Белорусский журнал международного права и международных отношений 2003 — № 2


международные экономические отношения

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ВАЛЮТНОЙ ИНТЕГРАЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ НА ОСНОВЕ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ

Виталий Козловский

Козловский Виталий Владимирович — доктор экономических наук, профессор кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Идеи создания зоны валютной интеграции в относительно завершенном виде появились после окончания Второй мировой войны. Особенно они проявились на Евразийском континенте среди стран Восточной и Западной Европы. Стремление к улучшению взаимной торговли и к экономической интеграции привело к выработке стратегии и тактики валютной интеграции, организации системы взаиморасчетов между интегрирующимися странами на основе объединения денежных систем. Не касаясь истории создания и функционирования Совета Экономической Взаимопомощи стран Восточной Европы, в рамках которого начала функционировать общая валюта — переводной рубль1 (еще до введения в оборот ecu), обратимся к анализу экономического механизма формирования валютной интеграции стран Западной Европы. Этот аспект особенно важен для современного этапа формирования союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь.

Первым шагом в направлении валютного союза в странах Западной Европе явился отчет Вернера, который был составлен в 1970 г. и описывал основные действия по обеспечению денежно-кредитной интеграции. Согласно данному отчету предполагаемый валютный союз стран Европы мог состояться в 1980 г., и в таком случае его построение состояло бы из трех стадий. Заключительная стадия предусматривала зафиксированные и взаимозависимые обменные курсы валют стран ЕЭС или же введение единой валюты. Однако, несмотря на одобрение ЭКОФИНа, данное предложение не получило воплощения в реальности в связи с разного рода мировыми событиями, среди которых было расторжение соглашений Бреттон-Вудской валютной системы. Кроме того, национальные экономики, в том числе экономики стран Западной Европы, по-разному реагировали на экономические кризисы 1970-х гг.

Экономическая мысль того периода была единодушна в том, что для создания зоны валютной интеграции необходимо прежде всего создание группировки стран с сопоставимыми показателями экономического развития (иначе, страны должны были соответствовать строго определенным критериям экономической конвергенции).

Последующим шагом в образовании валютного союза стран Западной Европы стало Маастрихтское соглашение, идеи которого несколько отличались от отчета Вернера. Различия касались экономической мысли в части формирования валютного союза и в общем существенно не затрагивали предшествующий документ. Так, в отчете Вернера недостаточно внимания уделялось проведению единой денежно-кредитной политики, функционированию центрального денежно-кредитного института, его взаимодействию с политическими институтами.

Создание Европейской валютной системы в 1979 г. пошло по пути использования стабильного поведения обменных курсов, для чего были определены предельные размеры их колебаний для валют стран, участвующих в механизме обменного курса. В зону Европейской валютной системы на этом этапе входило 8 стран: Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия, Ирландия и Дания. Механизм Европейской валютной системы образовывали три элемента: европейская валютная единица (ecu); режим совместного колебания валютных курсов ("змея" в европейском валютном коридоре); европейский фонд валютного сотрудничества.

Ecu — общая валюта, курс которой определялся на основе корзины национальных валют стран — членов Европейской валютной системы, причем доля каждого участника зависела от веса страны в совокупном валовом продукте и взаимной торговле. Распределение квот в корзине ecu по состоянию на 1990 г. приведено в табл. 1.

Таблица 1

Распределение квот европейских валют в корзине ecu2

пЮЯОПЕДЕКЕМХЕ ЙБНР ЕБПНОЕИЯЙХУ БЮКЧР Б ЙНПГХМЕ ecu

Действовавший механизм обменных курсов валют стран ЕС ограничивал изменения валют в пределах 2,25% относительно валютной корзины и в диапазоне не более 15% в целом. Данный механизм взаимодействия курсообразования был менее совершенен, чем механизм курсообразования переводного рубля стран СЭВ. Вместе с тем, при создании общей валюты предусматривалось, что еcu станет:

  • основой для расчетов в рамках механизма, определяющего валютные курсы;
  • основой для определения показателей отклонения курса какой-либо из денежных единиц, входящих в эту систему, от среднего показателя по странам — членам ЕЭС;
  • средством осуществления валютных интервенций, заключения следок и предоставления кредитов;
  • средством расчетов между центральными банками стран-членов, а также между валютными органами ЕЭС;
  • реальным резервным активом.

Существенные шаги в валютной интеграции были предприняты в середине 1980-х гг.: в 1985 г. начала осуществляться программа Общего рынка, которая предполагала необходимость унификации национальных законодательств различных сфер хозяйственной и общественной деятельности. Дальнейшим толчком стала ратификация Маастрихтского соглашения всеми (тогда 11) членами ЕС, в результате чего был утвержден план построения валютного союза европейских стран. Планом предусматривались три этапа: первый этап (начало — 1 июля 1990 г.) — отмена оставшихся ограничений на перемещение капитала среди стран-участниц; второй этап (начало — январь 1994 г.) — сотрудничество центральных банков по формированию единого экономического пространства и созданию Европейского денежно-кредитного института; третий этап — формирование зоны euro (1999 г.-1 января 2002 г.: euro — общая валюта, с 2002 г. — euro — единая влюта).

Основной целью этих этапов валютного союза являлась выработка и координация общей денежно-кредитной политики, достижение более тесного сотрудничества центральных банков стран, входящих в интеграционную группировку.

Обратим внимание на то, что при построении платежных и валютных союзов успех возможен при наличии определенных элементов и четких экономических категорий, соответствующих оговоренным условиям. К таким основным элементам можно отнести:

  • единую валюту;
  • единый эффективный обменный курс;
  • единую денежно-кредитную политику.

Единая валюта является идеальным вариантом. Однако вместо нее могут использоваться несколько валют со свободной взаимной конвертацией, обменный курс которых жестко зафиксирован в отношении данных валют, что фактически соответствует единой валюте в различном физическом представлении. В платежном и валютном союзе может быть только один обменный курс и, следовательно, политика обменного курса валюты интеграционной группировки по отношению к третьим валютам. Изменение обменного курса одной из валют платежного союза в условиях свободной конвертируемости неизбежно приведет к оттоку капитала из реальной экономики в сферу спекулятивных операций, что в конечном итоге разрушит весь платежный союз. Несмотря на всю очевидность данных последствий, исторический опыт свидетельствует о перераспределении эмиссионного дохода в пользу страны, осуществляющей выпуск платежных средств.

В конечном итоге, при функционировании валютных союзов страны отказываются от единоличного права проведения национальной денежно-кредитной политики в пользу наднационального финансового института. В таком случае проводится единая денежно-кредитная политика, направленная на обеспечение стабильного развития валютного союза посредством контроля за общей денежной массой, уровнем инфляции, процентными ставками, обменным курсом в отношении третьих валют. Неспособность обеспечить проведение единой денежно-кредитной политики является основным временным препятствием при построении современных валютных союзов, так как страны уже имеют строго определенный подход к формированию и проведению национальной финансовой политики, а перемены в этой сфере не могут не привести к шоковым последствиям, если будут осуществляться в короткий промежуток времени.

Не следует ожидать, что выработка единой кредитно-денежной политики — это чисто механический процесс. Для этого зачастую требуется пересмотр всех основ и целей ее проведения, особенно для некоторых стран, которые применяют различные подходы к определению целей и эффективности своей монетарной политики. Например, Германия на подготовительных этапах к Экономическому и валютному союзу стран ЕС продолжала ориентироваться на показатель денежного агрегата М3. В то же время другие страны устанавливали конкретные плановые показатели инфляции, применяли новые денежные агрегаты3 и старались их выполнить при проведении своей монетарной политики, обосновывая это тем, что денежные агрегаты утратили свою прежнюю связь с реальным ВНП из-за структурных перемен и инноваций в финансовой сфере.

Для большинства же малых стран с открытой экономикой основной целью проведения денежно-кредитной политики является поддержание определенного обменного курса своей валюты. Технические различия подобного рода свидетельствуют о том, что выработка совместной кредитно-денежной политики должна проводиться постепенно и с учетом всестороннего анализа многих экономических категорий и показателей. Следует при этом разделить ответственность за выработку и проведение единой монетарной политики интегрирующихся стран. Так, на первоначальном подготовительном этапе валютного союза выработкой общей политики должен заниматься специальный финансовый институт4 , в задачу которого входят сбор и обработка финансовой и другой информации относительно этого вопроса, а также разработка конкретных унифицирующих предложений и представление их на рассмотрение и реализацию центральными банками государств.

Последующие действия по осуществлению единой монетарной политики, общие функции кредитно-денежной политики должны быть переданы центральным банкам, с тем, чтобы они совместно осуществляли требуемые перемены как на общем финансовом рынке интегрирующейся группировки, так и в своих национальных экономиках. Другими словами, непосредственным генератором единой денежно-кредитной политики становится объединение центральных банков. В то же время финансовый институт, который вырабатывал единое направление для интегрирующихся стран, должен продолжать выполнять консультационные функции и функции мониторинга.

Важный этап валютной интеграции характеризуется максимально возможным уровнем унификации финансовых рынков и появлением общей (единой) валюты и особого финансового института, исполняющего роль центрального банка интегрирующейся группировки. На этом этапе ответственность по разработке и мониторинг совместной денежно-кредитной политики переходят в полномочия вновь созданного центрального кредитного учреждения. Скорее всего, это будет центральный банк интегрирующейся группировки, выполняющий также эмиссионные и расчетные операции5 .

Таким образом, можно проследить переход ответственности по разработке и проведению единой кредитно-денежной политики разных экономических институтов в зависимости от стадии валютной интеграции, в которой находятся интегрирующиеся государства. В этом отношении осуществляется эволюционный, т. е. поступательный, путь развития, когда необходимые структурные и институциональные трансформации происходят в связи со сложившимися условиями и некоторой неожиданностью и непредсказуемостью на мировом денежном рынке. Оценить, насколько интегрирующиеся страны подготовлены к переходу на тот или иной этап валютной интеграции, особенно при проведении единой кредитно-денежной политики, позволяет анализ выполнения условий конвергенции. Данные условия вырабатываются совместными усилиями и являются целями функционирования национальных экономик. Их выполнение рядом государств свидетельствует о высокой степени унификации экономических процессов, протекающих в национальных экономиках. Основные показатели конвергенции для интегрирующихся стран можно объединить в группы кредитно-денежных показателей, показателей инфляции, стабильности обменного курса и долгосрочных процентных ставок.

Первостепенными критериями конвергенции для построения валютного союза являются финансовые показатели, среди которых важнейшие — дефицит бюджета и долг. При чрезмерном бюджетном дефиците стран следует ожидать, что это неизбежно скажется на проведении общей кредитно-денежной политики и выйдет за пределы национальных границ (эффект "spill-over"). Если в валютный союз будет допущена хоть одна страна с подобным состоянием финансовой сферы, это ухудшит финансовые показатели всех стран союза.

Если же в состав валютного союза будут входить только страны, адекватно выполняющие финансовые критерии конвергенции, это будет способствовать естественному выравниван_ю временных трудностей фискального характера, которые могут возникать в той или иной стране в будущем6 . Таким образом, возможное негативное состояние финансовой сферы не будет распространяться на все остальные страны-члены, но будет скорее стабилизироваться за счет высокой унификации и объединения национальных экономик и особенно финансовых рынков интеграционной группировки.

Критерии конвергенции в отношении инфляции отражают взгляды ряда экономистов, что для стабильного и продолжающегося экономического роста необходим строго определенный и управляемый уровень изменения цен, ибо в дальнейшем это повлияет на состояние занятости и на уровень жизни населения. Экономические кризисы, вызываемые инфляцией, значительно ослабляют долгосрочные перспективы экономического роста национальных экономик и общего экономического пространства в целом. Величина процентных ставок в данном контексте тесно связана с инфляционными ожиданиями и, следовательно, формирует соответствующие модели поведения физических и юридических лиц, особенно в долгосрочной перспективе. Кроме того, долгосрочные процентные ставки служат одним из основных индикаторов при построении прогнозов экономического развития. Динамика их изменений характеризует стабильность рынка и, следовательно, отражает, насколько та или иная национальная экономика соответствует предъявляемым требованиям при построении валютного союза.

Если предшествующие критерии в основном были ориентированы на характеристику функционирования национальных экономик, то суть критерия "стабильность обменного курса" национальной валюты отражает взаимодействие национальной экономики с другими субъектами мирового хозяйства. Уже на стадии Экономического и валютного союза стран ЕС, т. е. введения общей валюты, страны должны убедиться, что поведение одной валюты не оказывает антагонистического влияния на валюты других стран — членов интеграционной группировки. При выполнении оговоренных условий конвергенции в разрезе обменных курсов возможно будет произвести ряд последующих действий (фиксация курсов к некоторой одной валюте, корзине валют; формирование валютной корзины интеграционной группировки и ее использование; создание общей валюты; разработка единой политики обменных курсов и пр.), которые приведут к еще большей степени валютной интеграции.

Определенный интерес представляет опыт стран ЕС в отношении выполнения условий конвергенции.

Относительно кредитно-денежных показателей следует отметить, что для большинства стран это было самым слабым местом. Так, в начале второго этапа общий дефицит бюджета стран ЕС составил примерно 5,5% ВНП, что значительно превосходило установленный критерий — 3%. В условиях конвергенции было оговорено, что данный показатель в случае его текущего невыполнения должен значительно снижаться или лишь временно превышать установленный уровень. В дальнейшем национальные экономики многих государств зафиксировали некоторое снижение данного показателя, но, так или иначе, приходится утверждать, что данная сфера полностью соответствовала предъявляемым требованиям. Большинство стран-членов имели дефицит более 3%.

В отношении государственного долга следует отметить такую же ситуацию, когда общий долг стран ЕС достиг 71% ВНП. В страновом разрезе данный показатель имел слишком большую разбежку. Только несколько стран соответствовали данному критерию, тогда как большинство не могли выполнить общие условия, а долг Италии, Греции и Бельгии составлял более 100%. Считалось, что ежегодное снижение государственного долга стран-членов на 2% было приемлемым для вхождения в Экономический и валютный союз стран ЕС. Однако фактически темпы снижения должны были быть по крайней мере не ниже 3% в год для большинства государств.

Относительно инфляции ситуация складывалась несколько проще. Критерий конвергенции формулировался как не превышающий 1,5 процентных пункта уровня инфляции лучших по стабильности цен государств ЕС. В общем, максимум данного критерия складывался на уровне 3,5% в год.

На втором этапе валютного союза европейские страны сумели снизить общий уровень инфляции и вышли на 3%. Многие страны смогли выполнить критерий относительно инфляции и поддерживают его на уровне 2%. Это же можно сказать и о странах, недавно вошедших в ЕС, которые значительно снизили уровень инфляции в национальных экономиках.

Нельзя в полной мере утверждать, что все страны Экономического и валютного союза стран ЕС сумели выполнить критерии конвергенции относительно обменных курсов своих валют. Для некоторых стран возникала проблема возможных эффектов "spillover" в случае девальвации, которые могли распространиться на инфляцию, торговлю и в конечном итоге повлиять на Экономический и валютный союз стран ЕС в целом (табл. 2).

Таблица 2

Выполнение условий конвергенции на втором этапе построения валютного союза стран ЕС7

бШОНКМЕМХЕ СЯКНБХИ ЙНМБЕПЦЕМЖХХ МЮ БРНПНЛ ЩРЮОЕ ОНЯРПНЕМХЪ БЮКЧРМНЦН ЯНЧГЮ ЯРПЮМ ея

Следует обратить внимание на то, что формулировка некоторых критериев не предполагает четко оговоренных величин и может иметь двусмысленные интерпретации. В этой связи возникают вопросы по методам расчета показателей трех ведущих стран, поскольку агрегированный показатель не может учитывать специфические условия развития денежно-кредитной сферы всех интегрирующихся государств. В случае с критерием обменного курса необходимо отметить неясность в механизме принятия увеличенных пределов колебаний. Складывается впечатление, что расширение пределов колебаний обменных курсов с 2,25% до 15% было продиктовано скорее политическим решением (Маастрихтский договор), нежели экономической конъюнктурой (табл. 3).

Таблица 3

Оценка равновесного обменного курса euro

нЖЕМЙЮ ПЮБМНБЕЯМНЦН НАЛЕММНЦН ЙСПЯЮ euro

На основании экономического развития валютного союза стран ЕС и исторического факта его образования можно заметить, что рассмотренные критерии конвергенции скорее носили индикативный характер, нежели являлись критерием отбора стран, наиболее соответствующих экономическим требованиям построения и функционирования валютного союза.

В этой связи важно отметить взаимодействие валютного и экономического союзов. Последний менее склонен к порождению экономических шоков и в долгосрочной перспективе может преодолевать их с меньшими негативными последствиями. Это вызвано тем, что экономическая инфраструктура является в большей степени унифицированной на территории интеграционной группировки, поскольку именно она является основой построения валютного союза. Кроме того, отраслевая специализация и объединение рынков труда также способствуют этому процессу. В то же время валютный союз на первоначальном этапе своего функционирования может оказывать значительное воздействие на реальный сектор экономики в более краткосрочном периоде. Кредитно-денежные и валютные инструменты на современном этапе развития мировой экономики имеют большую подвижность на фоне чисто торгово-экономических действий. При таком положении вещей очевидно, что при адекватном подходе к построению валютных и платежных союзов интегрирующихся стран возможно использование дополнительных экономических рычагов для стимулирования реального сектора экономики и в общем уровня жизни населения, хотя не следует забывать, что недооценка процессов в этой сфере приведет к негативным последствиям в еще больших масштабах.

В настоящее время используются различные экономические подходы к оценке и прогнозированию валютного курса той или иной валюты. Данная экономическая категория имеет первостепенное значение для интегрирующихся стран, поскольку является первостепенной характеристикой функционирования единой валюты на внутреннем и внешнем финансовых рынках. Одной из экономических теорий является в этом плане принцип паритета покупательной способности8 . Эта теория представляет собой денежную теорию с гибкими или фиксированными ценами и утверждает, что в основном обменный курс остается стабильным в долгосрочном периоде и возвращается к прежней величине после возможных рыночных беспокойств. Другими словами, номинальный обменный курс варьирует и приспосабливается к показателям инфляции, обеспечивая тем самым более или менее стабильный равновесный обменный курс в долгосрочной перспективе. Ряд экономистов утверждают, что данный принцип утратил свое практическое применение, особенно после Второй мировой войны, но мы с такой точкой зрения не согласны. В общем, неспособность денежных подходов предоставить макроэкономическое обоснование продолжающихся колебаний обменных курсов побудила многих исследователей к разработке альтернативных моделей, которые включают в себя объяснения относительно равновесного обменного курса, изменяющегося во времени. Обменный курс, в отличие от того, как кто определяет паритет покупательной способности, также испытывает на себе влияние соотношения цен на товары и услуги, не вовлеченные во внешнеторговый оборот, которые отражают значительную долю экономики любой страны. Так, одна из экономических теорий утверждает, что национальная валюта будет ревальвироваться, если разница роста производительности товаров, вовлеченных и не вовлеченных в мировой оборот, больше, чем в других странах9 . Также оспаривается то утверждение в принципе паритета покупательной способности, которое относится к определяющей функции товаров, вовлеченных во внешнеторговый оборот. Обосновывается это тем, что основные условия совершенной конкуренции и условия высокой степени замещения между товарами в мировой торговле не являются в достаточной степени выполнимыми большинством стран. Несовершенная конкуренция позволяет отойти от чисто рыночных методов курсообразования даже в случае с вполне заменимыми товарами. С другой стороны, при несовершенном замещении товаров страны, имеющие более быстрый экономический рост, могут еще более улучшить свои торговый позиции посредством стимулирования производства продукции с большей добавочной стоимостью, которая не является полностью замещаемой на мировом рынке. Данный экономический подход достижения равновесия привел к разработке принципов фундаментального равновесного обменного курса10 , в котором равновесный обменный курс предполагает внешнее и внутреннее равновесие (в соответствии с неоклассической экономической теорией). К первому можно отнести такие показатели, как сбережения и баланс инвестиций, тогда как для второго основным показателем будет платежный баланс.

Альтернативная, но достаточно империческая методика курсообразования получила название "поведенческий равновесный обменный курс". Эта методика также учитывает влияние несбалансированности макроэкономических показателей в процессе определения реального обменного курса в долгосрочной перспективе11 . Кроме прочего, поведенческий равновесный обменный курс учитывает большее количество переменных, которые могут влиять на обменный курс и позицию той или иной страны в мировой торговле. К таким переменным относятся мировые цены на нефть, а также цены на другие международные товары (табл. 4).

Таблица 4

Ключевые переменные в эконометрических исследованиях ученых стран Западной Европы

йКЧВЕБШЕ ОЕПЕЛЕММШЕ Б ЩЙНМНЛЕРПХВЕЯЙХУ ХЯЯКЕДНБЮМХЪУ СВЕМШУ ЯРПЮМ гЮОЮДМНИ еБПНОШ

В заключение отметим, что большинство теорий и принципов курсообразования в качестве базовых факторов выделяют: чистые иностранные активы, разницу в производительности капитала и разницу в процентных ставках. Кроме того, предлагается учитывать ряд других показателей. Между тем, "равновесный" обменный курс является весьма неопределенным в смысле его математического определения. Он зачастую значительно изменяется в сравнительно коротком промежутке времени и может даже испытывать обратную реакцию, т. е. определяться динамикой фактического курса. Этим объясняется факт того, что на определенных этапах зона euro подвергается частым взлетам и падениям в зависимости от состояния реального сектора экономик стран Экономического и валютного союза стран ЕС.

1 В этом отношении Экономический и валютный союз стран ЕС заимствовал механизм взаимодействия между странами — членами СЭВ (СЭВ — Совет Экономической Взаимопомощи стран с плановой экономикой). Проблемы передаточного эффекта в условиях конвергенции поднимались белорусскими экономистами (см., напр.: Касцянок В. М. Ператварэнне сацыялiзма у сусветную сiстэму. Мн.: Дзяржiздат, 1959) задолго до введения переводного рубля и рассмотрения проблем передаточного эффекта экономистами в конце ХХ в.
2 В таблице приведены квоты по состоянию на 1990 г.
3 См.: Мега-, мета-, макро- экономика. Под ред. проф. Э. А. Лутохиной. Мн.: НО ООО "Бип-С", 2002. С. 154.
4 Например, в странах СЭВ ответственным за проведение единой кредитно-денежной политики был Экономический совет СЭВ и Международный банк экономического сотрудничества.
5 Так в странах Экономического и валютного союза стран ЕС создан Европейский центральный банк (расположен во Франкфурте-на-Майне), функции единого центрального банка стран СЭВ выполнял МБЭС (располагался в Москве, имел уплаченный уставный фонд более 4 млрд переводных рублей (в 1964 г. эта сумма была эквивалентна 5 млрд дол. США)).
6 Об основных факторах формирования валютных союзов см.: Козловский В. В. Обусловленность и пути выравнивания экономического и культурного уровня европейский стран. Мн.: Алгоритм, 1998.
7 Henning R. C. Europ's Monetary Union, the United States and International Cooperation // American University and Institute for International Economics. House of Representatives, 1998.
8 О паритете покупательной способности более подробно см.: Основы банковского дела / Под ред. Ю. М. Ясинского. Мн.: Тесей, 1999.
9 Balassa B. The Purchasing Power Parity Doctrine: A Reappraisal // Journal of Political Economy. V. 72, N 6. 1964; Samuelson P. Theoretical Notes on Trade Problems // Review of Economics and Statistics. V. 46, N 1. 1964.
10 Vinals J. Building a monetary union in Europe: is it worthwhile, where do we stand, and where are we going? // Centre for Economic Policy research. London, 1994; Euribor and Eonia. Brussels, 1998.
11 Clark P., MacDonald R. Exchange Rates and Economic Fundamentals: a Methodological Comparison of BEERs and FEERs, IMF Working Paper N 98. 1998.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.