Белорусский журнал международного права и международных отношений 2004 — № 4


международное право — сравнительное правоведение

ТРЕБОВАНИЯ, НА КОТОРЫЕ ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ НЕ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ ОБЗОР ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВ НЕКОТОРЫХ ГОСУДАРСТВ КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ПРАВА

Алла Белокузова

Белокузова Алла Владимировна — юрист-международник

В законодательстве каждого государства предусматриваются различные инструменты защиты права, одним из которых является институт исковой давности. Между тем, вследствие различий в правовых системах государств эти положения зачастую существенно разнятся, и из-за наличия огромного количества разных по длительности давностных сроков и закрепления их в различных законодательных актах, на практике при применении института исковой давности возникают многочисленные сложности. Поэтому большинство государств с континентальной системой права, демонстрируя стремление к стройности их систем и обозримости сроков исковой давности, идут по пути реформирования и определенной классификации вышеназванных сроков. При этом можно наблюдать следующие основные тенденции. Государства закрепляют в законодательстве ряд специальных сроков исковой давности для правоотношений, в регулировании которых законодатель имеет определенный особый интерес. Эти сроки оказывают наибольшее влияние на правовую стабильность в государстве и являются отражением понимания правовой справедливости в обществе на определенном этапе его развития. Для регулирования всех остальных правоотношений устанавливаются общие сроки исковой давности, которые применяются ко всем правоотношениям данной отрасли, если в законе не оговорено иное. В этой связи особенно важным представляется выделение законодательствами государств определенной группы правоотношений, которые изымаются из сферы действия исковой давности, что, во-первых, свидетельствует об особом характере и особой значимости данных правоотношений и во-вторых, является гарантом их защиты государством, так как в противном случае данные правоотношения подчинялись бы действию общих сроков давности, которые не всегда являются самыми продолжительными. Поэтому рассмотрение вопроса о том, какие правоотношения изымаются из сферы действия исковой давности и чем это обусловлено в различных государствах, полагаем, является актуальным.

Как правило, применительно к частному праву справедливо положение о том, что изъятия устанавливаются в гражданских кодексах. Однако следует также иметь в виду, что и в том случае, когда в тексте статьи закона ясно указано, что все права либо все иски подлежат действию исковой давности, как, например, в статье 2262 Гражданского кодекса Франции1 и в параграфе 1479 Гражданского кодекса Австрии2, между тем могут существовать предписания для некоторых отдельных правоотношений, получившие закрепление в иных источниках законодательства данной страны. Так, например, параграф 1479 Гражданского кодекса Австрии гласит, что все права против третьих лиц, независимо от того, получили ли они закрепление в официальных книгах или нет, как правило, погашаются, самое позднее, вследствие их тридцатилетнего не использования или наблюдаемого в течение такого же периода времени молчания. Однако на основе буквального толкования только данной статьи не стоит делать вывод о том, что законодательству Австрии неведомы изъятия из сферы действия давности, ибо на практике все же исковая давность распространяется не на все требования и иски. Наличие подобных ситуаций обусловлено сложностью и разрозненностью правовых предписаний об исковой давности, влекущей за собой необходимость реформирования законодательства в этой сфере. Этот факт является свидетельством невозможности однозначного буквального толкования статей и влечет необходимость постоянного применения системного толкования законодательства, что обычно сопряжено с некоторыми сложностями, особенно при применении положений об исковой давности в отношениях, осложненных иностранным элементом.

Принимая во внимание сложность законодательного регулирования вопросов исковой давности, многие авторы в различных странах неоднократно предпринимали попытки систематизировать положения об исковой давности. Так, в доктрине немецкого права сложилась следующая трактовка легальной ее формулировки. По национальному праву Германии давность не распространяется на иски, которые не основаны на притязании, ибо, согласно тексту закона, только притязания подлежат давности (пар. 194, абз. 1, Германского Гражданского уложения, далее по тексту — ГГУ). Исходя из этого Л. Эннекцерус классифицировал требования, на которые исковая давность не распространяется, следующим образом:

1) иски об установлении права, а также иски о признании брака недействительным (пар. 1329 ГГУ);

2) иски об оспаривании (однако здесь существуют преклюзивные сроки);

3) иски об изменении права (в отдельных случаях существуют преклюзивные сроки).

Также изъяты из действия давности следующие притязания:

1) притязания о разделе общего имущества и разделе наследства (пар. 758, 2042 ГГУ);

2) притязания об установлении межевых знаков и об устранении неясности границ, а также ряд других притязаний, основанных на правах соседства (пар. 924 ГГУ);

3) притязания, основанные на правах, внесенных в поземельную книгу (в том числе и на правах, в пользу которых внесено возражение против правильности записи в поземельной книге), поскольку они не направлены на недоимки по периодическим взносам или на возмещение вреда (пар. 902 ГГУ). Только притязание, основанное на земельном сервитуте или на ограниченном личном сервитуте об устранении сооружения, мешающего осуществлению права, погашается давностью и в том случае, если сервитут внесен в поземельную книгу (пар. 1028, 1090 ГГУ);

4) притязания об исправлении поземельной книги (пар. 898 ГГУ) или судового регистра (пар. 1263 ГГУ);

5) притязание семейного права о восстановлении на будущее время состояния, вытекающего из семейно-правового отношения (пар. 194, абз. 2 ГГУ). Сюда относятся, главным образом, притязания супругов друг к другу о восстановлении личного или имущественного состояния, соответствующего браку и законному или договорному имущественному режиму супругов, притязания родителей на домашние услуги со стороны детей, притязание опекуна на выдачу подопечного3.

Таким образом, в первой половине прошлого века в Германии были предприняты попытки систематизации норм, устанавливающих изъятия из сферы действия исковой давности. Между тем в результате реформы обязательственного права в Германии, существенным образом затрагивающей положения об исковой давности, в ГГУ не было внесено отдельной статьи, в которой перечислялись бы все требования, на которые исковая давность не распространяется, и данный вопрос по-прежнему решается на основе доктринального толкования понятия исковой давности и абзаца 2 параграфа 194 ГГУ и судебной практики. В этой связи применительно к законодательству Республики Беларусь справедливо положение о том, что регулирование вопроса о правоотношениях, на которые исковая давность не распространяется, находится на достаточно высоком уровне. Так, в отличие от законодательства Германии, в законодательстве Республики Беларусь предпринята попытка систематизации требований, не подлежащих действию исковой давности, и в Гражданском кодексе4 имеется статья 209, в которой содержится перечень вышеуказанных требований, хотя и неисчерпывающий. Между тем законодательствам других стран не всегда присущ подобный подход и поэтому в рамках международного частного права зачастую встает вопрос о том, применима ли исковая давность к конкретному правоотношению. На основании вышеизложенного, представляется важным предпринять классификацию положений о требованиях, на которые исковая давность не распространяется, базирующуюся на анализе причин, по которым вышеназванные требования получили закрепление в законодательстве:

1) правоотношения, не подлежащие действию исковой давности в силу природы прав, лежащих в основе правоотношения;

2) правоотношения, на которые исковая давность не распространяется в силу сложившейся в государстве правовой традиции;

3) правоотношения, изъятые из сферы действия давности в силу сложившейся в государстве ситуации;

4) иные правоотношения, на которые исковая давность не распространяется. Наличие этой группы является характерным для права исковой давности и подчеркивает отсутствие в законодательстве страны четко очерченного круга правоотношений, изъятых из сферы действия исковой давности. И хотя, с одной стороны, этот факт, во-первых, является проявлением свободы деятельности законодателя и, во-вторых, характеризует сложность института, с другой стороны, он несет в себе ряд негативных факторов, влекущих необходимость реформирования законодательства. Вследствие постоянного роста количества правоотношений, отягощенных иностранным элементом, а также ввиду глобализации международных отношений, на наш взгляд, следует стремиться к логической стройности и завершенности законодательной системы, что позволит в дальнейшем облегчить процесс унификации.

Применительно к законодательству Республики Беларусь и законодательствам некоторых других зарубежных стран эта классификация выглядит следующим образом. В результате анализа статьи 209 Гражданского кодекса Республики Беларусь, содержащей перечень требований, на которые исковая давность не распространяется, к первой группе можно отнести требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Для защиты личных неимущественных прав сроки исковой давности, как правило, не устанавливаются. Это положение закреплено в пункте 1 статьи 209 Гражданского кодекса Республики Беларусь: "Исковая давность не распространяется на требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами". Аналогичные положения имеют место в гражданских кодексах России (ст. 208)5 и Украины (ст. 268, ч. 1, п. 1)6, однако исключения из данного правила допускаются в этих странах только на основании закона. Кроме того, в статье 268 Гражданского кодекса Украины речь идет только об исках, вытекающих из нарушения личных неимущественных прав, и нет упоминания об иных нематериальных благах.
К личным неимущественным правам относятся право на имя, право на защиту чести, достоинства и деловой репутации, а для юридических лиц — право на фирменное наименование, право на защиту деловой репутации, право авторства на все виды произведений литературы, науки, искусства, живописи, ваяния, скульптуры и т. п., а также право автора на научное открытие, изобретение и т. п. При этом следует иметь в виду, что могут допускаться изъятия в случаях, предусмотренных законодательными актами. Так, например, в пункте 19 постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь № 7 от 28 сентября 2000 г. "О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда" подчеркивается, что судам надлежит иметь в виду, что на требования о компенсации морального вреда, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами, исковая давность не распространяется. Следовательно, если законодательными актами компенсация морального вреда предусмотрена в сфере нарушения имущественных прав граждан, то исковая давность подлежит применению7. Законодательствам стран дальнего зарубежья также известно положение о том, что исковая давность может не применяться в силу самой природы соответствующего права. Так, например, в законодательстве Франции закрепляется, что общий тридцатилетний срок исковой давности (prescription de droi commun) и, тем самым, предписания об исковой давности не могут применяться, если это вытекает из существа требования8.

Учитывая тот факт, что вещные права также обладают особой природой, рассмотрим регламентацию вопроса о применении к ним исковой давности. Действительно, законодательства многих стран исключают их из сферы действия исковой давности. Так, статья 1459 Гражданского кодекса Австрии закрепляет положение о том, что права человека в отношении его действий и собственности, к которым, например, принадлежат право покупки вещей или право пользования собственным лугом либо своей водой, не подлежат действию исковой давности, за исключением случая, когда закон особо связывает с упущенной в течение определенного периода времени возможностью осуществления права его потерю. Также исковая давность не распространяется на те правоотношения, которые связаны с приведенными в параграфе 1459 правами свободного осуществления своего права собственности, например, обязательство не препятствовать разделу находящейся в совместной собственности вещи или установлению границ не подлежит действию исковой давности. Положение о неподвластности вещно-правовых требований исковой давности вытекает из того, что предметом исковой давности, согласно легальным формулировкам большинства стран, являются требования, под которыми понимаются обязательственные требования. Так, в обязательственном праве Швейцарии и в законах об исковой давности северных стран — Швеции, Дании, Финляндии и Норвегии, исковой давности подлежат обязательственные требования9. Поэтому требования вещно-правового характера, как правило, исключаются из сферы действия общих сроков исковой давности. Тем не менее это не означает, что осуществление вещно-правовых требований в этих странах не ограничено никакими сроками вообще. Соответствующие положения о сроках, применимых в данных случаях, закреплены в иных источниках и представляют собой скорее исключения из общего правила о том, что вещно-правовые требования не подлежат исковой давности10. В ряде стран установлены максимально большие общие сроки исковой давности для регулирования вещно-правовых отношений. Так, в Бельгии в результате реформы, проведенной в 1998 г., ранее общий срок исковой давности, равный 30 годам, применяется теперь, согласно статье 2262 Гражданского кодекса Бельгии, только ко всем вещно-правовым искам, в то время как к обязательственным искам применяется срок исковой давности, равный 10 годам11.

Особое значение придается в некоторых странах правоотношениям, связанным с правом собственности на землю. Между тем применительно к ним отсутствует единообразный подход при решении вопроса об их отнесении к сфере давности. Так, например, в ГГУ положения об исковой давности предусмотрены в связи с зарегистрированными правами, которые изъяты из сферы действия давности параграфом 902. Также не подлежат действию исковой давности и иски о внесении исправлений в поземельную книгу. Закрепление подобных положений направлено на достижение наибольшей правовой стабильности, авторитетности поземельной книги и недопущение ослабления силы регистрации влиянием исковой давности. Пока права внесены в регистр, они существуют независимо от истечения других сроков. Напротив, в Австрии действие исковой давности распространяется также и на зарегистрированные права (пар. 1479 Гражданского кодекса), при этом, однако, регистрации предоставляется определенный приоритет. Так, параграф 1500 Гражданского кодекса Австрии гласит, что приобретенное вследствие приобретательной или исковой давности право не может быть использовано в ущерб интересам лица, которое приобрело эту вещь либо это право в доверии к официальным книгам еще до их введения.

В отношении исковой давности для движимых вещей, а также ограниченных вещных прав в законодательствах зарубежных стран также наблюдается отсутствие единого подхода. Так, в праве Германии не предусматривается изъятий для подобных правоотношений. Поэтому исковая давность распространяет свое действие на виндикационные требования. Срок исковой давности для них составляет 30 лет (пар. 197 ГГУ). Напротив, итальянское законодательство содержит в статье 948, абзац 3, Гражданского кодекса положение о том, что на виндикационный иск исковая давность не распространяется. В сравнении с Гражданским кодексом 1964 г. новый Гражданский кодекс Республики Беларусь закрепил еще одно требование, на которое исковая давность не распространяется: "требования собственника или иного законного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (п. 4 ст. 285)", т. е. на негаторные иски. Применительно к российскому законодательству, содержащему в статье 208 Гражданского кодекса Российской Федерации аналогичное положение, следует указать, что оно не распространяется на иски государственных организаций о возврате государственного имущества из чужого незаконного владения, хотя правом на такое требование, не ограниченное сроками исковой давности, собственник или иной владелец обладали и ранее, что присуще праву собственности12. Такими требованиями, в частности, могут быть, как указывает В. Нечаев, иски о признании права собственности на имущество, если у собственника (владельца) отсутствуют соответствующие доказательства, иски об исключении имущества из ареста, споры, возникающие из прав на авторство либо на изобретение, и др.13 В Украине нашло закрепление в Гражданском кодексе положение о том, что исковая давность не распространяется на иск владельца или другого лица о признании незаконным акта органа государственной власти, органа власти Автономной Республики Крым или органа местного самоуправления, которым нарушено его право собственности или иное вещное право (ст. 268, ч. 1, п. 4). Изъятие данных требований из сферы действия давности обусловлено характером лежащих в основе правоотношений прав; это вещные права, абсолютные по своей природе, а современное право различных государств подчиняет действию исковой давности, как правило, только относительные права. Абсолютные же права, такие, как личные права и вещные права, преимущественно исключаются из сферы действия давностных сроков.

Законодательства различных стран закрепляют также положение о том, что требования из брачно-семейных правоотношений не подлежат действию исковой давности, что обусловлено особой природой данных правоотношений. Статья 8 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье, вступившего в силу с 1 сентября 1999 г.14, гласит, что на требования, вытекающие из брачных и семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, когда срок для защиты нарушенного права установлен настоящим Кодексом. К таким случаям относится закрепленный в части 2 статьи 56 КоБС Республики Беларусь годичный срок, в течение которого лицо, записанное в акте о рождении ребенка в качестве отца или матери; лицо, требующее признания его родителем в случае, если в акте о рождении в этом качестве записано другое лицо; опекун, попечитель ребенка или ребенок, достигший совершеннолетия, вправе оспорить произведенную запись о родителях в судебном порядке. Срок исчисляется с того времени, когда лицу стало или должно было стать известно о произведенной записи либо об обстоятельствах, исключающих факт отцовства. Если к этому времени лицо, записанное отцом или матерью, являлось несовершеннолетним, годичный срок исчисляется со дня достижения им восемнадцати лет. Следует иметь в виду то обстоятельство, что ряд личных неимущественных прав может быть связан с имущественными правами. Защита этих последних ограничивается сроками исковой давности. К таким случаям относится закрепленный в статье 24 КоБС трехлетний срок исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут. В немецком праве в параграфе 194, абзац 2, ГГУ содержится достаточно широко сформулированное положение о том, что притязания из семейно-правовых отношений не подлежат действию исковой давности, если они направлены на восстановление в будущем соответствующего правоотношению состояния. В Австрии, согласно параграфу 1458 Гражданского кодекса, права, вытекающие из семейных правоотношений (Familienrechte), и связанные с ними обязанности, такие, как, например, обязанность по предоставлению содержания или обязанность по применению родительской власти, исключаются из сферы действия исковой давности. В Гражданском кодексе Италии подобное положение отсутствует. Между тем в семейном праве Италии содержится множество положений, которые указывают на неприменение исковой давности к определенным правам. При этом речь идет не об абсолютных правах и вытекающих из них требованиях, а о конститутивных правах, направленных на изменение правоотношения. В итальянском праве исковая давность не применяется в определенных предусмотренных законом случаях, например, к искам об оспаривании отцовства или родительских прав (ст. 248, абз. 2, Гражданского кодекса), искам об установлении отцовства (ст. 249, абз. 2, Гражданского кодекса)15. Во Франции только право на семейно-правовой статус подобно немецкому и австрийскому праву традиционно изымается из сферы действия исковой давности16. Между тем устанавливается важное для практики исключение для исков о правах и обязанностях детей по отношению к родителям, срок исковой давности по которым истекает через 30 лет. Вещно-правовые споры, вытекающие из семейных правоотношений, относятся к сфере действия исковой давности.

Таким образом, при решении вопроса об отнесении правоотношений к сфере действия исковой давности наибольшее распространение получила мысль о неприменимости исковой давности к делам, вытекающим из вещных и семейных правоотношений. Это связано с тем, что законодательства государств подчеркивают особую важность и природу данных прав и наделяют их особой защитой. Это вытекает также из неподвластности исковой давности собственности и личных прав, поскольку эти права являются абсолютными по своей природе. Если же законодательство допускает применение исковой давности к требованиям, основанным на праве собственности либо вытекающим из семейно-правовых отношений, то это свидетельствуют о релятивации данного принципа и, тем самым, в конечном результате и самих абсолютных прав17.

Ко второй группе правоотношений, на которые исковая давность не распространяется в силу сложившейся в государстве правовой традиции, относятся, на наш взгляд, требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина (п. 3 ст. 209 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Такие требования изъяты также из сферы действия исковой давности в Украине (ст. 268, ч. 1, п. 3, ГК) и Российской Федерации (ст. 208 ГК). Закрепление данного положения в законодательстве вызвано тем, что последствия причиненного вреда, выразившиеся в увечье или ином повреждении здоровья, утрате профессиональной трудоспособности, носят длящийся во времени характер и иногда могут быть выявлены лишь по истечении некоторого периода времени. Поэтому гражданин, получивший увечье или иное повреждение здоровья, имеет право на выплату денежных сумм в размере утраченного заработка (дохода) и компенсацию дополнительных расходов, связанных с восстановлением здоровья: усиленное питание, протезирование, посторонний уход, покупку лекарств, санаторно-курортное лечение и другие расходы, предусмотренные законодательством, независимо от периода времени, истекшего с момента причинения вреда. Однако, принимая во внимание тот факт, что суммы, выплачиваемые в возмещение вреда за длительный период времени, могут быть значительными, законодатель стремится уменьшить бремя, возложенное на причинителя вреда в случае необращения потерпевшего за возмещением вреда непосредственно после момента причинения, и устанавливает правило, согласно которому требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение вреда, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска (п. 3 ст. 209 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Аналогично вопрос решается в законодательстве Российской Федерации (ст. 208 Гражданского кодекса). Как полагают некоторые авторы, в данном случае речь идет о применении общего срока исковой давности, но исчисление срока производится по правилам о длящихся требованиях, право на предъявление которых возникает не единовременно18. В Австрии также учитываются особенности данного правоотношения при исчислении срока исковой давности. Для любого иска о возмещении вреда устанавливается срок исковой давности в три года с момента, когда стали известны вред и личность причинителя вреда. При этом не имеет значения, вследствие чего наступили вредоносные последствия: в результате нарушения договорной обязанности или безотносительно к существованию договора. Если же пострадавшему не известны личность вредителя и вред или вред возник в результате одного или нескольких противоправных действий, которые могут быть совершены только умышленно и наказываются лишением свободы на срок более одного года, тогда право на предъявление иска погашается только по истечении тридцати лет (пар. 1489 Гражданского кодекса). Напротив, право Германии подчиняет требования о возмещении вреда, которые основаны на причинении вреда жизни, здоровью, телесном повреждении или нарушении свободы, независимо от их возникновения, наличия знания или грубой неосторожности причинителя вреда действию тридцатилетнего срока исковой давности с момента совершения действия, нарушения обязательства или иного, причинившего вред события (ч. 2 пар. 199 ГГУ). Для других требований о возмещении вреда устанавливается ряд иных сроков исковой давности. В этой связи представляется более предпочтительным подход, связанный с отказом от дифференциации сроков исковой давности и установление общего принципа определения давности по данным правоотношениям.

В Австрии также традиционно изымаются из сферы действия исковой давности некоторые правоотношения. Так, параграф 1482 Гражданского кодекса Австрии закрепляет положение о том, что тот, кто мог осуществить право на чужую землю в отношении целого или любыми разными способами, не ограничивается в своем праве вследствие того, что он использовал его в течение такого длительного времени только на одной части земли или только определенным способом, однако ограничение вызвано приобретательной давностью. Также это применимо к случаю, когда кто-нибудь использовал право, имеющееся в его распоряжении в отношении всех членов общины, до определенных пор только в отношении некоторых членов общины. Интерес представляет и сложившаяся традиция, закрепленная в параграфе 1484 Гражданского кодекса Австрии. В отношении таких прав, которые могут быть осуществлены редко, требуется, чтобы в течение срока исковой давности в 30 лет было упущено три возможности осуществить подобное право. Некоторые положения об изъятиях из сферы действия исковой давности представляют собой, как указывает А. Данко, национальную особенность19. Речь идет о статье 807 Гражданского кодекса Швейцарии, согласно которой требования, которые обеспечены залогом на недвижимое имущество, не подлежат действию исковой давности. Правовое регулирование вопроса о влиянии исковой давности на требования, обеспеченные залогом на недвижимое имущество, в Швейцарии, как указывает автор, отличается от такового в близлежащих государствах, в которых залог не препятствует истечению исковой давности по требованию. Между тем параграф 1483 Гражданского кодекса Австрии также регулирует вопрос о применении исковой давности к залоговым требованиям. В то время как кредитор имеет предмет залога, в отношении предоставленного ему права залога не может быть принято возражений и право залога не может быть погашено исковой давностью. Право должника выкупить предмет залога также остается вне сферы действия исковой давности. Однако как только размер требования превысит ценность залога, требование может тем временем погаситься исковой давностью. Иной подход наблюдается в законодательстве Республики Беларусь (ст. 208 Гражданского кодекса) и Российской Федерации (ст. 207 Гражданского Кодекса), в соответствии с которым залог относится к дополнительным требованиям и подчинен действию давности по главному требованию. Вопрос о правомерности такого подхода явился предметом рассмотрения некоторых российских цивилистов20.

К третьей группе относятся правоотношения, изъятые из сферы действия давности в силу сложившейся в государстве ситуации. К таковым, по нашему мнению, принадлежат требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов (п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Наличие данного положения в гражданском законодательстве обусловлено возникшей в государстве ситуацией, когда кредитно-финансовая система испытывала определенные трудности. Оно направлено на обеспечение доверия к кредитно-финансовой системе государства, на ее стабильное функционирование, поскольку вкладчик будет помещать свои денежные средства в банк только в том случае, если их возврат ему гарантируется, в противном случае лишь немногие физические и юридические лица изъявили бы желание внести свои денежные средства в финансово-кредитные учреждения, и, как результат, это негативно бы отразилось на экономике государства. Аналогичные положения содержатся и в законодательстве Российской Федерации (ст. 208 Гражданского Кодекса) и Украины (ст. 268, ч. 1, п. 2, Гражданского кодекса). В пункте 5 части 1 статьи 268 Гражданского кодекса Украины также закреплено положение о том, что исковая давность не распространяется на иски страхователя (застрахованного лица) к страховщику об осуществлении страховой выплаты (страхового возмещения). Напротив, в Республике Беларусь, согласно статье 856 Гражданского кодекса, по требованиям, вытекающим из договоров имущественного страхования и страхования ответственности, устанавливается общий срок исковой давности, исчисляемый со дня окончания действия договора страхования. В России иск по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, может быть предъявлен в течение двух лет (ст. 966 Гражданского кодекса).

К четвертой группе ст. 203 Гражданского Кодекса Республики Беларусь относит другие требования в случаях, установленных законодательными актами. Указание на последнее обстоятельство свидетельствует о том, что приведенный перечень не является исчерпывающим. При этом следует отметить, что в значительной степени груз ответственности по выявлению отношений, на которые исковая давность не распространяется, взяла на себя доктрина. Так, исковая давность не распространяется также на требования о признании недействительными актов государственного управления и иных органов, если они имеют ненормативный характер и ущемляют законные права и интересы граждан и юридических лиц, об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и т. д.21 К иным случаям неприменения исковой давности относятся, как указывает Ю. К. Толстой, случаи, когда правонарушение носит длящийся характер и его последствия не устранены, например, на требование об изъятии самовольно возведенных строений, а также на требования, из существа которых следует, что исковая давность к ним не применима, например, требование об освобождении поднанимателем или временным жильцом занимаемого им помещения, поскольку ни тот, ни другой, независимо от времени пользования, самостоятельного права на него не приобретают22. Это положение справедливо также и для некоторых других стран, например Германии. Это обусловлено тем, что данные права возникают постоянно и зачастую затрагивают интересы общественности.

В заключение отметим, что вопрос об изъятии из сферы действия положений об исковой давности решен в законодательстве различных стран по-разному. Между тем предложенная классификация в полной мере применима к законодательным положениям о требованиях, на которые исковая давность не распространяется, любого государства, что свидетельствует об ее универсальности. В отношении регулирования вопроса о применении исковой давности в каждом конкретном случае следует указать на необходимость тщательного анализа законодательных положений и сложившейся практики применения в государстве, право которого применимо к данным правоотношениям, и их системного толкования. Также представляется важным реформирование законодательства в этой сфере, направленное на создание исчерпывающего перечня требований, на которые исковая давность не распространяется, что способствовало бы достижению наибольшей правовой стабильности, а также дальнейшей гармонизации национальных законодательств в условиях глобализации международных отношений.

 


 

1 Code civil 2004 / йd. a йtй realisйe par Andre Lucas. 23 йd., а jour au 20 juillet 2003. Paris: Litec, 2003.
2 Das allgemeine bьrgerliche Gesetzbuch. Hrsg. von Hans Kapfer. 13. Aufl. Wien: Manz, 1980.
3 Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. Полутом 2. М., 1950. С. 409.
4 Гражданский кодекс Республики Беларусь // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. 1999. № 7-9. Ст. 101; Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2000. № 69. 2/190; 2001. №46. 2/750; 2002. №7. 2/828; 2002. №62. 2/853, 2002. № 75. 2/862; 2002. №84. 2/877; 2002. №128. 2/897; 2003. № 1. 2/908; 2003. № 8. 2/932; 2003. № 74. 2/960; 2004. № 4. 2/1016.
5 Гражданский кодекс Российской Федерации №51-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 20 февраля 1996 г. № 18-ФЗ, от 12 августа 1996 г. №111-ФЗ, от 08 июля 1999 г. №138-ФЗ, от 16 апреля 2001 г. №45-ФЗ, от 15 мая 2001 г. №54-ФЗ, от 21 марта 2002 г. №31-ФЗ, от 14 ноября 2002 г. №161-ФЗ, от 26 ноября 2002 г. № 152-ФЗ, от 10 января 2003 г. № 15-ФЗ).
6 Цивільний кодекс Украпні // Відомості Верховноп Ради. 2003. №№ 40—44. Ст. 356. Із змінами, внесеними згідно із Законами № 980-IV від 19.06.2003 // Відомості Верховноп Ради. 2004. № 2. Ст. 6 №1255-IV від 18.11.2003 г.
7 Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2000. №100. 6/258.
8 Ferid M., Sonnenberger H.-J. Das Franzцsische Zivilrecht. Bd.1/1. Allgemeine Lehren des franzцsischen Zivilrechts, 2. Aufl. Heidelberg, 1994. 1C 201.
9 Danko A. Die Perspektiven der Anspruchsverjдhrung in Europa: eine rechtsvergleichende Untersuchung unter besonderer Berьcksichtigung der Sachmдngelgewдrleistungsfristen in Kaufrecht. Berlin, 2001. S. 44.
10 Spiro K. Zur Reform der Verjдhrungsbestimmungen // Festschrift fьr Wolfram Mьller-Freienfels. Baden-Baden, 1986. S. 620.
11 Danko A. Op. cit. S. 92.
12 Розенберг М. Г. Исковая давность в международном коммерческом обороте: практика применения. М.: Статут, 1999. С. 58.
13 Нечаев В. О исковой давности // Вестник Высшего хозяйственного суда. 1999. № 2. С. 219.
14 Изменения и дополнения: Закон Республики Беларусь от 8 мая 2002 г. № 98-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2002. №55. 2/847; Закон Республики Беларусь от 4 января 2003 г. №183-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2003. №8. 2/932; Закон Республики Беларусь от 14 июля 2003 г. № 220-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2003. №80. 2/969.
15 Codice civile / a cura di Pietro Rescigno. 4. ed. Milano: Giuffre, 2001.
16 Ferid M., Sonnenberger H.-J. Op. cit.
17 Peters F., Zimmermann R. Verjдhrungsfristen // Gutachten und Vorschlдge zur Ьberarbeitung des Schuldrechls. Bd. l. Kцln, 1981. S. 186.
18 Розенберг М. Г. Указ. соч. С. 58.
19 Данко А. Указ. соч. С. 98.
20 См. напр.: Розенберг М. Г. Указ. соч. С. 57; Гришин Д. А. Исковая давность по неустойке // ЭЖ-Юрист. 2000. №49. С. 3.
21 Нечаев В. Указ. соч. С. 219.
22 Толстой Ю. К. Исковая давность // Правоведение. 1992. № 4. С. 65.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.