Белорусский журнал международного права и международных отношений 2002 — № 1


международные отношения

БЕЛАРУСЬ—ФРАНЦИЯ: ПОИСК ПУТЕЙ СОТРУДНИЧЕСТВА
(к 10-летию установления дипломатических отношений)

Виктор Шадурский

Шадурский Виктор Геннадьевич — доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

В белорусской истории 1992 год отмечен выходом страны на мировую арену в качестве субъекта международного права. Десятки стран признали независимость нового государства, установили с ним дипломатические отношения. Одной из первых Беларусь как независимое государство признала Франция: соответствующее коммюнике Министерства иностранных дел этой страны было обнародовано 3 января 1992 г. 25 января 1992 г. во время визита в Минск министра иностранных дел Франции Р. Дюма состоялось подписание Протокола об установлении дипломатических отношений между двумя странами, в котором предусматривался обмен миссиями на уровне посольств. Официальному признанию Беларуси предшествовал визит в ее столицу Посла Франции в СССР Б. Дюфурка (ноябрь 1991 г.). Во время встреч французского представителя с Председателем Президиума Верховного Совета Республики Беларусь С. Шушкевичем и министром иностранных дел П. Кравченко был рассмотрен широкий круг проблем двусторонних отношений.

За десятилетнюю историю межгосударственных связей двух стран накоплен богатый материал, позволяющий определить основные тенденции в белорусско-французском сотрудничестве, выделить наиболее существенные события прошедших лет. При анализе отношений между Беларусью и Францией следует учитывать целый ряд факторов и прежде всего то, что взаимодействие осуществлялось между "разнокалиберными" государствами: 1) между средним по численности населения государством, возникшим в начале 1990-х гг., и крупным государством (с населением около 60 млн человек), имеющим многовековую историю; 2) между страной, пытающейся найти свою нишу на международной арене, и страной, устойчиво занимающей место среди ведущих мировых держав; 3) между государством с кризисной экономикой, низким уровнем жизни населения (в 1999 г. ВВП на душу населения составил около 6,9 тыс. дол. США) и экономически развитым государством, с высоким уровнем доходов населения (в 1999 г. ВВП на душу населения — 22,9 тыс. дол. США).

Значительное влияние на белорусско-французское сотрудничество оказало и оказывает активная вовлеченность обеих стран в интеграционные процессы. После Второй мировой войны Франция взяла на себя функцию мотора европейского сотрудничества, углубление которого в начале 1990-х гг. привело к формированию единой европейской внешней политики и безопасности. Так, в соответствии с подписанным 7 февраля 1992 г. Маастрихтским договором (вступил в силу 1 ноября 1993 г.) Франция вместе с другими странами — членами Европейского союза взяла обязательства проводить единую внешнюю политику. И хотя согласование общих позиций в этом направлении сталкивалось со значительными трудностями, структуры ЕС стали центром процесса принятия решений в области европейской внешней политики и безопасности. Таким образом, в осуществлении международного сотрудничества, в том числе с Республикой Беларусь, Франция опиралась на коллективные подходы, выработанные представителями двенадцати, а затем пятнадцати западноевропейских стран.

В свою очередь, руководство Беларуси выступало активным сторонником сближения с Российской Федерацией. На протяжении 1990-х гг. декларировались различные модели политического объединения двух стран, которые воспринимались в Западной Европе в основном как путь к утрате Беларусью государственной независимости и ее поглощение более могущественной соседкой.

В рамках согласованной европейской политики отношения Франции с Беларусью строились в соответствии с общими подходами, принятыми для стран Центрально-Восточной Европы. Париж приветствовал провозглашенные лидерами бывших социалистических стран и советских республик намерения по возвращению государств региона в общеевропейское пространство, декларировал стремление развивать с ними всестороннее сотрудничество. Однако на практике первенство в отношениях с государствами бывшего советского блока Франция отдавала Германии и другим партнерам по ЕС.

В силу различных причин Беларусь для Франции была одной из наименее известных стран в Восточной Европе. Одним из примеров сказанному может служить статья известного французского ученого и общественного деятеля, специалиста по России и Советскому Союзу Х. Каррер д’Анкос "Белоруссия — изобретение советской власти", опубликованная во влиятельной французской газете "Фигаро" 28 августа 1991 г. Автор многочисленных научных трудов о Советском Союзе утверждала, что в отличие от Украины "20-миллионная" Беларусь не имеет ярко выраженных национальных особенностей, а ее язык был искусственно создан в 1920-е гг. советской властью на основе местных наречий. Профессор Каррер д’Анкос отметила, что, желая быть независимой, Беларусь выдвигает своим ближайшим соседям территориальные претензии. Вокруг этих претензий, по ее мнению, бушуют страсти и может "заговорить оружие" [1].

Название советской республики, а затем независимого государства — Беларуси во Франции во многих случаях переводилось как "белогвардейская Россия". Именно такой перевод встречается и в книге французского исследователя Ф. М. Дефаржа "Основные понятия международной политики", изданной на русском языке в 1995 г. [2, 46] Подобные примеры свидетельствуют о том, что Беларусь была "белым пятном" не только для обычных граждан Франции, но и для многих представителей политической и научной элиты страны.

Очевидно, что в иерархии внешнеполитических интересов государств Западной Европы Беларуси отводился менее привилегированный статус, нежели балтийским республикам, получившим преимущество по вопросу о вступлении в европейские структуры. По потенциалу Беларусь уступала России и Украине и не имела романских корней, как Молдавия, пользующаяся покровительством Франции как участник движения франкофонии. Однако Беларусь, как независимое государство с самобытной культурой, расположенное в географическом центре Европы, на транзитных путях в Россию, имела все основания рассчитывать на достойное отношение к себе со стороны зарубежных государств. Поэтому, несмотря на то, что отношения между Францией и Беларусью нельзя отнести ни к "особым", ни к "привилегированным", за десятилетний период был сформирован серьезный опыт двусторонних связей, позволяющий говорить о реальном взаимодействии между двумя странами и народами. Франция не могла оставлять Беларусь без своего внимания уже в силу принципов своей внешней политики. Как и другие нации, имеющие, по собственному мнению, мировое призвание, задачи внешней политики Франция видела в обеспечении усиления своего влияния в мире, распространении ценностей французской культуры и языка. Поэтому, даже если признать, что в отношениях с Беларусью она исходила лишь из необходимого минимума, этот "минимум" был на достаточно высоком уровне.

Белорусская политика по отношению к Франции строилась в общем русле европейской политики. В самом начале независимого развития Республика Беларусь заявила о стремлении возвратиться в единую Европу. Интеграция в европейские структуры была объявлена одним из главных приоритетов внешней политики страны в выступлении министра иностранных дел П. Кравченко на 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (октябрь 1991 г.) [3]. И хотя отношения с Францией не были выделены в качестве приоритета внешней политики Беларуси, эта страна в общественном сознании белорусов традиционно рассматривалась как центр мировой культуры, наиболее привлекательный партнер для сотрудничества.

Говоря о приоритетах "европейского вектора" внешней политики Беларуси, следует отметить, что они были сформулированы и озвучены лишь в самом общем виде. Внешнеполитическое ведомство страны не сумело сформулировать конкретную программу сотрудничества как с Европейским союзом в целом, так и с Францией в частности. По мнению белорусских аналитиков, внешняя политика Беларуси производила двойственное впечатление: стратегические ориентиры этой политики провозглашались и регулярно подтверждались официальными структурами, в то время как явно ощущалось отсутствие убедительного обоснования национальных интересов страны в контексте изменяющейся международной среды на европейской части континенте [4, 3; 5, 50]. В первые годы независимого существования энергии белорусской дипломатии хватало лишь на обеспечение представительских функций, многократно увеличившихся с приобретением независимости, и на обоснование внешнеполитической риторики белорусского руководства.

Таким образом, на вопрос о том, что ожидала Беларусь от сотрудничества с Францией в первые годы независимости, проблематично было получить конкретный ответ. Коренным образом ситуация в этом направлении не изменилась и в последующие годы.

Рамочные условия белорусско-французского сотрудничества во всех сферах формировали межгосударственные отношения. Они способствовали либо их ускорению либо замедлению. В развитии политических отношений двух стран отчетливо просматриваются два этапа. Главным содержанием первого этапа, продолжавшегося с января 1991 по ноябрь 1996 г., стал поиск и развитие взаимовыгодных форм и направлений двустороннего сотрудничества, формирование правовой основы взаимоотношений двух стран. Второй этап, начавшийся в ноябре 1996 г. и продолжающийся до настоящего времени, характеризуется резким ухудшением белорусско-французских связей, свертыванием политических контактов.

Кульминацией первого этапа стало подписание в 1996 г. белорусско-французского Договора о взаимопонимании и сотрудничестве — первого и пока единственного широкомасштабного соглашения Беларуси с государством — членом Европейского союза. Подписанию договора предшествовал активный обмен делегациями, широкое обсуждение проблем, представляющих взаимный интерес. Особое внимание со стороны Франции уделялось военной сфере. Этот интерес был обоснован наличием на территории Беларуси ядерного оружия. Вскоре после визита в Беларусь министра иностранных дел Франции 3—4 марта 1992 г. Минск посетил Государственный секретарь Франции по обороне. Во время его визита обсуждались вопросы, касающиеся вывода из Беларуси ядерного тактического и стратегического оружия, а также возможности сотрудничества в сфере конверсии оборонной промышленности. В июне 1992 г. состоялся ответный визит во Францию белорусского министра обороны.

Основным предметом обсуждения во время официальных переговоров было формирование правовой базы отношений и расширение экономического сотрудничества. Так, 8—10 апреля 1992 г. Францию посетила делегация во главе с руководителем белорусского парламента С. Шушкевичем. Делегация была принята Президентом Франции Ф. Миттераном, руководителями правительства. Во время состоявшихся встреч были сформулированы приоритеты экономического сотрудничества: ядерная энергетика, сельскохозяйственное и фармацевтическое производство, нефтепереработка, подготовка кадров для рыночной экономики. Значительное внимание в ходе переговоров уделялось обсуждению сотрудничества в военной сфере, расширению белорусско-французских культурных связей.

Оживлению политического диалога, расширению сотрудничества в других сферах способствовало открытие зарубежных посольств. 29 мая 1992 г. в Минске было открыто посольство Франции во главе с К. Жолифом (в июле 1997 г. его сменил Б. Фасье). В том же году в Париже открылось и белорусское посольство. Его возглавила Н. Мазай (в 1997 г. ее сменил В. Сенько).

Наметились определенные шаги и в межпарламентском сотрудничестве двух стран. В Национальном собрании Франции в октябре 1993 г. была создана парламентская группа дружбы "Франция — Беларусь".

С 24 по 27 октября 1993 г. для участия в работе консультативной группы Всемирного банка по Беларуси в Париж выезжал вице-премьер М. Мясникович. В ходе визита было подписано межправительственное Соглашение о взаимном поощрении и защите инвестиций.

В декабре 1995 г. во время визита в Париж М. Мясниковича, уже в должности Главы Администрации Президента Республики Беларусь, было подписано Соглашение о сотрудничестве и обмене в области молодежной политики и спорта, которое, однако, как и первый документ, не вступило в силу. Причиной тому стала задержка ратификации соглашения французской стороной. Как уже отмечалось, Франция неоднократно провозглашала стремление активизировать сотрудничество с новыми независимыми государствами, но не спешила подтвердить декларации реальными действиями. Продолжая концентрироваться на европейском, африканском и средиземноморском направлениях, "восточную добычу" Франция оставляла Германии.

Одной из задач белорусской дипломатии первой половины 1990-х гг. была подготовка Договора о взаимопонимании и сотрудничестве с Францией. Уже в январе 1994 г. во время визита в Минск делегации МИД Франции во главе с начальником Департамента континентальной Европы А. Пуадом был согласован текст будущего договора. Для его обсуждения и парафирования в марте и в октябре 1995 г. в Париж выезжал министр иностранных дел Беларуси В. Сенько.

Париж в течение двух лет затягивал подписание Договора о взаимопонимании и сотрудничестве, а также организацию визита на высшем уровне, мотивируя это ситуацией вокруг парламентских выборов 1995 г. в Беларуси, задержкой с выполнением взятых ею на себя обязательств по уничтожению обычных вооружений, слабой активностью в проведении экономических реформ и неуверенностью в обеспечении демократических прав в отношении средств массовой информации. Кроме того, Франция ставила развитие двусторонних политических отношений в зависимость от уровня торгово-экономических связей. В данной ситуации не мог не сказаться негативно и тот факт, что ни одна из крупных фирм Франции не получила в Беларуси возможности для реализации масштабного проекта. Сдержанно во Франции было воспринято подписание Беларусью договора с Россией.

Несмотря на существовавшие препятствия, 11—13 июля 1996 г. состоялся официальный визит во Францию Президента Республики Беларусь А. Лукашенко — первый официальный визит главы белорусского государства в страны Запада. В ходе визита состоялись переговоры с Президентом Ж. Шираком, руководителями различных министерств и ведомств, был подписан Договор о взаимопонимании и сотрудничестве между Республикой Беларусь и Французской Республикой. Согласие подписать широкомасштабный договор было вызвано тем, что после президентских выборов (май 1995 г.) Франция взяла курс на расширение своего политического и экономического присутствия в Центрально-Восточной Европе, в том числе и в Беларуси. Тем более, что Беларусь постоянно декларировала свою заинтересованность в расширении сотрудничества. К примеру, в связи с возобновлением ядерных испытаний на атолле Муруроа в середине 1995 г. Беларусь, в ответ на просьбу Франции, заняла спокойную позицию.

Французская сторона пошла на подписание договора вопреки мнению значительной части политической элиты страны, представителей других стран, предостерегающих, что такой документ будет служить поощрением политики белорусского руководства по усилению авторитарных методов управления страной. Негативную позицию по отношению к визиту и достигнутым договоренностям заняла и белорусская оппозиция.

Договор включает в себя преамбулу и 21 статью. Согласно статье 6 Франция брала на себя обязательства содействовать развитию отношения партнерства и сотрудничества между Республикой Беларусь и Европейским союзом, а также принятию республики в Совет Европы. Статья 8 содержала поддержку решения Беларуси стать безъядерным государством. В статье 14 были конкретизированы сферы сотрудничества, которые имели особое значение для будущего обоих государств, а именно: демократические институты и правовое государство, безопасность атомной энергетики, транспорт и инфраструктура, окружающая среда, промышленная конверсия, наука и техника, сельское хозяйство и пищевая промышленность, здравоохранение. Перспективы сотрудничества в гуманитарной сфере были изложены в статье 15, где особо отмечалась необходимость разработки рамочного соглашения о сотрудничестве в области культуры, науки и техники.

Договор заключался на 10 лет с возможностью автоматического продления на последующие пятилетние периоды. Он подлежал ратификации и должен был вступить в силу через тридцать дней после обмена ратификационными грамотами [6].

Одновременно с Договором о взаимопонимании и сотрудничестве во время визита в Париж были подписаны Соглашение о грузовых автомобильных перевозках (в силу не вступило), Соглашение о сотрудничестве между Министерством связи и информатики Республики Беларусь и группой "Алкатель Телеком", Протокол о намерениях между Министерством топлива и энергетики Беларуси и фирмой "ЖЕК Альстом". (Впоследствии "ЖЕК Альстом" принял участие в модернизации Оршанской ТЭЦ, участвовал в переговорах по модернизации ТЭЦ-2 в Минске).

Подписанный главами государств договор был ратифицирован Верховным Советом Республики Беларусь 17 октября 1996 г. Ратификация же договора французской стороной не состоялась. Главной причиной тому стало проведение в Беларуси в ноябре 1996 г. референдума, направленного на пересмотр Конституции страны от 15 марта 1994 г. Обосновывая необходимость внесения изменений в Основной закон страны, предусматривающих резкое усиление президентских полномочий, белорусский руководитель ссылался на Конституцию Франции 1958 г., которая, по его мнению, была использована в качестве примера для конституционных преобразований в Беларуси. В октябре 1996 г. аккредитованные в Минске послы Франции, ФРГ, Великобритании и Италии направили в МИД Беларуси заявление, в котором от имени ЕС выразили озабоченность угрозой нарушения Конституции и отметили, что шансы Республики Беларусь играть активную роль в Европе и углублять сотрудничество с ЕС находятся под угрозой. Разногласия сторон по вопросу легитимности решений референдума привели к тому, что в мировой политике был поставлен так называемый "белорусский вопрос". "Белорусский феномен" получил достаточно широкое освещение в средствах массовой информации США и Западной Европы, в том числе во Франции. О Беларуси в мире заговорили уже как о "черной дыре" [7, 608].

Франция заняла категоричную позицию в непризнании Национального собрания Республики Беларусь. Во главу критического отношения к официальному Минску была поставлена проблема прав человека и особенно свободы печати. Руководство Франции отказалась от проведения встреч на уровне министров, заморозило ратификацию ранее подписанных договоров и соглашений двустороннего характера и в рамках ЕС, приостановило работу над новыми межправительственными соглашениями.

Новый виток напряженности был связан с так называемой "проблемой Дроздов". Он привел к тому, что ЕС принял в отношении Беларуси жесткие меры (большой группе руководителей республики было отказано во въезде в страны Европейского союза).

15 сентября 1997 г. ситуация в Республике Беларусь была рассмотрена на специальном заседании Совета министров иностранных дел ЕС. Итогом совещания стало сведение к минимуму контактов с Беларусью. В заявлении о взаимоотношениях с Беларусью отмечалось, что страны — члены ЕС будут высказываться против членства Беларуси в Совете Европы, не будут заключать с ней ни временного соглашения, ни соглашения о партнерстве и сотрудничестве, и намерены осуществлять двусторонние отношения исключительно через руководство ЕС. Европейский союз решил также приостановить реализацию программы технического содействия Республике Беларусь (ТАСИС, ТЕМПУС), за исключением гуманитарных или региональных проектов, непосредственно поддерживающих процесс демократизации. В результате принятой резолюции политический диалог на высшем уровне между Францией и Беларусью был фактически приостановлен. Он ограничился проведением консультаций с участием представителей внешнеполитических ведомств двух стран.

Таким образом, вопреки объективным условиям для расширения белорусско-французских отношений, на первый план выдвинулся субъективный фактор, влияние которого свело к минимуму достижения предыдущих лет. На формирование нового политического курса белорусского руководства значительное влияние оказали сохранившиеся в стране со времен Российской империи и СССР стереотипы общественного сознания. Для значительной части жителей Беларуси и ее руководителей было тяжело осознавать, что они живут уже не в крупном государстве, которое знали и боялись в мире, а в небольшой европейской стране, и что она "не самая сильная и прогрессивная на всей планете". Эти стереотипы способствовали завышенной оценке места и роли Беларуси в системе современных международных отношений, ошибочному определению приоритетов внутренней и внешней политики.

Президентские выборы в Беларуси (сентябрь 2001 г.) не внесли заметных изменений в общий климат белорусско-французских отношений, несмотря на заявления белорусского руководства о стремлении улучшить отношения с Западом. Как и ранее, отношения ограничивались консультациями на уровне внешнеполитических ведомств. К примеру, в конце 2001—начале 2002 г. белорусский посол в Париже неоднократно встречался с директором департамента континентальной Европы Ю. Пернэ, провел встречи с председателем Комиссии по иностранным делам, обороне и вооруженным силам Сената Кс. де Вильпеном, депутатом Национального собрания Э. де Шарэттом, сенатором Д. Було, другими политическими деятелями. Одной из основных проблем, обсуждаемых на встречах, являлось разблокирование ситуации вокруг членства Национального собрания Республики Беларусь в Парламентских ассамблеях ОБСЕ и Совета Европы. Аналогичные консультации проводились и посольством Франции в Беларуси.

Вместе с тем следует отметить, что "белорусский вопрос" не привлекает пристального внимания в других странах. Для государств Западной Европы Беларусь не является важным политическим и экономическим партнером. В обсуждение белорусских проблем вовлечена лишь небольшая группа политиков и чиновников, представляющих внешнеполитические учреждения своих стран и общеевропейские структуры. Для Беларуси, напротив, исключение из европейской политики является большой политической, экономической и моральной проблемой, на разрешение которой потребуются время и огромные усилия.

Экономическое сотрудничество. Параллельно с политическими развивались экономические отношения. И хотя экономическое партнерство Беларуси и Франции во многом определялось уровнем политического диалога между двумя странами, оно обладало значительной автономией. Одним из основных показателей экономических связей является объем внешней торговли. Динамика торгового оборота между двумя странами представлена в специальной таблице.

Внешняя торговля между Республикой Беларусь и Францией, млн дол. США

Годы 1993 1994 1995 1996 1997 1999 2000 2001
(янв.—окт.)
Товарооборот 39,3 65,7 75,7 64,7 117,0 107,8 116,7 106,8
Экспорт 7,9 8,0 21,4 17,0 20,0 31,4 36,5 34,7
Импорт 31,4 57,7 54,3 47,7 97,0 76,4 80,2 72,1
Сальдо -23,5 -49,7 -32,9 -32,6 -77,0 -45,0 -47,3 -37,4

Приведенные в таблице данные свидетельствуют о том, что белорусско-французские торговые отношения в течение последних пяти лет характеризуются ростом белорусского экспорта. Отрицательное сальдо в торговых отношениях Беларуси снижалось, хотя и медленными темпами. Тем не менее по объему торговли с Беларусью в 2000 г. Франция многократно уступала Германии (819,3 млн дол. США), а также таким странам Западной Европы, как Италия (238,7), Великобритания (202,1), Нидерланды (219,8) [8, 494]. Аналогичные пропорции характерны и для других лет. Таким образом, доля Франции, занимающей четвертое место среди стран — экспортеров товаров, в торговле Беларуси составляет лишь 0,74 %, доля Беларуси во французской торговле еще меньше.

Более чем скромными можно назвать и инвестиции Франции в экономику Беларуси. К 1996 г. в Беларуси было зарегистрировано 27 совместных предприятий, общий уставной фонд которых составлял 5853,7 тыс. дол. США, а доля французских инвесторов — 3060,9 тыс. дол. США. Крупнейшими совместными предприятиями являлись "ВиТарн" (Витебск), занимающееся обработкой овчины, и “МАЗинтержикси” (Минск), участвовавший в разработке программного обеспечения.

Кроме того, к 1998 г. в Беларуси было зарегистрировано 13 предприятий со 100 %-ным французским капиталом (общий уставной фонд — 0,5 млн дол. США): "Центр компетенции Эвклид", "Юникест", "Бофур ипсен интернасиональ", "Мулинекс", "Патрик Бурдон маркетинг", "Эльф Санофи" и др.

Приведенные сведения свидетельствуют о слабой представленности Франции на белорусском рынке. Отсутствие принципиальной заинтересованности Франции в развитии серьезных экономических отношений с Беларусью объяснялось различными факторами: малозначительностью, невысокой привлекательностью, по французским понятиям, белорусского рынка, отсутствием ясных и гарантированных перспектив его развития. Символичным актом в этой связи стало решение Министерства финансов Франции с 1 сентября 1997 г. закрыть экономический отдел посольства Франции в Минске и сократить должность советника по торгово-экономическим вопросам.

В условиях прохладного отношения французских официальных властей к развитию экономических связей с Республикой Беларусь белорусская сторона предприняла в последнее время некоторые попытки изменить ситуацию. Так, посольство Беларуси активно включилось в работу по организации в июне 2002 г. во Французском центре внешней торговли семинара-презентации Республики Беларусь. Целью запланированного мероприятия является ознакомление французских деловых кругов с потенциалом экономики Беларуси, особенностями белорусского законодательства в области внешней торговли, инвестиционным климатом в стране. Уже само согласие французской стороны на проведение семинара было с энтузиазмом встречено белорусскими представителями.

В целях распространения информации о Беларуси и ее экономическом потенциале руководители белорусского посольства провели переговоры с руководством фирмы "Интерфрансмедиа", занимающейся выпуском специальных приложений к газете "Монд" по различным странам мира. В результате проведенной работы удалось добиться согласия фирмы на публикацию во втором квартале 2002 г. специального выпуска о Беларуси.

Сотрудничество двух стран в области культуры, науки и образования. Более стабильными можно назвать белорусско-французские контакты в области культуры. Беларусь традиционно была восприимчива к культурным ценностям Франции. Десятки тысяч белорусов изучают французский язык. Переводы произведений франкоязычных авторов уверенно занимают ведущие позиции в книжных издательствах Беларуси.

Прошедшее десятилетие не только подтвердило несбалансированность культурно-информационного обмена между Беларусью и Францией, но и продемонстрировало различие позиций двух стран в отношении внешней культурной политики. Для Франции культурное сотрудничество традиционно является важным направлением внутренней и внешней политики. В Беларуси культурный вектор был постепенно исключен из внешнеполитических приоритетов. Так, в Положении о Министерстве иностранных дел Республики Беларусь (декабрь 1998 г.), регламентирующем деятельность внешнеполитического ведомства, культурный вектор во внешней политике республики даже не упоминается [9]. В основу взятого политического курса была положена идея о том, что в условиях дефицита средств все материальные и интеллектуальные средства должны быть сконцентрированы на экономическом направлении, которое должно принести быстрые дивиденды, в отличие от "долгоиграющих" образования и культуры. Нет оснований спорить о том, что экономика является главной составляющей в двусторонних связях. Однако сводить отношения только к экономике — значит, на наш взгляд, явно упрощать ситуацию. Активная внешняя культурная политика не только способствует формированию благоприятного образа страны за рубежом, но во многих случаях является важным стимулом экономического развития (туризм, расширение рынка культурно-информационных услуг и т. д.).

Большую работу по расширению французско-белорусских культурных обменов проводило посольство Франции. Успехом в Беларуси пользовались регулярные ретроспективы французских фильмов. С 1992 по 2000 г. отдел культуры посольства совместно с ассоциацией "Киноклуб" осуществили более 40 кинопоказов [10]. К примеру, в Минске проходили кинопоказы, посвященные 200-летию Лувра (июнь 1998 г.), демонстрировались фильмы Ж.-Л. Годара (март 1999 г.), К. Шаброля (ноябрь —декабрь 1999 г.), цикл фильмов, посвященных памяти Р. Брессона (март 2000 г.) и т. д. При активном содействии французских учреждений в Беларуси была организована серия мероприятий, посвященных творчеству известного уроженца Беларуси Марка Шагала. В июне—июле 1997 г. в Минске и Витебске состоялись выставки графики известного мастера, в Витебске — на родине художника — во второй раз прошел международный симпозиум, посвященный его творчеству. Летом 2000 г. в Минске работала выставка работ из "Парижского цикла" М. Шагала.

Осенью 1996 г. по инициативе французского посольства в библиотеке им. Пушкина в Минске был открыт Франко-белорусский культурный центр, который включал в себя: киоск французской прессы, информационный центр, медиатеку, отдел французского языка и образования. В 2002 г. в центре насчитывалось 42 периодических французских издания, более 4000 книг, 377 видеокассет, 157 компакт-дисков, 150 аудиокассет, ряд информационных систем. Франко-белорусский культурный центр позволяет жителям Беларуси получать необходимую информацию о Франции, ее истории и политике, культуре и искусстве. Кроме того, центр регулярно проводил различные массовые мероприятия.

Значительных успехов во Франции добились представители белорусской литературы и искусства. Признание во Франции в 1990-е гг. получила документальная проза С. Алексиевич. Ее глубоко психологические произведения "У войны не женское лицо", "Цинковые мальчики", "Последние свидетели", "Зачарованные смертью", "Чернобыльская молитва" отвечали настроениям и переживаниям многих читателей. В 1999 г. она стала лауреатом французской литературной премии. В феврале 1999 г. книга С. Алексиевич "Чернобыльская молитва", изданная в этой стране в конце 1998 г., оказалась в списке бестселлеров, заняв по продаже десятое место в общенациональном масштабе. Во время прямого телевизионного репортажа французский критик М. Полак, рассказывая о книге белорусской писательницы, в буквальном смысле не сдержал слезы. В печати появились десятки откликов на творчество С. Алексиевич [11].

Регулярными стали гастроли во Франции белорусских профессиональных и самодеятельных коллективов и исполнителей, реализовывались творческие обмены и проекты. Так, в рамках совместного франко-белорусского проекта на сцене Национального театра оперы и балета в июле 1999 г. состоялась премьера балета "Сон в летнюю ночь". Либретто и хореография этого одноактного спектакля по мотивам одноименного произведения Ф. Шиллера на музыку немецкого композитора Ф. Мендельсона-Бартольди принадлежали декану факультета хореографии Лионской консерватории музыки Ф. Коэну [12].

Достойное место в европейском изобразительном искусстве заняли белорусские художники. Они наладили прочные контакты с коллегами, представителями художественных галерей, которые охотно покупали картины белорусских мастеров. Во Франции прошли персональные выставки белорусских художников Р. Заслонова, А. Задорина и других мастеров. Белорусский скульптор Н. Байрачный был приглашен для создания памятника известному герою рассказа И. С. Тургенева "Муму", который был открыт во французском городе Анфер [13].

В последнее десятилетие заметно возрос интерес французов к Беларуси, ее истории и культуре. Исследовательницы А. Гужон и В. Шиманец, имеющие белорусское происхождение, в 1997 г. издали книгу на французском языке "Говорим по-белорусски: Язык и культура", в которую вместе с уроками белорусского языка включены разделы по истории и культуре Беларуси [14]. Молодым ученым принадлежат десятки публикаций, посвященных современному развитию республики. С 1997 г. во Франции издается ежеквартальный бюллетень "Белорусские перспективы" ("Perspectives Bielorussiennes"), имеющий целью распространение информации о Беларуси. Учредителем бюллетеня является созданная в 1996 г. одноименная ассоциация, которую возглавил профессор Института восточных языков и культур в Париже Б. Дрвески — автор ряда исследований о Беларуси, крупнейшей из которых является монография "Беларусь", вышедшая в 1993 г. в одном из парижских издательств [15].

Несмотря на то, что политическое руководство Беларуси во второй половине 1990-х гг. не выделяло культурные связи с другими странами в качестве приоритета во внешней политике страны, именно сотрудничество в этой области считали наиболее плодотворным аккредитованные в республике западные дипломаты. Так, в интервью корреспонденту "Белорусской деловой газеты" (июль 1997 г.) посол К. Жолиф, оценивая франко-белорусские отношения, отметил, что лучше всего дела обстоят в культурной области, что очень важно, так как культурное сотрудничество представляет собой инвестиции в будущее, позволяющие устанавливать добрые отношения, взаимопонимание и согласие между представителями разных социальных групп обоих государств [16]. Через четыре года, в июле 2001 г. эту тему на пресс-конференции в Минске, посвященной национальному празднику Беларуси, продолжил посол Франции Б. Фасье. Он отметил, что двусторонние контакты развиваются несбалансированно: существует огромный контраст между успехами культурного сотрудничества и политическими и экономическими контактами [17].

Анализ ситуации дает все основания сделать вывод, что внешнеполитическое ведомство Беларуси начиная со второй половины 1990-х гг. недооценивало роль культурного фактора в международных отношениях, не уделяло достаточного внимания внешней культурной политике. Особенно заметным было отставание Беларуси в сфере культурно-информационного обмена с зарубежными странами, во внедрении в эту деятельность современных информационных технологий. Кризисная ситуация в этой сфере признавалась и во властных эшелонах, правительством республики, которое предпринимало некоторые меры в этом направлении. На формирование позитивного образа Беларуси на международной арене была направлена подготовка Государственной программы информационного обеспечения внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности. Ее разработка началась по решению Президиума Совета Министров Республики Беларусь в декабре 1997 г. Министерством иностранных дел совместно с другими министерствами и ведомствами. В преамбуле программы, вступившей в силу в сентябре 1998 г., отмечалось, что выпуск и распространение за рубежом информационных, справочных, а также аналитических материалов о Республике Беларусь не удовлетворяет потребительский спрос. В документе была подчеркнута необходимость подготовки и издания сборников, брошюр, буклетов, справочников, альбомов, а также производства кино- и видеопродукции на английском, французском, немецком языках. Специальный раздел программы посвящен внедрению новейших информационных технологий, размещению официальной информации о Республике Беларусь в глобальной компьютерной сети Интернет [18]. Однако по прошествии ряда лет можно констатировать, что из-за отсутствия финансовых средств, слабой координации действий министерств и ведомств даже достаточно скромные мероприятия Программы не удалось выполнить в полном объеме.

В последние годы белорусская сторона пытается активизировать культурные связи с Францией и на межгосударственном уровне. В течение последних месяцев 2001—начала 2002 г. посольство Беларуси в Париже наладило регулярные контакты с представителями фирмы П. Кардэна по вопросу организации Дней культуры Беларуси во Франции. В декабре 2001 г. состоялась встреча министра культуры Беларуси Л. Гуляко с известным модельером, во время которой была достигнута договоренность о проведении Дней культуры Беларуси 15—21 апреля 2002 г.

Анализ белорусско-французских связей на протяжении последнего десятилетия не дает оснований считать их примером сотрудничества разновеликих стран. Очевидно, что Беларусь не могла и не может рассчитывать на более привилегированное отношение со стороны Франции, чем другие сравнимые по потенциалу с Беларусью государства региона. Однако не должна Беларусь оставаться и ярко выраженным аутсайдером.

Негативное влияние на развитие белорусско-французских связей оказали серьезные разногласия между политическим руководством республики и общеевропейскими структурами, между правительственными структурами и оппозиционно настроенной частью общества. Международные контакты могут успешно развиваться только при объединении усилий государства, представителей бизнеса, творческой интеллигенции, широкой общественности республики, консолидации на основе национальных интересов различных общественных и политических сил.

Вместе с тем, несмотря на объективные и субъективные трудности и препятствия, белорусско-французские связи даже в их явно сокращенном варианте способствовали повышению политического, экономического и культурного потенциала Беларуси, формированию в Беларуси гражданского общества.

Литература


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2020 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.