Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 — № 3


международное право — права человека

ЗАЩИТА ДЕТЕЙ В ПЕРИОД ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ

Олег Старовойтов

Старовойтов Олег Михайлович — аспирант кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Одной из наиболее сложных проблем во всех случаях вооруженных конфликтов является проблема обеспечения защиты гражданского населения, в том числе детей, на долю которых выпадают основные тяготы и лишения войны.

Несмотря на широкое признание в международном праве необходимости защиты гражданского населения, в настоящее время данная проблема приобрела особую актуальность. Анализ современных войн показывает, что появились новые виды конфликтов. Их особенностью являются постепенное стирание грани между комбатантами и гражданским населением в качестве объектов и субъектов войны, повышение роли экономического фактора в войне (очень часто выигрывает та сторона, которой удастся быстрее уничтожить экономический потенциал противника, что предполагает нанесение ударов не только по военным объектам), совершенствование военной техники (масштабы уничтожающего действия современного оружия затрудняют его выборочное применение) (Югославия, Руанда, Ангола и т. д.). В результате в современных вооруженных конфликтах основные потери приходятся на долю гражданского населения, включая детей как наиболее уязвимую его часть.

Вопрос о юридической защите детей в международном гуманитарном праве был поднят после Второй мировой войны. До этого дети не выделялись в специальную категорию, требующую особой защиты. Защита детей проходила в рамках защиты всего гражданского населения, основанной на принципе гуманности. Данный принцип нашел свое отражение в первых конвенциях по международному гуманитарному праву (2-я Гаагская 1899 г. и 6-я Гаагская 1907 г.), которые придали ему самостоятельное юридическое значение. В преамбулы этих конвенций была включена "оговорка Мартенса", которая гласила, что в случаях, не предусмотренных международными соглашениями, гражданское население и воюющие остаются под защитой и действием начал международного права, вытекающих "из установившихся между цивилизованными народами обычаев, из законов человечности и требований общественного сознания"1. В Гаагском положении о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. (приложение к 6-й Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.) также содержались определенные гарантии, которые должны предоставляться гражданскому населению во время войны (стст. 23, 28, 43—47, 50—53)2.

Однако рост потерь гражданского населения во время двух мировых войн (особенно в период Второй мировой войны) показал недостаточность данных гарантий. Была признана необходимость разработки специального международного документа, касающегося защиты гражданского населения во время войны. В 1949 г. на Дипломатической конференции в Женеве были приняты четыре Женевские конвенции о защите жертв войны. IV Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны предоставляла детям правовую защиту в период международных вооруженных конфликтов. На Дипломатической конференции 1949 г. впервые правовое закрепление получили также нормы международного гуманитарного права, касающиеся вооруженных конфликтов немеждународного характера (они закреплены в статье 3, которая является общей для всех четырех Женевских конвенций ). Эти нормы распространяются и на детей как на лиц, "которые непосредственно не принимают участия в военных действиях"3.

IV Женевская конвенция предусматривает общую защиту детей как лиц, не принимающих участия в военных действиях. Согласно Конвенции дети, как часть гражданского населения, подпадают под действие всех положений, касающихся обращения с покровительствуемыми лицами, которые определяют основной принцип гуманного обращения с людьми, включающий уважение к жизни, физическую и психическую неприкосновенность, уважение человеческого достоинства, запрещение оскорбительного и унижающего обращения, запрещение осуждения и применения наказания без суда (ст. 3). В отношении детей, как и всего гражданского населения, запрещаются пытки, телесные наказания, медицинские и научные опыты, коллективные наказания, репрессалии, меры запугивания или террора, взятие заложников, незаконное депортирование и т. д. (стст. 13, 27, 30—34, 147).

IV Женевская конвенция содержит также специальные положения о защите детей от последствий военных действий. В соответствии со статьей 14 Конвенции дети до 15 лет и матери детей до 7 лет подпадают под категории гражданского населения, для которых могут создаваться специальные санитарные или безопасные зоны. Аналогичным образом дети и роженицы входят в категорию гражданских лиц, которые должны быть эвакуированы из осажденных или находящихся в окружении зон (ст. 17). Согласно статье 23 Конвенции должен разрешаться свободный пропуск посылок, предназначенных для детей до 15 лет и рожениц.

На оккупированных территориях дети, не достигшие 15 лет, беременные женщины и матери детей до 7 лет должны продолжать пользоваться любыми преимуществами в отношении питания, медицинского ухода и защиты от последствий войны, которые предоставлялись им в соответствии с мерами, принятыми до оккупации (ст. 50). В этой же статье предусматривается, что оккупирующая держава обязана содействовать работе учреждений, попечению которых вверены дети на оккупированной территории. Интернированные беременные женщины и дети до 15 лет должны получать дополнительное питание в соответствии с их физиологическими потребностями (ст. 89). Статья 38 содержит положение, что дети до 15 лет и матери с детьми до 7 лет, принадлежащие к стороне противника, пользуются специальными преимуществами в той же степени, что и граждане данного государства.

Согласно Конвенции стороны обязываются "принимать необходимые меры, чтобы дети до 15 лет, осиротевшие или разлученные со своими семьями вследствие войны, не были предоставлены сами себе и чтобы облегчить при всех обстоятельствах их содержание, выполнение обязанностей, связанных с их религией, и их воспитание" (ст. 24)4. Оккупирующая держава должна способствовать установлению личности детей и регистрации их родственных связей, она не имеет права изменять семейное или гражданское состояние детей (ст. 50). Женевская конвенция признает, что каждая из находящихся в конфликте сторон должна облегчать розыск, проводимый членами разлученных войной семей с целью установления связи друг с другом, а по возможности, и воссоединения. Каждое лицо, находящееся на территории участвующей в конфликте стороны или на оккупированной территории, имеет право сообщать о себе членам своей семьи, где бы они ни находились (стст. 25, 26).

Женевская конвенция запрещает выносить смертный приговор в отношении лиц, не достигших 18-летнего возраста (ст. 68). Статья 76 указывает, что в отношении несовершеннолетних, содержащихся в заключении на оккупированной территории, должен приниматься во внимание специальный режим, они должны быть, по возможности, отделены от остальных заключенных.

Таким образом, IV Женевская конвенция о защите гражданского населения впервые юридически закрепила принцип защиты детей как части гражданского населения во время вооруженных конфликтов международного характера.

Однако в последующие годы возникли новые виды вооруженных конфликтов с участием освободительных армий, нерегулярных формирований, партизанских отрядов. При этом становилось все труднее отличить солдат от гражданских лиц. Кроме того, методы ведения войны и применяемое оружие стали более разнообразными и изощренными. Все это стало приводить к огромным потерям среди гражданского населения. Положения IV Женевской конвенции уже не могли охватить эти новые ситуации и методы ведения войны. Конвенция детально регламентировала статус гражданского населения на оккупированных территориях, но многие важные вопросы обеспечения защиты гражданского населения в ходе боевых действий, вопросы ограничения средств и методов ведения войны были исключены из сферы ее действия (здесь необходимо учитывать тот факт, что Конвенция разрабатывалась после войны, во время которой основные потери гражданское население понесло вследствие преступной оккупационной политики гитлеровской Германии). В 60-х гг. Международный комитет Красного Креста пришел к выводу, что защита, предусмотренная международным гуманитарным правом, должна быть расширена и некоторые ее положения пересмотрены. Однако решено было действующие Женевские конвенции 1949 г. не пересматривать, а принять к ним Дополнительные протоколы, чтобы избежать риска утратить уже предоставленную правовую защиту.

В отношении детей существовало несколько проблем. Во-первых, дети, как наиболее уязвимая категория лиц, имели право на особую защиту5, однако этот принцип не был четко изложен ни в одной статье IV Женевской конвенции. Во-вторых, остро возник вопрос об участии детей в военных действиях6.

На Дипломатической конференции в 1977 г. были приняты два Дополнительных протокола к Женевским конвенциям 1949 г.: Протокол 1, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, и Протокол 2, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера.

В Дополнительном протоколе 1 впервые был четко сформулирован принцип особой защиты детей во время международных вооруженных конфликтов: "Дети пользуются особым уважением и им обеспечивается защита от любого рода непристойных посягательств. Стороны, находящиеся в конфликте, обеспечивают им защиту и помощь, которые им требуются ввиду их возраста или по любой другой причине" (ст. 77)7. В Дополнительный протокол 2 включено подобное положение и в отношении вооруженных конфликтов немеждународного характера. Статья 4 (п. 3) гласит, что "детям обеспечиваются необходимые забота и помощь"8.

В Дополнительных протоколах также регулируется вопрос об участии детей в военных действиях. Протоколы предусматривают, что должны быть приняты все возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие 15-летнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях (ст. 77, п. 2, Протокола 1, ст. 4, п. 3с, Протокола 2). Противоборствующие стороны при вербовке из числа лиц, достигших 15-летнего возраста, но которым еще не исполнилось 18 лет, должны отдавать предпочтение лицам более старшего возраста. Статья 77, пункт 3, Протокола 1 отмечает, что если не достигшие 15-летнего возраста дети принимают непосредственное участие в военных действиях и попадают в плен, то они продолжают пользоваться особой защитой, предоставляемой данной статьей, независимо от того, являются они военнопленными или нет. В случае ареста, задержания или интернирования по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, дети должны содержаться в помещениях, отдельных от помещений для взрослых.

Статья 78 Протокола 1 предусматривает, что если нет настоятельной необходимости, ни одна сторона, находящаяся в конфликте, не должна принимать мер по эвакуации детей, кроме своих собственных граждан, в иностранное государство. Если же эвакуация все же имела место, то должны быть приняты все возможные меры для того, чтобы облегчить возвращение детей в свои семьи и в свою страну.

Протоколы запрещают выносить смертный приговор лицам, которые в момент совершения правонарушения не достигли 18-летнего возраста (ст. 77, п. 5, Протокола 1, ст. 6, п. 4, Протокола 2).

Дополнительные протоколы в значительной мере развили и дополнили положения IV Женевской конвенции, касающиеся защиты детей.

Таким образом, Женевская конвенция и Протоколы предоставляют детям общую и специальную защиту во время вооруженных конфликтов, независимо от их характера (международного или немеждународного) и от того, участвуют дети в боевых действиях или нет.

Следует также отметить, что на усиление защиты детей в условиях вооруженных конфликтов направлены нормы Протокола о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств (1980). Данный Протокол запрещает при любых обстоятельствах применять мины-ловушки, которые соединены или ассоциируются с детскими игрушками либо другими переносимыми предметами или продуктами, специально предназначенными для кормления, обеспечения здоровья, гигиены или используемыми как предметы одежды или обучения детей.

Последующая нормотворческая работа по защите прав детей привела в 1989 г. к принятию Конвенции о правах ребенка. Конвенция представляет собой универсальный документ, предоставляющий детям весь комплекс прав человека. Международному гуманитарному праву в Конвенции посвящена статья 38.

Вопрос о включении данной статьи в Конвенцию был достаточно спорным. Высказывалось мнение, в частности Международным комитетом Красного Креста, что такую специальную статью не следует включать в Конвенцию. Аргументировалось это тем, что защиту детей в условиях вооруженных конфликтов уже осуществляют IV Женевская конвенция 1949 г. и Дополнительные протоколы 1977 г. и что нужны не новые документы о защите детей во время вооруженных конфликтов, а распространение знаний о существующем гуманитарном праве и обеспечение его соблюдения9. Однако большинство разработчиков сходилось во мнении, что исключение из Конвенции данного положения ущемляло бы права ребенка и ставило бы под вопрос идею Конвенции как универсального комплексного документа по правам ребенка. Кроме того, страны, которые не присоединились к Женевской конвенции и Дополнительным протоколам, но ратифицировали Конвенцию о правах ребенка, также должны были соблюдать положения данной статьи10.

Статья 38 Конвенции отмечает, что государства-участники обязуются уважать нормы международного гуманитарного права, относящиеся к детям, и обеспечивать их соблюдение. В ней предусматривается, что государства должны принимать все возможные меры к тому, чтобы дети, не достигшие 15-летнего возраста, не принимали прямого участия в военных действиях. Государства также должны воздерживаться от принятия на службу в свои вооруженные силы лиц, не достигших 15 лет.

Во время обсуждения проекта Конвенции данная статья вызвала множество дискуссий. В частности, развернулись споры по поводу возраста, с которого можно было бы принимать участие в вооруженных конфликтах11. Ряд неправительственных организаций во главе с Детским фондом ООН и некоторые страны (Швеция, Финляндия, Бельгия, Нидерланды и др.) предложили поднять возраст, с которого можно участвовать в вооруженных конфликтах и призывать в вооруженные силы, до 18 лет (в отличие от Дополнительных протоколов). Это вызвало резкую реакцию со стороны развивающихся стран, в первую очередь африканских, где в вооруженных конфликтах зачастую принимают участие дети с 15 лет и даже младше. Кроме того, некоторые страны (включая Канаду и Великобританию) предупредили, что в этом случае также откажутся подписывать Конвенцию, так как их национальные законы о вооруженных силах предусматривают специальные кадетские программы, в которых участвуют лица с 17 лет (с согласия родителей)12.

В результате возраст, с которого дети могут принимать участие в военных действиях, был определен в 15 лет. Но было признано, что при вербовке из числа лиц, достигших 15-летнего возраста, но которым еще не исполнилось 18 лет, государства должны отдавать предпочтение лицам более старшего возраста (ст. 38, п. 3).

Статья 38 Конвенции о правах ребенка почти полностью воспроизвела статью 77 Дополнительного протокола 1. В этом отношении она не внесла ничего нового в уже существующие нормы о защите детей в вооруженных конфликтах. В результате, еще до того как Конвенция вступила в силу, началась работа по созданию факультативного протокола к Конвенции, в соответствии с которым возраст, упомянутый в статье, должен был быть повышен до 18 лет. Комитет по правам ребенка на своей 3-й сессии разработал проект Факультативного протокола о вовлечении детей в вооруженные конфликты13. Проект Факультативного протокола состоит из преамбулы и 10 статей. Согласно статье 1 государства, подписавшие Протокол, обязаны принимать все "возможные меры для обеспечения того, чтобы лица, не достигшие 18-летнего возраста, не принимали прямого участия в военных действиях". Государства-участники должны воздерживаться от призыва любого лица, не достигшего 18 лет, на службу в свои вооруженные силы (ст. 2). В статье 6 отмечается, что положения Протокола применяются к государствам-участникам вместо пунктов 2 и 3 статьи 38 Конвенции. В Протоколе предусматривается, что он не должен истолковываться как препятствие положениям законодательства государства-участника или международных документов и международного гуманитарного права, которые в большей степени способствуют осуществлению прав ребенка (ст. 3). Однако данный проект еще не принят и находится в стадии обсуждения.

Республика Беларусь присоединилась ко всем основным международным соглашениям в области международного гуманитарного права, в том числе и к Женевским конвенциям 1949 г. и Дополнительным протоколам 1977 г. Беларусь ратифицировала также Конвенцию о правах ребенка 1989 г. Тем самым она обязалась имплементировать нормы международного гуманитарного права в национальное законодательство. В 1997 г. в республике была создана Комиссия по имплементации международного гуманитарного права при Совете Министров Республики Беларусь.

В Беларуси нет законодательства, специально регулирующего защиту детей в период вооруженных конфликтов. Имеется ряд положений по данному вопросу в законодательстве, регламентирующих правовой статус отдельных категорий населения14. Так, закон "О правах ребенка" запрещает привлекать детей к участию в военных действиях, вооруженных конфликтах, пропаганду среди детей войны и насилия, создание военных формирований. Призыв лиц на военную службу осуществляется по достижении 18-летнего возраста (ст. 29). Такое же положение относительно возраста призыва на военную службу содержится в законе "О всеобщей воинской обязанности и военной службе" (ст. 14). Однако Президенту Республики Беларусь в военное время предоставлена возможность снизить призывной возраст (ст. 42).

Закон "О правах ребенка" предусматривает защиту прав детей-беженцев: дети-беженцы, лишившиеся жилья и личного имущества в результате военных действий, вооруженных конфликтов на национальной или иной почве, имеют право на защиту своих интересов. Государственные органы охраны детства принимают меры для розыска родителей или родственников ребенка, оказывают материальную, медицинскую и иную помощь, при необходимости помещают в лечебные профилактории, детские интернаты (ст. 30). Подобные меры по защите детей закрепляются и в законе Республики Беларусь "О беженцах" и распространяются в целом на данную категорию населения (стст. 8, 11).

Общие принципы привлечения к ответственности несовершеннолетних за совершение преступлений устанавливаются в законе "О правах ребенка" (ст. 31) и детально регулируются Уголовным и Уголовно-процессуальным кодексами Республики Беларусь. Уголовная ответственность несовершеннолетних устанавливается с 16 лет. За совершение особо тяжких преступлений несовершеннолетние могут быть привлечены к уголовной ответственности с 14 лет. Совершение преступлений несовершеннолетними является основанием для смягчения ответственности (п. 6 ст. 37 УК). Смертная казнь не применяется к несовершеннолетним до 18 лет (ст. 10 УК). Указанные особенности при назначении наказания в отношении несовершеннолетнего учитываются независимо от того, совершено данное преступление в мирное или военное время.

Таким образом, анализ национального законодательства Беларуси показывает, что предпринятые шаги по имплементации международного гуманитарного права в области защиты детей в период вооруженных конфликтов в целом соответствуют признанным нормам в этой сфере. Вместе с тем необходимо усовершенствование некоторых положений в данной области. В настоящее время, в частности, предлагается включить в проект Уголовно-процессуального кодекса положения, касающиеся порядка рассмотрения дел в отношении преступлений, совершенных несовершеннолетними, беременными женщинами или женщинами малолетних детей в период вооруженного конфликта15.

1 Лукашук И. И. Международное право: Особенная часть: Учебник. М., 1997. С. 272.
2 Действующее международное право. Т. 2. М., 1997. С. 576.
3 Там же. С. 604.
4 Там же. С. 687.
5 В 1974 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов. Декларация отмечала, что женщины и дети в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов являются наиболее уязвимыми категориями гражданского населения, и призывала государства предоставлять особую защиту женщинам и детям.
6 Сингер С. Защита детей в условиях вооруженных конфликтов // Дети и война: Сб. ст. М., 1995. С. 29.
7 Действующее международное право. Т. 2. С. 779.
8 Там же. С. 795.
9 См.: Сингер С. Защита детей в условиях вооруженных конфликтов. С. 59—60.
10 См.: Там же. С. 60—61; Hammarberg Т. Making realiu of the rights of the children. 1996. P. 12.
11 Hammarberg Т. Making realiu of the rights of the children. P. 12.
12 See: Lundy С. An introduction to the Convention on the Rights of the Child. Canada, 1997. P. 85.
13 Доклад Комитета по правам ребенка. ООН. ГА: Офиц. отчеты. Доп. 41. Нью-Йорк, 1994. Приложение VIII.
14 См.: Павлова Л. В. Особая защита отдельных категорий граждан / Имплементация международного гуманитарного права. Мн., 1998. С. 74—76.
15 Там же. С. 91.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.