Белорусский журнал международного права и международных отношений 2002 — № 1


международное право — международные организации

ОСОБЕННОСТИ МЕХАНИЗМА ВНУТРИОРГАНИЗАЦИОННОЙ ПРАВОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

Игорь Барковский

Барковский Игорь Александрович — соискатель кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Правотворческая деятельность международных организаций может осуществляться в двух формах: непосредственное правотворчество и вспомогательная роль в правотворческом процессе государств. В теории международного права выделяется три основных вида непосредственной правотворческой деятельности международных организаций: а) заключение международных соглашений международными организациями; б) принятие решений, определяющих поведение стран-членов по основным вопросам деятельности организации, или внешняя регламентация; в) принятие решений по внутриорганизационным вопросам, или создание внутреннего права1.

Предметом рассмотрения данной статьи является специфика механизма внутриорганизационной правотворческой деятельности Содружества Независимых Государств (Содружество).

Вопрос о внутриорганизационной правотворческой деятельности международных организаций относится к наиболее дискуссионным проблемам в науке международного права. Термин "внутреннее право международных организаций" появился сразу после создания первых международных организаций для обозначения правил, принимаемых административными союзами по вопросам их внутреннего функционирования. В международно-правовой литературе до сих пор нет общепризнанного определения понятия внутреннего права международных организаций. Большинство российских авторов, затрагивающих эту проблему, указывают лишь на то, что оно регулирует вопросы внутреннего функционирования международных организаций, без конкретизации регулируемых отношений. Ряд юристов-международников уточняют круг этих отношений. Так, С. В. Черниченко считает, что внутреннее право международных организаций можно определить как совокупность норм, регулирующих структуру, порядок осуществления функций, взаимоотношения между внутренними подразделениями международной организации, а также статус и функции ее должностных лиц и служащих2. В. И. Маргиев значительно расширяет круг отношений, регулируемых внутренним правом. По его мнению, к ним можно отнести не только связи между органами международных организаций, но и отношения между государствами-членами в рамках организации, отношения между организацией и государствами-членами, а также отношения между должностными лицами и служащими секретариата. Эти отношения регулируются соответственно нормами, содержащимися в правилах процедуры, в финансовых правилах, в правилах персонала и других актах организации3. С другой точки зрения, круг отношений, регулируемых внутренним правом, наоборот, сужается к той части актов, которые адресованы персоналу организации и предназначены для урегулирования его правового положения4.

Несмотря на некоторое различие мнений по определению понятия "внутреннее право" международных организаций, практически все авторы, исследующие этот вопрос, относят к нему нормы, регулирующие функции, структуру и взаимоотношения внутренних подразделений международных организаций, статус и функции их должностных лиц и служащих, а также нормы, содержащиеся в правилах процедуры, регламентах различных органов международных организаций, и решения этих органов по вопросам внутренней жизни организации или ее органа5.

Несмотря на то, что праву Содружества посвящено множество научных публикаций, до сих пор остаются практически не изученными внутриорганизационная правотворческая деятельность и внутреннее право организации. Несомненный интерес для исследования может представлять Консультативное заключение Экономического Суда СНГ от 5 мая 1996 г., где выражена позиция, согласно которой к внутреннему праву Содружества Независимых Государств относятся решения органов Содружества по бюджетным вопросам и положению о персонале организации либо по учреждению вспомогательных органов организации6.

При рассмотрении вопросов, касающихся внутриорганизационной правотворческой деятельности Содружества, прежде всего следует остановиться на компетенции этой организации в области внутриорганизационного регулирования.

В международном праве нет общего документа, который бы регламентировал создание норм внутреннего права международных организаций. Практика международных организаций показывает, что юридическим основанием механизма создания норм внутреннего права могут быть соответствующие положения их уставов и решения высших органов организации. В каждой международной организации в зависимости от ее целей и задач может быть различным объем компетенции, в том числе и по вопросам внутриорганизационного регулирования. Поэтому определение компетенции международных организаций в сфере внутриорганизационной правотворческой деятельности возможно только на основании анализа основополагающих документов и других нормативно-правовых актов, регламентирующих их деятельность. Как правило, учредительные акты международных организаций специально не регламентируют процедуру создания внутреннего права. Однако их анализ показывает, что отдельные положения, касающиеся формирования внутреннего права, обычно содержатся в тех главах учредительных актов, в которых перечисляются функции и полномочия органов организации.

Компетенция высших органов Содружества в сфере правотворчества в общем виде закреплена в ряде статей Устава СНГ (стст. 21, 22). Согласно этим нормам Совет глав государств обсуждает и решает принципиальные вопросы, связанные с деятельностью государств-членов в сфере их общих интересов, Совет глав правительств координирует сотрудничество органов исполнительной власти государств-членов в экономической, социальной и иных сферах общих интересов7. В этих положениях Устава обозначены полномочия высших органов Содружества в сфере определения поведения государств-участников по основным вопросам деятельности организации. В то же время в Уставе не раскрывается компетенция органов Содружества в сфере внутриорганизационного правотворчества. Ответ на этот вопрос можно получить только при рассмотрении другого нормативно-правового акта, принятого высшим органом Содружества — Советом глав государств. Так, Решением о разграничении полномочий между Советом глав государств и Советом глав правительств СНГ от 2 апреля 1999 г. осуществлено разделение компетенции этих органов и определены вопросы, по которым они могут принимать решения, в том числе касающиеся внутриорганизационного регулирования: создание новых или упразднение существующих органов Содружества; оптимизация структуры СНГ и совершенствование деятельности его органов; заслушивание отчетов о деятельности органов СНГ; назначение (утверждение) руководителей органов СНГ; делегирование полномочий нижестоящим органам; утверждение положений об органах СНГ; решение финансовых вопросов обеспечения деятельности органов Содружества8.

Анализ учредительных документов некоторых других органов Содружества также позволяет говорить о наделении их определенными полномочиями в сфере внутриорганизационного регулирования и внутриорганизационной правотворческой деятельности. Например, Исполнительный комитет Содружества (исполнительный, административный и координирующий орган) наряду с другими функциями осуществляет разработку проекта единого бюджета органов Содружества9. Учредительные документы двух основных исполнительных органов Содружества (Совет министров иностранных дел и Экономический совет Содружества Независимых Государств) наряду с определенными нормами, регламентирующими их деятельность в сфере внутриорганизационного регулирования, содержат нормы, предусматривающие возможность принятия решений по поручениям Совета глав государств и Совета глав правительств10. Вполне возможно, что эти поручения могут касаться решения различных внутриорганизационных вопросов деятельности организации.

Остановимся на наиболее важных вопросах, касающихся особенностей механизма внутриорганизационной правотворческой деятельности Содружества. Прежде всего, следует подчеркнуть особо важную роль Правил процедуры Совета глав государств и Совета глав правительств Содружества Независимых Государств, утвержденных Советом глав государств 17 мая 1996 г. В этом документе содержатся нормы, регламентирующие порядок организации заседаний высших органов Содружества, процедуру подготовки и принятия документов, вносимых на их рассмотрение. В настоящее время осуществляется подготовка изменений Правил процедуры. Предполагается распространить их действие не только на Совет глав государств и Совет глав правительств, но и на два основных исполнительных органа Содружества: Совет министров иностранных дел и Экономический совет Содружества Независимых Государств11. Кроме того, как показывает анализ Правил процедуры, некоторые положения этого документа также нуждаются в изменении.

Например, существующая в Правилах процедуры (п. 1 правила 1) норма определяет периодичность проведения заседаний высших органов Содружества (Совета глав государств — не реже двух раз в год, а Совета глав правительств — не реже четырех раз в год)12, что не согласуется с Решением о периодичности проведения заседаний Совета глав государств от 23 октября 1997 г. и Решением о периодичности проведения заседаний Совета глав правительств от 9 октября 1997 г., в которых установлены определенные даты проведения заседаний высших органов Содружества. Согласно положениям этих документов заседания Совета глав государств должны проводиться два раза в год (вторая пятница марта и вторая пятница октября), Совета глав правительств — четыре раза в год (третья пятница января, вторая пятница марта, первая пятница июня и вторая пятница октября)13.

В соответствии с правилом 2 Правил процедуры право внесения проектов документов для их рассмотрения на Совете глав государств и Совете глав правительств предоставлено государствам и уставным органам Содружества. Проекты документов, подготовленные органами отраслевого сотрудничества для предполагаемого рассмотрения Советом глав государств и Советом глав правительств, рассматриваются уставными органами в соответствии с их компетенцией. Однако нормативно-правовые акты, принятые в рамках Содружества, не содержат определения понятия "уставной орган". По сложившейся практике это понятие применяется по отношению к тем органам, которые прямо упомянуты в Уставе. В то же время Решением о совершенствовании и реформировании структуры органов Содружества Независимых Государств, принятым Советом глав государств 2 апреля 1999 г., утверждена схема органов Содружества, в которой предусмотрены некоторые новые органы, созданные после принятия Устава (например, Экономический совет Содружества Независимых Государств)14. В этой связи было бы логичным предусмотреть в нормативно-правовых документах Содружества норму, раскрывающую понятие "уставной орган Содружества", тем более, что в дальнейшем не исключено создание новых органов, процесс отражения которых в Уставе может быть длительным.

Для доработки и согласования проектов документов, вносимых на рассмотрение Совета глав государств и Совета глав правительств, как правило, созываются экспертные группы из числа представителей государств и органов Содружества (правило 4). Во время их работы возникает ряд вопросов, касающихся подготовки, организации и проведения экспертных групп. Решению этой проблемы могли бы способствовать внесение определенных изменений в Правила процедуры либо подготовка нормативно-правового акта, содержащего нормы, регламентирующие деятельность экспертных групп. В нем, в частности, целесообразно предусмотреть нормы, определяющие: состав экспертных групп; условия правомочности заседания экспертной группы; порядок обсуждения проектов документов, принятия решений и др.

В ходе работы по изменению Правил процедуры достигнуто согласие об изменении нормы, регламентирующей порядок председательства15. Так, правило 10 Правил процедуры определяет, что главы государств и главы правительств председательствуют поочередно, в порядке русского алфавита названий государств-участников, соответственно в Совете глав государств и Совете глав правительств. Срок председательства определяется в двенадцать месяцев, если иное не установлено решением Совета глав государств. Эта норма не соответствует Решению о порядке председательства в органах Содружества Независимых Государств, принятому 2 апреля 1999 г. и установившему общий для всех органов Содружества порядок председательства. В соответствии с этим документом председательство в органах Содружества осуществляется поочередно каждым государством — участником Содружества в лице его представителя на основе принципа ротации, на срок не более одного года. Предшествующий и последующий председатели органа Содружества являются его сопредседателями. В случае временного отсутствия председателя органа Содружества его обязанности возлагаются на одного из сопредседателей16.

Внимания заслуживают еще несколько важных вопросов, отраженных в Правилах процедуры и касающихся механизма внутриорганизационной правотворческой деятельности Содружества: юридическая сила решений, принимаемых высшими органами Содружества, а также возможность формулирования к этим решениям оговорок.

Устав СНГ не определяет юридическую силу решений, принимаемых высшими органами Содружества. Этот вопрос нашел свое отражение в Правилах процедуры Совета глав государств и Совета глав правительств Содружества Независимых Государств. На заседаниях Совета глав государств и Совета глав правительств подписываются договоры, принимаются решения, заявления, обращения, а также протокольные решения (правило 19). Согласно правилу 20 решения по всем вопросам, кроме процедурных, принимаются на основе консенсуса. Консенсус определяется как отсутствие официального возражения хотя бы одного из государств-участников, выдвигаемого им как препятствие для принятия решения по рассматриваемому вопросу. Принятое таким образом решение является обязательным для государств, участвовавших в его принятии. Любое государство может заявить о своей незаинтересованности в том или ином вопросе, что не является препятствием для принятия решения.

Не вызывает сомнений обязательная сила решений вышестоящего органа Содружества по отношению к нижестоящему. Вместе с тем при оценке обязательности внутриорганизационных решений одного органа организации, адресованных другому однопорядковому органу, с рекомендацией совершить то или иное действие не может быть всеохватывающего подхода. Их обязательная сила может зависеть как от положений устава организации, так и от намерения обоих органов. Проблема возникает относительно юридической силы решений высших органов Содружества, адресованных непосредственно государствам-участникам.

Вопрос о юридической силе решений высших органов международных организаций является весьма непростым. Учитывая специфику регулируемых этими решениями отношений, их традиционно подразделяют на две группы: по внутриорганизационным проблемам и по вопросам непосредственного осуществления целей организации (внешняя регламентация). В первом случае речь идет о принятии правил процедуры, правил персонала и т. д. Во втором — об установлении прав и обязанностей стран-членов в их взаимоотношениях вне международной организации17. Ввиду различия между этими группами решений их целесообразно рассматривать отдельно друг от друга. Так, Н. Б. Крылов считает, что при разработке уставов учредители организации очень тщательно решают, в какой мере постановления организации по основным вопросам ее деятельности смогут их связывать в дальнейшем. Рассматривая вопрос о предоставлении международной организации возможности принимать обязательные акты по существу, государства идут на это, как показывает практика, с большой осторожностью. Поэтому даже логически невозможно допустить, чтобы государства намеревались придать организации право на обязательные акты, но прямо не записали эту норму в устав. Нельзя забывать и о том, что соглашение между субъектами международного права является единственным способом создания юридических норм. И если государства были бы согласны подчиняться решениям межсистемной организации, то они выразили бы это в уставе18. В то же время в доктрине международного права не ставится под сомнение обязательность решений по внутриорганизационным вопросам. Российские юристы-международники признают решения по внутриорганизационным вопросам обязательными для организации и ее членов. Так, по мнению С. В. Черниченко, юридическая сила решений международных организаций по вопросам, связанным с их структурой и внутренней деятельностью, сомнений не вызывает19. П. И. Лукин пишет: "Правила процедуры любой международной организации обязывают представителей государств-членов тогда, когда они участвуют в работе данной международной организации, и до тех пор, пока они в этой работе участвуют. Эти правила не имеют силы вне рамок данной организации"20. Е. А. Шибаева отмечает, что источником норм, которые принимаются органами самой организации по вопросам, относящимся к внутренней жизни организации, являются решения, имеющие обязательный характер21. Польский профессор В. Моравецкий считает, что некоторые постановления органов международных организаций с точки зрения той роли, какую они играют в самом механизме организации, носят характер обязательных решений и не могут быть трактованы как рекомендации. Это решения, касающиеся вопросов внутреннего функционирования организации22. По его мнению, без однозначного и обязательного для всех членов, а также для всего руководства и всех органов организации, равно как и для подчиненных им лиц, решения этих вопросов организация не могла бы нормально функционировать, потому что возникли бы замешательство и неуверенность, противоречащие самой сущности организации как стабильного механизма сотрудничества государств23.

По нашему мнению, проблема юридической силы решений высших органов Содружества вызвана прежде всего отсутствием в документах Содружества классификации решений Совета глав государств и Совета глав правительств на акты, определяющие поведение государств-участников по основным вопросам деятельности организации, и акты по внутриорганизационным вопросам. Их юридическая сила может быть различна. При этом по крайней мере решения по внутриорганизационным вопросам деятельности Содружества должны быть обязательными для всех государств-участников.

Другая проблема, касающаяся решений высших органов Содружества, — возможность формулирования к ним оговорок. Согласно правилу 21 оговорки формулируются в отношении международных договоров, заключаемых в рамках Содружества. Однако на практике имеют место оговорки к принимаемым решениям. В связи с этим в Решении Экономического Суда Содружества от 22 июня 1998 г. обращено внимание на то, что правила процедуры не предусматривают формулирование государством, участвующим в принятии решения, оговорок. Вместе с тем пункт 2 правила 20 устанавливает, что любое государство-участник может заявить о своей незаинтересованности в том или ином вопросе, что не является препятствием для принятия решения. Поскольку Правила процедуры не определяют и ничем не ограничивают круг таких вопросов, а используют общую формулировку "тот или иной вопрос", Экономический Суд считает, что это может быть как весь круг вопросов, по которым принимается решение, так и отдельные вопросы, закрепляемые в том или ином положении (пункте, статье) решения. Правила процедуры, к сожалению, не регламентируют форму, в которой государство — участник заседания может заявить свою незаинтересованность в том или ином вопросе. Очевидно, именно поэтому многие принятые Советом глав государств и Советом глав правительств решения оформляются так же, как и договоры, т. е. подписываются главами государств или главами правительств, в них указывается, какие государства это решение не подписали либо сформулировали оговорки и в чем их суть24.

При рассмотрении вопроса о возможности формулирования оговорок к решениям Совета глав государств и Совета глав правительств Содружества необходимо учитывать, что такие решения являются актами органов международной организации и, соответственно, имеют недоговорную природу происхождения. Вместе с тем, согласно нормам международного права, оговорки могут формулироваться только к международным договорам. Так, в соответствии со статьей 2 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. и Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. под оговоркой понимается одностороннее заявление, сделанное государствами или международной организацией в любой формулировке и под любым наименованием при подписании, ратификации, акте официального подтверждения, принятии или утверждении договора или присоединении к нему, посредством которого эти субъекты желают исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству или данной организации25.

Важное место во внутреннем праве международных организаций занимают правила, касающиеся статуса персонала.

Источниками норм и правил, регулирующих различные аспекты положения должностных лиц международных организаций, могут быть: уставы или иные учредительные акты организации; соглашения с правительством страны пребывания и правительствами других стран — членов организации, а также с другими международными организациями; положения о персонале; статуты персонала; отдельные решения по соответствующим вопросам, принятые полномочными органами организации.

Наряду с этим нормы о правовом статусе должностных лиц международных организаций содержат международные конвенции (например, Конвенция о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций 1946 г., Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН 1947 г., Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных организаций, действующих в определенных областях сотрудничества, 1980 г. и др.).

Одним из направлений по оформлению правового положения должностных лиц органов Содружества является заключение ими соглашений с государством пребывания. Механизм заключения соглашений между соответствующим органом Содружества и государством его пребывания регламентируется Решением Совета глав правительств Содружества Независимых Государств от 21 октября 1994 г. об Общем положении о межгосударственных (межправительственных) органах Содружества Независимых Государств и Примерном соглашении межгосударственного (межправительственного) органа Содружества Независимых Государств с государством местонахождения об условиях его пребывания. Взаимоотношения межгосударственных (межправительственных) органов с государством пребывания определяются по соглашению сторон на основе Примерного соглашения межгосударственного (межправительственного) органа Содружества Независимых Государств с государством местонахождения об условиях его пребывания26. Например, 22 ноября 1996 г. был заключен Договор между Экономическим Судом Содружества Независимых Государств и Республикой Беларусь об условиях пребывания Экономического Суда Содружества Независимых Государств на территории Республики Беларусь. Этим документом наряду с другими положениями предусмотрены нормы, касающиеся внутриорганизационных вопросов деятельности Экономического Суда на территории Республики Беларусь, а также правового положения судей, должностных лиц и членов их семей27.

Правовое положение должностных лиц органов Содружества, исходя из практики деятельности международных организаций, может быть закреплено в специальном нормативно-правовом акте о правовом статусе должностных лиц органов Содружества. В таком документе прежде всего необходимо определить: понятие термина "должностные лица органа Содружества"; основы их правового положения; принципы службы в органах Содружества и др.

На основании анализа существующих взглядов на определение внутреннего права международных организаций, нормативно-правовых актов, принятых в рамках СНГ, договорной практики его органов можно сделать следующие выводы.

В нормативно-правовых актах, принятых в рамках Содружества, не закрепляется общее понятие внутреннего права этой организации. Вместе с тем некоторые органы Содружества имеют определенные полномочия по осуществлению внутриорганизационного регулирования, что позволяет говорить о процессе формирования внутреннего права организации.

В общем виде внутреннее право Содружества можно определить как совокупность юридических норм, регламентирующих внутриорганизационные вопросы функционирования Содружества и принимаемых органами организации на основании нормативно-правовых документов, принятых в рамках Содружества.

К внутреннему праву Содружества, исходя из объекта регулирования, можно отнести решения органов Содружества, касающиеся: правил процедуры высших органов Содружества; бюджетных вопросов; положений о персонале организации; учреждения (упразднения) вспомогательных органов организации; назначения руководителей органов Содружества; совершенствования структуры и деятельности органов Содружества. Кроме того, к нему можно отнести нормы, создаваемые в результате договорной практики органов Содружества и регулирующие внутриорганизационные вопросы их функционирования.

Проблемы внутриорганизационной правотворческой деятельности Содружества требуют дальнейшего глубокого и всестороннего изучения, поскольку от эффективности внутриорганизационного регулирования зависит деятельность этой региональной международной организации.

1 См., например: Крылов Н. Б. Правотворческая деятельность международных организаций. М., 1988. С. 72.
2 См.: Черниченко С. В. Юридическая природа внутреннего права международных организаций // Советский ежегодник международного права. 1971. М.,1973. С. 217.
3 См.: Маргиев В. И. К вопросу о юридической природе внутреннего права международных организаций // Советский ежегодник международного права. 1980. М., 1981. С. 109.
4 См.: Митрофанов М. В. Служащие международных организаций. М.,1981. С.26—33.
5 См., например: Шибаева Е. А., Поточный М. Правовые вопросы структуры и деятельности международных организаций. М., 1988. С. 95; Морозов Г. И. Международные организации: Некоторые вопросы теории. М., 1974. С. 263—266; Моравецкий В. Функции международной организации. М., 1976. С.163—164.
6 Консультативное заключение Экономического Суда СНГ № 06/95-С-1/1-96 от 5 мая 1996 года // Решения Экономического Суда СНГ (1994—2000 гг.). Мн., 2000. С. 116.
7 Устав Содружества Независимых Государств // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1993. № 1 (9). С. 23.
8 Решение о разграничении полномочий между Советом глав государств и Советом глав правительств СНГ // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1999. № 1 (31). С. 74—75.
9 Протокол об утверждении Положения об Исполнительном комитете СНГ // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 2000. № 2 (35). С. 136—138.
10 Решение о Положении о Совете министров иностранных дел Содружества Независимых Государств // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1999. № 1 (31). С. 76—79; Решение о Положении об Экономическом совете Содружества Независимых Государств// Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 2000. № 1 (34). С. 23—27.
11 Решение Совета глав правительств СНГ о проекте Решения о Правилах процедуры Совета глав государств, Совета глав правительств, Совета министров иностранных дел и Экономического совета Содружества Независимых Государств от 29 ноября 2001 г.
12 Решение об утверждении Правил процедуры Совета глав государств и Совета глав правительств Содружества Независимых Государств // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1996. № 3 (23). С. 56.
13 Решение о периодичности проведения заседаний Совета глав государств // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1997. № 3 (27). С. 199; Решение о периодичности проведения заседаний Совета глав правительств СНГ // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1997. № 3 (27). С. 176.
14 Решение о совершенствовании и реформировании структуры органов Содружества Независимых Государств // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1999. № 1 (31). С. 68—72.
15 Решение Совета глав правительств СНГ о проекте Решения о Правилах процедуры Совета глав государств, Совета глав правительств, Совета министров иностранных дел и Экономического совета Содружества Независимых Государств от 29 ноября 2001 г.
16 Решение о порядке председательства в органах Содружества Независимых Государств // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1999. № 1 (31). С. 67.
17 Крылов Н. Б. Указ. соч. С. 73.
18 Там же. С. 90—91.
19 Черниченко С. В. Указ. соч. С. 218.
20 См.: Лукин П. И. Источники международного права. М., 1960. С. 116—117.
21 См.: Шибаева Е. А. Право международных организаций: Вопросы теории. М., 1986. С. 139.
22 Моравецкий В. Указ. соч. С. 163.
23 Там же. С. 164.
24 Решение Экономического Суда Содружества Независимых Государств № 01-1/1-98 от 22 июня 1998 г. // Решения Экономического Суда СНГ (1994—2000 гг.). Мн., 2000. С. 218.
25 Действующее международное право. Т.1. М.,1999. С. 344, 374.
26 Решение об Общем положении о межгосударственных (межправительственных) органах Содружества Независимых Государств и Примерном соглашении межгосударственного (межправительственного) органа Содружества Независимых Государств с государством местонахождения об условиях его пребывания // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1994. № 3 (16). С. 91—99.
27 Закон Республики Беларусь о ратификации договора между Республикой Беларусь и Экономическим Судом Содружества Независимых Государств об условиях пребывания Экономического Суда Содружества Независимых Государств на территории Республики Беларусь // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. 1997. № 21. Стст. 389—390.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2020 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.