Белорусский журнал международного права и международных отношений 2000 — № 1


международные отношения

РОССИЙСКО-БЕЛОРУССКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

Александр Шарапо

Шарапо Александр Викторович — доктор исторических наук, профессор, декан факультета международных отношений Белорусского государственного университета

За последнее время в мире было проведено немало международных форумов, конференций, симпозиумов, семинаров с обсуждением "вызовов" XXI века в различных, в том числе и международных, областях деятельности человечества. Независимо от политических взглядов и убеждений аудитории, ее принадлежности к тем или иным идеологиям и партиям, участники этих форумов сходились во мнении, что XXI век — это не просто переломный период в летосчислении; он должен стать переходным этапом в новое мироустройство, новые международные отношения, основывающиеся на основополагающих принципах международного права, демократии и свободы личности. Именно с учетом этих принципов разрабатывались, а впоследствии и утверждались Договор о создании Союзного государства и Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений этого Договора.

Перед подписанием этих документов, да и после их ратификации в прессе и высказываниях отдельных политиков звучало утверждение, что Договор якобы является повторением предыдущих интеграционных соглашений между Россией и Беларусью, особенно Устава Союза двух государств. Однако, как показывает анализ этих документов, такие утверждения ошибочны.

Как известно, Союз России и Беларуси уже прошел определенный исторических путь. В этом году исполнится четыре года с момента подписания Договора об образовании Сообщества Беларуси и России и три года после одобрения Высшим Советом Договора о Союзе двух государств и его Уставе. За это сравнительно недолгое время в жизни обеих стран произошли значительные перемены. Сегодня Россия и Беларусь — уже не те государства, которые начинали интеграцию четыре года назад. Основными новыми моментами, которые диктовали необходимость более тесного сближения наших стран в 1999 г. и которые свидетельствуют о качественном отличии последнего Договора по сравнению с предыдущими, являются следующие.

Во-первых, разработка последних документов происходила в другой, абсолютно новой для России и Беларуси геополитической обстановке, вызванной присоединением к Евросоюзу и НАТО ряда европейских стран — непосредственных и ближайших соседей наших государств. В Североатлантический союз уже вступили три страны бывшего Варшавского Договора (Польша, Чехия и Венгрия), а официальными соискателями членства в НАТО являются еще девять государств (Албания, Болгария, Македония, Румыния, Словакия, Латвия, Литва и Эстония). Уже сами названия этих стран помогают представить географическую карту и новую в военном смысле складывающуюся в Европе границу между Атлантическим альянсом и военным союзом стран СНГ, когда Беларусь оказалась передним краем военного противостояния. О серьезности такого противостояния, в частности, свидетельствует несанкционированная никакими международными договорами и юридическими положениями агрессия НАТО против Югославии как результат единоличного видения Соединенными Штатами нового миропорядка с их лидирующей ролью в нем. Именно такая позиция США и других западноевропейских стран определила решимость России и Беларуси искать в новых условиях более радикальные пути своего сближения. В этой связи перед разработчиками Договора были поставлены другие, отличающиеся от предыдущих задачи, в основе которых лежало требование учитывать новые геостратегические интересы России и Беларуси и рассматривать их стратегическое партнерство как единственный и главный ответ на расширение НАТО. В Договоре о создании Союзного государства в этой связи говорится: "Территория Союзного государства состоит из государственных территорий государств-участников. Государства-участники обеспечивают целостность и неприкосновенность территории Союзного государства"1.

Во-вторых, подготовка к подписанию Договора происходила в качественно новой внутриполитической обстановке в России и Беларуси. В этот период в России шла активная предвыборная работа в связи с предстоящими выборами в Государственную Думу, в ходе которой были четко обозначены позиции ведущих политических партий по многим вопросам, в том числе и по проблемам российско-белорусских отношений. Нужно отметить, что, несмотря на определенные различия в оценках проекта Договора, а впоследствии — и самого Договора, все политические силы России сходились во мнении о необходимости дальнейшей более тесной интеграции наших государств. Таким образом, разработка нового документа была фактически поддержана как оппозиционными, так и правительственными партиями России.

Несколько иная ситуация сложилась в Беларуси. В нашей стране существует немало партий. Они немногочисленны по составу и почти все являются оппозиционными, выступающими против и осуждающими нынешний курс правительства и президента Беларуси, в том числе по вопросам российско-белорусских отношений. Казалось бы, политическая обстановка по отношению к проекту Договора в Беларуси складывалась неблагоприятная. Однако решающее и позитивное слово здесь сказала белорусская общественность. Именно ее подход к разрабатываемым документам определил общую позитивную политическую атмосферу в период обсуждения Договора, что благоприятствовало подписанию и ратификации последних документов. Это дало возможность в преамбуле Договора подчеркнуть, что он разрабатывался и подписан, "руководствуясь волей народов Беларуси и России к единению и опираясь на общность их исторических судеб :"2.

В-третьих, к 1999 г. Россия и Беларусь оказались в абсолютно новых экономических условиях. Оба наших государства продолжают испытывать последствия самого тяжелого кризиса мировой экономики последних десятилетий. Мы каждодневно ощущаем падение жизненного уровня людей и снижение экономических показателей. В Беларуси прошлый год стал наиболее неблагоприятным за последние 5 лет. Зададимся вопросом: что нужно было предпринять руководству наших государств в сложившихся экономических условиях, чтобы максимально использовать для исправления ситуации не только внутренние ресурсы, но и внешнеэкономические рычаги? Ответ напрашивается однозначный: более тесное экономическое сотрудничество.

В этой связи в Договоре указывается: "Государства-участники создают единое экономическое пространство. В союзном государстве действуют унифицированные, а затем и единое законодательство: Государства-участники принимают согласованные меры по поэтапному сближению основных социальных и макроэкономических показателей развития и проводят единую структурную политику"3. Исходя из этого предусматривается поэтапное введение единой денежной единицы, проведение единой политики в области ценообразования и рынка ценных бумаг.

В-четвертых, необходимость принятия новых интеграционных документов диктовала сложившаяся к 1999 г. обстановка с выполнением, а точнее сказать, с невыполнением предыдущих договоренностей. Это подрывало саму идею интеграции, порождало сомнения в дальнейших шагах. В частности, в 1997—1998 гг. не удалось в полной мере создать единое экономическое пространство, общую транспортную и энергетическую систему, разрешить проблемы в таможенных делах. В течение этого периода не были скоординированы хозяйственные реформы, не осуществлены планы унификации денежно-кредитной системы, не была сформирована единая нормативно-правовая база в рамках Союза. Не были выполнены подписанные 25 декабря 1998 г. договоры и соглашения, касающиеся проблем ускорения интеграционных процессов. Мы фактически дошли до черты, когда нужно было сказать "да" или "нет" тесному и радикальному сотрудничеству. Об этом, кстати, неоднократно говорил президент Беларуси. Большим достижением является то, что к концу 1999 г. мы все-таки дали положительный ответ на этот вопрос.

В-пятых, в этот период необходимо было дать ответ и на еще один вопрос, касающийся стран СНГ: станет ли Союз Беларуси с Россией примером интеграции для государств ближнего зарубежья, будет ли он центром притяжения или, наоборот, будет способствовать дезинтеграционным процессам в рамках СНГ? Выступая в Госдуме в день ратификации Договора, Владимир Путин назвал его новым поворотом в истории Содружества Независимых Государств. Теперь осталось ответить на самый сложный вопрос: будет ли этот поворот действительно новым по своему содержанию и будничной работе?

Все эти и другие факторы говорят о том, что подписанный и ратифицированный парламентами обеих стран Договор о создании Союзного государства является своевременным и необходимым, отвечающим требованиям нынешней обстановки, а программа действий по реализации его положений — свидетельством решимости наших правительств довести начатое дело до конца.

Следует отметить, что, независимо от одобрения или неприятия Договора со стороны отдельных граждан или партий в обоих государствах, все сходятся во мнении, что Беларусь и Россия не просто сделали очередной шаг во взаимоотношениях, а подписали исторический документ, качественно отличающийся от всех предыдущих. Именно это качественное отличие вызывает у ряда политиков, групп населения неоднозначное восприятие этих документов и некоторые раздумья над их положениями. Конечно, можно было бы отбросить в сторону сомнительные оценки и размышления, сомнения в реальности осуществления некоторых положений в указанные сроки. Однако именно сейчас, когда наступило время реальной работы по интеграции наших стран, не следует уходить от, может быть, неприятных для кого-нибудь моментов.

Как известно, еще в ходе разработки проекта Договора и особенно после его подписания было "сломано немало копий" по вопросу о степени его радикальности. Для одних, в основном приверженцев левых взглядов (в России, например, Н. Гончар, С. Бабурин, Г. Зюганов, Г. Селезнев), он кажется недостаточно радикальным, не отвечающим их надеждам на быстрое создание единого государства с вхождением Беларуси в состав России. Они видят в этом договоре много положений, тормозящих, на их взгляд, процесс единения. Другие (например, в Беларуси Белорусский народный фронт), наоборот, считают договор настолько радикальным, что он якобы уже на данном этапе угрожает суверенитету и независимости белорусского государства.

Думается, что ошибаются и те, и другие: подписанные документы отражают нынешнее объективное состояние российско-белорусских отношений, ни меньше, ни больше; они носят не субъективный, а объективный характер. Договор о создании Союзного государства — это не личностное решение президентов Ельцина и Лукашенко, а объективное отражение действительности. На данном этапе Договор не может быть более или менее радикальным: он — отражение нынешней экономической, политической и моральной готовности наших стран, их граждан к процессу интеграции. Правды ради нужно сказать, что белорусский президент был готов пойти на более радикальные шаги, связанные с созданием уже на нынешнем этапе конфедеративного государства с элементами политической надстройки, с введением единой валюты, с созданием единых органов управления.

Его можно понять: XX век, как известно, стал веком интеграции. Пример Европейского союза интересен прежде всего тем, что, помимо чисто экономической интеграции, в нем удалось создать элементы политического плана (у Европы есть свое правительство — Европейская комиссия; Европейский парламент, имеющий право принимать общеобязательные для стран ЕС законы; есть Европейский суд с широкой компетенцией; имеются общеевропейская оборонительная концепция и общеевропейские вооруженные формирования). Фактически мы имеем дело с конфедеративной Европой.

Конечно, такие отношения выстроились не сразу, на этот процесс ушло несколько десятилетий, но они формировались в абсолютно другой, послевоенной обстановке, когда главными, первостепенными задачами европейских государств были не интеграционные процессы, а послевоенное становление их государственности, нахождение своего места в послевоенной Европе. Наш же Союз создается в условиях уже сформировавшихся в годы СССР экономических, политических и культурных связей, накопленного опыта в едином управлении и законодательстве. Вот почему желание президента Беларуси ускорить процесс единения имеет под собой почву.

Немаловажным при этом является вопрос: приведет ли ускоренное единение России и Беларуси к отдалению от Европы и Европейского сообщества, к их самоизоляции от Европы или, наоборот, будет способствовать интеграции обеих стран в европейские структуры?

Постановка такого вопроса обоснована последними событиями, связанными с расширением ЕС. Вступление в Европейский союз накладывает на государства Центральной и Восточной Европы обязательства проводить единую скоординированную внешнюю политику. Результатом такой координации внешнеполитического курса странами ЕС стало ужесточение их позиций по отношению к нашей стране. Однако, учитывая то, что ухудшение политических и экономических контактов объективно не соответствует интересам сопредельных с Беларусью государств, руководство республики предпринимает шаги по сохранению и развитию партнерских отношений с Польшей и странами Балтии. Это отвечало бы национальным интересам Беларуси и соответствовало бы стратегии многовекторности внешней политики нашей страны. При этом, однако, следует отметить, что первостепенным приоритетным и стратегическим партнером Беларуси была и остается Россия. Вопрос заключается в том, послужит ли укрепление Союза России и Беларуси сближению с Западом или отдалит нас от него?

Противники объединения с Россией в этой связи часто ставят в пример соседей Беларуси — поляков, прибалтов, украинцев: они, мол, идут в Европу, а нас, белорусов, ждет только мрачная азиатчина. Несомненно, чистая и цивилизованная Европа, западные инвестиции, перспектива быть принятыми в Европейский союз — это действительно неплохой вариант. Но, к сожалению, для нас это утопическая мечта, по крайней мере на сегодняшний день. Будем смотреть правде в глаза: цивилизованный мир нам сочувствует, но принимать не хочет. Сами же мы со всеми своими многочисленными проблемами в одиночку справиться не в состоянии. Можно твердо сказать, что в настоящее время единственной страной, заинтересованной в Беларуси, остается только Россия. Оправдана на первый взгляд парадоксальная мысль: именно после подписания Союзного договора у нашей страны появился реальный шанс "прорубить окно в Европу". Ведь Россия, по крайней мере ее руководство и значительная часть населения, отнюдь не противопоставляет себя мировой цивилизации. В этой связи лозунг "Вместе с Россией — в Европу!" как никогда актуален.

Высказываются опасения и другого плана. В основном они связаны с вопросами сохранения государственности и суверенитета Беларуси, с одной стороны, и целостности России, — с другой. Отражением первого служит, в частности, мнение известного в Беларуси политика Лебедько, который в своих многочисленных статьях и высказываниях называет все подписанные ранее документы по единению России и Беларуси, а также недавний Договор "ползучей аннексией", в результате которой Беларусь будет "инкорпорирована в состав России"4. Такого же мнения придерживаются и ряд лидеров белорусских политических партий. В заявлении оппозиционных политических партий Беларуси в связи с Договором о создании Союзного государства, в частности, говорится: "Подписанный в Москве договор может стать началом ликвидации суверенитета Беларуси. Это означало бы драматический поворот в судьбе многострадального белорусского народа"5. Особенно острые и резкие оценки на этот счет делают руководители Белорусского народного фронта.

Нужно сказать, что возможность потери суверенитета тревожит и определенную часть населения нашей страны. Причина, по их мнению, заключается в том, что хотя Договор и разрабатывался на принципах равноправия и уважения национальных интересов, тем не менее, следует признать, что "большая Россия" и "маленькая Беларусь" имеют разные по масштабу политические, геоэкономические, геовоенные и в целом геостратегические интересы.

К сожалению, в теоретическом плане этот вопрос до конца еще не проработан. Даже юристы, политологи зачастую имеют смутные представления о проблеме сохранения Беларусью своего суверенитета при создании единого союзного государства с общим управлением, валютой, гражданством и т. д. Эти вопросы нельзя замалчивать и делать вид, что они второстепенные. Наши граждане должны четко представлять юридические, экономические и политические контуры единого государства.

Есть сомнения и у некоторых представителей российской стороны в отношении соответствия положений Договора российской Конституции, а также вопросы, связанные с сохранением целостности России. Например, лидер союза правых сил и теперь уже руководитель фракции в Госдуме С. Кириенко в своей статье в журнале "Новое время" резко пессимистически высказывается о подписанном Договоре: "Союзный договор : замечателен тем, что его невозможно исполнить. Ни одного пункта. Каждый пункт обязательно вступает в противоречие с Конституцией России"6. И далее: "Первое, что должен после заключения договора с Белоруссией сделать Татарстан — заявить о выходе из состава России, а потом войти обратно, но уже на условиях Белоруссии. А после Татарстана выйдет Башкирия, а после Башкирии — Якутия. То есть объединение двух братских народов по существующей ныне схеме приведет к распаду России"7. Такова реальность, и она требует от ученых, юристов обеих стран тщательной теоретической проработки этих вопросов, доходчивого разъяснения ее результатов общественности.

Есть и другие проблемы, требующие тщательного исследования. В частности, большие споры у ряда политиков вызывают и вопросы, связанные с необходимостью (и до какой степени) глубокой политической интеграции как обязательного инструмента экономических выгод. В указанном мною выше заявлении оппозиционных партий Беларуси по этому поводу отмечается: "Существующие ныне формы и механизмы экономических отношений между нашими странами представляют хозяйственным субъектам неплохие возможности. Политическая интеграция, создание каких-либо наднациональных политических структур не могут принести никакой реальной пользы ни экономическим субъектам, ни простым гражданам"8. Таким образом, ставится вопрос: в какой степени политическая интеграция оказывает влияние на экономическое состояние наших стран, и если она необходима, то до какого рубежа в политической интеграции мы должны дойти, чтобы, с одной стороны, не нарушать принципы суверенитета и независимости, провозглашенные в Договоре, а с другой — получить экономические выгоды. В этой связи представляется целесообразным четко вычленить только те политические положения, которые реально принесут пользу простому человеку.

В дискуссиях на эту тему хотелось бы слышать голос не только оппозиционных аналитиков и политиков, но и тех, кто, болея за реальную интеграцию, решительно высказывает свое несогласие и отличное от других мнение по ряду недоработанных проблем. Например, начальник Главного Экономического управления Парламентского собрания Александр Ворощук полагает, что "сегодня у будущего союзного государства две беды: неумение считать и большая политическая возня вместо реальной законодательной практики"9. В качестве примера он приводит принципы формирования союзного бюджета, который, по его мнению, создается по старинке и не связан с конкретными проектами и приоритетными направлениями в промышленности или сельском хозяйстве, в науке или культуре. Бюджет, отмечает он, не дает ответа на вопрос: куда и на какие проекты пойдет та или иная сумма? Какой суммой налоговых поступлений она вернется? Такая неопределенность будет постоянной почвой для политических спекуляций ("кто кого кормит"; "чья доля в союзном бюджете больше").

Касаясь всех этих проблем, необходимо затронуть и еще один немаловажный аспект — влияние общественного мнения на характер и темпы интеграции. Известно, что в начале этого процесса отмечалась поддержка (до 85 % опрошенных) общественности обеих стран идеи сближения их народов. Однако постепенно под влиянием ряда факторов (в том числе освещение этой проблемы средствами массовой информации, негативные высказывания некоторых высокопоставленных руководителей и т. д.) число сторонников тесного сближения стало сокращаться (по данным последних опросов, до 30—40 %). Ввиду отсутствия реальных и больших результатов снижается экономическая и финансовая привлекательность сближения с Россией, определенная часть белорусов не приемлет одностороннюю ориентацию на Россию (34,2 % — за развитие экономических отношений с Западной Европой, 26 % — с Украиной, Литвой и Польшей)10. Такие настроения граждан Беларуси были в свое время отражены и в известном выступлении главы государства Лукашенко, заявившего о готовности "переориентироваться на Запад" в случае блокирования процесса интеграции со стороны России.

Говоря об общественном мнении, нельзя не учитывать и фактор "усталости" населения обеих стран от потока обещаний скорой интеграции, получения от этого быстрых и значительных благ. В этой связи нельзя сбрасывать со счетов позицию ряда государственных деятелей и экономистов, которые ранее говорили о "скорой победе" в деле интеграции, а сейчас с таким же энтузиазмом утверждают о необходимости длительного процесса. Как известно, сейчас общество ориентируется на длительное, поэтапное сближение, особенно в области финансовой политики (проведение эмиссии и создание единого эмиссионного центра, управление валютной системой, установление банковских процентных и курсовых обменных ставок).

Нельзя не сказать и о влиянии на настроения людей в Беларуси последних событий на Северном Кавказе. Сейчас среди белорусов немало тех, кто опасается, что после создания Союза двух государств возникнет вероятность посылки белорусских солдат в горячие точки России, и такая перспектива не радует.

Большинство граждан понимает, что в стратегическом плане Россия всегда была и останется главным партнером для Беларуси. Именно это понимание должно стать краеугольным камнем дальнейшей работы как в России, так и в Беларуси по реальному сближению наших народов.

1 Договор о создании Союзного государства // Советская Белоруссия. 1999. 11 ноября.
2 Там же.
3 Там же.
4 Народная воля. 1999. 10 ноября.
5 Там же. 2000. 4 января.
6 Новое время. 1999. № 50.
7 Там же.
8 Народная воля. 2000. 4 января.
9 Независимая газета — содружество. 1999. 22 ноября.
10 Народная воля. 2000. 21 января.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.