Белорусский журнал международного права и международных отношений 2002 — № 3


международные отношения

ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ ИСПАНИИ В НАТО

Александр Наумов

Наумов Александр Викторович — аспирант кафедры истории и белорусоведения Республиканского института высшей школы Белорусского государственного университета

Официальной датой вступления Испании в НАТО считается 30 мая 1982 г., однако данный факт неоднозначно оценивается как ведущими политическими партиями, так и общественностью страны.

Дело в том, что с момента окончания Второй мировой войны и до смерти Франко (1975) реального диалога между сторонами не получалось. На то были объективные причины. Диктаторский режим, сотрудничавший с нацистами, вызывал отрицательную реакцию со стороны международных организаций и мировой общественности. Да и сама Испания не проявляла ярко выраженного желания присоединиться к НАТО. Имели место лишь попытки интеграции страны в структуры блока невоенного характера.

Отсутствие четкой позиции по вопросу НАТО с 50-х до начала 80-х гг. ХХ в. было обусловлено еще одним немаловажным фактором. Речь идет о военном сотрудничестве с США, являющимися главенствующим членом Североатлантического альянса. Еще в 1953 г., в разгар конфронтации между Испанией и мировым сообществом, был заключен испано-американский договор о военном сотрудничестве, в котором, в частности, оговаривались вопросы размещения военных баз и финансовой помощи. Такие "особые" отношения с США на фоне общей изоляции страны позволяли не беспокоиться о примыкании к каким-либо военным блокам. Даже после смерти диктатора, когда сложились условия для переговоров об интеграции в альянс, все ограничилось лишь подписанием испано-американского Договора о дружбе и сотрудничестве (ноябрь 1976 г.), который предусматривал сохранение за США трех военно-воздушных баз (в Торрехоне под Мадридом, в Сарагосе и близ Севильи) и крупной военно-морской базы в Роте, имеющей 9 тыс. военнослужащих; предоставление военно-экономической помощи в размере 1,25 млрд дол. США; создание испано-американского совета, возглавляемого государственным секретарем США и министром иностранных дел Испании; вывод американских подводных лодок с базы в Роте к 1 июля 1979 г. и неразмещение на испанской территории ядерных сил1.

Тогда же была организована первая за годы существования альянса поездка высокопоставленных испанских военных по ряду важных военных объектов блока в Риме, Неаполе, Брюсселе, а также посещение ими штаба верховного главнокомандующего соединенными вооруженными силами НАТО в Европе американского генерала А. Хейга. В июне 1977 г. в Брюсселе побывал министр иностранных дел Испании М. Ореха Агирре, который имел встречи с генеральным секретарем НАТО Т. Лунсом и А. Хейгом. Предметом встреч был вопрос о расширении альянса.

С начала 1980-х гг. наблюдается эволюция позиции руководства страны по вопросу вступления в альянс. Если раньше присоединение к блоку рассматривалось как несрочное, то теперь оно стало одним из приоритетов внешней политики. 9 марта 1978 г. министр иностранных дел Испании М. Ореха заявил в своем выступлении в сенате "о целесообразности проведения обсуждения в общенациональном масштабе вопроса о вступлении Испании в Организацию Североатлантического договора"2.

Окончательно стремление включиться в НАТО было сформировано председателем правительства Л. Кальво-Сотело в его программной речи в парламенте при вступлении в должность 18 февраля 1981 г.3 В то время в Испании бытовало мнение, что вступление в НАТО — попытка умиротворить военных. Основания для этого действительно существовали, так как 23 февраля 1981 г. произошла попытка военного переворота, грозившая стране возвратом в диктаторское прошлое. Если бы не своевременное вмешательство короля, то путчисты имели бы все шансы на успех.

Л. Кальво-Сотело в отличие от своего предшественника на посту А. Суареса был активным проевропейцем и уделял проблемам внешней политики не меньшее внимание, чем внутренним. В своей книге "Наследие переходного периода" ("Memoria viva de la transiciуn") он так описывал поведение А. Суареса в вопросах внешней политики: "Суарес был мало путешествовавшим человеком и пришел в политику во времена франкизма, когда перспективы были туманны и существовало недоверие к западным демократиям… Когда я, ответственный за отношения с Европейскими сообществами, делал доклад Совету министров, Адольфо зачастую оставлял вместо себя Гутьерреса Мельядо, а сам шел прогуливаться во внутренний дворик с колоннами дворца Монклоа с каким-либо министром, который разговаривал с ним о внутренней политике"4. А. Суарес не говорил на иностранных языках, поэтому его тяготили сами переговоры с европейскими лидерами, где ему приходилось пользоваться услугами переводчиков. В этом, по мнению современников, кроется причина склонности А. Суареса делать акцент во внешней политике на сотрудничество со странами Латинской Америки и арабским миром. Дополнить картину внешнеполитических взглядов А. Суареса может его инаугурационная речь при вступлении в должность премьера 30 марта 1979 г., в которой, в частности, говорилось: "… вопрос о членстве в НАТО должен быть поставлен в свое время, с учетом условий, исходящих из ее особенностей, нужд безопасности, а также необходимости широкой поддержки в парламенте"5.

Любопытно, что, по опросам общественного мнения в 1975 г., после смерти Франко общество в большинстве своем было настроено за вступление в НАТО6. Однако ни тогдашнее правительство А. Наварро, ни последующие правительства А. Суареса не могли форсировать решение данного вопроса вследствие двух основных причин. Речь идет о позициях Коммунистической партии Испании (КПИ) и Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП). Если действия КПИ были последовательны и понятны, так как коммунисты руководствовались антиимпериалистическими лозунгами, идеалами равенства, справедливого общества, то стратегия ИСРП заслуживает детального анализа как из-за своей неоднозначности, так и в силу исторической значимости.

Парадокс деятельности Ф. Гонсалеса и возглавляемой им ИСРП заключался в том, что, будучи убежденным проевропейцем, как и другие находящиеся в оппозиции левые силы, он был явным противником вступления в НАТО. В середине 1970-х гг. ощущалось сильное влияние Социалистического Интернационала на группировавшиеся вокруг него политические партии, и в канве этой политики ИСРП стала нейтралистской. На XXV съезде ИСРП в 1974 г. генеральным секретарем партии избирается Ф. Гонсалес, который объявил себя "противником существования военных блоков"7. Такая стратегия в вопросах обороны предполагала крен в сторону сотрудничества с СССР. Действительно, в 1977 г. Ф. Гонсалес и А. Герра посетили Советский Союз, где подписали договор с КПСС, по которому "обязывались не допускать вступления новых членов в существующие военные альянсы, т. е. вступления Испании в НАТО, что являлось известной целью СДЦ и каталонских и баскских националистов"8. Такое соглашение оказалось для Гонсалеса недальновидным и с политической, и с экономической точки зрения. Во-первых, в 1985 г. в СССР начались серьезные преобразования, которые ослабили страну и снизили поддержку родственных партий за рубежом. Во-вторых, с подписанием СССР и США в середине 1980-х гг. договоров о разоружении СНВ-1 и СНВ-2 Испания потеряла 150 млрд песет, инвестированных до этого в военные программы9.

28 октября 1982 г. состоялись генеральные выборы в Испании, на которых социалисты одержали убедительную победу. Новое правительство заявило о начале "периода осмысления и о приостановке переговоров о военной интеграции Испании в НАТО"10 Такое заявление было сделано на основании решения XXIX съезда ИСРП, в котором говорилось, что вступление в НАТО — это "усиление диалектики военных блоков"11. Апелляция социалистов к патриотическим чувствам граждан сыграла свою роль. В частности, по данным опроса, опубликованным в октябре 1981 г. газетой "Паис", 52 % опрошенных высказались против вступления страны в альянс и лишь 18,1 % — за; при этом 69 % респондентов высказалось за проведение референдума12.

Стало очевидно, что референдуму быть, хотя сроки его проведения пока не озвучивались. Гонсалес был связан обязательством провести его, но, с другой стороны, мог обратиться напрямую к парламенту (кстати, избранному народом) с предложением пересмотреть свое решение. Но испанский лидер решил поступить как настоящий социалист, испросив мнение непосредственно у народа, минуя посредников. Он хорошо помнил предвыборное обещание провести референдум, но "забыл" основное — что собирался вытащить страну из НАТО, хотя в Испании уже было принято решение о членстве в блоке. Ф. Х. Лосантос так прокомментировал это решение: "Референдум по вопросу НАТО был громадной манипуляцией, чтобы скрыть ошибку — ошибку ИСРП, продолжающуюся в течение 1982 г., когда испанский парламент уже проголосовал подавляющим большинством по предложению СДЦ за интеграцию Испании в НАТО. Таким образом, социалистическая партия организовала крупномасштабную кампанию против вступления, отождествляя НАТО с войной, милитаризмом, подчинением США и военной службой за пределами наших границ. При неинформированном, боязливом и легко переубеждаемом демагогами общественном мнении эта кампания вызвала разрушительный политический резонанс для правых в правительстве, и решительным образом повлияла на исход выборов 1982 г."13

В дальнейшем негативное отношение официальных лиц государства к НАТО усиливалось. Этому способствовала и резко обострившаяся проблема Гибралтара. Общество полагало, что возвращение колонии под суверенитет страны будет с вступлением в альянс значительно упрощено. В противовес такому мнению тогдашний министр иностранных дел Испании Ф. Моран утверждал: "Что дает НАТО? Без сомнения, не защиту территориальной целостности Испании, так как по пункту 6 [Североатлантического договора] исключаются Сеута и Мелилья [испанские города на севере Африки]. Также не предполагается возвращение Гибралтара. Я задавал вопрос этим высокопоставленным американцам: имела бы Испания, будучи в НАТО, вето, чтобы он [Гибралтар] не использовался в качестве базы НАТО? Нет, она бы его не имела"14.

На фоне внутриполитической борьбы наблюдалась странная тенденция в двусторонних отношениях страны с блоком. Формально процесс дальнейшей интеграции был "заморожен", однако испанцы продолжали активно участвовать в работе многих органов альянса, таких, как Комитет военного планирования и "Еврогруппа". Страна имела также статус наблюдателя в группе ядерного планирования и специальной консультативной группе. Помимо этого испанский министр обороны присутствовал на совещании с представителями стран, образующих так называемую интегрированную оборонную структуру союза. Надо полагать, что двойная игра лидеров ИСРП вокруг членства в НАТО имела явно выраженную цель: манипулировать общественным мнением, чтобы обеспечивать партии победу на выборах.

Окончательно позиция ИСРП касательно референдума сформировалась 23 октября 1984 г., когда Ф. Гонсалес в своей речи о национальном государстве объявил о "десяти принципах обороны и безопасности", которые включали проведение референдума о продолжении участия страны в НАТО15. С этого момента "обработка" общественного мнения усилилась. Состоявшийся 12 марта 1986 г. референдум принес несколько сенсационные результаты: 52,54 % граждан выступили за продолжение участия страны в альянсе, 39,83 % — против, 6,54 % — воздержались, причем приняли участие в голосовании только 59,71 % электората16. Рычагами выигрыша референдума ИСРП можно назвать контроль над СМИ, обязательство сократить военное присутствие США, ведение разговора о вступлении только в политическую, а не военную структуру альянса и т. д.

Итак, проблемы Испании при вхождении в блок НАТО носили либо конъюнктурный характер, либо были искусственно созданы. Если до 1975 г. из-за неприятия режима Франко речь о приеме в альянс вестись не могла, то со смертью диктатора стране открылись новые перспективы. Однако сложная внутриполитическая ситуация и необходимость структурных преобразований не оставляли времени молодой демократии заняться проработкой интеграционной проблематики. Кроме того, страна активно сотрудничала с США в вопросах обороны, что позволяло не форсировать переговоры с организациями, занимающимися вопросами безопасности. Только с приходом к власти Л. Кальво-Сотело (1981) началась официальная процедура примыкания к НАТО, результатом которой стало вступление Испании в Североатлантический альянс 30 мая 1982 г.

Политическим препятствием на пути дальнейшей интеграции Испании в НАТО явилась позиция Испанской социалистической рабочей партии. Руководствуясь электоральными соображениями, она демонстративно выступала против этого шага. Даже изменившаяся международная ситуация в начале 1980-х гг. и фактическое вхождение в НАТО в 1982 г. не повлияли на стратегию социалистов. Проведенный в 1986 г. референдум по вопросу продолжения участия страны в альянсе подтвердил несостоятельность взглядов ИСРП и обозначил окончательное складывание режима правления, получившего в дальнейшем название "фелипизм".

После референдума испанское руководство действовало дипломатично и взвешенно, делая сначала ставку на двустороннее сотрудничество со странами — членами блока. В это время сложилась уникальная международная обстановка, когда СССР и США решили обуздать гонку вооружений. Это не могло не вызывать определенных изменений и в Западной Европе. В частности, в связи с заключением договора по ракетам средней и меньшей дальности между СССР и США, в Западной Европе стали возникать проекты различного рода локальных интернациональных военных структур, и один из них — проект "ось Париж—Бонн". Ф. Гонсалес во время своей поездки в Бонн в 1987 г. заявил о готовности Испании присоединиться к данному проекту17. Выгоды от такого сотрудничества для страны были очевидны. Во-первых, налаживание диалога в оборонной сфере с ведущими странами континента было серьезным шагом на пути европейской интеграции. Во-вторых, это давало возможность повысить собственный престиж на европейской и международной арене. В-третьих, и это самое главное, испанские вооруженные силы, активизируя и расширяя прямое сотрудничество с вооруженными силами Германии и Франции и извлекая определенные выгоды в плане получения ценной информации и т. д., формально сохранили бы свою независимость от НАТО.

Шагом в сторону сближения с Европой несомненно можно считать вступление Испании в Западноевропейский союз (ЗЕС) в июне 1987 г. ЗЕС — это организация оборонного характера, созданная после окончания Второй мировой войны участвовавшими в ней западноевропейскими странами. После образования НАТО значение ЗЕС заметно уменьшилось, однако в новых условиях в середине 1980-х гг., при усилении роли Европы в международных отношениях и тенденции усиления ее обособленности от США, роль ЗЕС стала снова возрастать. По мнению И. В. Данилевич, такой шаг Испании "отвечал ориентации ИСРП на усиление роли европейских стран в общей системе безопасности Запада. ИСРП подчеркивала необходимость выработки специальных принципов и мер, направленных на обеспечение безопасности именно данного региона, поскольку Западная Европа, с ее политическими, экономическими и культурными традициями способна играть роль альтернативы великим державам, сдерживать и продлевать глобальную "биполярность"18.

Как уже отмечалось, такая позиция Испании по вопросам европейской интеграции не оставляла стране другой альтернативы, как определить свои отношения с военной организацией альянса. В этом смысле важным стал 1988 г., когда завершился процесс выработки и утверждения ряда документов, определявших место и степень участия Испании в НАТО. За 2 года после противоречивого по результатам референдума руководству страны удалось не только укрепить свои позиции в блоке, но и документально их оформить. Такая ситуация свидетельствует, что высокий уровень сотрудничества не мог бы быть достигнут без взаимной заинтересованности партнеров друг в друге. В 1988 г. Испания вошла в комитет планирования НАТО, стала членом группы ядерного планирования, приняла участие в организации ПВО НАТО, в формировании ВМС НАТО в Восточной Атлантике, взяла на себя определенные обязательства по материально-техническому снабжению воинских подразделений блока, по охране Гибралтарского пролива. При этом страна сохраняла формальную независимость от военной организации альянса. Испания заключила на 8 лет новый военный договор с США.

С 1994 г. начался очередной этап переговоров между странами — участницами НАТО по вопросу создания новой европейской оборонительной архитектуры, что предполагало естественным образом реформу военной организации блока. Испания активно включилась в этот процесс с целью вступления в уже обновленную структуру альянса. Результатом переговоров стало одобрение новой структуры командования в НАТО. 16 декабря 1997 г. Испания стала членом военной организации блока.

Этот шаг был воспринят в стране с энтузиазмом. По мнению пресс-секретаря по обороне Народной партии (правящей с 1996 г.) А. Фернандеса де Меса, это было важное и обоюдовыгодное событие, "поскольку Испания перестала быть страной в арьергарде, которой она была во время "холодной войны". Теперь она — страна в авангарде и находится в благоприятной ситуации, и альянс заинтересован иметь с ней дело в качестве полноправного члена"19. Нужно сказать, что ИСРП также приветствовала этот шаг испанского руководства. Заместитель председателя комиссии партии по международным делам Р. Эстрелья сказал, что "это было очень позитивное решение, которое полностью совпадает с волей конгресса и с желанием стран альянса"20.

Фактором, форсировавшим принятие данного решения, стало снятие Лондоном последних оговорок по вопросу, связанному с требованием к Испании устранить все ограничения в аэропорту Гибралтара. Надо сказать, что Мадрид и ранее использовал любую возможность притеснения гибралтарцев, например вводил различные ограничения на передвижение через границу Испании и Гибралтара. Однако властям двух стран удалось вынести этот вопрос "за скобки" военной организации блока. По выражению министра обороны Испании Э. Серры, проблема Гибралтара является "спорным вопросом двусторонних отношений, а военная структура является делом общего интереса"21. Вообще же реформа военной структуры НАТО была сложным процессом, который предполагал создание более гибкой цепи управления и сокращение управленческих расходов. Таким образом, вместо 65 ставок командования, доставшихся в наследство от "холодной войны", было решено оставить всего лишь 20. Причем Испания согласно реформе должна была теперь иметь на своей территории подрегиональный командный штаб, который должен был непосредственно подчиняться региональному военному командованию в Неаполе (Италия). С введением в действие нового штаба страна официально была наделена ответственностью за юго-западный фланг НАТО. Полномочия этого органа распространялись на всю территорию страны, включая Канарские острова. Сам испанский штаб был расквартирован в окрестностях Мадрида — Ретамарес (Посуэло де Аларкон), вблизи от армейского центра стратегических передач. Одна из самых важных задач, которая возлагается на него, — поддерживать мир и безопасность на Средиземноморье. По словам А. Фернандеса де Меса, "это является самым срочным. Испания является ключом к Средиземноморью, и она будет действовать особым способом во время проведения операции в этой зоне"22.

Вместе с тем, участие страны в военной структуре блока не ограничивается лишь учреждением подрегионального командного штаба в Мадриде. Испания пытается поставить на некоторые ключевые посты в НАТО своих представителей. В частности, Х. Солана уже являлся долгое время генеральным секретарем блока. В общей сложности около 220 испанских специалистов работают в различных штабах и структурах НАТО, включая мадридский штаб. Кроме того, руководство альянса обратилось к Испании с просьбой, чтобы та смогла выделить до 50 тыс. солдат, которые во взаимодействии со ставкой в Неаполе будут использованы для контролирования зоны, включающей в себя Марокко, Тунис и Алжир. Начиная с момента вступления в военную структуру блока, Испания напрямую принимает участие в разработке планов и операций, в которых участвуют испанские военнослужащие в Боснии. В этой связи одной из важнейших задач Народной партии до 2003 г. является полная профессионализация испанской армии. Бюджетные расходы на оборону, по словам А. Фернандеса де Меса, должны будут возрасти "и перейти от 1,1 % ВВП в настоящее время к "потолку" в 1,5 %"23. Это далеко не полный перечень мероприятий и операций, в которых Испания принимает активное участие.

Таким образом, окончательное вступление Испании в военную организацию НАТО завершило многолетний этап интеграции страны в Североатлантический альянс. Этот процесс не был равномерным. На начальной стадии правительство Л. Кальво-Сотело поспособствовало скорейшему вхождению страны в блок (1982). Однако общественное мнение страны неоднозначно восприняло этот шаг правительства. Антинатовские настроения в стране вынудили ИСРП, сменившую правительство Л. Кальво-Сотело, пообещать провести общенациональный референдум по вопросу продолжения участия страны в НАТО. Референдум стал очередной вехой на пути интеграции, так как население страны, хотя и с небольшим перевесом, одобрило этот шаг. Далее испанское руководство стало активно искать возможности развития военного сотрудничества как с отдельными странами — членами НАТО, так и с самой организацией, формально оставаясь вне подчинения военной структуре альянса. Отношения Испании и США составляли важный и определяющий элемент интеграции. Долгий и поэтапный процесс сотрудничества Испании с НАТО закончился ее вступлением в военную организацию блока в 1997 г.

1 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 1956. С. 10.
2 Discursos y declaraciones del ministro de asuntos exteriores D. Marcelino Oreja Aguirre. Madrid: Ministerio de Asuntos Exteriores, 1978. P. 87.
3 Cronologнa de España en la OTAN // www.mde.es.
4 Sotelo L. C. Memoria viva de la transiciуn. Madrid, 1990. P. 126.
5 Cortes. Diario de sesiones del Congreso de los diputados. 1979. N 3. P. 43.
6 La opinión pública espanola ante la OTAN // Revista espaсola de Investigaciones Sociológicas. 1983. N 22.
7 Sotelo L. C. Op. cit. P. 127.
8 Losantos F. J. La dictadura silenciosa. Mecanismos totalitarios en nuestra democracia. 9 edición. Madrid, 1993. P. 115.
9 Herrera J. D., Durán I. Pacto de silencio. 5 edición. Madrid, 1996. P. 304.
10 Cronología de España en la OTAN // www.mde.es.
11 Resoluciones. 29 Congreso PSOE. Anexo del acta del 29 Congreso. Madrid, 1981. P. 34.
12 El País. 1981. 20 octubre.
13 Losantos F. J. Op. cit. P. 114.
14 Don Fernando Morán López. Comparecencia ante la Comisión de Asuntos Exteriores del Senado (30.06.83) // www.mae.es/mae/textos/OID/Gibraltar/maefml1830630.htm.
15 Cronología de España en la OTAN // www.mde.es.
16 Красиков А. Борьба не окончена // Новое время. 1986. № 14. С. 24.
17 Данилевич И. В. Испытание властью. М., 1991. C. 116—117.
18 Там же.
19 Casado M. La OTAN del siglo XXI // Cambio-16. 1997. 22 dicembre. P. 30.
20 Ibidem.
21 Ibid. P. 31.
22 Ibid. P. 32.
23 Ibidem.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.