отражает некоторые неясные аспекты при применении на практике. Наиболее важные и срочные задачи для всех национальных законодательств возникают из определения ребенка как "человека с момента рождения до 18 лет".

Нетрудно понять, что без четкого разграничения детских возрастных групп многие права и свободы детей остаются только на бумаге. Прямое определение прав и свобод для конкретной возрастной группы невозможно в такого рода международном документе, что также стало одним из выводов дискуссий среди экспертов Совета Европы. По этой причине они рекомендовали не продолжать выработку специального проекта Европейской конвенции по правам ребенка. Вместо этого Совет Европы пытается сформулировать принципы обязательной политики государства, направленной на благополучие детей. Данная политика должна затрагивать даже те ситуации внутри семей, которые ставят под угрозу нормальные условия жизни детей и решение конфликтов в их пользу.

Другой важной проблемой для реализации Конвенции по правам ребенка в ежедневной деятельности является отсутствие недвусмысленно подчеркнутой ответственности детей за их права и свободы без ущерба для прав и свобод остальных. Хотя этот аспект является общим при трактовке прав человека во всех международных договорах, способность детей осознавать свои права и свободы в качестве своих прав и обязанностей в Европейском регионе является достаточно ограниченной (вследствие традиционного патерналистского понимания заботы о ребенке в этой части планеты).

Задача Конвенции по правам ребенка заключается в том, чтобы помочь родителям и работникам сферы образования воспитать у детей чувства самосознания, терпимости, ответственности и независимости, воспитать их гражданами планеты XXI в. Долг каждого из нас — всемерно содействовать этому позитивному процессу.

ЛИТЕРАТУРА


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.