Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 — № 4


международные отношения

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ФРГ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Александр Шарапо

Шарапо Александр Викторович — доктор исторических наук, профессор, декан факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Внешнеполитический курс ФРГ на современномэта пе определяется рядом факторов, связанных с глобальными переменами, произошедшими в середине 80-х и начале 90-х гг. как на мировой арене, так и в самой Германии. К важнейшим из них, как известно, относятся окончание "холодной войны", распад социалистического лагеря и Советского Союза, объединение западной и восточной Германии в единое государство. При этом последний фактор, пожалуй, можно отнести к числу основных, так как с подписанием в Москве 12 сентября 1990 г. Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии для нее завершился послевоенный период, в том числе и в вопросах внешнеполитической деятельности. Перед ФРГ, как и перед другими европейскими странами, встали задачи: 1) преодолеть последствия раскола, вызванного многолетним конфликтом между Востоком и Западом; 2) обрести в условиях глобализации свое прочное место для того, чтобы успешно противостоять растущей конкуренции в области экономики и внешней политики.

Нужно отметить, что с началом реализации этих задач среди западных стран началась своеобразная борьба за лидерство на современной мировой арене, разделенной, как известно, на три основных центра притяжения — Америку, Европу, Азиатско-Тихоокеанский регион. Что касается Соединенных Штатов, то они стремились не только не потерять, но упрочить свою роль мирового лидера, особенно в Европе и Юго-Восточной Азии; Япония и Китай стали претендовать за ведущее положение в АТР; среди же западноевропейских стран, которые еще не могли претендовать на первые места в мировой политике, обозначилась и обострилась борьба, во-первых, за ведущие позиции на Европейском континенте путем ослабления здесь влияния США, и, во-вторых, за повышение своего международного статуса. Особые претензии при этом выдвигали ФРГ, Франция и Великобритания. Именно этот фактор стал определяющим при выработке внешнеполитического курса "позднего" Г. Коля и нового канцлера ФРГ Г. Шредера.

Реализация этих задач в ФРГ связывалась с появлением в последнее десятилетие новых внешнеполитических механизмов сотрудничества как на двустороннем, так и на многостороннем уровне, а также с резким снижением идеологической напряженности между Востоком и Западом. Правительство Г. Коля и нынешний кабинет Г.Шредера получили невозможные ранее формы межгосударственных отношений, определившие все содержание внешнеполитического курса обновленной Германии. Практическое их осуществление обеспечивает многочисленный аппарат Министерства иностранных дел ФРГ и его дипломатических представительств. В настоящее время Германия поддерживает дипломатические отношения почти со всеми странами мира, имея свыше 230 зарубежных представительств и 11 представительств при межгосударственных и наднациональных организациях1.

Если послевоенная внешняя политика ФРГ ставила основной задачей создание и сохранение прочной системы безопасности перед "военной угрозой советского блока" и, в связи с этим, поиск надежных военных союзников, то нынешняя международная обстановка диктует необходимость защиты в первую очередь своих экономических интересов. В этой связи можно говорить о смене акцентов во внешнеполитическом курсе ФРГ с военного на экономический, естественно, при сохранении того и другого. Характерно, что и Г. Коль в последние годы своего нахождения у власти, и канцлер Г. Шредер, характеризуя свою внешнюю политику, постоянно подчеркивали, что главной ее чертой является "мирная направленность". В частности, в своем правительственном заявлении от 10 ноября 1998 г. канцлер Шредер, определяя главную направленность внешнеполитического курса своего кабинета, заявил, что основной его целью является "всяческое содействие мирному процессу во всем мире, так как ФРГ осознает свою ответственность и задачи, вытекающие из значения и авторитета объединенной Германии в мировом масштабе. Германская внешняя политика есть и остается политикой мира, мы решительно заявляем о своей готовности участвовать в мерах по установлению и поддержанию мира"2.

Подобная направленность внешнеполитического курса подтверждена и в Коалиционном соглашении "Прорыв и обновление — путь Германии в XXI столетие": "Новое правительство будет развивать основные принципы ранее проводимой внешней политики Германии: мирное и партнерское сотрудничество с соседями, укрепление трансатлантического партнерства, укрепление и расширение Европейского союза, общеевропейское сотрудничество в рамках ОБСЕ, особая ответственность за демократию и стабильность в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе и поддержка поступательного развития во всех странах Юга".

Внимательный анализ этих задач показывает, что в последнее десятилетие наметилось и в настоящее время усиливается желание Федеративной Республики Германия играть на мировой арене свою, далеко не второстепенную роль. Не противопоставляя себя Соединенным Штатам, ФРГ в то же время пытается, и небезуспешно, перехватить внешнеполитическую инициативу, особенно в вопросах, касающихся решения европейских проблем. Если на протяжении всего срока правления Г. Коля определяющими его политики были идеи объединения Германии и немецкого народа, но нынешний кабинет хотел бы стать "локомотивом и ядром интеграции Европы", отводя ФРГ ведущую в этом процессе политическую роль. В правительственном заявлении от 10 ноября 1998 г. канцлер Шредер сказал: "Речь идет о самосознании повзрослевшей нации, которая не должна ощущать неполноценность по отношению к другим нациям, которая не отказывается от своей ответственности, смотря при этом вперед. Наши соседи также знают, что они могут доверять нам тем больше, чем больше мы, немцы, верим в собственные силы"3.

Что же касается экономической стороны объединения Европы, то, по словам Шредера, "необходимо восстановить равноправие". "Время, когда Европа процветала за счет Германии, ушло", — заявил он на ежегодном совещании в Вене глав правительств, министров иностранных дел и министров финансов стран ЕС (вклад ФРГ в общий бюджет ЕС в 1998 г. составлял 22 млрд марок — более половины всей суммы). Более того, нынешний канцлер обвинил Г. Коля в "распродаже интересов Германии". "Мы готовы и дальше выступать в качестве "мотора" Европейского союза, — заявил Шредер, — но это не значит, что мы будем оплачивать чью-то нерадивость, с этим пора кончать"4.

Такая же особая позиция ФРГ была высказана руководством страны и по ряду других проблем. В частности, министр иностранных дел Германии Й. Фишер, касаясь взаимоотношений его страны с НАТО, высказался за отказ от концепции превентивного ядерного удара, а в программных документах руководства ФРГ впервые в качестве одной из главных задач прозвучали слова "разоружение, в том числе и в области ядерных вооружений" (ранее лидеры этой страны говорили лишь о "контроле над вооружениями"). В этой связи следует отметить, что такое повышенное внимание правительства Шредера к проблеме ядерного разоружения не случайно: поскольку обретение ФРГ атомного оружия невозможно, то через процесс ядерного разоружения и лишения других ведущих ядерных держав их единственного по отношению к Германии стратегического преимущества она получила бы возможность выйти на мировой арене на ведущие, равные с Соединенными Штатами, позиции.

Что касается России как одной из ведущих держав мира, то и здесь звучат мотивы, отражающие желание Германии быть "выше" и "влиятельнее". Об этом свидетельствует "патронский" тон высказываний Г. Шредера относительно российско-германских отношений: "Практика взаимопонимания первых лиц наших стран сложились давно, и нет никаких оснований подвергать ее какой-либо критике. И тем не менее, времена меняются, и отношения между нашими странами должны определять новые поколения политиков как в России, так и у нас, в Германии. Нынешнее правительство ФРГ будет выполнять добровольно взятые на себя обязательства помогать процессу российских реформ, несмотря на всю их специфику и противоречивость. Если же посмотреть на это в общеевропейском, общемировом контексте, то для Германии, экономический потенциал и политическое влияние которой после объединения значительно возросли, вопрос преобразований в России остается центральным" (подчеркнуто мною. — А.Ш.)5.

О стремлении Германии играть ведущую роль в мире, и особенно на Европейском континенте, свидетельствуют и предложения ведущего эксперта СДПГ по вопросам внешней политики Э. Бара, касающиеся возможных ее корректировок. Например, трактуя принцип "Международные договоры должны соблюдаться", он подчеркивает необходимость того, что ФРГ должна играть "руководящую роль, при этом не мешая большим и малым государствам выдвигать свои инициативы: Германии надо иметь достаточный потенциал для этого, и она созрела для такой ответственности". Таким образом, ФРГ присваивает себе своеобразную роль "контролера" за выполнением тех или иных международных договоров и соглашений.

В этом же русле можно говорить и о практических шагах ФРГ в области международных отношений. В частности, Германия, имея небольшие по объему вооруженные силы, направляла свои воинские формирования в Сомали, Боснию, Сербию, участвовала во многих других миссиях по линии Организации Объединенных Наций, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Атлантического союза и т. д. Особую активность, как во внешнеполитическом, так и в военном смысле, проявила ФРГ в косовском конфликте. Именно позиция этой страны, наряду с США, определила решение НАТО на военное вмешательство в этот конфликт. По словам министра иностранных дел ФРГ Й. Фишера, "этот конфликт должен ясно показать, что в действительности означает: когда Германия совместно со своими партнерами выполняет свой долг"6. Об активном военном участии ФРГ в косовских событиях говорит и назначение командующим силами в Центральной Европе немецкого генерала К. Рейнхардта.

Претензии Германии на ведущую роль в мире просматриваются и на примере ее отношений с развивающимися странами. Только из бюджета Министерства иностранных дел ФРГ в период 1991—1995 гг. на оказание помощи развивающимся странам было выделено 597 млн немецких марок, а к 1997 г. этот показатель возрос до 1033 млрд марок7. ФРГ делала неоднократные заявления о своей решимости выполнить свои обязательства в отношении развивающихся стран и необходимости быть в числе лидирующих государств в этом процессе. Такая позиция, требующая значительных бюджетных затрат, в последнее время негативно оценивается оппозиционными партиями Германии, требующими переключения основной доли финансовых средств на решение внутренних проблем.

Все эти факты свидетельствуют о том, что основой внешней политики ФРГ является стремление обеспечить прочное закрепление места Германии среди ведущих мировых держав и главных международных организаций. Можно сказать, что на современном этапе внешнеполитическому ведомству ФРГ, по оценкам экспертов, в целом удается реализовать эту задачу. Федеративная Республика Германия стала играть более значительную роль при принятии важных международных решений. Однако имеется ряд новых внутриполитических факторов, которые в определенной степени оказывают негативное влияние на эти процессы и препятствуют нынешнему кабинету в проведении своих планов на международной арене. Это относится, в первую очередь, к наметившемуся и продолжающемуся падению авторитета правящей Социал-демократической партии и ее разногласиям в коалиции с "зелеными". Как показали выборы в ландтаги федеральных земель Саар, Бранденбург, Тюрингия, Саксония, выборы в парламент Берлина, а также коммунальные выборы в земле Северный Рейн-Вестфалия, коалиция СДПГ — "зеленые" продолжает терять доверие своих избирателей. В этой связи высказываются опасения, что социал-демократы могут потерпеть поражение и на выборах 2000 г. в ландтаги земель Северный Рейн-Вестфалия и Шлезвиг-Гольштейн, т. е. там, где их позиции до недавнего времени были надежно прочными.

Политика правящей коалиции, в том числе и по внешнеполитическим аспектам, стала резко критиковаться даже ведущими членами СДПГ. Например, бывший председатель партии, ушедший с поста министра финансов О. Лафонтен, оценивая последние шаги правительства в области внутренней и внешней политики, выступил с обвинениями Шредера в "скатывании на позиции неолиберализма". Даже внешне проявляющий лояльность по отношению к канцлеру министр обороны Р. Шарпинг указал на его ошибки во внешнеполитической деятельности. Особые нападки на правительственный кабинет идут со стороны оппозиционных партий. Как известно, в ноябре исполнился год со дня формирования нового федерального правительства, что явилось поводом для оппозиции критически проанализировать его действия за этот период. В частности, председатель ХДС В. Шойбле заявил, что СДПГ "должна была бы вычеркнуть этот год из памяти, поскольку он был потерян для Германии". "Потерянным годом во внешней политике" назвал этот период бывший федеральный министр иностранных дел К. Кинкель8. Он обвинил нынешний кабинет в допущенных ошибках в области европейской политики и политики безопасности, в недостаточном внимании к развитию отношений с Францией, а также Африкой, Латинской Америкой и Азией. Особая критика в адрес внешнеполитического ведомства связывается с продажей Германией вооружений в другие страны. В частности, планы поставки 1000 танков "Леопард-II" в Турцию едва не привели к расколу в правящей коалиции и личных отношениях между министром иностранных дел Й. Фишером и канцлером Г. Шредером.

Анализируя эти и другие факты, можно говорить лишь о возможных некоторых перспективных поправках во внешней политике ФРГ, однако ожидать каких-либо кардинальных изменений в ее задачах, характере и направленности нельзя. Внешнеполитический курс был и традиционно осуществлялся в русле установившихся западных стандартов. Об этом свидетельствуют цели внешней политики ФРГ на современном этапе, изложенные в коалиционном соглашении "Прорыв и обновление — путь Германии в XXI столетие". Вот некоторые из них:

  • "Включение Германии в Европейский союз как неотъемлемой части этого сообщества является центральным звеном германской политики. Особое внимание будет уделено инициативам по сближению реформ, проводимых на национальном и европейском уровнях";
  • "Использование исторического шанса расширения Европейского союза за счет стран Центральной и Восточной Европы";
  • "Использование закрепленных в Амстердамском договоре инструментов и механизмов совместной внешней политики безопасности";
  • "Расширение сотрудничества с НАТО как безотказного инструмента стабильности и безопасности Европы, необходимого для построения прочного европейского и мирового порядка";
  • "США является важнейшим внеевропейским партнером Германии. Тесные и дружеские отношения с США основываются на совместных ценностях и совместных интересах";
  • "ОБСЕ является единственной общеевропейской организацией безопасности, в связи с этим будут выдвигаться инициативы для усиления правового базиса Организации и разрешения конфликтных ситуаций в зоне ОБСЕ";
  • "Особая задача — политическое и финансовое укрепление ООН, ее реформирование в дееспособную инстанцию для решения международных проблем. Участие германских солдат в мероприятиях по поддержанию мира и международной безопасности с учетом международного права и германского конституционного права. Германия будет использовать возможности стать постоянным членом Совета Безопасности ООН";
  • "Отношения со всеми соседями Германии — важнейший элемент внешней политики. Будут предприняты шаги по интенсификации германо-французской дружбы, усилится сотрудничество с Польшей, Чехией. Цель отношений с Россией и Украиной — достижение стабильности в этом регионе посредством поддержки демократических правовых, социальных и рыночных реформ"9.

Как видим, круг охватываемых проблем и задач внешней политики ФРГ весьма обширен и охватывает практически весь мир. Особое направление внешнеполитического курса — восточное, включающее как страны Восточной Европы, так и государства европейской части СНГ. Что касается первых, то Германия всецело поддерживает идею присоединения прибалтийских стран и государств Восточной Европы, бывших участниц СЭВ, к Европейскому союзу и НАТО. Это нашло свое отражение в договорах, заключенных Германией с Польшей, Чешской Республикой, Словацкой Республикой, Венгрией, Болгарией и Румынией. Недавние события, связанные с 50-летием НАТО, 10-й годовщиной падения берлинской стены, 60-летием начала Второй мировой войны, ход дискуссий на стамбульском саммите и другие двусторонние и многосторонние мероприятия показывают, что в вопросах "приобщения" восточноевропейских стран к западной демократии и экономике ФРГ играет одну из ведущих ролей. В частности, в начале 90-х гг. в Германии была разработана и сейчас осуществляется концепция TRANSFORM-konzept, нацеленная на содействие демократии и строительству социального рыночного хозяйства в странах Восточной Европы и Содружества Независимых Государств. В ней предусматривались такие, например, меры, как помощь в проведении структурной перестройки, приватизации и разукрупнении предприятий, создании налоговой, таможенной, страховой и банковской системы, обучение и повышение квалификации в сфере экономики, юридические консультации и т. д. Нужно отметить, что из выделенных и израсходованных в период с 1992 по 1998 г. около 2 млрд марок большая часть пришлась на восточноевропейские страны (в отличие от государств СНГ, доля которых в общем объеме такой помощи с каждым годом уменьшается). Например, если в период с 1989 по 1993 г. соотношение объемов помощи было "в пользу" СНГ по сравнению с Восточной Европой (соответственно 87 млрд марок и 37 млрд марок)10, то в настоящий период оно изменилось на противоположное. Всего же на долю ФРГ приходится свыше 50 % совокупной финансовой помощи промышленно развитых государств Запада.

В этом же контексте можно говорить и о германо-белорусских отношениях. Как известно, в налаживании политических контактов Республики Беларусь с ФРГ имеются определенные трудности, вызванные установившейся на Западе оценкой внутриполитической ситуации в нашей стране. Более благоприятная обстановка складывается в экономических вопросах. Сразу после распада СССР и обретения Беларусью независимости, вплоть до середины девяностых годов, Германия занимала третье место после России и Украины во внешнеторговом обороте Беларуси (к 1995 г. торговый оборот между странами составлял 1,6 млрд марок)11. Важную роль в процессе экономического сотрудничества играли визиты в Германию представителей высшего руководства Беларуси, в ходе которых были подписаны важнейшие соглашения по вопросам экономических отношений, определены принципы, направления и задачи сотрудничества. Укреплению договорно-правовой базы служат подписанные в период 1991—1996 гг. двусторонние соглашения и договоры, важнейшими среди которых являются Договор о развитии широкомасштабного сотрудничества в области экономики, промышленности, науки и техники (2 апреля 1993 г.), Договор о содействии осуществлению и взаимной защите инвестиций (2 апреля 1993 г.), Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (6 марта 1995 г.), Временное соглашение о торговле (25 марта 1995 г.), Меморандум о взаимопонимании (3 марта 1994 г.), Рамочное соглашение о долгосрочном сотрудничестве (январь 1996 г.) и др. Кроме того, был заключен ряд соглашений на уровне федеральных земель (с землями Северный Рейн-Вестфалия, Бранденбург, Нижняя Саксония, Шлезвиг-Гольштейн и др.).

Для координации экономических связей между двумя странами в 1992 г. был образован белорусско-германский Совет экономического сотрудничества (в настоящее время руководителем его белорусской части является заместитель премьер-министра РБ Л. Козик). После длительного перерыва (апрель 1996 г.) 14 мая 1999 г. состоялось его пятое заседание. Кроме того, большое влияние на экономические отношения Беларуси с ФРГ оказывает экспертный совет при Национальном координаторе программы консультативной помощи правительства ФРГ "Трансформ" (последнее заседание 13 мая 1999 г.), программой которого в 1998 г. было выделено 5,5 млн марок. Существует немало положительных примеров сотрудничества между предприятиями и фирмами, в частности организация производства автобусов на "БелавтоМАЗе" совместно с фирмой "Неоплан", создание белорусско-германского предприятия по производству большегрузных автомобилей "МАЗ-МАН", совместные предприятия "Белвест", "Фребор", совместный проект по реконструкции завода "Креон" и т. д.

Все эти меры способствуют поддержанию на взаимовыгодном уровне экономических связей между двумя государствами. Товарооборот между ними в 1998 г. по сравнению с 1992 г. вырос в 5,5 раза, экспорт Республики Беларусь — в 3,1 раза; доля Германии в общем объеме экспорта нашей страны со странами дальнего зарубежья составила 10,5 %, импорта — 25,2 %; товарооборот увеличился по сравнению с 1997 г. на 5,4 %, однако экспорт уменьшился на 8,2 %12.

Таким образом, нынешнее правительство ФРГ продолжает осуществлять традиционную внешнюю политику своей страны на мировой арене, суть которой остается неизменной — обеспечение ведущей роли Федеративной Республики Германия в разрешении международных проблем, в многосторонних и двусторонних отношениях, поддержание имиджа страны как борца за идеалы демократии и рыночной социальной экономики, миротворца и покровителя.

1 Германия (факты): Справочник. 1999.
2 См.: брошюра "Правительственное заявление от 10 ноября 1998 г.", изд. Ведомство печати информации федерального правительства.
3 Там же.
4 Известия. 1998. 11 ноября.
5 Компас. 1998.
6 I P. № 12. 1998.
7 Германия (факты): Справочник. 1999.
8 Suddeutschezeitung. 1999. 12 ноября.
9 Германия (факты): Справочник. 1999.
10 Советская Белоруссия. 1999. 18 ноября.
11 См.: Статистический бюллетень. 1992—1998 гг.
12 Там же.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.