Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 — № 4


международные экономические отношения

ПОСЛЕДСТВИЯ ВВЕДЕНИЯ ЕВРО ДЛЯ РОССИИ И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Максим Капустин

Капустин Максим Григорьевич — специалист I категории Управления международного сотрудничества Департамента внешнеэкономических связей АСБ "Беларусбанк"

Движение Европы к единой валюте вступает в решающую стадию: создание Экономического и валютного союза (ЭВС) произошло 1 января 1999 г. Введение евро называют самым грандиозным проектом ХХ в., осуществление которого будет иметь глобальные экономические и политические последствия.

Страны Западной Европы уже достигли высокой степени конвергенции экономик, именно поэтому Европейский союз близок к формированию интегрированного финансового рынка.

Цель создания валютного союза была поставлена еще в 1969 г. в Гааге, где в качестве срока введения единой валюты фигурировал 1980 г. Кризис мировой финансовой системы 1971 г. внес свои коррективы в этот процесс. Тем не менее, в 1979 г. сложилась Европейская валютная система (ЕВС). Однако даже после десятилетий валютной интеграции страны Европейского союза (ЕС) все еще отрабатывают ее механизм, включающий общие правила проведения валютных интервенций для поддержания валютных курсов стран-участниц, формирования взаимосвязанных курсов своих валют, создания резервной валюты и резервных валютных фондов.

Общий сценарий перехода к евро предусматривает три последовательных этапа.

1.Первый этап (весна 1998 г.)

1. Отбор участников ЭВС.

Для того, чтобы государство стало членом ЭВС, его макроэкономические показатели должны отвечать критериям конвергенции. К ним относятся следующие критерии (ст. 109. j (1) Маастрихтского договора):

  • инфляция — максимум 3 % превышения среднегодового уровня инфляции трех государств Европы со стабильным уровнем цен;
  • процентная ставка — максимум 2 % превышения уровня трех государств Европы со стабильным уровнем цен;
  • обменный курс национальной валюты — равномерное, без значительных колебаний состояние обменного курса за последние 2 года в рамках ЕВС;
  • дефицит государственного бюджета — максимум 3 % от валового внутреннего продукта (ВВП);
  • государственный долг — максимум 60 % от ВВП.

На сегодняшний день критериям инфляции и процентной ставки отвечают все страны ЕС кроме Греции, а выполнение критерия обменного курса представляет определенную проблему для Ирландии, поскольку ирландский фунт колебался в пределах 10 % в течение 1997 г. Только Ирландия, Люксембург, Финляндия, Голландия и Австрия отвечают критерию дефицита государственного бюджета по состоянию на май 1998 г. В Германии, Италии и Франции уровень бюджетного дефицита лишь немного выше положенной трехпроцентной отметки. Испания, Португалия и Бельгия к концу 1997 г. достигли положенного уровня бюджетного дефицита, но в первой половине 1998 г. не смогли его удержать и перешагнули положенный трехпроцентный рубеж.

Критерий размера государственного долга являлся предметом долгих дискуссий в Европейском парламенте, и в конце концов было принято решение не придавать ему особого значения. По состоянию на июнь 1998 г. этому критерию удовлетворяли только Люксембург, Франция и Финляндия, а Германия находилась почти на требуемой отметке.

2. Начало работы Европейского центрального банка (ЕЦБ) (начал работу в конце мая 1998 г. во Франкфурте-на-Майне).

3. Принятие специального законодательства по введению евро в странах — участницах ЭВС.

Государства должны пересмотреть законы о фондовых биржах, банках и банковской деятельности, разработать механизмы ведения учета в евро, правила хождения евромонет и закон об обращении иностранной валюты.

4. Начало производства банкнот и монет евро.

2.Второй этап (1 января 1999г. — не позднее 1 января 2002 г.)

1. Необратимая фиксация курсов национальных валют.

2. Переход к евро банковских и финансовых секторов.

3. Выпуск новых государственных займов евро.

3.Третий этап (не позднее 1 января 2002 г.)

1. Ввод в обращение банкнот и монет евро.

2. Окончательный переход к евро в системе государственного управления.

На основе докладов Комиссии ЕС и Европейского валютного института о выполнении странами ЕС критериев конвергенции Маастрихтского договора и с учетом мнения Европейского парламента в начале мая 1998 г. на специальном саммите ЕС приняты важнейшие политические решения о составе участников Экономического и валютного союза, утвержден руководитель Европейского центрального банка. Таким образом, на Европейском континенте возникает "зона евро" с населением свыше 300 млн человек, 20 % мирового ВВП и международной торговли.

По замыслу создателей ЭВС единая валюта поможет странам ЕС надежнее бороться с инфляцией, снизить процентные ставки и налоги, реально сравнить цены на товары и услуги, что даст толчок росту конкуренции и товарооборота. В конечном счете, это должно привести к росту производства, занятости, стабильности финансовой системы, притоку инвестиций, выравниванию уровней экономического развития регионов и стран. Для предприятий единая валюта означает единое валютно-фондовое регулирование на всей территории ЭВС, значительное сокращение накладных расходов, ценовых и валютных рисков, уменьшение потребностей в оборотном капитале. Физическим лицам дешевле будет обходиться ведение счетов, меньших расходов потребуют поездки внутри ЕС.

Введение евро не приведет к исчезновению границ между государствами, однако большинство из существующих ныне валют Европы выйдет из обращения. Это откроет путь для новых европейских платежных систем, функции и задачи которых будут аналогичны национальным платежным системам.

С 1 января 1999 г. в "зону евро" вошли 11 стран Европейского союза: Германия, Франция, Нидерланды, Люксембург, Австрия, Ирландия, Финляндия, Испания, Португалия, Бельгия и Италия (последние две страны включены в список с оговорками). Не вошли в зону евро 4 страны ЕС: Дания, Великобритания, Швеция, Греция.

4.Россия

ЕС является главным торговым партнером России, на долю которого приходится 40 % ее внешнеторгового оборота и иностранных инвестиций и еще большая доля внешней задолженности. В связи с этим введение евро прямо затрагивает российские экономические интересы, по крайней мере, по шести основным направлениям:

1) уже началась реденоминация в евро всех российских активов и пассивов за рубежом, выраженных в западноевропейских валютах, включая государственный внешний долг, прочие обязательства, гарантированные государством, собственность, акционерный капитал российских (смешанных) предприятий, а также прочие ценные бумаги, депозиты и иные инструменты, принадлежащие в "зоне евро" российским юридическим и физическим лицам;

2) назревает пересмотр валютных условий российских внешнеторговых контрактов со странами "зоны евро". До сих пор значительная их часть заключается в долларах, особенно при поставках сырьевых товаров;

3) предстоит также пересчет в евро всех активов и пассивов в заменяемых валютах, размещенных в России. Это прежде всего вклады иностранных партнеров в совместные предприятия, иностранные ценные бумаги в российском финансовом обороте, депозиты и т. д.;

4) очевидно, в изменяющихся условиях Центральному банку Российской Федерации предстоит скорректировать корзину своих валютных резервов, а также решить вопрос, займет ли в ней евро лишь суммарную долю заменяемых валют или же большую часть. Правительству России предстоит решить вопрос о допуске евро на внутренний валютный рынок и об условиях такого допуска;

5) экономия на золотовалютных резервах ЭВС может привести к частичному сбросу золота центральными банками его стран-членов, что может сбить рыночные цены на золото. Соответственно следует тщательно отслеживать возможности такого сброса с целью оптимизации ценовых условий российских золотых продаж;

6) так как особенностью России является наличие на руках у населения значительной массы иностранных валют, заменяемых евро, можно ожидать их ажиотажного обмена и связанного с этим произвола банков. Во избежание этого нужно заранее заказать в ЕЦБ необходимую для обмена сумму банкнот евро.

Евро вполне может сыграть для России еще одну специфическую роль — выступить при профессиональном ведении дела инструментом дедолларизации российской экономики.

21 апреля 1998 г. Комиссия ЕС подготовила для первой сессии Комитета сотрудничества Россия — ЕС специальный аналитический документ под названием Документ Генерального директората II Комиссии ЕС, который содержит некоторые соображения по поводу того, в какой степени российские власти могли бы рассмотреть коррекцию доллара как денежного эквивалента в экономике России в пользу более сбалансированного подхода, который мог бы подразумевать привязку российского рубля к корзине валют с существенной ролью евро в ее наборе.

15 февраля 1999 г. на Конференции Брюссельского центра по изучению европейской политики (БЦИЕП) бывший посол ЕС в Москве М. Эмерсон, ныне занимающийся исследовательской работой в БЦИЕП и Лондонской школе экономики, изложил концепцию "евроизации" российской экономики. По его мнению, в виде стабильной евро под российскую экономику будет подведена прочная база, дающая надежду на избавление от долларизации и дефолта.

Долларизация России исторически сложилась потому, что именно в долларах деноминировано до 2/3 ее внешнего долга и платежей по нему; долларовый рынок является наиболее емким для частных заимствований; в основном только в долларах оформляются контракты на экспорт сырья.

Такая долларизация с самого начала противоречила не только национальным интересам, но и характеру внешнеэкономических связей страны; сейчас она приходит в столкновение и с ведущими тенденциями мировой валютной конъюнктуры. В мире идет постепенный отказ от доллара, а его гипертрофия в мировой валютной системе оборачивается нестабильностью для его держателей, ибо:

  • доля доллара в обслуживании 43 % мирового хозяйственного оборота никак не соответствует реальной доли США в 20 % ВВП и 15 % оборота мировой торговли. Поэтому она постепенно и объективно снижается;
  • доля США во внешней торговле самой России составляет не более 5 %, то есть рубль оказывается на 2/3 привязанным к наиболее экономически удаленной от него валюте и к экономике страны, с которой у народного хозяйства России существует минимум взаимоотношений. Это противоречит хозяйственным критериям добровольного вхождения любой страны в определенную валютную зону и делает для России долларизацию скорее психологическим, чем экономически оправданным феноменом, то есть объективно ставит формирование обменного курса рубля на базу не реальных экономических сопоставлений, а спекулятивных ожиданий.

Как следствие, рубль не раз оказывался недооцененным по отношению к доллару даже не в кризисное время, что вело к утере части национального богатства России при товарообмене и к занижению реальной стоимости ее активов, приобретаемых иностранными инвесторами при капиталовложениях в ее экономику и при приватизации. Таким образом, доходы нерезидентов при покупке российских Государственных краткосрочных облигаций (ГКО) оказывались намного выше, чем казначейские обязательства других государств.

Характерно, что в этих условиях уже и российский финансовый рынок начал демонстрировать отказ от доллара. За последние пять лет доля внешней задолженности России, деноминированная в европейских валютах, возросла, по оценкам экспертов ЕС, с 1/4 до 1/3 и продолжает увеличиваться, в том числе из-за размещения евробондов.

По оценкам специалистов, новая валютная единица евро снимает ряд прежде уникальных преимуществ доллара, а именно:

1) с целью экономии на накладных расходах и валютных рисках многие европейские трейдеры переходят на евро как валюту контрактов даже в торговле сырьевыми товарами;

2) объединенный рынок капитала, заменяющий на базе евро прежде узкие и разрозненные рынки стран ее "зоны", станет со временем не менее емким и ликвидным, чем американский;

3) наконец, страны "зоны евро" имеют в МВФ блок в 30 % голосов против 18 % у США, а это немаловажно при известных особых отношениях МВФ и России.

В этих условиях объективно складываются предпосылки для отказа от неоправданной привязки рубля исключительно к доллару и перехода на его привязку к корзине международных валют, где немалую роль будет играть евро, которая опирается на коллективные золотовалютные резервы стран ее "зоны" и их упорядоченные государственные финансы (подчиняющиеся общим критериям стабилизациии) и которая, очевидно, будет более стабильной в курсовом смысле, чем доллар. Перед нею открыты перспективы доминирующего применения в странах Центральной и Восточной Европы, Прибалтики, присоединяющихся к ЕС, которые являются традиционными внешними рынками России. Наконец, существующее Соглашение о партнерстве и сотрудничестве Российской Федерации и ЕС создает определенную базу для взаимодействия компетентных российских финансовых органов и наднациональных валютных органов ЕС, управляющих "зоной евро", что, естественно, отсутствует между Россией и Федеральной резервной системой США.

К тому же сам допуск евро во внутрироссийский валютный оборот вполне может предполагать встречные торгово-политические уступки со стороны ЕС.

5.Республика Беларусь

Есть все основания полагать, что влияние евро на финансовый сектор стран СНГ, в том числе Беларуси, будет значительным и разноплановым. Этой проблеме уже сегодня следует уделять должное внимание для последующего принятия мер как на макро-, так и на микроэкономическом уровне. У западных границ Беларуси быстро формируется единое валютное пространство, потенциал которого не уступает США. В перспективе, как государство, так и коммерческие банки смогут привлекать иностранный капитал на более выгодных условиях, а отечественные инвесторы будут иметь больший выбор инструментов для размещения финансовых средств. С другой стороны, с учетом жесткой привязки денежной массы в Беларуси к доллару США, видимо, потребует особого изучения проблема влияния его вероятной девальвации, в результате введения евро, на белорусскую экономику.

6.Субъекты хозяйствования

Несмотря на то, что доля западноевропейских валют во внешнеторговых контрактах наших субъектов хозяйствования, как правило, не превышает 10 %, переход на евро затронет интересы многих белорусских предприятий, прежде всего экспортеров. Сам процесс конвертации национальных валют в евро не создаст для них больших проблем: произойдут определенные изменения в их расчетах с партнерами в ЕС, их дебиторская и кредиторская задолженность в иностранных банках будет выражена в евро и т. д. Однако могут возникнуть проблемы иного рода, прежде всего правовые. Например, относительно контрактов, заключенных с европейскими партнерами, будет действовать принцип преемственности обязательств, но во избежание непредвиденных рисков уже сегодня следует использовать формулировки, четко регулирующие переход на евро. Применение принципа "lex monetae", или "государственной теории денег", который является универсально принятым юридическим принципом, должно гарантировать по законодательству третьих стран непрерывное действие контрактов. Основная идея заключается в том, что деньги, как юридическое понятие, попадают под юрисдикцию государства. При этом подразумевается, что каждое государство без вмешательства извне осуществляет юрисдикцию в отношении своей валюты и никакое иное государство не вправе издавать законы, которые могли бы повлиять на валюту другого государства. Из этого следует, что был необходим закон о валюте, который бы определил понятие денег и их номинала. Таким законом, призванным разрешить эти проблемы, является статья 3 Правил ЕС о введении евро. В ней определены следующие основы продолжения действия долгосрочных договоров:

  • при продлении срока действия долгосрочных договоров на поставку продукции (работ, услуг) происходит автоматический пересчет национальных валют в евро;
  • ключевые условия договоров должны оставаться неизменными;
  • переход на общеевропейскую валюту не является условием для расторжения договора (т. е. форс-мажорным обстоятельством).

Следует отметить, что указанные юридические положения, признающие евро и непрерывность действия контрактов, несут в себе выгоду в плане обеспечения конкурентоспособности и получат свое развитие, в случае необходимости, в целях дальнейшего юридического закрепления. Законодательные акты, подтверждающие непрерывность действия контрактов в контексте создания ЭВС, уже приняты в некоторых штатах США.

Что касается отказа от средневзвешенных обменных курсов, то в нормативной базе по введению евро этот вопрос отдельно не рассматривается. Это связано с большим количеством существующих разнообразных средневзвешенных обменных курсов. Чаще всего они устанавливаются частными структурами и организациями, что, естественно, делает невозможным принятие решения в отношении единой, юридически обоснованной их замены.

Тем не менее, вероятнее всего, что действие контрактов с использованием средневзвешенных обменных курсов не будет прервано в связи с введением евро. В большинстве контрактов имеются положения, указывающие, что должно заменить средневзвешенный курс.

В принципе отказ от средневзвешенных курсов не является чем-то новым и имел место в прошлом, например, в ходе дерегулирования рынков капиталов в Европейском союзе. Если стороны не могли прийти к соглашению по замене средневзвешенного обменного курса, суды обычно для обеспечения выполнения контрактов устанавливали новый, наиболее близкий к первоначальному обменный курс.

Что касается положений контрактов о непредвиденном увеличении стоимости затрат, что позволяет кредитору отнести сумму этого увеличения на счет заемщика, то все зависит от формулировки этих положений и от конкретных обстоятельств, которые могут возникнуть в процессе введения евро и, соответственно, вызвать необходимость применения этих положений.

Само введение евро и связанное с этим изменение нормативной базы не станут поводом для применения положений о непредвиденном увеличении стоимости затрат, которые относятся к изменениям законных требований в отношении ликвидности, резервов и т. д. Если же изменения регулирующих положений произойдут после введения евро, увеличение затрат, связанное с рефинансированием долга, в зависимости от условий контракта может быть отнесено на счет заемщика.

7.Банковская система

Национальному банку потребуется, в частности, решить следующие вопросы:

  • определение механизма допуска евро, как в банкнотах, так и в ценных бумагах, к котировке на внутреннем валютном и фондовых рынках Республики Беларусь;
  • анализ будущей политики евро в качестве валюты внешних заимствований;
  • место евро в системе международных расчетов страны и особенно в структуре валютных резервов страны;
  • определенные ориентировки для субъектов хозяйствования по использованию евро в частной коммерческой практике;
  • обмен на евро части обращающейся в стране наличной иностранной валюты (необходимо продумать систему эффективной защиты ее законных держателей как от ненужного ажиотажа, поскольку может начаться бегство от западноевропейских денег, так и от возможного произвола отдельных коммерческих банков при таком обмене);
  • установление прямых контактов с Европейским центральным банком и Европейской системой центральных банков.

Появление единой валюты в Европе приведет к серьезным изменениям систем международных торговых расчетов, корротношений, торговли валютой. Предстоящее усиление конкуренции на европейском рынке финансовых услуг уже сейчас заставляет банки Германии, Франции, Нидерландов, Австрии и некоторых других стран ЕС активно включаться в борьбу за клиентов в странах СНГ. С другой стороны, белорусским банкам следует заранее подумать о том, кого из своих банков-корреспондентов в странах ЭВС оставить в качестве стратегических партнеров. Чем раньше состоятся такие переговоры, тем выше вероятность добиться более выгодных условий сотрудничества. Большое значение имеет техническая подготовка банка к введению евро, заключающаяся, подготовленности банков к использованию новых клиринговых и расчетных систем в евро. Банки, которые не способны технически осуществить двухвалютный сценарий в течение переходного периода, либо которые не смогут привести свои системы в соответствие с системами внутригосударственных или международных платежей, по всей вероятности, утратят свои сегодняшние позиции на рынке. Поэтому появление "зоны евро" требует комплексного анализа новой ситуации с целью использования открывающихся возможностей и минимизации негативных последствий этого процесса для Беларуси и других стран СНГ.

Заслуживают внимания и вопросы участия белорусских банков в системе межбанковских клиринговых расчетов стран ЕС, Центральной и Восточной Европы и Содружества Независимых Государств на базе евро.

Европейские банки-корреспонденты предлагают сейчас три вида услуг для перехода на евро:

1) перевод счетов в ЭКЮ на евро;

2) перевод счетов в национальных валютах ЕС на евро;

3) существование счетов в национальных валютах ЕС и параллельно открытие счетов в евро.

Евро уже вошла в безналичное обращение, поэтому каждый белорусский банк должен уже сейчас сделать выбор и определить своего европейского партнера, у которого он откроет корреспондентский счет в евро.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.