Белорусский журнал международного права и международных отношений 2000 — № 1


международные экономические отношения

ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ: ОПЫТ ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СНГ

Ростислав Спивак

Спивак Ростислав Борисович — аспирант Института востоковедения Российской академии наук

В настоящее время оценка мощи той или иной страны базируется на показателях экономического и научно-технического развития. Естественно, что и конфликты в последнее время происходят именно в этих областях при пересечении интересов различных стран.

Если до 70-х гг. мировая экономика была монополизирована с центром в США (хотя СССР мог соперничать с США в военной и политической мощи), то с 80-х гг. наметилась тенденция к многополюсной модели мировой экономики, хотя распад СССР и социалистической системы хозяйства временно ослабил эту тенденцию. Вместе с тем наряду с глобализацией экономики значительно усилился процесс образования региональных экономических группировок различных типов. Особенно следует отметить успехи, достигнутые в этом направлении странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) — до последнего времени наиболее динамичного звена мирового хозяйства.

Растущая важность технологической составляющей экономического развития уже ни у кого не вызывает сомнений и рассматривается в качестве решающего фактора повышения национальной региональной конкурентоспособности на мировом рынке.

Безусловными технологическими лидерами в АТР, да и во всем мире, являются США и Япония, но в последнее время на мировой рынок технологий вышел ряд стран, до этого бывших чистыми импортерами технологий. Это в первую очередь новые индустриальные страны (НИС) "первой волны" (НИС4: Тайвань, Республика Корея, Сингапур и Гонконг), которые также смогли значительно увеличить инвестиции и государственные расходы на научно-исследовательские опытно-конструкторские работы (НИОКР) (см. таблицу).

Неразрывная связь между экономическим и технологическим ростом страны и региона в целом является мощным стимулом для принятия ряда мер по наращиванию технологического потенциала, приобретению новых технологий за рубежом, ассигнованию на местные НИОКР и повышению образовательного уровня.

НИОКР являются наиболее важной составляющей технологического прогресса. Большинство такого рода разработок продиктовано нуждами рынка: во-первых, для создания новых технологий; во-вторых, для эффективного использования технологий, приобретенных за рубежом. При огромных затратах времени и средств, необходимых для получения новой технологии, результат этого процесса может быть с легкостью передан или скопирован при минимальных затратах.

Страны АТР, особенно Восточной Азии, были и остаются в списке наиболее динамично развивающихся стран мира. Ускоренные темпы экономического роста были достигнуты за счет наращивания производственных мощностей, повышения квалификационного уровня персонала наряду со значительными масштабами инвестиций в реальный сектор экономики, широким внедрением передовых технологий, что позволило более эффективно использовать производственные мощности и природные ресурсы.

В культурном, экономическом и политическом отношении страны, входящие в регион, крайне неоднородны. Но, несмотря на это, а может быть, именно благодаря этому, четко просматривается общая тенденция к интернационализации их систем НИОКР, что, в свою очередь, ведет к расширению обмена знаниями и технологиями. Такой процесс является частью более широкого процесса "регионализации" экономики, который направлен на расширение внутрирегиональной торговли, обмена технологиями, а это, в свою очередь, сопровождается ускорением темпов экономического роста стран региона.

На протяжении последних 20 лет завидные темпы экономического роста Японии, появление НИС "первой волны", становление НИС "второй волны" и возвращение КНР на мировой рынок заставили специалистов заговорить о возникновении региональной модели развития, включая внутрирегиональное разделение труда в соответствии с географическим положением, наделенностью природными ресурсами, уровнем экономического и технологического развития.

В процессе структурной перестройки экономики и перемещения целых отраслей за рубеж между развитыми и развивающимися странами наряду с вертикальным разделением труда все более широко выступает горизонтальное разделение труда. Такое многоуровневое технологическое разделение труда формируется по всему региону. На вершине — Япония, второй уровень — НИС4,, третий уровень — АСЕАН4 (АСЕАН4: Таиланд, Малайзия, Индонезия, Филиппины) и КНР. Хотя вертикальное разделение в сотрудничестве развитых и развивающихся стран преобладает, горизонтальное разделение труда, например между Японией и НИС (в электронной и электротехнической промышленности), смешанная форма между Таиландом и Малайзией (в производстве микросхем) все-таки набирают силу.

Модель интеграции в регионе получила название "летящих гусей" (впервые опубликована Akamatsu, 1964). Модель базируется на смене жизненных циклов продукта в различных отраслях промышленности в ходе экономического развития и перемещении производств из одной страны в другую посредством торговли и иностранных прямых инвестиций (ИПИ) в ответ на изменения в их сравнительной конкурентоспособности.

Интеграционные процессы в регионе не могли не затронуть и передачи технологий. Уже с начала 80-х гг. ясно определилась важность региональных механизмов сотрудничества. В Восточной Азии можно четко проследить три уровня интеграции:

  • субрегиональный (формирование приграничных зон);
  • региональный (свободная зона торговли АСЕАН);
  • надрегиональный (Азиатско-Тихоокеанское экономическое сообщество (АТЭС)).

На национальном уровне одной из основных форм привлечения иностранного капитала и иностранной технологии являются, как известно, свободные экономические и торговые зоны (СЭТЗ). Успех таких зон зависит прежде всего от количества привлеченных иностранных инвестиций, увеличения численности фирм и предприятий, прироста занятости, расширения экспорта, притока технологий, модернизации промышленности и диверсификации местной экономики.

Таким образом, СЭЗ и СЭТЗ положительно воздействуют на местную промышленность и стимулируют эффективное производство. повышение общей производительности ведет к ускоренному темпу роста доходов на душу населения прежде всего в пределах зоны, а затем и в остальной части страны.

На региональном уровне в области передачи технологий был основан Совет по науке и технологии АСЕАН, целью которого является отбор проектов общерегионального значения в таких областях, как охрана окружающей среды, энергетика, пищевая промышленность и сельское хозяйство.

На надрегиональном уровне в рамках АТЭС в 1989 г. был учрежден Science and Technology Task Force с целью реализации программ расширения научно-технического сотрудничества в АТР. Выполнение этих задач будет способствовать более равномерному и гармоничному развитию региона в целом. Членами Task Force являются около 20 стран. Каждый из членов имеет свой научно-технический совещательный совет, что способствует расширению региональных деловых, академических и правительственных кругов. Подкомиссии ответственны за реализацию программ в области передачи технологий, совершенствование людских ресурсов и сотрудничество в области НИОКР.

В последнее время наряду с укреплением связей между азиатскими странами АТР (АСАТР) происходит расширение сотрудничества этих стран с США и Европейским союзом. Однако, с точки зрения потоков инвестиций и технологий, модель такого сотрудничества несколько несбалансированна. США обладают сильными взаимными связями с обоими регионами, а взаимосвязи между Европейским союзом и азиатскими странами АТР менее развиты, хотя и наметились некоторые тенденции к росту.

При огромном количестве европейских компаний, инвестирующих за рубеж, только 3 % от общего их потока приходится на азиатские страны АТР. С другой стороны, на долю Европы приходится около 4 % совокупных зарубежных инвестиций азиатских стран АТР, и эта цифра, вероятно, будет расти и далее.

В АТР сложилась треугольная схема передачи технологий, вершины которой образуют США, Япония, НИС4 и АСЕАН4. В США создается значительное количество фундаментальных и прикладных знаний, которые впоследствии направляются в Японию, а оттуда в НИС4 и АСЕАН4.

На протяжении всего послевоенного периода США являлись ведущей экономической державой в АТР, а американские инвестиции играли доминирующую роль. Однако американское участие на японском рынке ограничивалось в основном продажей технологий. Такая стратегия правительства Японии способствовала притоку технологий в страну, но не допускала иностранный контроль над предприятиями. Основная доля торговли приходилась на лицензионные соглашения и продажу патентов, которые непосредственно направлялись японским производителям. За период с 1951 по 1983 г. японские фирмы заключили около 42 тыс. контрактов в области импорта технологий, стоимостью примерно 17 млрд дол. США. Отметим при этом, что японские затраты на покупку новых технологий были значительно ниже, чем если бы эти технологии были разработаны самой Японией.

Исторически регионализм в Восточной Азии уходит своими корнями в японское колониальное господство. Производственные мощности на Тайване и в Республика Корея были составной частью промышленного потенциала японской империи (вплоть до 1945 г.). Следующее вливание японского капитала в азиатские страны АТР произошло в начале 50-х гг. в электронику и машиностроение Тайваня. По такому же сценарию, но в меньших масштабах развивались события в Республике Корея после японо-корейского урегулирования в 1965 г. Новая волна прямых инвестиций в регион в 80-е гг. шла уже не только из Японии, а из Тайваня и Республики Корея. Японские инвестиции в производственный сектор АСАТР в 1986—1989 гг. сравнялись с размером ее совокупных инвестиций за предыдущие 35 лет (с 1951 по 1985 г.), а в 1988 г. прямые инвестиции Японии в производственный сектор стран АСЕАН сравнялись с аналогичным показателем азиатских НИС. В свою очередь приток прямых инвестиций из Тайваня и Республики Корея в АТР превысил приток инвестиций из Японии, а в 80-е гг. совокупные инвестиции НИС4 в Малайзию и Таиланд сравнялись с японскими. Внушительная часть инвестиций в эти страны пришлась также на этнических китайцев. Китайские диаспоры в регионе стали важной инвестиционной силой, а в 90-х гг. сюда же добавились прямые инвестиции КНР. Отмечено также, что в поисках новых сфер приложения прямые инвестиции из АСЕАН4 и КНР направляются в Индокитай и Индию.

Все большие объемы принимает реинвестирование прибыли корпораций. Так, около 40 % от всех инвестиций в АТР приходится на внутрирегиональные потоки. Усиливается роль компаний из стран региона как наиболее мощных инвесторов. Возглавляют список таких корпораций Япония, США и Республика Корея.

В большинстве стран частный сектор является основным источником технологического развития и участником передачи технологий (см. таблицу). Государство, однако, играет немаловажную роль в поощрении инновационной деятельности и проведении координационных мер и мониторинга. Меры поддержки, проводимые правительством, непосредственно включают предоставление финансовых льгот и субсидирование инновационных предприятий.

Национальные инновационные системы в Азиатско-Тихоокеанском регионе могут быть классифицированы следующим образом:

  • "переселенческие" страны АТР (США, Австралия, Новая Зеландия);
  • Япония и НИС4 (Республика Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг);
  • АСЕАН4 (Таиланд, Малайзия, Индонезия, Филиппины);
  • КНР.

Таблица

Страны первой группы обладают развитой рыночной экономикой, а исторически характеризуются устойчивыми связями с Европой. Однако интеграционные процессы между этой группой стран и странами Восточной Азии усиливаются, что выражается, в частности, в расширении и укреплении торговых, научно-технических и производственных связей. В рассматриваемой группе стран США уникальны по нескольким причинам. Во-первых, огромный размер экономики и самые крупные расходы на НИОКР. Во-вторых, значительные размеры ВПК, развитая система образования и высокий уровень жизни определяют необходимость и возможность дальнейшего расширения разработок технологически сложных видов продукции. Система высшего образования США является основной базой НИОКР и инновационных фирм, хотя американская промышленность не всегда успешно пользуется столь мощной исследовательской и проектно-конструкторской базой.

В рамках политики "лицом к Азии", провозглашенной Австралией, растет технологическое взаимодействие этой страны со странами региона, и в первую очередь с Японией. Привлечение иностранного капитала, привносящего передовую технологию и управленческий опыт, является приоритетной задачей вывода австралийской экономики из спада путем повышения конкурентоспособности ее продукции на мировом рынке. Хотя основная доля японских инвестиций сосредоточена в добывающем секторе, в качестве перспективы на будущее выдвигается сотрудничество в области биотехнологий, средств связи и здравоохранения.

В 50—60-х гг. Япония добилась значительных темпов экономического роста, позже, в 70—80-х гг., аналогичная картина наблюдалась в Республике Корея, на Тайване, в Сингапуре и Гонконге. Чрезвычайная активность частного сектора и активные меры государства, поощряющие частный сектор, явились основными причинами быстрых темпов экономического роста этих стран.

В этой группе стран доминирующее положение занимает Япония. В отличие от США, где основу НИОКР образуют университетские исследования, в Японии НИОКР концентрируются в промышленных компаниях, что обусловливает их более выраженный прикладной характер. Однако в последнее время в связи с усилением конкуренции есть явные признаки смещения акцентов на фундаментальные исследования.

НИС4 добились значительных успехов в освоении и применении новейших технологий. Поощрительные меры государства, здоровая экономическая атмосфера, в частности низкие темпы инфляции, реальный обменный курс и маленький бюджетный дефицит, значительно ускорили этот процесс, а селективная промышленная политика, направленная на развитие ряда отраслей (сталелитейная, автомобилестроительная, электроника), значительно способствовала дальнейшей индустриализации. Наряду с этим применялись меры по защите внутреннего рынка посредством субсидирования, финансирования на льготных условиях и оказывания помощи фирмам в приобретении новых технологий за рубежом. Однако эффективность промышленной политики, проводимой в этих странах, остается еще под вопросом, так как ряд отраслей, несмотря на государственную поддержку, не смогли добиться конкурентоспособности на мировом рынке. Примером может служить авиастроительный комплекс Японии, который на протяжении 20 лет абсорбировал значительные государственные инвестиции, но не добился сколько-нибудь серьезного прорыва Японии на мировой рынок.

Корею рассматривают как страну со средним технологическим уровнем развития, активным поощрением экспорта и протекционизмом в импорте. Быстрый рост зарплаты в стране служит поводом для беспокойства, ибо это значительно снижает конкурентные преимущества страны. В рамках "новой экономической политики", реализуемой администрацией Ким Ен Сама, пришедшего к власти в 1993 г., был предусмотрен ряд льгот для иностранных инвесторов в высокотехнологичных отраслях, свободных экспортных зонах и индустриальных парках.

Что касается зарубежных инвестиций Кореи, то одними из четырех разрешенных типов таких инвестиций являются совместные исследования и участие в передовых технологических проектах, что подтверждает глубокую заинтересованность корейского правительства в наращивании инвестиционной деятельности за границей.

Как уже отмечалось выше, Япония и США являются главными поставщиками технологий в Корею. В 1990 г. на их долю пришлось около 80 % оплаченных Кореей лицензий. Хотя ИПИ не стали основным источником притока капитала, они используются в качестве механизма для передачи технологий и доступа на рынки других стран. В перспективе трудоемкое производство будет переноситься в КНР и Вьетнам, а инвестиции в Мексику позволят использовать недорогую рабочую силу и сохранить доступ на рынок США в рамках НАФТА. Некоторая часть инвестиций будет направляться непосредственно в США с целью сохранения доступа на рынок и приобретения новейших технологий.

В связи с развалом социалистического лагеря в Корее была выработана так называемая "северная стратегия", ставящая своей целью доступ к полезным ископаемым и приобретение некоторых специализированных технологий по относительно низким ценам в обмен на предпринимательские, управленческие и производственные навыки.

Долговременные цели этой стратегии таковы:

  • сдвиг сырьевого импорта Кореи в сторону Китая и российского Дальнего Востока;
  • укрепление конкурентоспособности корейских товаров в нише технологий среднего уровня и специализация на производстве технологически интенсивной продукции для НИС второго эшелона и стран бывшего соцлагеря;
  • перемещение трудоемких производств за рубеж, особенно в КНР.

Первоначально отношения со странами бывшего СССР, казалось, складывались удачно. Установление дипломатических отношений между СССР и Кореей в 1990 г. значительно форсировало двусторонние экономические и политические контакты. Но политическая нестабильность в странах бывшего соцлагеря привела к росту инвестиционных рисков, поэтому заметных успехов в привлечении корейских инвестиций добились, по существу, лишь бывшие азиатские социалистические страны, которые смогли обеспечить здоровый экономический и политический климат (КНР и Вьетнам). В последнее время наметились некоторые положительные сдвиги в научно-техническом сотрудничестве между Республикой Корея и Россией, особенно в военно-технической области.

Значительных успехов в определенных технологических нишах добился также Тайвань. Несмотря на неконкурентоспособность крупных государственных предприятий на мировом рынке, в стране имеется динамично развивающийся сектор малых и средних предприятий (МСП), являющихся поставщиками ТНК США и Японии.

Особенность внешнеэкономических связей Тайваня в конце 80-х гг. состояла в том, что 90 % торговли и инвестиций этой страны приходилось на страны, с которыми он не имел дипломатических отношений, а инвестиции концентрировались главным образом в трудоемких отраслях. Однако в конце 90-х гг. ситуация изменилась: круг стран, с которыми Тайвань имеет дипломатические отношения, расширился. В потоке тайваньских инвестиций наметилась тенденция к увеличению доли капиталоемких и высокотехнологичных отраслей. Такие изменения совпали с острой потребностью стран АСЕАН в капитальных ресурсах и усилением конкурентной борьбы на мировом рынке. Напротив, инвестиции в КНР концентрировались в трудоемких отраслях, что объясняется заинтересованностью мелких и средних фирм, специализирующихся на выпуске трудоемкой продукции, в переносе производства на материк. Однако уже к середине 1994 г. произошел сдвиг: инвестиции стали направляться в капиталоемкие и высокотехнологичные отрасли, такие, как автомобилестроение, станкостроение, компьютерные технологии.

Текущими приоритетами технологической политики правительства Малайзии являются расширение местной исследовательской базы и международное сотрудничество в области технологий. Ключевой задачей является развитие высокотехнологичных отраслей промышленности с целью поддержания экспортного производства на конкурентном уровне. Серьезным ограничением для реализации этой цели является недостаток в стране научных и инженерных кадров.

Быстрому промышленному развитию Таиланда способствовали два фактора: во-первых, массированный приток инвестиций и технологий по каналам ТНК; во-вторых, активная роль государства и местного предпринимательства. Мощная поддержка оказывается государством инновационным предприятиям в области микроэлектроники, информационных технологий и биохимии. Важная роль, как и в Малайзии, отводится совершенствованию человеческого фактора, необходимого для эффективного использования передовых технологий.

Индонезия все еще находится на относительно низкой стадии технологического развития по сравнению с другими странами этой группы. Около 3/4 всего выпуска промышленности этой страны приходится на низкотехнологичные отрасли. Однако заметно продвигается развитие технологически сложных производств в "стратегических" отраслях, таких, как аэронавтика, энергетика, электроника. Одним из перспективных направлений двустороннего сотрудничества между Россией и Индонезией является область военных технологий.

Структура внешней торговли России со странами АСЕАН неблагоприятна. Особенно удручает малая доля в российском экспорте товаров с высокой добавленной стоимостью (около 3 %) и высокая доля таких товаров в российском импорте из стран АСЕАН. Таким образом, перед Россией стоит важная задача продвижения своих промышленных товаров на рынки этих стран.

При относительно низком ВВП на душу населения, КНР обладает достаточно развитой технологической инфраструктурой, особенно в военно-промышленном комплексе, благодаря которой КНР обладает высокой способностью к адаптации новейших технологий, что совсем не характерно для других стран региона, находящихся на том же уровне развития.

На 90-е гг. приходится вторая стадия модернизации экономики КНР, реализация которой требует не только двусторонних потоков инвестиций (в КНР и из КНР), но и всемерного расширения технологических связей. Китайские инвестиции рассредоточены почти по 135 странам мира, но при таком широком разбросе концентрируются все же в довольно ограниченном круге стран. На долю трех стран (Канада, США и Австралия) приходится около 58 % китайских капиталовложений.

Полноценная индустриализация невозможна без развития сопутствующих отраслей промышленности. Без развития этих отраслей индустриализация является поверхностной и приводит к значительной зависимости от ТНК, а это, в свою очередь, отрицательно сказывается на платежном балансе и балансе текущих операций. Поверхностный тип индустриализации не позволяет сформировать полноценные внутренние и внешние технологические связи. Причина роста дефицита баланса текущих операций кроется в значительном размере импорта деталей, компонентов и оборудования, необходимых для налаживания производства ТНК в данной стране. Важными средствами снятия разногласий между развитыми и развивающимися странами региона являются:

  • надлежащая защита интеллектуальных прав собственности и устранение "пиратства";
  • налоговые и прочие финансовые стимулы на начальном этапе становления предприятия, особенно инновационных фирм;
  • эффективная государственная поддержка как смешанных, так и фундаментальных исследований;
  • создание и использование промышленных ассоциаций и торгово-промышленных палат в качестве опоры формирования сети поставщиков и субконтрактников;
  • формирование производственных навыков и опыта в рамках частных предприятий, государственные программы усовершенствования профессиональных знаний и квалификации;
  • образование, которое является ключом к успеху и техническому прогрессу всего общества, а потому важно, по мере его дальнейшего расширения, правильно соблюсти пропорции между общеобразовательной и высшей школой.

Общество, как и человеческий организм, нуждается в четко организованной системе. Такие организационные системы играют порой в жизни общества решающую роль. Технический прогресс общества невозможен без четко организованной системы образования и НИОКР. Так, в Японии система сотрудничества между НИИ, университетами, региональными научно-исследовательскими центрами (kosetsushi) явилась фактором значительного успеха в области НИОКР, особенно малых и средних фирм (МСФ). Развивающиеся страны АТР должны это учесть и разработать свои национальные системы взаимодействия. МСФ систематически нуждаются в государственной помощи. Финансовая поддержка, обеспечивающая перекачку средств от государства к МСФ, — один из таких способов, наряду с налоговыми льготами и страхованием рисков, особенно когда дело касается перспективных проектов.

Целесообразно рассмотреть и некоторые моменты пирамидальной системы субконтрактов. Такая система должна формироваться с учетом национальных и других особенностей данной страны. "Смягченная" передача технологий от заказчика к субконтрактщику и эффективная снабженческая сеть должны быть обязательными элементами такой системы.

Правительства стран региона видят движущую силу технологического развития в частном секторе; в то же время они прилагают усилия для сдвига государственного научного потенциала в сторону потребностей рынка. Страны Восточной Азии активно инвестируют в собственные и зарубежные инфраструктурные проекты и прилагают усилия в проведении стабильной макроэкономической политики, обеспечивающей благоприятный экономический климат для технического развития.

Страны АТР, используя свойственные им культурные и организаторские меры, в большинстве своем добились значительных успехов в освоении и применении новейших технологий как иностранного, так и отечественного происхождения. Вступая в альянсы с наиболее развитыми странами в области фундаментальных исследований, они могут обеспечить себе процветание и в следующем тысячелетии.

США и Япония, являясь ведущими технологическими державами в мире, и в следующем тысячелетии останутся основными поставщиками технологий в АТР. Причем перекрестные прямые инвестиции останутся основным инструментом распространения технологий и ноу-хау в регионе. Динамично формирующееся в регионе разделение труда имеет следующую структуру:

  • Япония и США — наиболее технологически интенсивные отрасли;
  • НИС4 — среднетехнологичные отрасли;
  • АСЕАН4 — стандартные опробованные технологии;
  • КНР и Вьетнам — трудоемкие технологии наряду с применением стандартных технологий в обрабатывающей промышленности.

Усовершенствование технологий и вовлечение в эту сферу развивающихся стран формируют новую более сложную промышленную структуру в АТР. Для гармоничного развития всего региона Японии и США следует активизировать передачу своих технологий в другие страны региона. Вероятно, в связи с ростом различных региональных и субрегиональных структур, а также технологических альянсов, заметную роль в будущем будет играть передача технологий и по межгосударственным каналам наряду с расширением официальной помощи развитию, предоставляемой Азиатским банком развития.

Углубление интеграции путем специализации и кооперирования будет способствовать расширению внутрифирменных и внутриотраслевых потоков капитала в сочетании с ростом внутрирегиональной торговли. Несмотря на кризис, АТР останется наиболее динамично развивающимся регионом с огромным внутренним рынком товаров и услуг, особенно в случае реализации региональной программы технической интеграции в течение следующих нескольких лет.

Совершенно очевидно, что перспективы мирового хозяйственного развития в XXI в. будут в значительной мере определяться развитием крупных региональных экономических зон, в том числе АТР. Тщательное изучение и творческое применение опыта технологического сотрудничества, накопленного в этом регионе, могло бы оказать неоценимую услугу в разработке стратегии технологического развития РФ и СНГ, а подключение их к этому региональному сотрудничеству значительно облегчит и ускорит реализацию этой стратегии.

Литература


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.