Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 — № 3


международные экономические отношения

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОМПАНИЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Людмила Климович

Климович Людмила Александровна — старший преподаватель кафедры мировой экономики и международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

В условиях расширения масштабов международного производства, все больше компаний идут по пути транснационализации: так, с 1968 по 1993 г. только в группе 15 наиболее развитых стран число ТНК возросло почти в 4 раза, с 7 до 27 тыс. Уже к началу 90-х гг. стоимость продукции зарубежных филиалов ТНК достигла 6 % мирового ВНП (в 1982 г. — 2 %)1. Все больше фирм, особенно в технически передовых отраслях, с самого начала ориентируются на деятельность в масштабах не отдельных стран, а крупных регионов и мира в целом. В настоящее время в категорию ТНК включаются примерно 45 тыс. основных (материнских) компаний и 280 тыс. зарубежных филиалов2, оказывающих все большее влияние на мировую экономику.

По мере изменения ситуации в мире эволюционирует стратегия ТНК, их деятельность приобретает качественно новые формы и черты. Общей мировой тенденцией 90-х гг. является опережающий рост прямых иностранных инвестиций (ПИИ) по сравнению с международной торговлей. Основные инвесторы — ТНК — прочно заняли центральное место в процессе интернационализации мировой экономики, стали основным механизмом укрепления хозяйственной взаимозависимости между отдельными государствами. Поэтому и основные тенденции развития международных компаний просматриваются прежде всего через призму проблемы ПИИ.

Прямые иностранные инвестиции и международное производство, 1986—1996 гг.

  Среднегодовые темпы роста, %
1986—1990 гг. 1991—1996 гг. 1995 г. 1996 г.
Вывоз капитала в форме ПИИ 24,4 17,1 32,6 10,3
ВВП 10,7 6,4 9,5 6,6
Экспорт товаров и услуг 14,3 7,4 16,2 4,5

Источник: World Investment report 1997. U. N., N. Y., 1997. P. 4

Анализ регионального распределения ПИИ, их масштабы, динамика роста обнаруживают следующую закономерность: ведущая, преобладающая роль принадлежит в этом процессе наиболее развитым индустриальным странам, причем в качестве не только доноров, но и реципиентов. Чем больше развита в экономическом отношении та или иная страна, тем больше участвует она в современных условиях в двустороннем движении прямых инвестиций.

Приток и отток прямых иностранных инвестиций, 1986—1997 гг., млрд. дол.

Годы Развитые страны Развивающиеся страны Страны Центр. и Вост. Европы Все страны
Приток Отток Приток Отток Приток Отток Приток Отток
1986—1991 130 169 29 11,3 0,7 0,02 159 180
1993 139 206 72 35 6,1 0,1 218 241
1996 195 283 130 49 12,3 0,9 337 333
1997 233 359 149 61 18,4 3,2 400 424

Источник: World Investment report 1998. U. N., N. Y., 1998. P. 361—363, 367—370

Закономерным результатом этих процессов явилась концентрация основного массива ПИИ в развитых странах. Так, 100 крупнейших по размерам зарубежных вложений ТНК базируются в промышленно развитых странах (стоимость их зарубежных владений оценивается примерно в 1,4 трлн дол., что составляет 1/3 общего объема ПИИ в мире). Сопоставление группы развитых стран с группой развивающихся стран обнаруживает активный баланс по текущей динамике инвестиций в первой группе (как доноров для развивающихся стран), а во второй — пассивный баланс (как реципиентов этих инвестиций).

Общий объем прямых иностранных инвестиций в 1985 и 1992 гг., млрд дол.

Страна Инвестиции за границей Иностранные инвестиции в стране
1985 г. 1992 г. 1985 г. 1992 г.
США 251 486 185 411
Канада 36 78 59 107
Германия 60 180 37 135
Англия 107 231 63 199
Нидерланды 50 118 25 78
Франция 19 138 20 108
Италия 18 54 19 49
Швейцария 24 72 11 33
Япония 44 240 5 23
9 стран в сумме 610 1590 420 1130
Развивающиеся страны 20 75 185 320

Источник: Долгов С. И. Глобализация экономики. М., 1998. С. 52.

Та же тенденция непосредственно выражается в таком показателе, как соотношение всего объема накопленных данной страной прямых инвестиций за границей, с одной стороны, и такими же иностранными инвестициями в этой же стране, с другой. Этот коэффициент в 90-е гг. выглядит следующим образом.

Страна Коэффициент Страна Коэффициент
Франция 1,46 Швейцария 2,03
ФРГ 1,66 Япония 16,86
Великобритания 1,19 Испания 0,36
США 1,05 Австралия 0,37
Швеция 3,40 Канада 0,69

Источник: Долгов С. И. Глобализация экономики. М., 1998. С. 53.

Это подтверждает общий вывод о тесной зависимости показателя активности ПИИ от уровня экономического развития страны. 32 из 100 ведущих компаний мира принадлежат США, а наиболее быстрорастущая группа — японские ТНК (в 1990 г. — 11 фирм, в 1994 г. — 19).

Характерная черта 90-х гг. — бум ПИИ в азиатские страны. Этот процесс отражает происходящий там постоянный экономический рост, прогресс приватизации и либерализации. На 50 крупнейших ТНК из развивающихся стран приходится около 10 % общего объема зарубежных вложений фирм. Но интегральный индекс транснациональности у ТНК развивающихся стран значительно ниже, чем у первой сотни ТНК мира (21 % и 42 % соответственно). Крупнейшим регионом размещения ПИИ остается Южная, Восточная и Юго-Восточная Азия. Крупнейший получатель иностранных инвестиций среди этих стран — Китай. В 1997 г. прямые инвестиции в этот регион составили 86,9 млрд дол., из них в Китай 45 млрд дол.3 Дело не только в потенциях необъятного китайского рынка, но и в соответствующей политике китайских властей. В последние годы наряду с продолжающимися мерами по привлечению иностранных инвестиций стали требовательнее оценивать инвестиционные проекты, подходить к ним более избирательно, добиваясь более широкой географии инвестиций, имея в виду не только прибрежные, но и внутренние районы страны.

Растет объем инвестиций в страны Латинской Америки и Карибского бассейна, что связано в основном с начавшимся в 90-е гг. процессом приватизации крупных компаний. Характерная черта этого региона — неравномерное распределение потоков ПИИ по годам, странам и отраслям.

Африканские государства — по-прежнему на обочине международного инвестирования. Доля этих стран в мировом объеме притока ПИИ составила: в 1994 г. — 2,3 %; 1995 г. — 1,6 %; 1996 г. — 1,4 %; 1997 г. — 1,2 %4. Многие западные компании в сложившихся в Африке экономических условиях являются активными сторонниками разделения собственности и инвестиционных рисков с местными инвесторами, эти компании рассчитывают на сохранение или даже увеличение получаемой прибыли за счет мер контроля, которые не связаны с собственностью, а основаны на преимуществах в области технологии, управления и маркетинга. Однако в отдельных сферах экономики некоторых стран региона сохраняется значение предприятий, находящихся в полной или преобладающей собственности ТНК. Правительства этих стран принимают законодательные меры, способствующие росту притока ПИИ, снимают ограничения на инвестиционную деятельность по созданию полностью контролируемых зарубежным капиталом компаний. Так, привлечение инвестиций является приоритетной политикой правительства Намибии со дня обретения независимости. Одним из первых актов стало принятие в 1990 г. Закона об иностранных инвестициях. Специально созданный правительством Инвестиционный центр оказывает помощь потенциальным инвесторам, информируя их и знакомя с длинным перечнем привилегий, которые они получат. Компании, занимающиеся в основном экспортными операциями, могут получить статус компании экспортной зоны, дающий право на полное освобождение на определенный период от налога на прибыль корпораций, от таможенных пошлин, налогов с оборота и ряда других. Приоритетны по льготам отрасли обрабатывающей и экспортной промышленности. Свободные от налогов экспортные зоны могут создаваться в Намибии повсюду на любой срок. В стране один из самых привлекательных инвестиционных законов на континенте.

Доля стран Центральной и Восточной Европы в общемировом притоке ПИИ составила: в 1994 г. — 2,4 %; 1995 г. — 4,3 %; 1996 г. — 3,7 %; 1997 г. — 4,6 %5. Резкое возрастание активности иностранных инвесторов в этих странах в 1995 г. связано прежде всего с перспективой экономического роста. Почти 2/3 всего прироста инвестиций 1995 г. пришлось на Венгрию и Чехию. Но эта картина нестабильна. Так, в 1997 г. отмечалось абсолютное сокращение ПИИ в ряде стран региона, что связано прежде всего с утратой экономической стабильности.

Инвестиционный климат в стране определяется целым набором факторов, включая политический и коммерческий риски, политическую и экономическую стабильность внутри страны, состояние законодательства, ясность в системе принятия решений, уровень развития рыночной инфраструктуры. При формировании инвестиционного климата государство должно исходить из необходимости обеспечения унификации условий деятельности национальных и иностранных инвесторов, т. е. установления для них "национального режима" по всем аспектам предпринимательства, включая налогообложение, доступ к кредитным ресурсам, снабжению, рынку ценных бумаг, право осуществления экспортных и импортных операций и т. п. Однако в существующих условиях представляется необходимым создание для иностранных инвесторов льготных условий приложения капитала, особенно в приоритетных направлениях, которые смогли бы компенсировать отсутствие политической и экономической стабильности, неустойчивость правовой базы. Анализ общих тенденций регионального распределения инвестиционных потоков позволяет утверждать, что иностранный капитал пойдет в страну только тогда, когда "комфортно" почувствуют себя национальные инвесторы.

В условиях растущей интернационализации производства для деятельности ТНК характерна тесная взаимосвязь ПИИ с внешней торговлей. Чтобы максимизировать вклад инвестиций и внешней торговли в экономическое развитие, нужно обеспечить их синергию, т. е. использовать их как единое целое. Так, в сфере промышленного производства фирмы обычно начинают с производства и продажи на внутреннем рынке. Первыми шагами в интернационализации являются товарный экспорт, создание сбытовых филиалов за рубежом, лицензирование и другие формы контрактных отношений с иностранными партнерами. Лишь затем происходит переход к прямым инвестициям в зарубежное производство. С учетом данной последовательности транснационализации обычно считается, что ПИИ напрямую замещают внешнеторговые поставки. Такое понимание проблемы позволяет обосновать известная теория "жизненного цикла продукта" Вернона, согласно которой ПИИ осуществляются только тогда, когда традиционный товарный экспорт перестает приносить фирме-производителю достаточные прибыли, а выходом из положения становится организация производства за рубежом. По теории Вернона, продукт после его внедрения на рынок проходит жизненный цикл, состоящий из трех фаз.

1. Фаза инновации (производство в стране) — связана с дифференциацией товара и монополистическими преимуществами инновационного предприятия.

2. Фаза зрелости (экспорт продукции) — рост стандартизации товара и производства. Растет конкуренция цен и возрастает значение стоимости товара, но предприятие до тех пор экспортирует и избегает прямых инвестиций, пока производственные и транспортные расходы экспортируемого товара меньше, чем предполагаемые расходы на производство за границей. Если положение меняется в пользу инвестиций, то предполагается переместить производство в страну со сходной структурой спроса и одновременно более низкой заработной платой (для США в 60-е гг. — это Западная Европа).

3. Фаза стандартизации (экспорт технологии и импорт продукции). В этой фазе главную роль играет стоимость. Продукты и процессы производства изменяются редко. Господствующее положение на рынке конкуренты занимают благодаря конкуренции цен. Это требует от предпринимателей поиска путей снижения затрат. В результате международные предприятия создают свои производственные участки преимущественно в странах с низкой заработной платой. Рынки индустриальных стран обслуживаются этими производственными участками и страна превращается при этом из экспортирующей в импортирующую.

Теория цикличности, выдвинутая Верноном (1966 г.), была направлена в первую очередь на объяснение инвестиционных настроений американских предприятий за рубежом. Несмотря на это, теория, построенная на эволюционных рыночных концепциях, имеет значение и для предприятий, делающих первые шаги на пути транснациональной деятельности. Но эта модель не может адекватно описать сложный, наблюдаемый в реальности процесс разделения рынка в разных странах международными предприятиями, она не объясняет источников их специфических преимуществ. В то же время эмпирические данные позволяют предположить, что для международных предприятий стран Восточной Европы и СНГ, находящихся на стадии формирования национальных ТНК с помощью теории "жизненного цикла продукта" можно определить основные этапы их развития. В общих чертах она позволяет объяснить и стратегию западных ТНК, в странах переходной экономики. На основании этой теории очевиден и наиболее привлекательный фактор иностранных инвестиций — низкая стоимость рабочей силы в странах приложения капитала. Однако многочисленные исторические исследования интернационализации производства показывают, что одной из проблем использования иностранными предприятиями местного персонала является неизбежность постоянного роста заработной платы вследствие как завышенной самооценки со стороны работников в Восточной Европе с их традиционно высокими социальными гарантиями, так и инфляционных ожиданий. Тем самым данный фактор нельзя переоценивать.

Что же касается интернационализации деятельности предприятий Республики Беларусь, то для них наиболее подходит классическая модель Вернона, причем пока можно говорить лишь о постепенном освоении второй фазы, развертывании экспортной деятельности. Можно сослаться и на положительные примеры, подтверждающие возможность постепенного завоевания западного рынка через различные формы организации экспорта. Так, Белорусский металлургический завод (БМЗ) через процесс инноваций, выпуск высокотехнологичной металлопродукции завоевал монопольное положение на внутреннем рынке и рынке России. Расширение географии продаж позволило ему отвоевать около 14 % мирового рынка металлокорда. Этому способствует грамотно выстроенная экспортная политика. Созданы совместные с иностранными партнерами предприятия на территории Западной Европы, создается еще одно в США. Такая форма деятельности позволяет снижать стоимость экспортной продукции за счет оптимизации закупок запасных частей, сырья, материалов и условий расчетов при экспортно-импортной деятельности, кроме того, обеспечивается конкурентоспособность продукции не только по качеству или цене, но и за счет гарантии поставки точно в срок в объемах и конструкциях, указанных заказчиками (европейскими шинными заводами). Это стало возможным только при использовании консигнационных складов вблизи непосредственных покупателей продукции, организованных через СП, что сразу решило проблему продвижения продукции на зарубежные рынки, улучшило условия расчетов. При общем падении спроса на металлопродукцию такая стратегия позволяет предприятию удерживать позиции на мировом рынке и расширять сбыт. Так реализуется одна из тенденций развития экспорта — внутрифирменные поставки оборудования и промежуточной продукции из родительской фирмы в зарубежные филиалы.

В сырьевом секторе доминирующим фактором транснационализации корпораций является поиск более дешевых ресурсов. Исходным пунктом служат инвестиции в другие страны, что в дальнейшем формирует торговые потоки. Фирма для получения доступа к зарубежному сырью сразу осуществляет прямые инвестиции и начинает экспортировать это сырье из принимающей страны. Таким образом, отправной точкой служат ПИИ, а внешнеторговые потоки являются производными от них.

В секторе услуг выход фирм на мировой рынок с самого начала требует создания зарубежных филиалов, которые на месте оказывают клиентам соответствующие услуги. Необходимость непосредственного присутствия фирм сферы услуг на рынках других стран предопределила фундаментальные сдвиги в структуре ПИИ в пользу этого сектора. Но в структуре самого сектора происходят серьезные изменения — благодаря развитию телекоммуникаций обеспечивается растущая "транспортабельность" информационных услуг. В результате потребность в ПИИ при оказании такого рода услуг снижается. Одновременно открывается дорога для международного бизнеса в новых видах услуг, например, в обработке информации или ведении бухгалтерского учета. Иными словами, речь идет о функциях, которые ранее обычно осуществлялись каждой компанией самостоятельно. Теперь же можно не содержать дорогостоящий штат собственных постоянных сотрудников, а по мере необходимости обращаться к высококвалифицированным услугам специализированных фирм, большинство из которых строит свою деятельность на транснациональной основе. Такая форма вложения капитала пока не характерна для развивающихся стран и Восточной Европы, так как требует определенного уровня развития технической базы информации и подготовки кадров, но нельзя исключать подобную возможность создания филиалов специальных компаний с использованием местной рабочей силы.

Интересна тенденция, наметившаяся в работе экспортных фирм по передаче части функций, относящихся к внутренней деятельности предприятия, другим, самостоятельным фирмам. При этом целью такой реорганизации может быть только повышение производительности. Опыт многих немецких предприятий по выделению из круга своих задач логистики (т. е. планирования и обеспечения материально-технического снабжения, включая оптимизацию транспорта, складирования, доставки, сбытовых операций) показал высокую эффективность данного процесса. Один из самых крупных проектов вычленения логистики осуществлялся в группе бумажных фабрик "Hannover Papier", принадлежащей южноафриканской компании "Saapi". Проект охватывал пять европейских фабрик и в качестве партнеров пять возглавляемых их владельцами средних транспортных предприятий, которые действовали как единое рабочее содружество. В результате значительно ускорились сроки доставки готовой продукции потребителю, а общие расходы на логистику снизились на 10 %. Занимающаяся кофе фирма "Tchibo", желая сохранить свое влияние на продажу продукции, свой логистический центр в Мекленбурге (Передней Померании) передала другой компании (49 % — транспортно-экспедиционному агентству "Kuehne & Nagel"), сохранив за собой 51 % акций6. Главное преимущество такого процесса — то, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе сокращаются расходы за счет более эффективного использования транспортных мощностей, лучшего технического и организационного управления логистикой (например, систем управления складами). Передача сферы логистики внешней фирме снижает расходы на предприятии, позволяет сконцентрировать силы на решении основных задач и улучшает обслуживание. Такой путь облегчает завоевание новых рынков, увеличение объема экспорта и снижение экспортных издержек. Можно рассматривать его как одно из новых явлений в тактике ТНК, приемлемых для наших фирм (следует сразу использовать наиболее удачные и современные методы). Главное здесь — доверие партнеров и правильное оформление договоров.

Таким образом, связь ПИИ и экспорта в деятельности ТНК неоднозначна и должна рассматриваться на уровне отдельных рынков и отраслей. Можно с уверенностью констатировать два факта: во-первых, внешняя торговля обычно перерастает в прямые инвестиции и, во-вторых, в целом ПИИ способствуют расширению торговых операций. Общим результатом становится дальнейшая интенсификация международного экономического взаимодействия. Традиционная схема взаимосвязи торговли и ПИИ уступает место комплексным взаимосвязям, где растущее значение приобретают международные торговые потоки внутри системы ТНК, т. е. между родительскими фирмами и их зарубежными филиалами, и между самими филиалами (для ТНК США — доля внутрикорпоративных поставок в 1993 г. составила 60 % в общем объеме экспорта из их зарубежных филиалов). Расширение масштабов международного разделения труда в рамках ТНК базируется на горизонтальной и вертикальной интеграции производственной, исследовательской, сбытовой и другой деятельности разбросанных по разным частям мира подразделений фирм.

Для стратегии ТНК 90-х гг. характерны следующие черты.

Во-первых, рост межфирменных слияний и приобретений других фирм как способ приобретения производственных мощностей за рубежом для поддержания и усиления своей международной конкурентоспособности. Особенно наглядно этот процесс проявился в Западной Европе, где в 1995 г. объем продаж фирм в иностранное владение составил 50 млрд дол., а приобретение иностранных фирм превысило 66 млрд дол. Слияния и поглощения конкурирующих компаний затронули в 90-е гг. крупнейшие ТНК: "Даймлер-Бенц" и "Крайслер", борьба "Фольксвагена" и "БМВ" вокруг "Роллс-Ройс", слияние аэрокосмических компаний "Боинг" и "Макдоннел-Дуглас", в результате поставившее под контроль до 70 % мирового рынка гражданских самолетов. Стратегические альянсы между ТНК, как правило, являются долгосрочными и охватывают в разных случаях различные стадии всей цепочки — от научных разработок до совместного производства и сбыта.

Следовательно, тенденцией развития ТНК в современных условиях является сочетание конкуренции и сотрудничества. То и другое дает положительные результаты, если опирается на экономические достижения и преимущества каждого из участников. Отсюда следуют выводы и для белорусских компаний: рассчитывать на успех в конкуренции на мировом рынке трудно, а вот в сфере сотрудничества, несомненно, есть возможности и перспективы.

Во-вторых, в отраслевом аспекте внимание ТНК все более привлекают сфера услуг и инфраструктуры, которые ранее мало интересовали международные компании и были преимущественно сферами деятельности естественных монополий (это прежде всего телекоммуникации). В настоящее время они превратились в конкурентные отрасли с большим потенциалом для прибыльного инвестирования. Например, среди крупнейших ТНК США вперед выдвигаются новые компании в области телекоммуникаций и информационных технологий, такие как "Microsoft", "Oracle", "Netscare", которые основываются прежде всего на концепции единого программного обеспечения. Поколение молодых предприятий, работающих в сети "Интернет", сразу получили доступ к мировому информационному пространству. Роль пионеров в новейших информационных технологиях изначально определяет глобальную, транснациональную стратегию компаний. Укрепляя позиции на переднем крае науки в области биотехнологий, генной инженерии, мобильной связи, фирмы США создали консорциумы предприятий "Iridium", "Global Star", "Teledisc".

Возникают новые методы проектного финансирования в сфере инфраструктуры, в частности по схемам "строительство — управление — передача", "строительство — владение — управление", "строительство — владение — передача", что позволяет мобилизовать капитал ТНК для ее развития. Дальнейшее участие ТНК может быть связано с привлечением инвестиций в такие проекты, как создание научных парков, зон переработки на экспорт, учреждений по подготовке кадров.

В-третьих, для инвестиционной активности ТНК в развивающихся странах характерно использование новых, основанных на контрактных отношениях форм интернационализации:

  • продажа лицензий с предоставлением технологий и технических услуг;
  • строительство предприятий "под ключ" (с подготовкой местного персонала);
  • управление предприятиями;
  • изыскательские работы и создание добывающих предприятий на условиях "раздела продукции";
  • франчайзинг;
  • субподряды на поставку продукции из зарубежных стран.

В условиях интернационализации экономика любой страны органично связана с мировым хозяйством. Поэтому экономическое развитие в национальных рамках и внешнеэкономические связи неразрывно связаны друг с другом, являются звеньями одного и того же процесса. Это полностью относится и к странам с переходной экономикой, в частности России и Беларуси. У наших стран нет времени последовательно проходить все этапы становления ТНК и завоевания мировых рынков, которые в свое время прошли наиболее развитые страны. Надо стремиться к выходу не на вчерашние, а на современные рубежи, прежде всего в области формирования собственных международных предприятий, конкурентоспособных в мировом масштабе. В свете современных тенденций интернационализации мирового производства на смену обычной формуле о "привлечении иностранного капитала" приходит необходимость создания базирующихся в странах переходной экономики крупных ТНК с участием (в некоторых случаях решающим, контролирующим участием) иностранного капитала (в виде долгосрочных, стратегических прямых инвестиций) и с выходом продукции как на внутренний, так и на внешние рынки.

Основой этого процесса для наших предприятий могут стать:

  • научно-технические разработки (в том числе на стадии фундаментальных исследований) или технологии;
  • кадровый потенциал (научные работники, специалисты, квалифицированные рабочие с достаточно низкой по мировым масштабам оплатой труда);
  • производственная инфраструктура; транзитное положение между странами Восточной Европы и государствами СНГ;
  • создание белорусских ТНК в странах СНГ (России, Украине, Казахстане, Молдове и т. д.). В этом направлении уже сделаны конкретные шаги. Так, в марте 1998 г. главами правительств семи государств СНГ (Армении, Белоруссии, Киргизии, Молдовы, России, Таджикистана и Украины) подписана Конвенция о транснациональных корпорациях.

Транснационализация белорусских и российских компаний — это и путь разрешения проблемы реструктуризации экономики, т. е. организации производства и сбыта наукоемкой продукции, высоких технологий. Белорусские и российские предприятия должны шаг за шагом осваивать мировое экономическое пространство, используя весь накопленный опыт инвестиционной активности крупнейших ТНК мира и учитывая основные региональные, отраслевые и стратегические особенности транснационализации производства 90-х гг.

1 Чебанов С. Иностранные инвестиции: тенденции 90-х гг. // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 3. С. 29.
2 World Investment Report 1997. U. N., N. Y., 1997. P. 7.
3 World Investment Report 1998. U. N., N. Y., 1998. P. 362.
4 Ibid. P. 9.
5 Ibidem.
6 Новая форма разделения труда // Коринф. 1998. № 18. С. 17.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.