Подождите, идет загрузка сайта ...

Белорусский журнал международного права и международных отношений 2004 — № 3


международные экономические отношения

УПРАВЛЕНИЕ ПОТОКАМИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ МИГРАЦИИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Маргарита Бондарь

Бондарь Маргарита Александровна — аспирантка кафедры мировой экономики Белорусского государственного экономического университета

Миграция рабочей силы является одной из современных черт мировой экономики. Наряду с перемещением капитала и товаров происходит все большее передвижение трудовых ресурсов с вовлечением в этот процесс большинства стран мира. Постоянно ускоряющееся увеличение масштабов международной миграции рабочей силы, вовлечение в мировой миграционный оборот населения практически всех стран мира, особенно интенсивный рост доли высококвалифицированных мигрантов — все это становится закономерностями развития глобализирующегося мира. Обретает качественно новое значение сочетание факторов, причин и условий, специфических для этой формы миграции.

На сегодняшний день одной из особенностей в привлечении высококвалифицированных специалистов является заметный рост активности стран третьего мира. Эти страны, в отличие, например, от США и Германии, предъявляют спрос на научные кадры не только высшей, но и средней квалификации. Большой спрос на ученых, в первую очередь на профессорско-преподавательский состав, существует в Китае. Не скрывают своего интереса к ученым из стран Восточной Европы и СНГ Иран и Ирак, заинтересованные в первую очередь в притоке специалистов в области ядерных, химических, биологических технологий так называемого "двойного" назначения и готовые им платить даже больше, чем в США. Ряду других стран третьего мира (Индии, Пакистану, ОАЭ) необходимы специалисты в области освоения новых и новейших технологий.

На мировом рынке научных кадров все ярче проявляется тенденция перемещения высококвалифицированной рабочей силы не только из отсталых стран в развитые, но и наоборот. Это во многом связано с тем, что страны третьего мира субсидируют определенные программы по привлечению высококвалифицированных специалистов, увеличивая тем самым спрос на данные категории работников на своих сегментах мирового рынка труда.

В настоящее время мобильность научных кадров в значительной степени зависит от области исследований. Этот фактор представляется более существенным, чем действие межрегиональных и межинститутских различий. Специфика области исследований особенно сказывается на интенсивности внешней "утечки умов", т. е. эмиграции ученых за рубеж.

В результате складывается высокая скорость оборота кадров, что в свою очередь приводит к тому, что образуется разрыв поколений: сегодня уже ясно чувствуется недостаток 30—40-летних ученых. Возрастной "середины" нет, как нет и в ближайшее время, по-видимому, не будет тех, кто сможет заполнить эту "середину" в будущем. Изменить ситуацию можно будет только за счет внутренних условий в стране, ведь ученые уезжают не просто из-за более высокой зарплаты, но и из-за того, что за рубежом есть необходимое оборудование и материалы для проведения исследований.

Не случайно США каждый год выделяют 40 млн дол. США на финансирование образовательных программ для участников из стран СНГ — ученых и преподавателей вузов. Эти суммы напрямую вроде бы и не направлены на привлечение обучаемых кадров в США, однако большинство обучающихся по этим программам в дальнейшем становятся учеными-эмигрантами. Кроме того, исследования показывают, что мигранты, имеющие высокую квалификацию и говорящие на языке страны-реципиента, как правило, платят большие налоги, так как получают высокую заработную плату. А ведь они могли бы пополнить налоговыми поступлениями казну своего государства, если бы получали высокую заработную плату на родине.

Посредством аналогичных программ в США привлекаются талантливые школьники и студенты; студенты же, не попавшие в ряды самых перспективных, стремятся выехать за границу по рабочим программам. Это явление принимает все большие масштабы. Примечательно, что выезжают далеко не самые последние учащиеся вузов, так как кроме соответствующего студенческого статуса необходимо еще и хорошее знание иностранного языка, что доступно наиболее подготовленным и сильным студентам [1, 411].

Проблемой массового выезда за границу талантливой молодежи весьма обеспокоено китайское правительство, по официальному признанию которого более половины стажеров и студентов из направляемых на обучение в США, Японию, страны Западной Европы, не возвращаются на родину. Так, только в США в настоящее время по государственным и частным стипендиям обучаются свыше 110—120 тыс. китайских студентов и стажеров.

В целом Пекин внешне спокойно реагирует на это, заявляя, что рано или поздно студенты и стажеры, обретя новый опыт и знания, вернутся на родину. Вместе с тем, в последние годы из-за сравнительно низкой заработной платы в науке (2—4 тыс. дол. США в год) увеличился отток из Китая высококвалифицированных ученых и преподавателей под видом временной работы в зарубежных научных центрах и вузах [5, 12]. В связи с этим китайское правительство начало предпринимать шаги для улучшения материального положения ученых и повышения престижа научно-преподавательской работы.

Летом 1998 г. были приняты меры по укреплению и омоложению руководства Академии наук Китая (естественно-технические науки) и Академии общественных наук (АОН) Китая. Президентом Академии общественных наук вместо ушедшего в отставку по возрасту и болезни Ху Шэна (ему более 80 лет) назначен сравнительно молодой деятель, член Политбюро ЦК КПК Ли Тэин, курировавший до этого сферу образования и науку. После его назначения в сфере народного образования и развития науки был принят ряд серьезных решений по укреплению материально-технической базы фундаментальной науки, упорядочению структуры Академии наук, а также ряд мер по предотвращению "утечки умов" из Китая.

Обеим Академиям правительство Китая выделило значительные дотации. Так, АОН Китая получила финансовую поддержку в размере 300 млн дол. США для укрепления ее материально-технической базы и решения жилищных проблем. По решению правительства ведущим ученым, имеющим научные открытия и степени доктора наук, квартиры продаются по себестоимости. Для ученых, уходящих по возрасту на пенсию, устанавливаются пенсии и пособия практически на уровне их прежних окладов.

Крупным шагом правительства КНР в плане поддержки фундаментальной науки и предотвращения "утечки умов" явилось объявленное в начале 1999 г. решение о значительном повышении заработной платы ведущим китайским ученым и профессорам.

Не менее остро стоит эта проблема и перед Европейским сообществом. По свидетельству исполнительного директора Европейской микробиологической организации (EMO) Франка Ганнона, наблюдается рост эмиграции среди микробиологов, покидающих Старый Свет и переезжающих в США. По мнению многих специалистов, основной причиной "утечки умов" из Европы является недостаточность ассигнований на исследования и разработки. Известно, что правительства европейских стран тратят на это в среднем около 2% бюджета, а американцы — вдвое больше, причем разрыв этот постоянно растет. Например, в 2000 г. в США на исследования и разработки было выделено 250 млрд, из которых на долю государства приходилось всего 47 млрд дол. В 2002 г. только государственные ассигнования на эти цели превысили рубеж в 100 млрд дол.

В Европе все гораздо скромнее. Основная часть ассигнований на науку, выделяемых из национальных бюджетов европейских стран, в этот же период не превысила 100 млрд дол. США. Существенно меньшая сумма — около 4 млрд дол. США в год — поступает из бюджета известной европейской программы "Framework Program", причем деньги выделяются главным образом на те исследования, которые быстро смогут найти применение в промышленности. Это не идет ни в какое сравнение с сотнями миллиардов долларов США в год, выделяемыми американским бизнесом на НИОКР.

Однако менее значительные относительно американских ассигнования на науку в Западной Европе являются гораздо более объемными, чем в Республике Беларусь. Так, в нашей стране в 2002 г. они составили 66,2 млн дол. США. При этом необходимо учитывать, что эта цифра включает не только расходы собственно на НИОКР, но и затраты на сохранение материально-технической базы зачастую неэффективно функционирующих научно-исследовательских структур, выплату заработной платы задействованным в них работникам и др.

В контексте открытости белорусской экономики и прозрачности государственных границ страны, а также довольно низкого уровня заработной платы это предопределяет значительный риск "утечки умов" из нашей страны.

Есть все основания для предположения о том, что нынешние масштабы интеллектуальной эмиграции — только вершина "айсберга" в сравнении с тем, что ожидается. По свидетельству социологических опросов, более 80% отечественных ученых хотели бы уехать за рубеж, и уедут, как только представится подходящая возможность. Значительная часть научной молодежи уже практически живет за рубежом, формально числясь сотрудниками НИИ нашей республики. Как показывают данные социологического опроса, проведенного Независимым институтом социальных, экономических и политических исследований (НИСЭПИ), почти половина половина его участников заявила о готовности эмигрировать из страны (таблица).

 

Распределение ответов на вопрос "Хотели бы Вы переехать в другую страну на постоянное место жительства?"

 

Участие в опросе приняли 1464 респондента; ошибка выборки не превышает 3%.

Анализ таблицы показывает, что около 50% опрошенных хотели бы уехать за рубеж на постоянное место жительства. Наиболее привлекательными в этом плане для наших граждан являются Германия и США. Причем желающих уехать в Германию практически в два раза больше по сравнению с США. Это можно объяснить относительной близостью расположения Германии, что снижает расходы по переезду семьи потенциального мигранта, а также общеевропейскими культурными традициями.

По данным опроса общественного мнения, проведенного тем же Независимым институтом социально-экономических и политических исследований, 34,7% белорусов ожидают в будущем ухудшения социально-экономической ситуации, в то время как надежды на лучшее сохранили вдвое меньше людей (16,9%). Для молодого поколения пессимизм еще более характерен: 41% опрошенных в возрасте 18—29 лет уверены в ухудшении ситуации и лишь 10,2% сохраняют веру на улучшение. Следствие этого — желание эмигрировать из страны. Если среди всех опрошенных 38,3% хотят переехать за рубеж на ПМЖ, то среди тех, кому 18—29 лет, — уже 63,4% [4].

Все более распространенной формой внутренней "утечки умов" становится вторичная занятость не по специальности — когда ученый, числясь в своем институте и изредка его посещая, тратит 90% рабочего времени на другие занятия, которые и приносят ему основной доход. Так, например, в Болгарии около 10% научных работников переквалифицировались в управляющих, бизнесменов, руководителей предприятий и т. д. В Румынии более 52% общей численности научных сотрудников перешли из науки в другие сферы деятельности, в Польше 15% всех ученых переменили вид деятельности внутри страны, в основном перешли в коммерческие структуры [2, 82]. На основании этих данных можно предположить, что потери в результате внутренней "утечки умов" не менее, а, может быть, гораздо более значимы, чем потери от внешней миграции.

Все вышесказанное свидетельствует о настоятельной необходимости решения проблем интеллектуальной эмиграции в нашей стране. Административными методами Республика Беларусь воспрепятствовать этим процессам не в состоянии, а при высоком уровне открытости ее экономики (2-е место в Европе), это не только невозможно, но и вредно. Исходя из этого, необходимо умело регулировать процессы интеллектуальной эмиграции, так как значительные ее объемы позволяют посредством денежных переводов родственникам или путем инвестирования в какое-либо "предприятие" по прибытии мигранта на родину накапливать инвестиционные ресурсы, так необходимые для развития экономики страны.

Особенно эффективным представляется вовлечение этих ресурсов в сферу малого и среднего бизнеса, занятость в котором в республике по самым оптимистическим оценкам не превышает 8—10% экономически активного населения по сравнению с более чем 50% в экономически развитых странах. Эффективность данного процесса обусловлена как относительной дешевизной создания дополнительных рабочих мест в реальном секторе экономики, так и быстрой их отдачей в плане создания востребованной на рынке продукции.

Доходы, полученные внешними трудовыми мигрантами, могут обеспечить и значительные приросты самозанятости в различных сферах национальной экономики, в том числе в сфере материальных услуг и производства потребительских товаров. Для этого в нашей стране должна вестись продуманная политика по использованию на родине средств эмигрантов, заработанных за границей, накопленного ими опыта производственно-хозяйственной деятельности, организации труда и системы социальных отношений.

Такая политика может проводиться в сфере создания льготных условий по аренде репатриантами помещений для организации производства, принятия моратория на всевозможные проверки, осуществления кредитной поддержки предпринимательско-производственной деятельности, ее стимулирования в направлении создания максимально возможного количества рабочих мест, обеспечения социальной защиты мигрантов на родине на случай непредвиденных обстоятельств, вовлечения их в социально-политические процессы, создания благоприятного социально-психологического климата для возвращающихся мигрантов, особенно открывающих на родине свое дело, создающих дополнительные рабочие места, становящихся эффективными инвесторами.

Целесообразными представляются и мероприятия по удержанию в Республике Беларусь наиболее талантливых специалистов и молодежи. Это можно осуществить, используя систему надбавок к заработной плате по результатам их научно-исследовательской и практической деятельности в совокупности с гибкой системой налоговых льгот. Подобные "точечные" меры в расчете на одного высококвалифицированного специалиста обойдутся дешевле, нежели общее снижение налогов, которое иногда предлагается в качестве решения существующей проблемы. Немаловажно здесь использовать опыт Китая, правительство и руководство Академии наук которого стремятся к омоложению своих кадров и оказывают материальную поддержку талантливой молодежи и преподавателям.

Увеличение внутренних и внешних инвестиций в здравоохранение, исследовательскую работу и другие секторы хозяйства, наиболее подверженные "утечке умов", в единстве с повышением вознаграждения самым эмиграционно мобильным интеллектуалам, способно удержать интеллектуальную элиту в стране. Актуальным представляется и создание адекватных условий для жизни и творческой деятельности интеллигенции, повышения престижа и социального статуса научных работников и других высококвалифицированных специалистов в обществе.

Определенную пользу для решения этой проблемы может принести и создание республиканских агентств по связям с соотечественниками за рубежом, прежде всего связям с интеллектуальными кадрами для организации и поддержки совместных научных и научно-технических исследовательских программ, укрепления профессиональных отношений и создания условий для их возвращения на родину.

Сдерживанию процесса "утечки умов" из белорусской науки способствовала бы национальная политика, направленная на приоритетное финансирование исследований, отвечающих научным интересам Беларуси, поддержку научных школ, молодых ученых, которые должным образом смогут повлиять на положительную динамику устойчивого развития нашей страны.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бондарь М.А. Влияние интеллектуальной миграции на человеческий потенциал Республики Беларусь // Беларусь и мировые экономические процессы: Сборник научных трудов / Под ред. проф. В. М. Руденкова. Мн.: Технопринт, 2003. С. 409—413.
2. Виноградова Е. В., Соболева И. В. Перспективы трудовой миграции из России в свете мирового опыта // Общество и экономика. М., 1992. № 5/6. С. 75—83
3. Ковалевич Н. Миграционные процессы в Западной Европе и их роль в формировании регионального рынка труда // Экономика. Финансы. Управление. 2001. № 8. С. 83—85.
4. Моргунчик К. // Аргументы и факты в Беларуси. 2002. № 5.
5. О мерах правительства КНР по предотвращению "утечки мозгов" и повышению заработной платы ведущим ученым и профессорам / Институт Дальнего Востока РАН. 2002. С. 10—18.
6. Цапенко И. Социально-политические последствия международной миграции населения // Мировая экономика и международные отношения. 1999. № 3. С. 52—58.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.