Белорусский журнал международного права и международных отношений 2003 — № 3


международные экономические отношения

Политика занятости в Республике Беларусь в контексте некоторых тенденций на мировом рынке труда

Маргарита Бондарь

Бондарь Маргарита Александровна — ассистент кафедры мировой экономики Белорусского государственного экономического университета

Миграция рабочей силы во многом определяет процессы общественного воспроизводства, а также сохранения, накопления или, наоборот, утери человеческого капитала страны. Направления и объемы ее движения предопределяются конъюнктурой мирового рынка труда (МРТ). Она оказывает значительное влияние на соотношение спроса и предложения на всех его национальных сегментах, а соответственно, и на занятость и безработицу.

На сегодняшний день для миграции рабочей силы характерны некоторые особенности. В первую очередь следует отметить, что, в отличие от послевоенного периода, в потоках интеллектуальной миграции складывается ситуация, когда перемещение иностранной рабочей силы происходит не только из отсталых стран в развитые, а и наоборот. Это во многом связано с тем, что страны "третьего мира" субсидируют определенные программы по привлечению высококвалифицированных специалистов, увеличивая тем самым спрос на данные категории работников на своих сегментах мирового рынка труда.

По мнению экспертов, подтверждающемуся статистической информацией, в мире начинают преобладать тенденции вытеснения потоков низкоквалифицированных работников высококвалифицированными. Однако не стоит забывать, что в странах Европы целые отрасли держатся практически только на иностранной рабочей силе. Иностранцы, являющиеся часто всего лишь сезонными рабочими, требуют к себе меньшего внимания от работодателей и получают более низкую, чем у местных жителей, заработную плату, при всем этом занимаясь самой непрестижной работой. В области занятости на них распространяется принцип: нанят последним, уволен первым. Не заполняя вакансии низкоквалифицированного труда, коренные жители открывают данную нишу рынка труда для иностранных трудовых мигрантов. Существует дискриминация в оплате труда, хотя в подавляющем большинстве стран это юридически запрещено. Это можно характеризовать как определенную особенность сегодняшнего дня в формировании спроса на международном рынке труда.

На данный момент в Европе насчитывается около 15 млн безработных. Они сетуют на эмигрантов за то, что на их местах могли бы работать местные жители и эмигранты вроде бы увеличивают безработицу среди местного населения. Однако на самом деле это не так, поскольку европейцы по собственной воле отказались от непрестижной работы и предпочли стать на биржу труда. Негативное отношение к иностранным работникам усиливается в связи с нарастанием нелегальной миграции. Изменения, приносимые иммиграцией в жизнь стран-реципиентов, стали для них испытанием на демократичность и политическую стабильность. Неприятие иностранцев стало весьма распространенным явлением, хотя и не всегда непосредственно проявляющимся и открыто выражаемым. Так, например, на французском сегменте мирового рынка труда, несмотря на то, что на сегодняшний день законодательство Франции довольно либерально по отношению к иммигрантам, отношение к ним среди местного населения не улучшается [2, 78].

Королевство Швеция считается образцом открытости миру, толерантности и продуманной политики по отношению к иностранцам. Почти пятая часть всего населения Швеции — это "лица с иностранным прошлым" (иммигранты и их дети). Однако и в образцовом северном государстве все больше распространяется враждебное отношение к иностранцам. Эти тенденции объясняются крахом прославленной шведской иммиграционной политики, а также рецессионными экономическими процессами [1, 52].

Неприязнь к чужим — это ответ на растущую безработицу среди иностранцев и страх коренных жителей перед засильем чужих. Опрос населения летом 2000 г. в Швеции показал, что более половины опрошенных считают: в стране слишком много иммигрантов. Две трети указали на то, что боятся растущей преступности среди иностранцев. Десятая часть респондентов не хотела увеличения квоты на въезд иностранцев в страну. Несмотря на это, в политике и экономике постепенно складывается понимание того, что в будущем Швеции понадобится больше иностранцев. Как предполагает правительственная комиссия, каждый год в течение длительного периода следует принимать на 30 тыс. больше иммигрантов, чтобы компенсировать низкие показатели рождаемости и сохранить статус процветающего государства. Это означает открытие границ для 900 тыс. иммигрантов до 2030 г. — более десятой части сегодняшнего населения Швеции [1, 53].

Весьма динамичные процессы наблюдаются на корейском рынке труда. Быстрый выход из кризиса 1997 г. обусловил спрос на рабочую силу, включая иностранных рабочих. Сейчас правительство Кореи пытается ввести новую систему контроля иммиграции неквалифицированных рабочих, основным моментом которой является выдача разрешений на трудоустройство желающим работодателям. Введение в действие этой системы позволит положить конец запрету на въезд неквалифицированных рабочих, а именно такой политики придерживалась Корея в течение долгого времени.

Наблюдающиеся тенденции уменьшения количества рабочих в возрасте от 15 до 24 лет и падение доли этой возрастной группы на рынке труда Кореи являются основными причинами нехватки рабочей силы, особенно в сфере реального сектора экономики. Это также ведет к повышению спроса на иностранных работников со стороны, посредством каскадной миграции, в том числе и из Беларуси.

Недостаток рабочей силы на производстве вовлекает женщин в производственные процессы. В 1999 г. доля женщин на корейском рынке труда составляла примерно 50%, причем большинство из них являлись работниками умственного труда. На этом сегменте МРТ значительными темпами возрастает количество трудящихся старше 55 лет. Так, если в 1980 г. их доля составляла 10%, то в 2000 г. она уже стала превышать 17%. С одной стороны, это является отражением изменения возрастной структуры населения, означающим, что работники вынуждены в среднем работать дольше, в контексте решения проблемы долга поколений. С другой стороны, пожилые работники хотят и могут трудиться дольше просто потому, что продолжительность жизни растет, и они достаточно здоровы, чтобы продуктивно осуществлять эту деятельность. Большинство людей этой возрастной группы не выступают субъектами наемного труда, а осуществляют предпринимательскую деятельность, ведя индивидуальный или семейный бизнес, занимаясь им в основном в сферах сельского хозяйства или услуг.

В 1991 г. в Корее был принят Закон о трудоустройстве пожилых работников, призванный содействовать их занятости в сфере промышленности, а также в различных отраслях экономики страны в рамках больших, средних и малых городов. По закону, предприятиям с численностью более 300 работников предлагается, по крайней мере, 3% рабочих мест предоставить лицам старше 55 лет. Закон также призывает правительство предоставить больше возможностей для обучения пожилых работников и обеспечить им информационную поддержку. Он не предусматривает применение принудительных мер, однако степень его влияния на рынок труда огромна ввиду менталитета населения и национальных традиций. Увеличение количества работников старше 55 лет свидетельствует о тенденциях превышения спроса над предложением на южнокорейском сегменте МРТ [6, 86].

Хорошо известен тот факт, что корейские работники отличаются высоким уровнем образования, — это явилось одной из причин быстрого экономического подъема в 70-х гг. ХХ в. Уровень образования корейских работников существенно вырос в 80-х гг., благодаря реформе системы образования. В 1999 г. более 60% выпускников средних школ поступили в колледжи и вузы, и это, пожалуй, самый высокий показатель во всем мире. Быстрое улучшение уровня образования явилось одной из причин так называемого "корейского чуда" [7, 21].

Однако, хотя высшее образование призвано улучшить производительность труда в дальнейшем, слишком быстрый рост образования тех, кто вступает на рынок труда, создал проблему несоответствия предложения спросу: в то время как все острее ощущается нехватка работников физического труда, растет спрос на низкоквалифицированных рабочих из-за рубежа. И хотя зарплата, которая предлагается работникам этой категории, намного ниже, чем зарплата коренного населения, приток трудовых мигрантов уравновешивает конъюнктуру корейского рынка труда.

Те, кто поддерживает узаконивание этого вида иммиграции, утверждают, что зарубежные работники скорее дополняют рынок труда, чем составляют конкуренцию местным рабочим, и что средние и малые предприятия не могут позволить себе перенести производственные площадки за рубеж, чтобы использовать там более дешевую рабочую силу. Поэтому трудоустройство низкоквалифицированных рабочих из-за рубежа необходимо как компаниям, так и национальному рынку рабочей силы. Здесь есть перспективы и для белорусских работников. Однако есть и другой взгляд на эту проблему. В условиях нехватки низкоквалифицированной рабочей силы не обязательно создавать условия для ее привлечения; можно направить усилия на реструктуризацию экономики по пути развития высоких информационных технологий, нанотехнологий, биотехнологий. Это повысит спрос на высококвалифицированные кадры, их вовлечение в производство и иммиграцию в страну. Такой взгляд небезынтересен и для Республики Беларусь, так как она может направить денежные средства на развитие таких технологий и посредством этого привлекать высококвалифицированные кадры из-за рубежа, а также трудоустраивать белорусских высококвалифицированных специалистов.

В 2000 г. Институт труда Кореи провел опрос 2192 фирм со штатом сотрудников от 10 человек и выше с целью получения информации о планах этих фирм на трудоустройство работников в ближайшие пять лет. Сделав анализ, ученые установили, что рост трудоустройства в высокотехнологичной промышленности в ближайшие пять лет будет выше, чем в любой другой сфере производства. Из этого можно сделать вывод о том, что и в Республике Беларусь должна происходить реструктуризация рынка труда в направлении увеличения на нем специалистов в области высоких информационных технологий. Необходимо ввести больше соответствующих специальностей в вузах страны, чтобы отвечать требованиям информационного будущего, предъявляющего спрос на высококвалифицированные кадры [6, 76].

Это подтверждают и результаты опроса, уже сегодня выявившие острую нехватку высококвалифицированных работников и специалистов в области информационных технологий в Корее. По его данным, общая нехватка в секторе информационных технологий оценивалась как 43 тыс. работников в 2000 г. Ожидается, что к 2005 г. этот показатель может достигнуть 185 тыс. человек [6, 80].

Для того чтобы решить проблему нехватки высококвалифицированной рабочей силы в сфере информационных технологий, корейское правительство увеличило количество мест на соответствующих факультетах в университетах и колледжах. В настоящее время университеты и колледжи ежегодно выпускают порядка 200 тыс. молодых специалистов в области информационных технологий. Вместе с тем наблюдается существенное несоответствие между программами обучения и запросами работодателей, что характерно не только для Кореи [4, 53]. Так, например, происходит и в Республике Беларусь. Многие выпускники вузов не могут трудоустроиться по специальности, становясь при этом на биржу труда или даже работая в другой сфере. Для того чтобы увеличить количество зарубежных специалистов в области информационных технологий, правительство Кореи пересмотрело условия въезда таковых в страну. Например, был отменен лимит пребывания в стране. Совсем недавно правительство Кореи объявило о дальнейшей отмене ограничений для того, чтобы привлечь работников в сферу информационных технологий. Более того, в условиях финансового кризиса правительство Кореи сняло ограничения на зарубежные инвестиции. Можно ожидать, что повышение притока профессиональных иммигрантов повлечет за собой рост прямых зарубежных инвестиций.

Что же касается социальной интеграции иностранных рабочих в Корее, то легальные иммигранты пользуются теми же социальными выгодами, что и коренное население. Иммигранты этой категории являются высокообразованными и высокооплачиваемыми специалистами, поэтому интеграция их в корейское общество не представляет особых проблем, несмотря на то, что плюрализм культур — новое понятие для Кореи, а межнациональные браки весьма непопулярны.

На работников-стажеров распространяются некоторые положения Закона по организации труда (например, об оплате сверхурочной работы), они попадают также в зону действия Закона об охране труда и о минимальной заработной плате. На них распространяются страховка от несчастных случаев на производстве и медицинская страховка. Однако, поскольку срок пребывания стажера в стране ограничивается тремя годами и их незанятость в этот период практически исключена, различного рода социальные пособия и пособия по безработице на эту категорию иммигрантов фактически не распространяются. Ввиду этого они считают нецелесообразным платить соответствующие страховые взносы.

Наряду с этим в стране осуществляется борьба с трудоустройством нелегальных иммигрантов. Ведь они являются нарушителями закона, особенно в сферах социального обеспечения, общественного транспорта и медицинского обслуживания. Профсоюзы также считают, что нелегалы отбирают рабочие места у коренного населения, так как представляют собой дешевую рабочую силу. В то время как работодатели, имеющие официальное разрешение на трудоустройство иммигрантов, платят за них налог на трудоустройство, работодатели, нанимающие нелегалов, сами являются нарушителями закона.

Социальные и экономические затраты в совокупности с вышеуказанными проблемами являются основными причинами того, что общество стремится избавиться от нелегалов.

Правительство Кореи пытается найти более четкие пути отбора иммигрантов. Для этого предполагается тесное сотрудничество между страной-донором и страной-реципиентом. С этой же целью возможно заключение двусторонних соглашений с Российской Федерацией и Республикой Беларусь. Осуществление этих соглашений, по нашему мнению, через взаимосвязи каскадной миграции может снизить давление со стороны предложения и на белорусском сегменте МРТ, поскольку рабочие из России могут уехать по трудовым контрактам в Корею, а освободившиеся в России вакансии могут быть заняты белорусскими работниками.

Во многом схожие с южнокорейскими процессами на рынке труда протекают процессы и на сингапурском сегменте МРТ. Так, данные за 2000 г. свидетельствуют о том, что трудоустройство в Сингапуре растет. Общее количество трудоустроенных за первые 9 месяцев 2000 г. превысило этот показатель за весь 1999 г. Безработица упала до 2,5% в 2000 г. по сравнению с 3,5% в 1999 г. Сокращение штатов все еще превышает докризисные показатели, хотя темпы этого процесса снизились. Хуже всего обстоит дело с трудоустройством низкоквалифицированных работников средних лет, в то время как трудоустройство работников с высшим образованием, как и в Корее, изменилось в лучшую сторону [5, 220].

Данные, полученные в ходе опроса населения в 2000 г., свидетельствуют, что рабочий рынок страны насчитывает 612 тыс. иностранцев (не являющихся гражданами страны) по сравнению с 248 тыс. в 1990 г. Соответственно, доля иностранцев на рынке рабочей силы выросла с 16 до 29% за указанный период. Темпы роста иностранной рабочей силы (9,4%) существенно превышают темпы роста местной рабочей силы (1,4%).

Вместе с тем остается проблема нелегального въезда в Сингапур, так как показатель количества рабочих, нарушающих иммиграционное законодательство, достаточно высок, хотя и имеет тенденцию к снижению. Так, в 1998 г. он составлял 22 973 человек, а в октябре 2000 г. упал до 14 275 [3, 218].

Иностранные рабочие, приехавшие в Сингапур легально, всегда пользовались теми же правами, что и местные рабочие. Основное отличие в том, что иностранцы и их работодатели не производят отчисления в Центральный фонд сбережений, откуда выплачивается пенсия.

Иностранные рабочие в основном сконцентрированы в секторе низкоквалифицированных специальностей, однако около 12% иностранцев заняты высококвалифицированной работой [3, 219].

Правительство Сингапура в целом приветствует вклад иностранных работников в экономику страны, включая и низкоквалифицированных работников. Правительственные чиновники отмечают, что наиболее стимулирующими в этом отношении являются различные мероприятия, проводимые негосударственными организациями для иностранных работников. Достаточно обоснованным является пожелание правительственных кругов проводить больше мероприятий, как в государственном, так и в частном секторе, направленных на привлечение трудовых мигрантов в страну. Предполагается делать пребывание иностранцев в стране более запоминающимся и интересным, а также привлекать к ним общественное внимание. Например, в 2000 г. одна газета организовала конкурс "Горничная года", в котором было отмечено много номинантов-иностранцев с благодарностью от работодателей. Министерство труда оценило работу организаторов и устроило для них прием в качестве благодарности [7, 80].

В качестве показателя степени социальной интеграции можно отметить также количество межнациональных браков, возросшее с 12 до 25% от всего их количества всего лишь за одно десятилетие [5, 222].

В Сингапуре большое внимание уделяется обучению и переобучению работников с тем, чтобы они соответствовали требованиям современной экономики, предпочитая такой подход созданию дополнительных рабочих мест. В связи с этим правительство работает над финансированием и созданием условий для переобучения с целью переквалификации 100 тыс. работников в течение 5 лет, начиная с 1999 г. Предполагается, что в этих программах смогут принять участие и иностранные, в том числе и белорусские, работники.

Ключевым элементом, влияющим на иммиграционную политику в Сингапуре, является экономика. Ее реструктуризация включает в себя либерализацию ранее закрытых секторов, таких, как банки, финансы, телекоммуникации, и даже юридическая сфера и медицина. Таким образом, возникает ажиотажный спрос на профессионалов высокого класса и других высококвалифицированных работников, которых в стране либо недостаточно, либо вовсе нет, и поэтому их приходится приглашать из-за рубежа. Между тем местным работникам средних лет, у которых нет высшего образования, все тяжелее найти работу после сокращения. Косвенным доказательством тому служит увеличивающийся отток рабочей силы за рубеж. Так, в 1999 г. 150 тыс. граждан Сингапура находились на работе за рубежом, а уже в конце 2001 г. их количество возросло до 200 тыс. Возникшие социальные проблемы принятой стратегии правительство предлагает решить с помощью программ по обучению и переквалификации, финансируемых государством [7, 35].

Предполагаемые социально-экономические и институциональные изменения на сегментах МРТ, относящихся к высокоразвитым и динамично развивающимся странам, могут оказать серьезное влияние на белорусский сегмент рынка труда. Возможно заработает так называемый "насос по выкачке умов", поскольку высокоразвитые страны обладают большими возможностями ценовой конкуренции, а также рядом неценовых факторов, привлекательных для белорусских высококвалифицированных работников. Административными методами Республика Беларусь воспрепятствовать этим процессам не в состоянии, а при высоком уровне открытости ее экономики (2-е место в Европе) это не только невозможно, но даже вредно. Исходя из того, что белорусская экономика одна из самых открытых в мире, политика занятости, представляющая собой совокупность методов и мер, посредством которых правительство регулирует уровень занятости и ее эффективность, должна учитывать это как неизбежную данность и осуществлять адекватные действия по оптимизации отношений занятости. В этом контексте при ее осуществлении следует иметь в виду тенденции развития мирового рынка труда, так как белорусский рынок труда является его неотъемлемым сегментом. На сегодняшний день ситуация на рынке труда нашей республики характеризуется такой особенностью, как избыточная занятость, связанная с избыточной численностью работников на предприятиях. Неэффективная занятость негативно сказывается на развитии экономики в целом. Она оказывает давление со стороны предложения рабочей силы на рынок труда, которое наряду с прочим можно регулировать и за счет оптимизации внешних миграционных потоков. В этом плане, по нашему мнению, представляется целесообразным осуществить следующее: во-первых, следует продумать систему мер по использованию на родине средств эмигрантов, заработанных за границей, накопленного ими опыта производственно-хозяйственной деятельности, организации труда и системы социальных отношений. Во-вторых, разработать систему налоговых и таможенных льгот для возвращающихся домой мигрантов, создать льготные условия по аренде ими помещений для организации производства, принять мораторий на всевозможные проверки, осуществить кредитную поддержку предпринимательско-производственной деятельности, ее стимулирование в направлении создания максимально возможного количества рабочих мест. В-третьих, обеспечить социальную защиту мигрантов на родине на случай непредвиденных обстоятельств, вовлечь их в социально-политические процессы, создать благоприятный социально-психологический климат для возвращающихся мигрантов, особенно открывающих на родине свое дело, создающих дополнительные рабочие места, становящихся эффективными инвесторами. В различные временные интервалы экономической динамики миграционные процессы играют не одинаковую роль в деле возможности реализации тех или иных инструментов политики занятости.

В краткосрочном периоде экономического развития, при увеличении уровня скрытой безработицы, временный отток рабочей силы с белорусского сегмента рынка труда может стабилизировать его конъюнктуру без применения мер жесткого административного регулирования отношений занятости. В контексте экономии средств на проведение пассивных мер политики занятости временный отток рабочей силы позволит экономить деньги, расходуемые на выплату пособий по безработице и различного вида материальную помощь, одновременно он может повысить и эффективность работы предприятий за счет снижения издержек производства ввиду санации кадрового потенциала. Это может повлечь за собой и высвобождение денежных средств, используемых в том числе и на улучшение качества продукции. В результате будет расти ценовая конкурентоспособность отечественных товаров на мировом рынке, способствующая изысканию средств на проведение активных мероприятий на рынке труда.

Характерными чертами неэффективной занятости выступают простои на производстве, работа не полный рабочий день и не полное использование накопленного человеческого капитала. Сократив же некоторое количество неэффективно занятых работников, руководство предприятия может использовать сэкономленные на их заработной плате средства на повышение квалификации и уровня образования оставшихся работников, на их переподготовку. Это повлечет за собой двоякий результат: во-первых, более квалифицированные рабочие на отечественном предприятии работают эффективнее, во-вторых, благодаря высокому образовательному уровню рабочей силы повышается эффективность миграции, поскольку высококвалифицированные кадры более востребованы за границей. Их востребованность на различных сегментах МРТ объясняется относительно малым количеством высококвалифицированных специалистов в условиях инновационного развития мировой экономики, способных выиграть неценовую конкуренцию.

В среднесрочном периоде трудовые мигранты могут стимулировать занятость на родине посредством инвестирования отечественного производства за счет увеличения совокупного дохода со стороны оставшихся на родине членов их семей, получающих денежные переводы из-за границы. Использование этих средств на личное потребление поднимает планку эффективного совокупного спроса, способствуя тем самым оживлению экономической динамики в стране.

В долгосрочном же периоде фактором, воздействующим на миграционные процессы может выступать развитие мелкого и среднего бизнеса с непосредственным участием бывших эмигрантов, поскольку в него могут быть вложены денежные средства и опыт, накопленные репатриантами за границей. Однако это произойдет лишь при условии экономического подъема на родине и соответствующем изменении конъюнктуры рынка труда в сторону повышения спроса на высококвалифицированных, социально адаптированных, впитавших опыт передовых методов организации и стимулирования труда работников, а также при повышении спроса на инвестиционные ресурсы и обеспечении условий их эффективного и экономически безопасного вложения. Вернувшиеся в Республику Беларусь недавние эмигранты смогут продолжить начавшиеся в стране реформы, стимулировать не только стабилизацию конъюнктуры рынка труда, но и стабилизацию национальной экономики в целом.

ЛИТЕРАТУРА 

1. Лундин Т. После Второй мировой войны Королевство Швеция стало страной иммиграции. Опыт Крайнего Севера // Deutschland. 2000. N 6. P. 52—53.
2. Economics focus: A price worth paying? // The Economist. 2002. June 1st—7th. P. 78.
3. Hugo G. J. Brain Drain and Student Movements. Melbourne: Oxford University Press, 2001. P. 228.
4. Korea Labor Institute (KLI). The Demand and Supply of Labor in the Knowledge-based Industries, 2001.
5. Migration and the Labor Market in Asia. Resent Trends and Policies / OECD. 2002. P. 339.
6. UH S.-B. Immigration and Labor Market Issues in Korea. Tokyo, 2000.
7. World Population Prospects. The 2000 Revision Highlights. New York: United Nations, 2001.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.