Белорусский журнал международного права и международных отношений 2002 — № 1


международные отношения

ДИЛЕММЫ РОССИЙСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Вадим Елфимов

Елфимов Вадим Алексеевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений Белорусского государственного университета

Начало нового столетия по стечению обстоятельств совпало с приходом новых администраций‚ воцарившихся на ближайшие четыре‚ а то и восемь лет на просторах двух крупнейших и‚ несомненно‚ ключевых по своему значению стран мира. В Соединенных Штатах и в России у руля приняли вахту президенты‚ избранные впервые‚ — Дж. Буш и В. Путин. Предназначенный новичкам срок президентства‚ — а он в обоих случаях имеет шансы стать двойным‚ — позволяет предположить: у этих политических фигур может оказаться достаточно времени для того‚ чтобы задать тон хотя бы началу века. Если‚ конечно‚ не вмешается вездесущий и своенравный политический рок, который способен выступить под личиной как экономического спада‚так и финансового коллапса‚ нефтяного кризиса либо социального взрыва. Или неожиданно затянувшейся‚ хоть и победоносной войны. Или еще чего-нибудь специфического‚ рокового для конкретной властной персоны. Однако ожидать слишком оригинального хода событий‚ конечно‚ не стоит.

На политической кухне США, например, различные случайности происходят только по-вашингтонски‚ а значит‚ почти рутинно‚ но от этого ничуть не менее серьезно. В стране‚ где политическим скандалам удивляются лишь телеведущие‚ всегда есть что положить на чашу весов — тех самых‚ на которых колеблются рейтинги и судьбы лидеров. В пределах федерального округа Колумбия вопрос состоит не в том‚ чтобы найти взрывную сенсацию‚ а в том‚ какому из вечно тлеющих скандалов дать ход‚ до каких пределов его развивать и где остановиться. Для Буша‚ например‚ как для любого американского президента после Р. Никсона‚ всегда реальна угроза очередного "гейта". И чем безоблачней выглядит небо из окон Овального кабинета‚ тем ближе может оказаться очередная разоблачительная гроза. Ведь вашингтонский политический Олимп не терпит слишком большого перевеса одной из двух своих партий — как бы не нарушить равновесие. А сохраняющаяся способность к балансировке двухпартийной политической системы дороже любых личных судеб.

Соответствующие грозовые симптомы‚ несмотря на пиковую популярность нынешнего американского президента (рейтинг почти 90 %1)‚ — а‚ может‚ именно в связи с нею, — уже появились. Скандал с самым крупным корпоративным банкротством в истории Штатов разразился как всегда некстати‚ т. е. как раз в момент получения победных реляций из Афганистана. С позором рухнул один из столпов американской экономики и одновременно финансовых спонсоров политической карьеры Дж. Буша‚ энергетический монстр "Энрон". Незадачливая (теперь!) фирма занималась подлогом документов‚ подкупая внешних аудиторов из "Артур Андерсон"‚ с помощью которых в десятки раз завышала цифры своей финансовой отчетности и вводила в заблуждение и своих акционеров‚ и партнеров по бизнесу. При этом лично Бушу-младшему во время его движения на пути от кандидата в губернаторы до президента страны корпорацией "Энрон" было выдано (по официальным данным) 623 тыс. дол.2 Естественно‚ возник вопрос: не являлся ли причиной необычной благосклонности внешнего аудитора, а именно весьма респектабельной компании "Андерсон"‚ тот хорошо известный факт‚ что глава "Энрон" К. Лей числится в личных друзьях Дж. Буша. Во всяком случае‚ как свидетельствуют опросы‚ 63 % американцев убеждены: дело обстояло именно так3.

Сигнал, крайне неприятный для нынешней администрации, тем более‚ что кроме президента еще 35 ее высокопоставленных сотрудников оказались замечены в связях с "Энрон"‚ более того‚ являлись акционерами корпорации. Впрочем‚ они не пострадали от банкротства‚ поскольку заблаговременно избавились от своих акций‚ естественно‚ когда те еще были в цене. В этом нет ничего удивительного для американского обывателя‚ который прекрасно знает: проблема равенства акционеров относится к области политической демагогии‚ возможно‚ — теории права‚ но с практической экономикой не имеет ничего общего. Однако скандал все раскручивается‚ и стремительно. В деле есть уже самоубийство одного из руководителей "Энрон". И бегство другого. Обнаружились и первые косвенные последствия — вдруг исчез некий банковский служащий‚ а с ним и 750 млн дол. К расследованию подключились ФБР‚ конгресс. Газета "Известия" отмечает: "Это еще не "Уотергейт" и даже не "Моникагейт". Но все только начинается…"4

Впрочем‚ со стопроцентной уверенностью можно утверждать‚ что гроздьям данного скандала не дадут созреть настолько‚ чтобы они могли запятнать высшее должностное лицо. За судьбу Дж. Буша пока следует быть совершенно спокойным‚ ибо на сегодня он довольно успешно делает то‚ что абсолютно устраивает весь американский истеблишмент со всеми его отделениями и со всеми его внутренними противоречиями‚а также клановой борьбой. Нынешний президент не просто утверждает в мире гегемонию Соединенных Штатов‚ а возводит ее в новую‚ еще не виданную в истории человечества степень‚ причем самым конструктивным и эффективным методом — с помощью военной силы.

Надо отметить‚ что техасец‚ ставший президентом‚ со всей своей прямолинейностью и простодушной верой в американскую исключительность как нельзя лучше соответствует этой "высокой" роли. И выполнять ее‚ судя по всему‚ он будет до конца и без малейших сомнений. Посему для любых разоблачителей персона Буша — полное "табу". А скандал с "Энрон" — маленькая страховка на всякий случай: вдруг с "антитеррористической" глобализацией ничего не выйдет. Тогда‚ дабы не запятнать сам звездно-полосатый символ мировой свободы, все свалят на конкретного человека. И для того‚ чтобы он‚ паче чаяния‚ не стал вдруг оправдываться‚ делить с кем-то ответственность‚ ссылаться на какие-то политические силы‚ в запасе имеется папка с делом "Энрон"‚ содержимое которой всегда можно рассмотреть и под другим углом зрения.

Итак‚ ближайшее будущее Дж. Буша гарантировано от каких-либо неприятных потрясений. И главным образом вследствие того‚ что он, как президент, весьма успешно выполняет основную внешнеполитическую функцию‚ которую‚ ловя удачный исторический момент‚ на него возложил американский истеблишмент в полном своем составе. Задача следующая: экстренно‚ пока не опомнилась Западная Европа‚ единственно способная к публичному объявлению о своих "сомнениях"‚ навечно закрепить и расширить господство США в мире.

Какие имеются к тому средства? Как будет добиваться столь амбициозных целей Америка под руководством Дж. Буша?

Во-первых‚ технологически‚ т. е. завоевывая единоличное и абсолютное превосходство в космосе с помощью "национальной противоракетной обороны". Лет через десять‚ после реального развертывания НПРО‚ в космос уже будет не прорваться никакой другой национальной военно-космической программе никакого другого государства. И новый "ядерный зонтик" превратится в очередную американскую ядерно-лазерную "дубинку"‚ только теперь действительно глобального уровня‚ ибо она одна — и повсюду! — будет воздета над всей планетой. Лелеемая с 1945 г. американская мечта о ядерно-космической монополии наконец осуществится.

Во-вторых‚ географически — на стезях "глобальной борьбы с террором"‚ т. е. путем стремительного проникновения в новые "зоны влияния". Причем так‚ чтобы они окончательно замыкали начертанные еще в 1970-е гг. З. Бжезинским "дуги напряженности" в кругосветную цепь зависимости от американских интересов. К тому же это лишит потенциальных конкурентов (читай‚ европейцев‚ пока погрязших в "своем" балканском кризисе и прочих дрязгах) оперативного простора в поиске рынков сбыта и сырья — свободных "зон влияния" уже не останется‚ все будет занято Штатами.

Такая стратегия на ХХI век — это консолидированное решение всего американского истеблишмента. Принята стратегия задолго до трагических событий 11 сентября 2001 г.‚ однако после них она обрела столь недостающее ей в глазах европейцев моральное оправдание. Стратегия стала называться не просто борьбой‚ а "антитеррористической войной". Правда‚ почему-то рассчитанной на жизнь не одного поколения. А также — на глобальные масштабы и даже универсальный характер‚ освещенный авторитетом ООН как универсальной же международной организации. Совет Безопасности принимает соответствующую резолюцию под № 1373‚ а 5 октября 2001 г. учреждает при себе специальный Контртеррористический комитет5. Таким образом‚ стратегия США обретает силу закона, что при нынешней расстановке сил в мире совершенно естественно‚ ибо американский истеблишмент‚ сплотившись‚ отправился в длительный поход за своей "окончательной и решительной" победой. И значит‚ теперь Дж. Буш опирается на консолидированную политическую элиту США, в чем и состоит его сила‚ ибо сегодня только эта элита имеет реальное значение.

В то же время существует и российская политическая элита. Президент В. Путин тоже предпринимает решительные попытки ее консолидировать. Сейчас она находится на переломном этапе своего становления‚ когда ей необходимо окончательно определиться с внешнеполитическими целями. Цели же внутриполитические для нее уже ясны. Это "западные ценности"‚ которые в каком-то смысле действительно носят универсальный характер‚ ибо относятся к торжествующим сейчас почти повсюду рыночным отношениям. А вот с внешнеполитическими целями дело обстоит сложнее. Здесь "западные ценности" вовсе не заполняют весь спектр политических интересов огромного количества государств‚ существующих на Земле. Наоборот‚ они представляют лишь узкую группу интересов небольшого числа ведущих стран мира‚ — и именно тех‚ с которыми издревле Россия‚ а затем и СССР конкурировали в одиночку‚ причем не без успеха. Эта многовековая конкуренция в конце концов привела к возникновению взаимоудерживающей от агрессии биполярной системы‚ впервые на памяти человечества сбалансировавшей систему международных отношений. Биполярность‚ по сути‚ сводилась к тому‚ что объединенной и наиболее агрессивной западной группировке возник противовес‚ реально сдерживавший ее эгоистические устремления. С точки зрения баланса сил совершенно неважно, какой идеологической окраски был этот противовес. Главное‚ он был уравновешивающим, а значит‚ умиротворяющим элементом. Российское государство‚ чтобы стать таким противовесом‚ прилагало поистине титанические усилия на протяжении гигантского исторического отрезка — от екатерининских до брежневских времен‚ и в конце концов добилось своего. И не вина истории или объективной теории международных отношений‚ что биполярная система рухнула — виною тому‚ в лучшем случае‚ просто бездарная политика последнего советского руководства.

Распад СССР‚ т. е. обвал противовеса‚ означал свободу эгоизма для западной группировки‚ возглавляемой США. С одной стороны‚ это открывало‚ как говорят американцы‚ "window of opportunity" — для них "окно возможности", но с другой — выводило Штаты на опасный путь реального‚ а не гипотетического‚ как с Советским Союзом‚ военного столкновения. Наконец-то от глобальной "холодной войны" можно было перейти к цепочке более мелких‚ но настоящих — "горячих" — войн. Белый дом и застоявшийся после Вьетнама Пентагон с удвоенной энергией приступили к действию. Лишь за 1990-е гг. они приняли участие в 30 крупных армейских операциях за рубежом. Штаты всегда были готовы к подобной роли‚ не зря минимум 60 % своих вооруженных сил они постоянно держали и держат не на своей территории‚ а на территории других стран.

Милитаристская машина заработала с новой силой и стала приносить политические‚ а также территориальные "дивиденды". Вновь образованные при военной помощи американцев государства (например‚ части распавшейся Югославии) естественным образом подпадают под полную зависимость от США‚ превращаясь в дополнительные "сферы влияния" империи. На их земле создаются военные‚ в том числе и военно-морские, базы‚ разведывательные центры и региональные штаб-квартиры ЦРУ — одним словом, эти страны превращаются‚ кроме всего прочего‚ во внешний эшелон инфраструктуры Пентагона и НАТО. Беда только в том‚ что цепная реакция военных конфликтов неизбежно замыкает порочный круг и рано или поздно‚ но все-таки поражает и своего зачинщика. Даже несмотря на полное техническое превосходство‚ дававшее единственной оставшейся "супердержаве" уверенность‚ что ответный удар не последует. Ведь‚ казалось бы‚ она воевала с теми‚ по отношению к кому теперь позволительно стало на практике вести себя сверхэгоистично. Естественно‚ то были страны слабые‚ предварительно изолированные от "цивилизованного" мирового сообщества. Но‚ подавляя слабых‚ пусть даже под прикрытием самых демократичных лозунгов‚ нельзя рассчитывать на то‚ что все обойдется без эксцессов‚ которые могут последовать с самой неожиданной стороны. Даже слабый противник‚ когда он приперт к стенке‚ способен пойти на отчаянные шаги.

И мир вступил‚ вернее‚ ему навязали эпоху реального — с потом и кровью‚ с голодом и разрухой — противостояния‚ причем действительно всемирного. Оно остается незамеченным только в "цивилизованных" и благополучных 7—10 странах‚ где его прикрыли изящно-бессмысленной идиомой: "гуманитарная интервенция". Эта идиома позволяет пребывать в состоянии психологического комфорта пресловутому потребителю и обладателю прав человека‚ технократическому западному обывателю‚ который давно живет в виртуальном мире‚ созданном для него медийными средствами. Вот уже более десяти лет он регулярно наблюдает видеокартинку с крылатыми ракетами‚ "высокоточно" врезающимися в какие-то дома на пространстве от Ирака до Сербии‚ и дальше — до Афганистана. Дома‚ помеченные черным крестиком‚ на глазах зрителя превращаются в пустое поле экрана. Но обыватель абсолютно спокоен‚ ибо эта картинка символизирует мощь и неуязвимость его родного Запада. Зато когда в прямом эфире один-единственный раз появилась картинка с самолетами‚ врезающимися в нью-йоркские небоскребы‚ обыватель пришел в ужас. Новая картинка не отменяла мощь Запада‚ но она наглядно демонстрировала его уязвимость. Наружу вышло то самое столкновение‚ которое накликали сами западные апологеты несовместимости "цивилизаций".

На самом деле цивилизации сражаются только в придуманных людьми виртуальных играх‚ а понятию "цивилизованный" претит понятие "война". И если идет война, — а она уже официально объявлена Дж. Бушем, — то ведет ее не западная цивилизация‚ а что-то другое. Это "что-то" — политическая и экономическая элита Запада‚ чудовищно далекая от истинно цивилизованного понимания нашего мира. Именно в условиях монополярности‚ усугубленной однобоким восприятием реальности‚ когда единственной "сверхдержаве" кажется‚ что ее эгоистические‚ сугубо меркантильные интересы совпадают с гуманистическими идеалами всего человечества‚ и расцвел новый воинствующий волюнтаризм. В очередной раз миру указывают "единственно правильный" путь‚ по которому его хотят подвести под единый‚ универсальный стандарт. Впрочем‚ данный стандарт был бы абсолютно неинтересен Соединенным Штатам‚ если бы не приносил им финансовых‚ экономических и прочих выгод. И волюнтаризм нынешний следует понимать упрощенно‚ по-американски: он уже состоит не в том‚ что по воле каких-то радикалов хотят преобразовать систему международных отношений‚ а в том‚ что ей просто навязывают волю одной страны. Или группировки стран‚ что не так уж и меняет дело.

Вот почему реально происходит не "универсализация" международных отношений‚ а сталкиваются‚ с одной стороны‚ ничем не ограниченная экспансия малочисленного (всего 11 % населения Земли)‚ но богатого Запада‚ с другой стороны — исподволь растущее сопротивление этой экспансии большей‚ но беднейшей части человечества. И для конечного итога борьбы неважно‚ что сегодня Запад‚ возглавляемый США‚ пользуется своим техническим превосходством. Именно поэтому сопротивление сегодня носит пока только очаговый характер. Но "все течет‚ все изменяется". Чем выше техническое превосходство‚ тем больше разрыв. И тем глубже противоречия между богатыми и бедными странами‚ и тем большее количество государств‚ а значит‚ и населения планеты‚ нужно удерживать в повиновении. Вот почему географически зона военных акций США все расширяется и расширяется. И следовательно‚ сеть зависимости‚ распространяемая по миру‚ все истончается‚ и истончается…

Вот те новые условия‚ к которым должны приспособиться, каждый по-своему, президенты России и Америки. Но с диаметрально противоположных позиций. Ибо для американского президента стоит вопрос — как успешно развивать экспансию. А для российского — как перестать быть ее объектом.

Ибо экономическая‚ и политическая‚ и культурно-идеологическая экспансия Соединенных Штатов уже возымела на Россию свое действие. А возможно‚ и экспансия военная‚ если судить по результатам. Ведь армии можно громить‚ как показали 1990-е гг.‚ обходясь без артиллерийской канонады. Сегодня российская оборона‚ еще недавно сильнейшая в мире‚ по сравнению с американской представляет собою жалкого и слепого карлика. Без морского флота‚ без авиации‚ без танкового и вертолетного парков. Одних новых вертолетов‚ например‚ Министерство обороны Российской Федерации, по самым скромным подсчетам, должно закупать 60—80 экземпляров в год‚ а она за 10 лет получила всего 506. Российская армия сегодня фактически обходится и без стратегических ракет‚ тем более бесполезных‚ что они лишены поддержки военно-космической группировки. Цели‚ на которые боеголовки по указке Б. Ельцина уже не нацелены‚ давно могли куда-нибудь переместиться‚ а российский Генштаб — ничего об этом и не узнать. Если в советские времена территория США и подлетные траектории всех американских баллистических ракет как наземного, так и морского базирования находились под контролем круглосуточно и в режиме реального времени‚ то сегодня российские спутники находятся над США не более часа в сутки.

И при таких условиях‚ возможно‚ в июне—июле 2002 г. все-таки будет заключен новый договор о сокращении ядерных ракет‚ позволяющий американцам сокращать свои арсеналы странным образом: сначала разъединять боеголовки и ракетоносители‚ а затем аккуратно их складировать в нетронутом виде. Что помешает Пентагону в те самые 23 часа российской "слепоты" вдруг заняться обратным процессом — состыковкой головных частей и ракетоносителей? Чисто технически это дело всего лишь считанных часов‚ а значит‚ не такое уж гипотетическое. Может‚ именно поэтому Дж. Буш столь упорно настаивал на том‚ чтобы новая договоренность носила характер "джентльменского соглашения".

А вот российские ракеты‚ как и раньше‚ должны уничтожаться по-настоящему‚ т. е. физически превращаться в металлолом. И это при том‚ что они еще способны выполнять практические задачи‚ например‚ по коммерческим запускам‚ по выводу на орбиту мирных‚ в том числе и иностранных, спутников. Известный ракетоноситель-извозчик "Протон" — это перекрашенная боевая ракета‚ снятая с дежурства‚ и только. Зато американские ракеты на такую работу не способны по своим тяговым возможностям. И тем не менее‚ их сохраняют. Для чего?

А Россия терпит миллионные убытки. Американцев это более чем устраивает. Россиянам‚ мол‚ не привыкать: они ведь порезали на кусочки всю свою дальнюю стратегическую авиацию. Зато американские В-52 в 1990-е гг. исправно "утюжили" бомбами и ракетами сначала Югославию‚ а теперь "утюжат" Афганистан‚ как будто и не подлежали сокращению. Чем не еще одна дилемма для российской дипломатии?

Даже по обычным вооружениям ныне Россия многократно уступает большинству развитых армий мира. С 1992 по 1999 г. провалилось 15 правительственных программ перевооружения российской армии. К 1994 г. объем поступления новых вооружений в войска упал до 8—9% (минимальным считается 15%, а нормальным — 25—30%) и продолжает падать поныне7.

Тем не менее‚ внешне атрибуты российско-американских отношений остались прежними — российское руководство выступает не только как равный участник двусторонних связей‚ но и претендует по эстафете‚ взятой от ельцинских времен‚ на "стратегическое партнерство" с величайшей империей нашего времени. Действительно‚ между Джорджем Бушем и Владимиром Путиным можно провести много параллелей‚ в том числе и формальных‚ и неформальных. Например‚ оба — представители "молодого" поколения политиков‚ выпестованных в недрах своих‚ национальных истеблишментов. Оба в связи с этим демонстрируют несколько непривычную‚ более динамичную манеру поведения‚ манеру общения и даже манеру высказываться — одним словом‚ проповедуют модернизированный "политический моветон"‚ как бы сигнализирующий‚ что перед нами решительно настроенные прагматики‚ у которых слова не расходятся с делами. Стремление нового отделиться от старого — почти природное явление‚ в том числе и в политике. Если не сумеешь достаточно внятно отмежеваться от недавнего прошлого‚ тебя сочтут его вторым или третьим изданием. А значит‚ не самостоятельной фигурой. От данного правила зависит вся цикличность в смене лексики и в смене имиджей. Поэтому для того‚ чтобы стать действительно новым политиком‚ недостаточно косметических‚ внешних новшеств‚ — нужна новая политика. И поскольку придумать в политике новые методы почти невозможно‚ то остается одно — подарить ей новые цели.

 

В этом смысле и перед Дж. Бушем‚ и перед В. Путиным стоят разные по содержанию‚ но одинаково сложные задачи. Но еще сложнее найти в себе силы и просто решиться на такой ход. Как выдвинуть принципиально новую программу действий во внешней политике‚ когда над тобой довлеют тени‚ падающие от могучих фигур прошлого? Над Бушем-младшим витает тень его отца‚ над Путиным — его предшественника. Да и не только тени‚ а вся рейгановско-горбачевско-ельцинская эпоха‚ влачащая за собой груз необратимых‚ сакраментальных для международных отношений последствий. Эпоха необычайно удачливого политического деструктивизма‚ не оставившая по себе ничего действительно нового‚ а словно "снявшая" с истории последний этап ее развития и выбросившая в современные техногенные условия ожившие реликты давно прошедших веков. Вот и получается‚ что кровавые балканские войны спустя восемьдесят лет вновь "переигрываются"‚ только теперь с применением высокоточного оружия. Англосаксы в 2001 г. берут реванш в Афганистане за проигрыш‚ горечь которого не забывали с ХIХ в. А в Европе в третий раз за последние сто лет выстраивается пусть и модернизированный‚ и изменивший свою конфигурацию‚ но все тот же приснопамятный разделительный пояс‚ известный историкам под именем "санитарного".

 

В своей книге "Владимир Путин — последний шанс России?" бывший руководитель Главного программно-аналитического управления при президенте Б. Ельцине В. А. Печенев пишет: "После развала СССР начался новый передел мира. Дали себя знать давние исторические обиды‚ возродились реваншистские настроения. И с каждым годом становится все очевиднее‚ что вековые геополитические интересы великих держав лишь дремали под спудом идеологической схватки XX века‚ а теперь вновь пробуждаются. Обнаружилось вдруг‚ что сбалансированная "связка" НАТО и Варшавского договора была лишь только временным бастионом взаимного сдерживания. И когда этот бастион рухнул‚ постепенно начали проступать знакомые традиционные сюжеты и контуры европейских геополитических "игр" времен Бисмарка и Маттерниха"8.

К вышесказанному остается лишь добавить‚ что‚ во-первых‚ европейским геополитическим играм образца XIX века нынешние представители Белого дома давно уже придали глобальные масштабы. А во-вторых‚ этим современным играм недостает даже той утонченности‚ на которую все же были еще способны господа‚ подобные Бисмарку и Маттерниху.

По этому поводу известный обозреватель газеты "Стампа" Дж. Кьеза‚ анализируя имперскую стратегию США и отдавая дань ее целеустремленности‚ а также тяге к мессианству‚ вынужден был все-таки заметить: "Правда‚ остается одна проблема — у Императора‚ кажется‚ не слишком широкий культурный кругозор"9. Впрочем‚ это уже придирки — какой широты можно ожидать при столь узкой нацеленности на мировое господство.

Так или иначе‚ но возвысить сегодня голос против "глобализации по-американски" чрезвычайно сложно — можно попасть в список "стран-изгоев"‚ издаваемый госдепартаментом. Соединенные Штаты не терпят даже нюансов в общем одобрительном хоре мирового сообщества‚ не говоря уж о возражениях. Они требуют поддержки по принципу "с нами или против нас". Данное требование буквально и на весь мир в прямом эфире звучит из уст американского президента10. Вот и перед российской дипломатией стоит дилемма. Либо идти в фарватере‚ а еще лучше в кильватере, американской мощи‚ ибо, чем ближе к корме флагмана‚ тем больше надежды на то‚ что столь резкое отступление от собственного курса будет соответствующим образом отмечено и‚ возможно‚ оплачено. Либо искать этот собственный курс‚ причем на свой страх и риск.

Впрочем‚ на свой страх и риск — и есть самостоятельная политика. Лишь на первый взгляд кажется‚ что названная выше дилемма предложена России Америкой. Нет‚ это результат самостоятельной политики российского руководства периода 1990-х гг.‚ когда оно на свой страх и риск‚ а вернее‚ совсем позабыв об этих чувствах‚ увлеченно разваливало экономическую и оборонную‚ научную и политическую мощь крупнейшего в мире государства‚ еще недавно имевшего статус "сверхдержавы". Избавление от одних идеологических установок ради других вовсе не требовало разрушения самой страны. Хотели избавиться от страха и рисков‚ а приобрели их в несоизмеримо больших и‚ главное‚ реальных масштабах. Да плюс получили жалкую дилемму: присоединиться к некоей проамериканской коалиции или оказаться в изоляции.

Таким образом‚ одной из тропок‚ ведущих к международной изоляции‚ является безоглядное следование не своим‚ а чужим интересам. В политике нельзя ничего копировать. Она не терпит ученичества‚ ибо в ней действуют законы естественного отбора‚ и слабые‚ недоучившись‚ сразу погибают. Вот почему горестно-смехотворными выглядят уже почти четвертьвековые потуги современных нам доморощенных "западников"‚ решивших скопировать на российской почве мертворожденный миф о западном гуманном "рае". А Запад — живой и‚ значит‚ трансформирующийся. Сейчас он‚ приспосабливаясь к условиям‚ изменился и попирает собственные "гуманные" нормы. И квасным "западникам" ничего не остается‚ кроме как пенять на зеркало‚ в которое они‚ привороженные‚ смотрятся до сего дня.

В политике можно выжить‚ лишь придя в нее со своей собственной программой‚ отстаивая свои собственные интересы. Международные отношения‚ как высшая форма политики‚ — это поле взаимодействия только самостоятельных государств; несамостоятельных туда не допускают по определению‚ ибо те не представляют из себя какой-либо силы‚ способной вступить во взаимодействие. А если государство представляет из себя силу‚ то даже будучи непризнанным‚ оно участвует во взаимодействии международных сил‚ влияет на их расстановку и‚ значит‚ не изолировано. И рано или поздно его международное признание последует, чему примерами тот же Советский Союз‚ КНР‚ наполеоновская Франция и др.

И напротив‚ можно быть трижды признанным‚ но при этом изолированным от источников экономического развития‚ от систем безопасности‚ от обмена технологиями. Тогда единственный выход — получать все это из чьих-то рук‚ и‚ естественно‚ дозированно. Доза же будет зависеть от степени лояльности интересам новейшей метрополии.

Такова двойственная концепция равенства современной системы международных отношений. Либо государство представляет из себя некую достаточно серьезную силу‚ либо оно — получатель кредитов и вторичных технологий. Третьего не дано‚ и всю горечь этого факта уже испили государства‚ не имеющие силы‚ но не желающие подчиняться американскому диктату. Имя им — "страны-изгои"‚ и, по идее‚ их число должно стремиться к математическому нулю.

Но, удивительно‚ этого не происходит, несмотря на все старания Соединенных Штатов. Наоборот‚ число "изгоев" ширится. Стало быть‚ они выполняют какую-то негласную‚ но очень важную функцию в монополярной системе международных отношений‚ построенной под США. Функция эта — быть пугалом‚ а точнее‚ casus belli — предлогом для войны. Ведь силовая составляющая является‚ пожалуй‚ единственным атрибутом мировой власти‚ в котором Соединенные Штаты ушли далеко вперед своих ближайших союзников-конкурентов. Вот почему младшие партнеры по НАТО готовы иногда соперничать со своим предводителем в экономической‚ даже политической областях‚ но в военной — всегда бредут в хвосте американской армады, активность которой оправдывается наличием опасных или если не очень опасных‚ то хотя бы очень коварных врагов.

После того‚ как исчезло "Пугало № 1" — Советский Союз‚ который внушал инстинктивный страх одними своими гигантскими размерами‚ своей индустриальной мощью и непонятной для Запада внутриполитической системой‚ заменить его какой-то Ирак или Северная Корея‚ конечно‚ не могли. Тем более в одиночку или даже в паре. И был придуман целый институт "стран-изгоев" — когда их много‚ они кажутся страшнее. Особенно‚ когда их объединяет какой-то вселенский заговор‚ например‚ мусульманских фундаменталистов. Под такой сюжет можно резко увеличить расходы на развитие американского ВПК. Ведь Западу не привыкать бороться с "заговорами"‚ вроде "коммунистического". И вот 30 января 2002 г. Дж. Буш в своем ежегодном послании к нации объявляет о рекордном за последние 20 лет увеличении военных расходов. Он хвалится, что на войну с терроризмом Штаты тратят 1 млрд дол. в месяц. При этом рост военных расходов в 2002 г. составит 40 %‚ т. е. Пентагон получит примерно 380 млрд дол.11 Нетрудно подсчитать: даже если антитеррористическая операция будет продолжаться теми же темпами‚ что и в самый разгар боевых действий в Афганистане‚ то до конца года из прибавки она отнимет всего 12 млрд дол. Куда же пойдет остальная‚ львиная часть увеличения расходов Пентагона? Во всяком случае‚ как следует из слов самого президента‚ не на борьбу с террористами. И к чему тогда президентская риторика‚ что этот бюджет такой большой‚ потому что это бюджет воюющей страны?

Миф о некоей цепочке "государств-изгоев" серьезно облегчил жизнь стратегам из Вашингтона. Но одновременно они столкнулись и с неожиданным противоречием‚ о котором и слыхом не слыхивали в годы "холодной войны". Тогда СССР‚ поскольку справиться с ним силовым способом было просто невозможно‚ служил перманентным "жупелом"‚ и финансовому управлению Пентагона жилось вполне спокойно‚ — не приходилось мудрствовать‚ выдумывая очередные "угрозы". Время от времени‚ правда‚ конгрессмены ловили ЦРУ и Объединенный комитет начальников штабов на "излишнем" завышении данных о "советском военном монстре"‚ но дело всегда заканчивалось легкой словесной перепалкой, и только‚ а "ответные" цифры повышения исправно перекочевывали в утвержденный бюджет Пентагона. Новые же пугала эпохи ограниченных "горячих войн" стали куда как мельче‚ и Соединенные Штаты при поддержке мирового сообщества довольно быстро с ними расправляются. Значит‚ "скамейка запасных" в команде "изгоев" очень короткая. Где же рекрутировать следующих кандидатов‚ дабы обеспечить стабильное будущее силовой компоненте своего господства?

Сегодня это сделать чрезвычайно трудно‚ поскольку все‚ даже те режимы‚ которые взяты на заметку‚ ведут себя весьма осторожно и не дают поводов обвинить их во внешней агрессии. С этой точки зрения можно было бы утверждать‚ что США оказывают отчасти благотворное влияние на те конфликты‚ в которых сами они не участвуют. Если бы не два "но".

Первое. Соединенные Штаты дают слишком наглядный и‚ естественно‚ дурной пример‚ как можно использовать грубую силу и в третьем тысячелетии‚ призванном закрепить победу "мировой демократии". Таким примером уже начинают пользоваться те‚ с кем американцам справиться пока не с руки (по разным причинам). В частности‚ Пакистан‚ Индия‚ Израиль‚ обладающие атомным оружием. Вот наиболее вероятный сегодня канал‚ по которому может прийти третья мировая, ядерная война.

Второе. Логика подсказывает: раз нет явного внешнего агрессора‚ нужно найти агрессора "внутреннего". Правда‚ для того‚ чтобы это сработало‚ необходимо внутренние дела других государств подчинить своей‚ американской‚ юрисдикции. Кстати‚ тогда не будет проблем ни со свидетельскими показаниями‚ ни с обвинительным вердиктом. Ни‚ тем более‚ с приведением приговора в исполнение. Вот почему в угоду стране‚ даже в архитектурном символе которой имеется имперский мотив ("Empire State Building")‚ и был объявлен примат международного права над правом национальным‚ естественно‚ неамериканским. Тем самым был нарушен важнейший принцип самого международного права — принцип суверенитета государств. Иными словами‚ современная международно-правовая система избавилась от того‚ что она была призвана защищать. Вместо права государств на существование‚ на территориальную целостность и невмешательство во внутренние дела она сегодня стоит на страже "нового мирового порядка"‚ утверждаемого‚ кстати‚ на деньги Пентагона. Такое положение не просто имеет опасные последствия‚ оно чрезвычайно опасно само по себе‚ ибо право подчинено политической потребности одной отдельно взятой страны.

Соединенным Штатам‚ как пишет Дж. Кьеза‚ "не остается ничего другого‚ как использовать самое радикальное средство — "глобальную дубинку"… Для этого придется‚ правда‚ пожертвовать многими демократическими правилами гражданского общества… Империи нужны новые правила. А кому их устанавливать‚ как не самому Императору? Такая постановка вопроса означает конец суверенности всех остальных государств и конец международного права‚ ведь мировая юриспруденция уступает место юрисдикции Империи. Все сводится только к одной проблеме — поддержанию "нового мирового порядка…"12.

Теперь ни одно государство‚ за исключением особо приближенных‚ не чувствует себя в полной безопасности от обвинений в пособничестве террористам. Что уж говорить о бывших противниках! А Россия‚ кстати‚ уже получала‚ по терминологии госдепа‚ "ясные сигналы" от самых высокопоставленных чиновников США по поводу ее опасных связей с "государствами-изгоями". Например‚ с Ираном‚ Китаем‚ Индией и‚ уж конечно‚ Ираком. Очевидно, к "изгоям" американцы отнесли и своего союзника по НАТО Грецию‚ желавшую не без выгод для себя поспособствовать прорыву на международный рынок вооружений российских противовоздушных комплексов "С-300". Более того‚ вероятно в запале‚ но к таковым были причислены и сами Соединенные Штаты‚ ибо России запретили поставлять данной стране стратегически важную продукцию — высококачественный стальной прокат.

Очевидно‚ в имперском рвении обитатели Белого дома‚ действительно‚ не взирают на лица. И поэтому не лишним будет подсчитать шансы Российской Федерации на то‚ чтобы оказаться в числе "изгоев". Пока Россия слаба экономически‚ а стало быть‚ и во всех других отношениях‚ подобные шансы у нее велики‚ какими бы теплыми ни выглядели российско-американские отношения и каких бы успехов ни достигла антитеррористическая коалиция. Даже наоборот‚ чем масштабнее будут ее успехи‚ тем выше будут эти шансы.

Уж если России в благодарность за ее весьма существенную помощь в самый тяжелый момент борьбы с талибами американцы не "отплатили" нормальным союзническим отношением‚ то чего ожидать потом‚ когда антитеррористическая кампания будет нуждаться в России все меньше и меньше? Искушенный в вашингтонской политике З. Бжезинский задает в этой связи сакраментальный и полный скрытого подтекста вопрос: "Кампания против терроризма займет несколько лет. Будет ли в нее вовлечена вся Европа или некоторые страны — больше других?.. Останется ли сотрудничество между Россией и США тактическим или оно перерастет в стратегические долговременные отношения? Отдельные первоначальные высказывания ваших (российских) военных…породили некоторые сомнения в этом"13.

То есть перед Россией ставится еще одна дилемма. Либо она безоглядно будет следовать за американской стратегией‚ уводящей ее далеко от собственных интересов‚ и тогда союз с США перерастет в "долговременные отношения". Либо союз этот будет "тактическим"‚ т. е. временным‚ и прекратит свое существование до завершения борьбы с терроризмом. Это "до" содержит в себе еще одну скрытую угрозу. Ведь‚ как разъясняет сам З. Бжезинский‚ "кампания против терроризма займет несколько лет". А там‚ глядишь‚ могут диаметрально поменяться и роли ее участников‚ в том числе США и России: например‚ из тактических‚ временных партнеров — в противников. Соответствующий намек у главного "советолога" тоже имеется: в кампанию будет вовлечена вся Европа‚ но некоторые страны — "больше других"! В каком качестве? И какие именно страны?

Бывший помощник президента по национальной безопасности об этом многозначительно умалчивает‚ давая понять‚ что слово "вовлечены" может иметь самые различные толкования. На случай‚ если для России оно все-таки обретет негативный смысл‚ в емкой фразе Бжезинского есть и соответствующее оправдание: во всем‚ дескать‚ "первоначально" виноваты российские же военные. Очевидно‚ в отличие от З. Бжезинского‚ не избавившиеся от мышления времен "холодной войны".

И все же о возможности столь печальных перспектив говорят‚ скорее‚ не слова неназванных российских военных‚ а конкретные дела вполне конкретных должностных лиц в Вашингтоне‚ в том числе президента Дж. Буша. Последний для перевода российско-американского партнерства в долговременное русло кроме громких заявлений не предпринял ничего практически ценного. Не только не пошел на компромисс по вопросам противоракетной обороны или списания хотя бы части внешних долгов "союзника"‚ но даже в рамках единой борьбы с терроризмом не решился отменить двойные стандарты по отношению к России. Во всяком случае, Кремлю не позволено делать на своей собственной территории то‚ что Белый дом осуществляет по всему миру.

Подобную позицию Вашингтона З. Бжезинский прокомментировал следующим образом. Отметив‚ что использование всей американской военной мощи для уничтожения террористов является "необходимым и оправданным актом"‚ экс-помощник президента тут же заявил: "С террористами необходимо бороться. Но ошибка России в том‚ что сегодня она делает ставку в Чечне почти исключительно на военную силу… Нужно начать диалог с Масхадовым…найти компромиссное политическое решение — я уверен, это возможно. А затем открыть путь экономического возрождения Чечни. Запад присоединится к этим усилиям"14.

Итак‚ З. Бжезинский мимоходом открыл простую истину — США участвуют в борьбе с террористами на территории чужих стран‚ в том числе и для того‚ чтобы проникнуть в эти страны‚чтобы контролировать происходящие там процессы‚ чтобы распространять на них сферу своей "компетенции". Для этого сгодится и просто "поучаствовать" на равных паях с суверенной властью отдельно взятых государств. А если кто-то пытается бороться с терроризмом в одиночку‚ дабы борьба с ним‚ учитывая вышесказанное‚ не переросла в свою антитезу‚ т.е. в новый‚ еще более высокий виток центробежной спирали‚ — того Вашингтон воспринимает в качестве конкурента. Действительно‚ в монополярном мире должна быть и монополия на урегулирование. Иначе этот мир будет дезориентирован‚ получит возможность выбора посредников‚ а там‚ глядишь‚и склонность к возрождению биполярной или строительству многополюсной системы.

Дабы не запутаться во всех этих реальных и мнимых дилеммах‚ Россия должна решить для себя одну-единственную‚ но самую важную дилемму‚ от которой зависит решение всех остальных: следовать чужим интересам пусть и самых могущественных стран мира или отстаивать везде и всегда интересы собственные‚ невзирая на риск вызвать чье-то неудовольствие. И пусть сегодня выгоднее кажется первое — ближайшим завтра эти выгоды обернутся окончательной утратой экономической‚ а затем и политической самостоятельности. Мало того — самих материальных предпосылок для возрождения России.

Возрождение возможно осуществить лишь по собственному‚ а не написанному за рубежом сценарию. Решать эту сложную задачу предстоит российскому народу в одиночку‚ и чем быстрее он откажется от "помощи" — тем лучше. Помощь‚ даже самая искренняя‚ вредна‚ ибо лишает инициативы‚ ибо мешает мобилизовать внутренние ресурсы. Но сделать сам выбор‚ по какому пути идти — самостоятельности или зависимости — от лица российской власти уже сегодня вполне способен Владимир Путин. Собственно‚ в этом и заключается его историческая миссия как президента‚ оказавшегося у руля страны в очередной переломный момент ее судьбы. На Путине‚ обладающем реальными рычагами управления‚ сфокусированы общественные ожидания‚ естественно возникшие после десяти лет системного кризиса‚ в каком пребывает Россия‚ да и все страны СНГ.

Лейтмотив этих ожиданий прост. "Главная задача В. Путина‚ — пишет В. Печенев, — возвращение России статуса великой державы‚ что невозможно без разумного противостояния новой роли США и "натоцентризму"15. Действительно‚ реально подтвержденный — экономически и политически — статус России как великой державы может быть достигнут только на путях "разумного противостояния"‚ т. е. конкуренции‚ составленной Соединенным Штатам и ведущим странам НАТО.

А ведь именно конкуренция есть важнейший двигатель развития. В том числе и всей системы международных отношений.

1 Известия. 2002. 24 января.
2 Там же.
3 Там же.
4 Там же.
5 Независимое военное обозрение. № 38. 2001.
6 http://www.ortv.ru — Новости Общественного Российского телевидения. 2002. 17 февраля.
7 Комсомольская правда. 2000. 31 марта.
8 Печенев В. А. Владимир Путин — последний шанс России? М.‚ 2001. С. 93.
9 Кьеза Дж. Нужен могучий враг! // Деловой вторник. 2002. 29 января.
10 http://www.ortv.ru — Новости Общественного Российского телевидения. 2001. Октябрь.
11 http://www.vesti7.ru — Новости Российского Государственного телевидения. 2002. 3 февраля.
12 Кьеза Дж. Указ. соч.
13 Комсомольская правда. 2001. 18 октября.
14 Там же.
15 Печенев В.А. Указ. соч. С. 88.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2020 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.