Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 — № 3


международные экономические отношения

ТАЙВАНЬ И АЗИАТСКИЙ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Хе Кин Фонг

Хе Кин Фонг — аспирант кафедры мировой экономики и международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Разразившийся во второй половине 1997 г. финансовый кризис в Юго-Восточной Азии существенно ударил по экономике многих стран, прежде всего азиатских, а также оказал негативное воздействие на развивающиеся рынки России и Бразилии. Состояние дел в реальной экономике большинства развитых стран осталось устойчивым и сбалансированным. В среднем ВВП стран — членов ОЭСР в 1997 г. возрос на 3 %. Рекордный по длительности экономический подъем в США и сравнительно медленное, но стабильное улучшение конъюнктуры в Европе контрастировало с серьезными финансовыми трудностям в странах Юго-Восточной Азии, сопровождавшимися крахом финансовых рывков, девальвацией валют, взвинчиванием процентных ставок по краткосрочным займам. Обесценивание валют и обвал на фондовых рынках для Индонезии и Южной Кореи за полгода составил 50 %. Финансовые рынки рухнули в Таиланде, Малайзии, Индонезии, на Филиппинах и в Южной Корее. Значительный спад в производстве, сбыте, инвестициях замедлил экономический рост во многих из этих стран.

Причины и последствия восточноазиатского финансового кризиса анализируются учеными, однако совершенно очевидно, что они связаны с разбуханием международной финансовой сферы, появлением большого количества денежных потоков, направление которых меняется в зависимости от динамики курсов валют, изменения стоимости корпоративных, государственных, муниципальных ценных бумаг и других денежных инструментов. Относительный "переизбыток" финансовых ресурсов усиливает спекулятивный, краткосрочный характер движения "горячих" денег, тем самым создавая вероятность возникновения периодических кризисов ликвидности, к которым можно отнести и неурядицы в Юго-Восточной Азии. Свое негативное воздействие оказали фактор недоразвитости финансового сектора и его зарегулированность, недостаточно осмотрительная финансовая политика местных банков и промышленных предприятий, приведшая к накоплению непосильных краткосрочных долгов, общий перегрев экономики, искусственное завышение котировки на биржах и цены недвижимости1.

Пристального внимания и анализа, на наш взгляд, заслуживает экономика тех восточноазиатских стран и регионов, где воздействие кризиса оказалось сравнительно слабым. Это относится прежде всего к Тайваню2. Тайваньская денежная единица потеряла лишь 15 % своей стоимости, а падение на фондовом рынке составило всего 9 %. Экономический рост в 1997 г. здесь составил 6,8 %, а в 1998 — 6,4 %, потребительские цены выросли всего лишь на 0,9 %3.

Курсы валют большинства стран АСЕАН были тем или иным образом "привязаны" к курсу доллара США. Чтобы защитить фиксированные курсы в условиях оттока средств нерезидентов, власти вынуждены были прибегнуть к массированным валютным интервенциям и резко повысить процентные ставки. Быстрое уменьшение валютных резервов и рост процентных ставок сделали очевидной проблему краткосрочной валютной задолженности восточноазиатских стран. Внешний долг Тайваня достиг в середине 1997 г. 69,4 млрд дол., причем подавляющая его часть приходилась на долги частных коммерческих иностранных предприятий. Аналогичная ситуация сложилась в Малайзии, где внешний долг за первую половину 1997 г. увеличился на 43 % по сравнению с аналогичным показателем 1996 г. и достиг 36,8 млрд дол., и в Индонезии, где он увеличился за это время на 19 % — до 59,3 млрд дол.4 Охватывая одну страну за другой — Таиланд, Гонконг, Южную Корею, кризис вышел за рамки региона и охватил Россию и Бразилию.

Предпосылкой и основой устойчивости и стремительного взлета экономики Тайваня за последние 45 лет выступают, как подчеркивают исследователи, два фактора ("два крыла взлета"): гибкая стратегия развития, с одной стороны, и эффективный механизм управления, обеспечивающий и реализующий эту стратегию, с другой. В сформированной модели "плановой свободной экономики", по мнению тайваньских экономистов, удалось достигнуть удачного сочетания плановых и рыночных рычагов, централизованного государственного начала и рыночной инициативы.

В 1949 г., после победы народной революции в Китае и провозглашения Китайской Народной Республики, на Тайвань бежали сторонники свергнутого гоминьдановского режима, где была создано "правительство Китайской Республики". Согласно действующей на Тайване конституции Тайбэйский режим объявил остров республикой во главе с президентом, избираемым сроком на 6 лет (Ли Дэнхуэй с 12 марта 1990 г.).

Обосновавшись в 1949 г. на Тайване, гоминьдановские власти учли неудачный опыт управления экономикой на материковом Китае, опиравшийся на централизованное плановое руководство и бюрократический капитал. На новой, весьма ограниченной территории (36 тыс. кв. км) началось постепенное изменение экономического курса. К смене приоритетов, пересмотру текущей политики побуждал трезвый учет внутренних и внешних факторов.

Руководство Тайваня унаследовало отсталую экономику с ограниченными природными ресурсами и слабыми рыночными связями. Военно-политическое противостояние с КНР порождало дополнительные трудности. Выработке эффективной экономической политики мешали также различия во взглядах тайваньских экономистов на стратегию и тактику развития. Тем не менее в итоге была принята стратегия, общеметодологическим принципом которой был провозглашен тезис "При стабильности необходимо развитие, а развитию требуется стабильность".

Основополагающая схема отраслевых приоритетов развития выглядела следующим образом: сельское хозяйство — легкая промышленность — тяжелая промышленность — "стратегическая" промышленность (новейшая техника и высокие технологии). С конца 40-х до начала 60-х гг. предпочтение отдавалось ускоренному развитию сельского хозяйства для решения продовольственной проблемы, обеспечения населения необходимыми продуктами питания и одеждой (программа "Накормить и одеть народ"). С этой целью за 8 лет (1949—1957) была осуществлена земельная реформа под лозунгами "Снижение арендной платы за землю", "Каждому пахарю свое поле" и т. д. Ее проведение было ориентировано на создание частных деревенских хозяйств. Сопротивление помещиков преодолевалось путем экономических стимулов по купле-продаже земли, а их капитал привлекался для инвестирования в промышленность и торговлю. Свободные средства крестьянства направлялись на развитие текстильной промышленности. Поощрялось развитие промышленности по переработке сельскохозяйственной продукции, производству тканей, лекарственных препаратов и других товаров широкого потребления.

Одновременно с земельной началось проведение денежно-финансовой реформы с целью стабилизации цен, укрепления национальной валюты, снижения инфляции. В рамках этой реформы вводился более высокий курс нового тайваньского доллара по отношению к старому, а также к доллару США. Одновременно устанавливался строгий контроль за использованием иностранной валюты.

С начала 50-х гг. на Тайване стала воплощаться в жизнь политика индустриализации. Основное внимание уделялось импортозамещающим отраслям промышленности, однако к концу 50-х гг. стало ясно, что внутренний рынок достаточно узок и может явиться тормозом как для индустриализации, так и для развития экономики в целом. Поэтому с начала 60-х гг. центр тяжести переносится с импортозамещения на экспортоориентированную модель индустриализации ("модель догоняющего цикла"). Не отказываясь от импортозамещения, упор был сделан на развитие легкой промышленности. Разногласия в правительственных кругах по поводу приоритетности легкой или тяжелой промышленности были разрешены в пользу ускоренного развития текстильного производства и его экспортной ориентации. Одновременно увеличивалось производство продуктов питания, предметов повседневного спроса, радио- и электротоваров, товаров длительного пользования для дома. Среднегодовые темпы прироста промышленной продукции в 60-е гг. возросли по сравнению с предыдущим десятилетием с 11,8 % до 18,5 %, а ВВП — с 6,9 % до 10,1 %5.

В результате целенаправленной стимулирующей политики резко увеличился экспорт. Если в 50-е гг. среднегодовые темпы его роста составляли 6 %, то в 60-е — 21,7 %, а в 70-е — 32,6 %6.Особое внимание уделялось созданию экспортной базы обрабатывающей промышленности. На эти цели направлялись как внутренние накопления, так и иностранный капитал. Совершенствовалась правовая база развития экспорта. Определенную роль в проникновении местных товаров на внешние рынки сыграла позиция США, поддерживавших экспортные усилия Тайваня.

Одним из эффективных инструментов экспортной экспансии и увеличения валютных доходов стали экспортно-производственные зоны (ЭПЗ). В трех ЭПЗ, образованных во второй половине 60-х гг., был взят курс на создание конкурентоспособных экспортных производств. К началу 90-х гг. доходы от экспорта достигли 35 млрд дол., обеспечив занятость более 66 тыс. человек. Создание ЭПЗ преследовало цель поддержать экспортоориентированную стратегию в условиях структурной перестройки экономики и возможной задержки с освоением новых рынков. ЭПЗ сыграли также роль "ловушки" для иностранного капитала, мигрировавшего по Юго-Восточной Азии. 240 совместных предприятий, действующих в ЭПЗ, привлекли инвестиции на сумму 870 млн дол.7

В 70-е гг. при продолжении политики наращивания экспортоориентированных производств активизировались усилия по развитию ряда импортозамещающих отраслей промышленности. Второй этап импортозамещения стал возможен во многом благодаря успешному развитию в предшествующий период сельского хозяйства, текстильной промышленности и производства товаров повседневного спроса. Энергетический кризис 70-х гг., заметно повлиявший на темпы роста, а также общая экономическая и политическая обстановка вокруг Тайваня способствовали поощрению развития таких импортозамещающих отраслей, как нефтяная, нефтехимическая, сталелитейная, судостроительная, а также энергетики. Была принята программа строительства ключевых объектов транспорта, инфраструктуры, тяжелой и химической промышленности, энергетики.

Структура тайваньского экспорта все более и более приближается к показателям развитых стран. Ныне более 40 % тайваньского экспорта составляет экспорт продукции, для производства которой используются интенсивные технологии (редкие материалы, компоненты и оборудование), тогда как продукция, требующая высоких затрат физического труда, составляет 20 % экспорта8.

Страны, в наибольшей степени охваченные финансовым кризисом, являются в основном поставщиками на экспорт товаров, в производстве которых используется дешевая рабочая сила. Изначальные же потрясения финансового кризиса коснулись ориентированного на экспорт рынка.

Опыт экономической стратегии Тайваня свидетельствует о том, что осуществлению экспортоориетированной политики необязательно должно предшествовать завершение импортозамещающего типа индустриализации. Эти направления могут сбалансированно совмещаться, при этом на определенных этапах приоритет получает один из этих курсов; вместе с тем перед фронтальным переходом к экспортной экспансии этап импортозамещения должен быть все же пройден. В 80-е гг. экономическая политика вновь возвращается к приоритетности экспортоориентированных производств. Однако второй этап экспортной экспансии связан уже с развитием промышленности высоких технологий.

К 90-м гг. экономика Тайваня представляла собой гибко приспосабливаемую рыночную экономику с государственным регулированием, умело переключающим приоритеты соответственно меняющимся внутренним и внешним условиям с целью сохранения стабильности и обеспечения экономического роста.

Несмотря на активное привлечение иностранного капитала, инвестиции, как в общественном секторе, так и в частном, в основном финансируются из внутренних накоплений, а не из внешних займов. В течение многих лет валовые национальные накопления ежегодно превышали внутренние вложения. В 1997 г., например, избыточные накопления составили 2,56 % ВНП9.

Существенное значение имеет и тот факт, что Тайвань в течение многих лет имел превышение бюджетных доходов над расходами (в 1997 г. — 7,7 млрд дол. США) в противоположность бюджетным дефицитам из года в год в странах, пострадавших от финансового кризиса. Тайвань накопил достаточные резервы инвалюты, чтобы справиться с потребностями импорта в течение 8 месяцев. В конце 1997 г. тайваньские финансовые институты имели общие активы в размере 29,7 млрд дол. США и обязательства в размере 29,3 млрд дол. США, т. е. положительный баланс составил 400 млн дол. США10.

Положительный эффект в плане экономической стабильности и гибкой приспосабливаемости экономики Тайваня дал верно выбранный процесс постепенной финансовой либерализации экономики. К моменту начала кризиса здесь был плавающий валютный курс, в отличие от фиксированного долларового курса в странах, пораженных кризисом. На Тайване вначале была проведена либерализация товарных цен, торговли, затем снятие ограничений на процентные ставки, после чего либерализация валютного курса.

Немаловажное значение имел и тот факт, что структура финансирования тайваньского бизнеса оптимальна, банковский сектор не работает на "рисковых" операциях. Здесь на конец 3-го квартала 1998 г. просроченные банковские кредиты составляли лишь 3,95 % от общей суммы кредитов, выданных тайваньскими банками11.

Наконец, следует иметь в виду, что экономическая структура на Тайване представлена прежде всего мелкими и средними предприятиями(98 % всех предприятий). Этот бизнес достаточно гибок, чтобы выдерживать внешние удары.

Несмотря на определенные трудности, способность Тайваня выдерживать удары азиатского финансового кризиса может быть подтверждением адекватности экономической политики современным требованиям, предполагающим создание гибко приспосабливаемой рыночной экономики с умелым регулированием со стороны государства.

Цель экономической политики Тайваня в перспективе, по мнению руководства, заключается в обеспечении устойчивого роста, экономической стабильности, обеспечении устойчивости прежде всего финансового рынка, сбалансированности товарных цен, с тем чтобы создавать базу для роста и привлечения иностранных капиталов. При этом отмечено, что страна не намерена чрезмерно полагаться на внешние инвестиции в развитие экономики.

1 Мировая экономика и международные отношения. № 1. 1999. С.33.
2 Тайвань — особый административный район под юрисдикцией Китая. Официальное название — Республика Китай (на Тайване). См.: Страны мира: Справочник. М., 1997. С. 198.
3 Тайбэйско-московская координационная комиссия по экономическому и культурному сотрудничеству. М., 1999.
4 Мировая экономика и международные экономические отношения. № 1. 1999. С. 38.
5 Страны мира: Справочник. М., 1997. С. 198.
6 Тайбэйско-московская координационная комиссия по экономическому и культурному сотрудничеству. M., 1999.
7 Там же.
8 Там же.
9 Там же.
10 Там же.
11 Там же.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.