Белорусский журнал международного права и международных отношений 2003 — № 1


международное право — сравнительное правоведение

КОНСТИТУЦИЯ ИСПАНИИ 1978 Г. И ЕЕ РОЛЬ В МИРОВОМ КОНСТИТУЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ. СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

Михаил Чудаков

Чудаков Михаил Филиппович — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного и сравнительного права Академии управления при Президенте Республики Беларусь

1. Что такое "конституционный процесс"? Мировой конституционный процесс и его периоды

Понятие "конституционный процесс" можно понимать и применять в нескольких значениях. Одно из значений — это конституционный процесс в широком смысле слова как элемент мирового исторического развития, процесс развития цивилизованных государств. Второе значение (которое помещается в рамки первого) — это мировое конституционное развитие, конституционная эволюция.

Иными словами, это процесс совершенствования конституционализма, понимаемого 1) как система (сумма) государственно-правовых элементов (институтов), осознаваемых и оцениваемых с точки зрения демократической политической гармонии и справедливого миропорядка (народовластие, соблюдение норм естественного права, разделение властей, многопартийность и т. д.) либо 2) как гармоничное развитие государственно-правовых и политических институтов конкретных государств (возможно и без наличия писаной конституции, как в Великобритании), которые выражают и закрепляют тенденции мировой конституционной эволюции.

Третий вариант понимания конституционного процесса — это процесс появления, формирования, развития и совершенствования писаной конституции. То есть это конституционная история, конституционная эволюция, начинающаяся с появления первой писаной конституции — Конституции США 1787 г. Эта конституционная история имеет свои этапы. Мы их называем этапами старых конституций, новых конституций, новейших и сверхновейших конституций.

Применительно к конкретной стране конституционный процесс может быть долговременным процессом развития конституции (четвертое значение), а может пониматься как институт конституционного права (в некоторых странах закрепленный в тексте конституций), который определяет порядок создания и принятия новой конституции (пятое значение).

Шестое, наиболее понятное понимание (для негосударствоведа) конституционного процесса — это процесс создания новой конституции в отдельно взятой стране, включающий появление идеи ее создания, написание текста, обсуждение, принятие и введение ее в действие.

Существует еще одно (седьмое), "прикладное" значение термина "конституционный процесс", применяющееся по аналогии с уголовным процессом и гражданским процессом. Некоторые авторы полагают, что конституционным процессом можно назвать совокупность норм, определяющих порядок рассмотрения дел в конституционных судах (в более широком плане — нормы, обеспечивающие судопроизводство в конституционных судах). И это также вполне обоснованно.

Хотя мы полагаем, что в последнем случае точнее будет говорить о конституционно-надзорном процессе.

Так или иначе, рассматривая конкретную конституцию, желательно не только проводить ее анализ в рамках определенного политико-исторического контекста данной страны, но и рассматривать ее в системе мирового развития.

Применительно к нашему случаю это означает, что мы будем рассматривать Конституцию Испании 1978 г. в контексте мирового конституционного процесса, понимаемого как конституционная история, или эволюция. Следовательно, мы берем третий вариант понимания конституционного процесса — как конституционной эволюции.

Мы делим этот процесс на четыре периода: период старых конституций, период новых конституций, период новейших конституций и период сверхновейших конституций. Эти периоды в свою очередь делятся на определенные этапы.

Первый период — самый длительный, он продолжался с конца XVIII в. до начала XX в. Точнее, с принятия Конституции США 1787 г. до 1918 г. Почему именно эти даты? Потому что Конституция США — это первая писаная (юридическая) конституция, а 1918 год — это год окончания Первой мировой войны, когда по-настоящему начался XX век.

Старые конституции характеризуются рядом признаков. Они закрепили:

— принцип разделения властей;
— новую структуру власти как реализацию принципа разделения властей;
— комплекс прав и свобод личности;
— конституционную охрану и защиту частной собственности.

Старые конституции отличались такими формальными моментами, как лаконичность, архаичность структуры, стиля и языка. Однако они заложили фундамент для последующих поколений конституций.

Новые конституции принимались в период между Первой и Второй мировыми войнами, когда происходило определенное переустройство мира, дальнейшее развитие демократии и демократических традиций.

В тот период появились ряд новых государств (Польша, Финляндия, Чехословакия, Венгрия, Австрия и т. д.), которые приняли свои конституции, воплотившие новое видение мира.

В этих конституциях были закреплены новые модели демократической избирательной системы, отменены имущественные цензы, избирательное право было предоставлено женщинам. Происходило совершенствование правовой техники, был увеличен каталог прав и свобод, конституции стали более объемными и совершенными с точки зрения структуры и по другим формальным параметрам.

Новейшие конституции — это конституции, принятые в период после 1945 г. и до начала 70-х гг. XX в.

Эти конституции имеют два этапа (или две волны). Первый этап (первая волна) — это конституции государств, в которых были свергнуты тоталитарные, диктаторские режимы и установлена демократическая власть. Среди конституций первой волны были Конституция Франции 1946 г., Конституция Италии 1947 г., Конституция Японии 1947 г., Основной закон ФРГ 1949 г.

Вторая волна новейших конституций пришлась на конец 1950-х — начало 1960-х гг. Это конституции стран, освободившихся от колониальной зависимости. Они отразили конституционные представления того времени и были вполне совершенными правовыми документами, так как в большинстве случаев писались либо весьма подготовленными специалистами государств бывших метрополий, либо специалистами ООН.

Четвертый период мирового конституционного процесса — сверхновейшие конституции.

К ним мы относим конституции последних двадцати пяти лет XX в. Для данного периода характерна дальнейшая демократизация в сфере государства и права. В этот сравнительно небольшой период времени пали ряд диктаторских режимов и распался Советский Союз.

Мы также делим этот период на две волны. Первая волна — падение диктатур в Греции, Португалии, Испании и появление, соответственно, Конституций Греции 1975 г., Португалии 1976 г., Испании 1978 г., а также ряда стран Латинской Америки (Конституция Бразилии 1988 г.).

Вторая волна сверхновейших конституций начинается в 90-е гг. XX в. и включает конституции бывших стран "социалистического содружества" Центральной и Восточной Европы, таких, как Чехия, Словакия, Польша и т. д. и бывших республик Советского Союза, таких, как Россия, Украина, Беларусь, Литва и т. д.

Этот период конституционной истории, или мирового конституционного процесса, продолжается и в настоящее время.

2. Краткий взгляд на конституционную историю Испании в связи с юбилеем Конституции 1978 г.

Действующая Конституция Испании 1978 г., согласно нашей классификации, помещается в первую волну сверхновейших конституций, начавшуюся в 70-е гг. ХХ в., которая включает весьма достойных собратьев — Конституции Греции и Португалии. Однако конституционная история Испании началась не с Конституции 1978 г.

Как известно из исторических источников, первым документом конституционного характера, созданным для Испании, была Байоннская конституция (Хартия) 7 июля 1808 г., "подаренная" испанскому народу при вступлении на испанский престол брата Наполеона I — Жозефа Бонапарта.

Однако данная Конституция осталась конституцией провозглашенной, но не вступившей в силу и не действовавшей. Такие конституции встречаются в истории, а причины их невступлений в силу бывают различны. Так, принятая 3 мая 1791 г. Конституция Речи Посполитой (федеративного государства, в которое входили Польша и Великое княжество Литовское, составной и основной частью которого, в свою очередь, являлись земли нынешней Беларуси) не вступила в силу, так как Речь Посполита была разделена между Австрией, Пруссией и Россией и исчезла с политической карты мира.

Политическая причина также повлияла на судьбу конституционного акта 7 июля 1808 г., так как эта Конституция, во-первых, была дарованной и в ее создании не принимали участия испанцы, и, во-вторых, испанцы вообще не принимали и не признавали французский оккупационный режим.

Действительно испанская Конституция была принята в Кадисе 18 марта 1812 г. Мы полагаем, что испанцы имеют все основания гордиться этой Конституцией, так как это был документ нового времени, отразивший итоги европейских перемен — итоги буржуазных (или, иначе говоря, индустриально-рыночных) революций.

Конституция 18 марта 1812 г. установила классический двухпалатный парламент (учредительные кортесы), избираемый населением. Эта Конституция, как первая писаная конституция — Конституция США 1787 г., устанавливала принцип разделения властей, впервые нация была провозглашена источником суверенитета (нация определялась как общность испанцев обоих полушарий, т. е. европейской части и Латинской Америки). Закреплялась конституционная монархия. Король совместно с Кортесами осуществлял законодательную власть. Он же (король) вместе с семью министрами осуществлял исполнительную власть.

Важнейшее значение имели закрепление единой судебной власти, несменяемость судей, гражданские права и свободы, принцип равенства всех испанцев перед законом, свобода слова, печати. Отмечалось и отмечается в литературе, что важнейшее влияние на раздел о правах и свободах оказала французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. Таким образом, французское влияние на Испанию того времени было амбивалентным — не только оккупация и установление своей власти, но и распространение идей равенства и гражданских свобод.

Все последующие испанские конституции, имевшие демократический характер, основывались на основных принципах и положениях Конституции 18 марта 1812 г.

Такие конституции принимались в Испании в 1837 г., в 1869 г., в 1931 г. Эти конституции действовали не очень долго — в общей сложности двадцать два года, однако они закрепляли и развивали демократические положения Конституции 1812 г.

Три другие конституции Испании, принятые в XIX в., — Конституция 1834 г., Конституция 1845 г. и Конституция 1876 г. не являлись демократическими, так как определяли носителями суверенитета монарха (и парламент) и имели другие отличительные черты определенного противостояния вышеназванным либерально-демократическим конституциям.

В период, когда Испанию возглавлял Франсиско Франко Баамонде (Franco Bahamonde) (1939-1975), в стране не было единой конституции. В качестве основных (конституционных) законов действовали Хартия труда 1938 г., Закон о Генеральных кортесах 1942 г., Хартия испанцев 1945 г., Закон о референдуме 1945 г., Закон "Об учреждении поста главы государства" 1947 г., Закон о принципах национального движения 1958 г. и Органический закон 1967 г.

Таким образом, после шести писаных конституций (считая Байоннскую конституцию — семи) в Испании долгое время (тридцать шесть лет) действовала неписаная (точнее, некодифицированная) конституция, видимо, потому, что для диктатуры такая форма была удобнее, так как при необходимости проще было менять положения законов или сами законы, чем "возиться" с конституцией.

Как известно, процесс мирного перехода от диктатуры к демократии начался с июля 1969 г., когда по предложению Франко парламент утвердил наследником престола Хуана Карлоса Бурбона (до этого Испания числилась монархией без монарха, сейчас такой монархией считается Андорра). В 1975 г., после смерти Франко, Хуан Карлос стал королем и, можно сказать, реально и ощутимо поддержал плавный переход Испании к демократическому режиму. Более того, король Испании являлся и является гарантом стабильности этого режима, сорвав попытку военного переворота в 1981 г.

Итак, прерванный почти на сорок лет, конституционный демократический процесс был восстановлен 22 ноября 1975 г. — в день восшествия на королевский престол Хуана Карлоса I.

Он протекал следующим образом:

—15 декабря 1976 г. на всенародном референдуме одобрен правительственный законопроект "О политической реформе";
—принят Декрет-закон 1977 г., который закрепил всеобщее избирательное право;
—15 июня 1977 г. избран парламент — Генеральные кортесы Испании;
—31 октября 1978 г. обе палаты Кортесов абсолютным большинством одобрили проект Конституции Испании;
—6 декабря 1978 г. Конституция утверждена испанским народом на референдуме;
—27 декабря 1978 г. Конституция подписана (промульгирована) королем Хуаном Карлосом I.

Такой ход конституционного процесса представляется весьма логичным и достойным подражания в тех странах, где проходили или проходят переходы от авторитарных (тоталитарных) режимов к демократии.

3. Сравнительно-правовая характеристика Конституции Испании 1978 г.

С формальной точки зрения Конституция Испании состоит из преамбулы (вводной части) и 11 разделов, включающих 169 статей.

Однако прежде чем анализировать основные положения Конституции как цельного политико-правового документа, остановимся на некоторых сравнительно-правовых характеристиках отдельных ее частей.

Так, можно отметить, что Конституция Испании формально начинается не с преамбулы, а с утвердительной (промульгационной) надписи, сутью которой является тот факт, что король Испании Хуан Карлос объявляет "всем, кто узрит и уразумеет", что "Кортесы приняли, а испанский народ утвердил следующую Конституцию".

Нужно сказать, что подобные утвердительные надписи (интитуляции) в настоящее время являются большой редкостью в Европе и вообще в мире. Такие надписи отдают дань традиции, сохранившейся в монархических государствах со времен абсолютной власти монарха, который самостоятельно принимал законы и объявлял об этом народу. В действующих конституциях наиболее характерным примером можно считать начало Акта о престолонаследии Швеции от 26 сентября 1810 г., который и в настоящее время является одним из 4 актов, составляющих шведскую Конституцию. Данный Акт начинается словами: "Мы, Карл, Божьей милостью король шведов, готов и вендов и пр. и пр. и пр., наследник Норвежский, герцог Шлезвиг-Гольштейнский (:) извещаем, что после единодушного принятия и утверждения сословиями Королевства Акта о престолонаследии, согласно которому (:) и после предоставления этого основного закона на Наше всемилостивейшее одобрение в силу права, принадлежащего Нам согласно параграфу 85 Формы правления, Мы принимаем, одобряем и утверждаем этот Акт о престолонаследии, согласованный с сословиями Королевства, в следующем совершенно дословном тексте"1 .

При сравнении утвердительных начальных текстов испанской Конституции и шведского Акта о престолонаследии становится очевидным, что составители испанской Конституции совершенно сознательно ввели данную формулу в текст Конституции, видимо для того, чтобы подчеркнуть роль короля Хуана Карлоса и вообще монархии как государственно-правового института, после его долгого фактического отсутствия в стране. Кроме того, хорошо известно, что подобные формулы и фразы убедительно звучат с точки зрения укрепления престижа и подчеркивания величия государственной власти. Точно так же укрепляют величие власти архаичные фразы, которые применены в этой утвердительной надписи.

В современных конституциях подобные тексты весьма редки. Можно привести в качестве примера Прокламацию о Конституционном акте Канады 1982 г., подписанную королевой Елизаветой II (написанную по всем правилам старинного монархического стиля)2, преамбулу Конституции Княжества Монако от 17 декабря 1962 г., октроированную князем Ренье III3, вводную формулу Основного закона государства-города Ватикан от 7 июня 1929 г.4 и Декларацию прав граждан и основных принципов государственного устройства Сан-Марино от 8 июля 1974 г.5

Конституции таких европейских монархий, как Бельгия, Нидерланды, Норвегия, Дания, не содержат подобных надписей в силу того, что их монархи давно утратили реальную власть и превратились лишь в символы этой власти. В Испании же король Хуан Карлос олицетворял возвращение к демократии и гарантии этой демократии, поэтому его место и роль были подчеркнуты и отмечены данным традиционно монархическим текстом.

Преамбула Конституции Испании, с одной стороны, вполне традиционна, в ней просматривается влияние первой писаной Конституции США 1787 г. (строки о "содействии справедливости, свободе и безопасности, а также обеспечении благополучия" и т. д.).

Преамбула Конституции Испании содержит практически все части, которые современная конституционная теория предполагает необходимыми для этой части конституции:

— основные цели и задачи государства;
— отношение государства к правам и свободам граждан;
— место государства в семье народов мира.

Однако та же теория предполагает наличие еще одной части преамбулы — краткого описания исторического пути, пройденного государством до принятия данной конституции.

В преамбуле испанской Конституции данной части нет. Осмелимся высказать предположение, что это не случайно, так как авторы Конституции хорошо знали недавнюю историю Испании и не хотели, образно говоря, "бередить раны и обиды", оставшиеся от предыдущего периода жизни в тот момент, когда нация пришла к консенсусу по поводу будущей модели жизни.

Собственно Конституция начинается с вводного раздела. Следует заметить, что, возможно, более удачным было бы назвать этот раздел так, как названа глава первая восьмого раздела Конституции Испании, а именно — общие принципы. По нашему мнению, это было бы более точное и конкретное наименование.

Вводный раздел содержит основные положения и общие принципы, с которых, как правило, и начинаются современные конституции.

Статья 1 провозглашает Испанию правовым, социальным и демократическим государством, основанным на верховенстве закона, защищающим справедливость, равенство и политический плюрализм. Здесь же говорится о национальном суверенитете, который принадлежит испанскому народу, являющемуся источником всей государственной власти. Здесь же закрепляется политическая форма испанского государства — парламентарная монархия.

Если перевести данные положения с "конституционного языка" в плоскость научной или учебной литературы, то можно сказать, что испанская Конституция закрепляет основополагающие принципы построения и деятельности демократического государства. Это принципы демократизма, правового государства, социальной справедливости, национального (народного) суверенитета, равенства, политического плюрализма, верховенства закона (принцип законности, который развивается в ст. 9), а также принцип единства испанской нации и принцип самоуправления национальностей и регионов. Это абсолютно нормальный, можно сказать почти типовой, перечень принципов, характерных для текстов современных конституций. Однако здесь есть некоторые особенности, на которых мы остановимся. Начнем с того, что первоначальный набор принципов построения и деятельности государств был несколько иным. Так, возможно, первое писаное конституционное закрепление таких принципов было сделано в Конституции Норвегии 17 мая 1814 г. (действующей и ныне). Там были закреплены принципы свободы, независимости, неделимости и неотчуждаемости территории, а также принцип свободы религиозной совести, несмотря на то, что евангелическо-лютеранская религия закреплена в Норвегии в качестве официальной, государственной религии6 . После этого закреплялись такие принципы, как социальный характер государства (или принцип социальной справедливости), федерализм, светский характер государства, принцип разделения властей и т. д.

Несмотря на всеобщность и, можно сказать, универсальность этих принципов, каждое государство "по-своему" закрепляет их в своих конституциях.

Казалось бы, абсолютно бесспорный принцип неделимости (есть практически во всех конституциях последних 30-40 лет), однако некоторые государства выносят его вперед и ставят во главе перечня (Конституция Франции 1958 г., ст. 1), другие упоминают его в несколько смикшированном виде. Именно так сделано в испанской Конституции, где говорится не о неделимости государства и его территории, а о неделимости испанской нации. Мы можем только догадываться о причинах такой формулировки в стране, где в некоторых регионах весьма сильны сепаратистские настроения и движения (Страна Басков). Возможно, создатели Конституции не хотели закреплять в ней слишком категоричные термины и данная формулировка "о единстве нации" вместо "неделимости государства" была результатом определенного компромисса. Видимо, определенными национальными особенностями и традициями можно объяснить тот факт, что в испанской Конституции не записан принцип светского государства, хотя в статье 16, пункт 1, гарантируется свобода идеологии, религии и вероисповедания для отдельных лиц и объединений без каких-либо ограничений их самовыражения. А в пункте 3 статьи 16 говорится о том, что никакая религия не имеет характера государственной, а органы государственной власти принимают во внимание религиозные верования испанского общества и поэтому поддерживают должные отношения сотрудничества с католической церковью и другими конфессиями. То есть, фактически здесь перечислены все признаки светского государства, однако данный термин не применяется, используются более "вежливые" формулировки.

В статье 1 Конституции Испании закреплен еще один достаточно редко встречающийся конституционный принцип политического плюрализма.

Возможно, впервые ранг конституционного принципа он получил в Конституции Португалии7 — самого близкого соседа Испании. Исторические судьбы этих государств схожи. Португалия, как и Испания, пережила долгие периоды диктаторских режимов, характерной чертой которых были, в числе прочего, запреты на деятельность политических партий. Поэтому мы полагаем, что португальская Конституция, которая была принята на два года раньше, повлияла на испанскую Конституцию в том, что в ней также появился принцип политического плюрализма. А на основании этого принципа в стране появилось около 200 партий (от крайне левых до крайне правых)8 .

Положение статьи 1 о политическом плюрализме получило развитие в статье 6 испанской Конституции о политических партиях и в статье 22 — об объединениях. Принцип "социального государства", который, очевидно, впервые в качестве конституционного принципа появился в Конституции (Основном законе) ФРГ 1949 г., в настоящее время никаких проблем и споров не вызывает, поэтому присутствует практически во всех Конституциях 2-й половины ХХ в.

В вводном разделе Конституции Испании также имеются статьи, которые, как правило, включаются в разделы подобного рода — статья об официальном языке государства, которым является кастильский (ст. 3), статьи о флаге и столице (стст. 4, 5), статьи о партиях (ст. 6), профессиональных союзах (ст. 7), вооруженных силах (ст. 8), о необходимости соблюдать Конституцию и законы (ст. 9). Статья 9 также включает конституционные гарантии прав и свобод, в том числе положение о том, что обязанностью государственных органов является создание условий, обеспечивающих реальность и действенность прав и свобод, устранение препятствий к пользованию правами и содействие участию граждан в политической, экономической, культурной и общественной жизни (п. 2 ст. 9). Очень важные принципы и положения записаны в пункте 3 статьи 9 — принцип законности, иерархии правовых норм, гласности правовых норм (их обязательное опубликование), отсутствия обратной силы юридических норм, предусматривающих наказание, право на юридическую защиту, судебную ответственность за произвол органов государственной власти. Такие нормы весьма важны, так как при необходимости гражданин, чьи права нарушены, может использовать Конституцию как юридическое основание для защиты.

Раздел первый испанской Конституции посвящен основным правам и обязанностям. Данный раздел весьма четко построен. Он начинается со статьи 10, где заложено положение о том, что правовые нормы, связанные с правами и обязанностями, закрепленные Конституцией, соответствуют Всеобщей декларации прав человека, международным договорам и соглашениям, ратифицированным Испанией. То есть Конституция в данной части базируется на универсальном международном праве и соглашениях, которые ратифицировал испанский парламент. Глава первая этого раздела определяет вопрос гражданства, совершеннолетия и статус иностранцев. Глава вторая посвящена правам и свободам. В ней отмечается, что все испанцы равны перед законом и не должны подвергаться никакой дискриминации по рождению, расе, полу, вероисповеданию, взглядам или по другим основаниям личного или общественного характера (ст. 19). Иными словами, в Конституции Испании понятием "испанец" охватывается гражданин Испании, независимо от этнического происхождения, расы, религии и т. д.

В главе второй есть две части: часть 1 — "Об основных правах и общественных свободах" и часть 2 — "О правах и обязанностях граждан".

В данных частях имеется практически полный каталог прав и свобод, признанных и защищаемых в современном мире. Однако представляется, что структура главы второй могла бы быть более совершенной, к примеру, такой более совершенной частью конституции, посвященной правам и свободам, представляется Конституция Италии.

Так, часть 1 итальянской Конституции делится на главы:

— Гражданские отношения (закреплены в основном личные права);
— Этико-социальные отношения;
— Экономические отношения;
— Политические отношения.

В определенном смысле образцом для структурирования главы второй могло бы послужить название "международного пакта об экономических, социальных и культурных правах" от 16 декабря 1966 г. Испанские названия частей 1 и 2 главы второй, на наш взгляд, недостаточно понятны и нечетко структурированы.

Глава третья раздела первого называется "Об основополагающих принципах социально-экономической политики".

Глава четвертая называется "О гарантиях основных прав и свобод". На самом деле в этой главе закреплены не принципы, а права (например, ст. 43 — право на охрану здоровья; ст. 44 — право на доступ к культуре; ст. 47 — право на жилье и т.д.), а также права-гарантии (ст. 50 — органы власти гарантируют гражданам в старости экономический уровень жизни не ниже установленного минимума; ст. 51 — гарантии защиты прав потребителей и пользователей и т. д.).

Что касается полноты прав и свобод, закрепленных в испанской Конституции (и называемых не только правами, но и "основополагающими принципами социально-экономической политики"), то к их количеству и качеству нет претензий. Некоторые из этих прав и свобод еще достаточно редки, например право на защиту прав потребителей, которое предусмотрено испанской Конституцией. Весьма редкими, на наш взгляд, являются закрепленное в пункте 2 статьи 37 право трудящихся и предпринимателей на трудовой конфликт и право на защиту от использования компьютерных средств во вред интересам чести, семейной и личной жизни (п. 4 ст. 18). В главе четвертой первого раздела закрепляется введение должности народного Защитника, уполномоченного Генеральными кортесами и назначаемого ими для защиты прав, предусмотренных в данном разделе.

Отмечалось, что детальная регламентация прав граждан — традиционный элемент испанского конституционализма. Раздел первый, посвященный правам и обязанностям, наиболее объемный по количеству статей (более 1/3 всего конституционного текста).

То, что нами отмечено как некоторый недостаток (нечеткая структура делений прав и свобод), в литературе объясняется тем, что в качестве принципа, определяющего последовательность закрепления прав и свобод, избран уровень правовой защиты. Помещенные в статье 14 и части 1 главы второй "Основные права и гражданские свободы" могут быть обжалованы в любой суд, включая Конституционный суд. Защита прав, закрепленных в главе третьей "Об основополагающих принципах социально-экономической политики", возможна лишь в судах общей юрисдикции9 .

Таким образом, испанцы ввели свой, оригинальный подход к закреплению прав и свобод.

Раздел второй "О короне" посвящен правовому статусу монарха. Согласно действующей Конституции король является главой государства, но не имеет, как это было раньше, полномочий главы исполнительной власти, а также реальных полномочий в законодательной сфере. Монарх является символом единства и преемственности государства, арбитром и гарантом согласия в повседневной деятельности государственных органов (п. 1 ст. 56). Оказалось, что этих полномочий вполне достаточно для обеспечения стабильности государства и предотвращения незаконных покушений на конституционный строй Испании. Как упоминалось выше, во время попытки военного переворота в феврале 1981 г., твердая и ясная позиция короля Хуана Карлоса фактически сделала этот переворот невозможным. Король также осуществляет внешнее представительство Испании в международных отношениях (п. 2 ст. 56). То, что Испания — конституционная монархия, становится очевидным при знакомстве с пунктом 3 статьи 56, так как там установлено, что решения короля контрассигнуются подписью председателя правительства и, при необходимости, соответствующих министров (ст. 64).

Позиция короля в феврале 1981 г. была поддержана (и как бы контрассигнована) премьер-министром Адольфо Суаресом, который твердо выступил против попытки военного переворота10 . Большинство конституционных полномочий испанского монарха, закрепленных в разделе втором, вполне традиционны для конституционной монархии. Король не обладает правом законодательной инициативы, не имеет права вето. Однако в качестве главы государства испанский монарх является Верховным главнокомандующим, назначает послов и дипломатических представителей, подписывает международные договоры от имени государства, с предварительного согласия Кортесов объявляет войну и заключает мир, назначает на гражданские и высшие должности, награждает почетными званиями и знаками отличия в соответствии с законами, осуществляет право помилования и т.д. Большинство таких полномочий является как бы почетными обязанностями монарха, традиционно исполняемыми им (как и другими монархами, исполняющими свою миссию по британской (виндзорской)) модели.

Хотя в Конституции Испании прямо не закреплен принцип разделения властей, в научной литературе отмечалось11, что система государственного механизма построена по этому принципу. Законодательная власть принадлежит Генеральным кортесам, исполнительная власть представлена правительством, а судебная власть осуществляется системой судей.

Раздел третий Конституции посвящен испанскому парламенту — Генеральным кортесам.

Данный раздел включает три главы: глава первая "О палатах", глава вторая "О разработке законов" и глава третья "О международных договорах".

Если первые две главы абсолютно типичны практически для любой конституции, так как первая закрепляет структуру парламента, порядок формирования, основные полномочия палат, статус депутатов и порядок их деятельности, а вторая глава закрепляет основные положения законодательного процесса, то третья глава не вполне типична.

Дело в том, что в тех государствах, где существует президентская республика или иной вариант сильной исполнительной власти, роль парламента в данной сфере невелика и фактически сводится к ратификации договоров. В Испании по ряду вопросов требуется предварительное согласие Генеральных кортесов для заключения почти всех видов международных договоров: а) договоров политического характера; b) договоров или соглашений военного характера; с) договоров или соглашений, затрагивающих территориальную целостность государства или основные права и обязанности, предусмотренные в первом разделе; d) договоров и соглашений, налагающих финансовые обязательства на государство; е) договоров и соглашений, предполагающих изменение или отмену какого-либо закона или требующих законодательных мер для их осуществления.

Таким образом, по Конституции парламент Испании доминирует в международных делах.

Раздел четвертый называется "О правительстве и управлении государством" и посвящен структуре и задачам исполнительной власти, которую олицетворяет правительство.

Раздел пятый, можно сказать, "по французской модели", называется "Об отношениях между правительством и Генеральными кортесами". Во французской Конституции 1958 г. пятый раздел также называется "Об отношениях между правительством и парламентом". Наличие такого раздела целесообразно в любой конституции (хотя кроме Франции и Испании такового почти нигде нет), так как это снимает многие спорные вопросы и возможные конфликты.

В Республике Беларусь конституционный конфликт между исполнительной властью и парламентом в 1996 г. перерос в кризис и закончился изменением Конституции в пользу исполнительной власти. Возможно, если бы в Конституции Республики Беларусь была столь проработанная и детальная глава, как пятые разделы Конституций Испании и Франции, то кризиса можно было бы избежать.

Раздел шестой посвящен судебной власти. Раздел состоит из одиннадцати статей и не только закрепляет основные принципы и параметры судебной системы, но и включает статьи о прокуратуре (ст.124) и судебной полиции (ст. 126). Есть достаточно редкие для других конституций статьи о бесплатности правосудия не только в случаях, предусмотренных законом, но и в тех случаях, когда лица, участвующие в судебном разбирательстве, предъявят доказательства, что не имеют достаточно средств для его оплаты (ст.119), а также статья об ущербе, причиненном судебной ошибкой, который возмещается за счет государства (ст.121).

Умышленно это было сделано или нет, но отсутствие в Конституции структуры судебной власти может быть признано разумным решением, так как система может меняться (могут возникать предложения о новых судах — по трудовым спорам, по делам несовершеннолетних, к примеру), а жесткая модель изменения конституции затруднит нововведения, поэтому закрепление судебной системы не в конституции, а в органическом законе вполне удачно. Структура системы судебных органов Испании в настоящее время закрепляется Органическим законом о судебной власти от 1 июля 1985 г.

Раздел седьмой "Экономика и финансы" достаточно традиционен для современных конституций. Статья 134 о разработке Генерального бюджета государства могла бы быть в разделе "Об отношениях между правительством и Генеральными кортесами".

Весьма тщательно и логично разработан раздел восьмой "О территориальном устройстве государства". Он включает главу первую "Общие положения", главу вторую "Об органах местного самоуправления", главу третью "Об автономных сообществах". Данный раздел весьма важен для государства, в котором существует 17 автономных сообществ (пять областей и 12 регионов), включающих в себя 50 провинций и более 8 тыс. муниципий, а также два города (Мелилья и Сеута), находящихся на территории Марокко. Способ решения территориальных и национальных проблем, связанных с территориями, закрепленный в Конституции, позволяет говорить о том, что в Испании почти снята проблема сепаратизма (исключением является ситуация в Стране Басков, где существует экстремистская партия ЭТА).

Способ решения территориальных вопросов, модель испанской автономии, при которой статус самостоятельных единиц приобретают не только исторически сложившиеся регионы компактного проживания этнических (национальных) групп (Страна Басков, Каталония, Галисия), но и каждая из муниципий и провинций.

Разграничение компетенции (полномочий, предметов ведения) между центральной государственной властью и автономными сообществами проводится на основе принципа закрепления исключительной компетенции (перечня полномочий) каждого из них (стст. 148 и 149).

Многократно отмечалось в различных научных источниках, что полномочия испанских автономных сообществ по ряду параметров более значительны и весомы, чем полномочия некоторых субъектов федерации (например, в Австрийской Федерации).

В Конституции достаточно четко определяются вопросы, по которым только государство может принимать законодательные и исполнительные решения (ст. 149), а также те, по которым автономные сообщества могут принимать не только решения своего уровня, но и законодательные акты в рамках принципов, основ и условий, установленных конституционным законом (ст. 150).

Предпоследний, девятый раздел испанской Конституции посвящен Конституционному суду. Отмечается, что идеи конституционной юстиции и попытки ее реализации имеют в Испании давнюю традицию. Так, еще Конституция Испании 1812 г. предусматривала создание постоянной комиссии Кортесов, для осуществления контроля за соблюдением Конституции в период между сессиями, а Конституция Испании 1931 г. установила Суд конституционных гарантий12 .

По нашему мнению, вполне оправданно наличие отдельного раздела о Конституционном суде, а не помещение статей о нем в раздел "О судебной власти", так как конституционные суды являются государственными органами особого рода, фактически квазисудами, занимающимися не отправлением правосудия, а фактически экспертизой соответствия законов существующей Конституции. Помимо этого главного дела конституционные суды занимаются и иными вопросами. Так, испанский Конституционный суд, помимо оценки конституционности законов и актов, имеющих силу закона, занимается защитой прав и свобод граждан, закрепленных в статьях 14-30 (на основе п. 2 ст. 53) Конституции, и рассматривает споры о разграничении полномочий между государством и автономными сообществами либо между автономными сообществами (п. 1 ст. 161).

Конституционный суд Испании соответствует континентальной модели. Предварительный контроль проводится только после обращения в Суд правительства или любой из палат парламента с целью конституционной оценки международного договора (ст. 95).

Конституционный суд Испании принимает жалобы на нарушения конституционных прав и свобод от любого физического и юридического лица (п. 1в ст. 162). Обращения по поводу неконституционности принимаются от председателя правительства, Защитника народа (омбудсмена), 50 депутатов, 50 сенаторов, исполнительным коллегиальным органом автономных сообществ и их собраниям (п.1а ст. 162).

Правительство может обжаловать в Конституционном суде решения и постановления автономных сообществ (п. 2 ст. 161). В Конституционный суд может обратиться и любой суд общей компетенции, если посчитает во время судебного разбирательства, что какая, либо норма, имеющая силу закона, противоречит Конституции (ст. 163).

В связи с тем, что группа депутатов в количестве 50 человек может обратиться в Конституционный суд по поводу неконституционности закона, некоторые авторы высказывали такое соображение, что данное правомочие порождает опасность превращения Конституционного суда в квази третью палату парламента, контролирующего по просьбе меньшинства законодательную деятельность большинства13 .

Вообще, как видно из литературы, Конституционный суд Испании является не декоративным, а активно работающим органом. Число обращений в Конституционный суд колеблется от 2,5 до 3 тыс. в год14 . Можно сделать вывод, что испанская Конституция закрепила весьма удачную модель суда конституционной юстиции.

Раздел десятый называется "О конституционной реформе". Он посвящен вопросам изменения Конституции или принятия новой Конституции (так называемый "полный пересмотр Конституции" — п. 1 ст. 168).

Конституция Испании является весьма "жесткой", т. е. внести в нее изменения можно только после специальных процедур, затрудняющих изменение каких-либо статей или разделов. Помимо обычного в таких случаях квалифицированного числа голосов при голосовании в парламенте, возможно вынесение текста поправок на референдум (по предложению, внесенному в течение пятнадцати дней с момента их принятия 1/10 депутатов от общего числа членов одной из палат — п. 3 ст. 167).

Текст "пересмотренной Конституции", т. е. принятой заново, или частично пересмотренной обязательно выносится на референдум для его ратификации.

Частичный пересмотр означает изменение вводного раздела, главы второй, части 1 раздела первого или раздела второго. После осуществления полного или частичного пересмотра (необходимо 2/3 голосов обеих палат) Генеральные кортесы распускаются и вновь избранные Кортесы должны заново проголосовать за эти изменения теми же 2/3 голосов. То есть в последнем случае применяется так называемый "двойной вотум", условно говоря "шведская модель", закрепленная в Конституциях Швеции, Норвегии, Нидерландов, Финляндии.

Автор настоящей статьи полагает, что это весьма разумный вариант серьезного изменения или пересмотра (принятия новой) Конституции. Об этом он уже писал ранее15 .

Весьма подробными и обстоятельными в испанской Конституции являются "Дополнительные положения" (4 статьи) и "Переходные положения" (9 статей) есть еще "Отменяющие положения" и "Заключительное положение".

Интересно, что в "Переходных положениях" (восьмой пункт) указано, что "палаты, одобрившие настоящую Конституцию, приступают после ее вступления в силу к осуществлению функций и полномочий, отнесенных ею к ведению конгресса и сената". Срок их полномочий истекал не позднее 15 июля 1981 г., т. е. вступление в силу новой Конституции означало и начало деятельности нового парламента.

4. Повлияла ли Конституция Испании на создание Конституции Республики Беларусь 1994 г.

Автор настоящего текста несколько лет (1990—1994) участвовал в создании Конституции Республики Беларусь, которая была принята 15 марта 1994 г.

В состав рабочей группы по созданию Конституции и в состав официальной Конституционной комиссии автор попал как специалист по зарубежному конституционному праву. Следует отметить, что в своей деятельности рабочая группа по созданию Конституции реально и достаточно тщательно знакомилась с конституционным опытом других стран.

Можно отметить, что чаще других зарубежных конституций мы изучали Основной закон ФРГ 1949 г., Конституцию Франции 1958 г., итальянскую Конституцию 1947 г. Один из членов рабочей группы очень часто носил сборник зарубежных конституций и при затруднительных вопросах чаще всего говорил, что нужно посмотреть, как этот вопрос регулируется Конституцией Италии. Безусловно, изучалась и Конституция Испании, однако меньше, чем вышеназванные Конституции. Возможно, сказывалось наше некоторое (неверное) сомнение в том, можем ли мы использовать определенные положения конституции государства, которое по форме правления является монархией. Ведь мы писали республиканскую конституцию.

Сейчас вполне очевидно, что создатели белорусской Конституции могли бы извлечь кое-что полезное для себя из испанской Конституции (так же, как испанские авторы учитывали опыт других стран).

Можно отметить, что и в настоящее время вполне уместными и целесообразными в белорусской Конституции были бы:

—статья о правах потребителей, аналогичная статье 51 Конституции Испании;
—статья, гарантирующая гражданам-пенсионерам экономический уровень жизни не ниже установленного минимума посредством предоставления пенсий достаточных размеров с периодической индексацией, что описывается в статье 50 Конституции Испании;
—статья об автономии университетов (как в п. 10 ст. 27);
—статья о возмещении ущерба, причиненного судебной ошибкой, за счет государства (как в ст. 121);
—статья о создании Генерального совета судебной власти (как в п. 3 ст. 122);
—желательными, по нашему мнению являются расширение круга лиц, имеющих право на обращение в Конституционный суд, и право граждан на конституционную жалобу (как в пп. "а" и "в" ст. 162).

5. Конституция Испании в курсе "Государственное право зарубежных стран", который преподается на юридических факультетах университетов Республики Беларусь и стран СНГ

В университетах Республики Беларусь, в университетах Российской Федерации, Украины и других республик бывшего Советского Союза преподается зарубежное конституционное право. Есть два подхода к его преподаванию:

— институциональный (когда изучаются наиболее важные институты конституционного права — парламент, правительство, теория конституции и т. д.);
— страноведческий (когда все институты изучаются по отдельным странам).

В большинстве случаев применяются оба подхода. Тогда данная учебная дисциплина имеет две части: общую часть (институты), особенную часть (страны).

Безусловно, Испания фигурирует в общей части, когда рассматриваются такие институты, как теория конституции, глава государства, парламент и т. д.

Испанское конституционное право рассматривается и в тех случаях, когда подробно изучается общая часть зарубежного конституционного права.

Так, в учебнике И. А. Алебастровой16, книге "Иностранное конституционное право"17, а также в учебнике "Конституционное право зарубежных стран" под ред. М. В. Баглая, Ю. И. Лейбо, М. М. Энтина18, учебнике "Конституционное (государственное) право зарубежных стран" под ред. Б. А. Страшуна19 и ряде других аналогичных изданий есть достаточно обстоятельные главы, посвященные Испании, в которых дается характеристика как Конституции Испании, так и ее основным конституционным институтам — основным правам и свободам, органам государственной власти и управления, автономии, судебной системе и т. д.

Нужно отметить, что наши студенты, юристы и политологи чаще и более подробно изучают особенности конституционного строя США, Германии, Франции, Великобритании. Однако достаточное внимание уделяется и Испании, стране, которая за последние десятилетия сделала огромные шаги в развитии экономики, в чем ей, вполне очевидно, помогло развитие демократических институтов, закрепленных в Конституции Испании 1978 г., которая в 2003 г. отмечает свой двадцатипятилетний юбилей.

1 Конституция Швеции // Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 3. М.: Норма, 2001. С. 625.
2 Конституция зарубежных государств. М.: БЕК, 1996. С. 315-316.
3 Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 2. М.: Норма, 2001. С. 590.
4 Там же. Т. 1. С. 460.
5 Там же. Т. 3. С. 100.
6 Конституция Норвежского Королевства от 17 мая 1814 г., параграфы 1 и 2 // Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 2. М.: Норма, 2001. С. 658.
7 Конституция Португальской республики от 2 апреля 1976 г. // Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 2. М.: Норма, 2001. С. 748.
8 Donaghy P. S., Hewton M. T. Spain: a guide to political end economic institutions. Cambrige: Cambrige University Press, 1987. P. 151.
9 Трещетенкова Н. Ю. Вводная статья // Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 2. М.: Норма, 2001. С. 41.
10 Даниэль Тарсия Сан Хосе. Деятельность политических партий в Испании // Материалы международной конференции "Правовое регулирование и деятельность политических партий в Республике Беларусь и за рубежом". Минск, 24 января 2003 г. С. 23.
11 Трещетенкова Н. Ю. Указ соч. С. 42.
12 Там же. С. 47.
13 Moldawa T. Kortezy Generalne Hiszpanii. Wyd. Sejmowe. Warszawa, 1992. S. 28; Sole Tura J., Aparicio Perez M. A. Las Cortes Generales en el sistema constitutional. Madrid, 1984. S. 184-196.
14 Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 3. Особенная часть. Страны Европы / Отв. ред. Б. А. Страшун. М.: БЕК, 1997. С. 235.
15 Чудаков М. Ф. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Мн.: Харвест, 1998. С. 193.
16 Алебастрова И. А. Конституционное право зарубежных стран. М.: Юрайт-М, 2001.
17 Иностранное конституционное право / Под ред. В. А. Маклакова. М.: Юрист, 1996.
18 Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под ред. М. В. Баглая, Ю. И. Лейбо, Л. М. Энтина. М.: Норма-Инфра-М., 1999.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.