Белорусский журнал международного права и международных отношений 2004 — № 4


международные отношения

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ БЛИЖНЕВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Татьяна Евсейчик

Евсейчик Татьяна Викторовна — аспирантка кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Развитие арабского направления во внешнеполитическом курсе Республики Беларусь не было бы полным, если бы в нем не был представлен Ближний Восток, который привлекал и привлекает внимание многих государств мира ввиду своего стратегического положения и обеспеченности природными ресурсами. Развивая это направление во внешнеполитическом курсе Республики Беларусь, наша страна не претендует на участие в ближневосточном урегулировании, но выступает за равноправное партнерство со всеми странами мира и расширение взаимовыгодных связей.

Анализируя отношения Беларуси со странами Ближнего Востока, можно сделать заключение, что основным ближневосточным партнером республики является Арабская Республика Египет (АРЕ). Вместе с тем следует отметить, что хотя Египет остается приоритетным партнером, этого уровня стремится достигнуть Сирия, которая при сохранении положительной динамики отношений может потеснить Египет в перечне внешнеполитических приоритетов Беларуси.

Обе страны являются довольно перспективными для нашей республики партнерами в силу политического веса, который они имеют в регионе, а также экономического потенциала рынков Сирии и Египта, представляющих интерес для белорусских экспортеров.

Необходимо отметить желание белорусского руководства реализовывать сбалансированный подход к развитию отношений в данном регионе. Показательным в этом плане явился тот факт, что первые официальные визиты Президента Республики Беларусь А. Г. Лукашенко в Сирию (9—11 марта 1998 г.) и Египет (15—16 июня 1998 г.) были осуществлены практически одновременно. В обеих странах были открыты белорусские посольские учреждения, что указывает на значение, которое эти государства имеют для нашей республики.

Тем не менее, основываясь на заявлениях официальных лиц нашей страны, можно констатировать, что на данный момент более приоритетными считаются отношения с Арабской Республикой Египет. Эту мысль подтверждает тот факт, что во время вручения копии верительной грамоты министру иностранных дел Египта А. Махеру посол Республики Беларусь С. Михневич подчеркнул: "Беларусь рассматривает Египет в качестве ключевого партнера на Ближнем Востоке…" [1, 81]

Нельзя сказать, что отношения с Египтом лишены каких-либо проблем, но и нельзя не признать положительной динамики развития белорусско-египетского сотрудничества. Отношения Беларуси с этим арабским государством развиваются стабильно: в них нет стагнации подобной той, которая образовалась в белорусско-тунисских отношениях после 1997 г., как нет и такого "неровного" развития, какое наблюдается в белорусско-алжирских отношениях (правда, прослеживается снижение белорусско-египетского товарооборота по сравнению с 1997—1998 гг.).

С одной стороны, ровный характер отношений — явление положительное, так как свидетельствует о стабильном взаимном интересе сторон, об отсутствии непреодолимых препятствий на пути укрепления отношений, однако, с другой стороны, это показатель неполного использования всего потенциала и первый сигнал возможного замедления темпов двустороннего сотрудничества.

Внимание белорусского руководства к Египту выявилось еще в первые годы после провозглашения независимости Республики Беларусь. Это в значительной степени связано с традициями советско-египетского сотрудничества.

Характеризуя развитие белорусско-египетских отношений, следует отметить существенный интерес к Египту, проявленный белорусским политическим истеблишментом, и несколько сдержанную реакцию со стороны египетского политического руководства. Несмотря на ряд визитов в АРЕ белорусских правительственных делегаций, ответные визиты на высшем уровне отсутствовали, а на высоком были весьма редки: в марте 1997 г. министр иностранных дел Республики Беларусь принимал официальную делегацию АРЕ во главе с заместителем министра иностранных дел Ф. Эль-Шазли, в октябре 2002 г. состоялись белорусско-египетские межмидовские консультации на уровне заместителей министров иностранных дел, а в феврале 2003 г. состоялся визит в Беларусь первого заместителя министра внешней торговли АРЕ Эль Саида Кассема [2, 1]. Причина подобной пассивности египетского руководства видится как в инертности египетской политической элиты, так и в ее проамериканской ориентации.

С момента установления белорусско-египетских дипломатических отношений 1 февраля 1992 г. и до настоящего момента можно выделить два этапа в развитии отношений: с 1992 по 1995 г. и с 1996 г. до настоящего времени. Критериями такого разделения выступают внимание, которое стали уделять странам арабского мира во внешнеполитическом курсе Республики Беларусь, формирование арабского направления во многовекторной политике нашей страны.

24 февраля 1999 г. во время переговоров с представителями дипломатических миссий арабских государств, где присутствовал и посол Египта, А. Лукашенко заявил, что арабский мир является одним из важнейших направлений внешней политики Беларуси: "Мы придаем этому направлению все большее значение. Это касается как контактов в экономической сфере, так и политического сотрудничества" [3, 1]. С 1996 г. белорусские делегации стали чаще посещать Египет: в 1996 г. состоялся официальный визит в АРЕ заместителя премьер-министра, в 1998 г. министра внешних экономических связей М. А. Маринича, в 1999 г. министра иностранных дел У. Р. Латыпова, а в 2000 г. председателя Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь А. Лесниковича [2, 1]. Во время официального визита Президента Республики Беларусь А. Лукашенко были подписаны ряд важных соглашений, регулирующих сотрудничество между двумя государствами, ключевыми из которых являются Соглашение об основах отношений и сотрудничестве между Республикой Беларусь и Арабской Республикой Египет, Торговое соглашение, соглашения об экономическом и научно-техническом сотрудничестве, об избежании двойного налогообложения, о содействии осуществлению и взаимной защите инвестиций [2, 1].

Определяя Египет в качестве приоритета для Беларуси на Ближнем Востоке, руководство не могло не учесть ряда положительных факторов: Египет занимает географическое положение, весьма выгодное для реэкспорта белорусской продукции в другие арабские и африканские страны. Экономики Египта и Беларуси носят взаимодополняемый характер, а египетский рынок весьма емкий, в стране имеется оборудование, произведенное в СССР, которое нуждается в модернизации и поставке комплектующих. Каир со времен Насера претендует на роль лидера арабских стран, к тому же, как уже упоминалось, существует определенное положительное восприятие этой страны белорусским руководством.

Вместе с тем Сирийская Арабская Республика (САР) также могла бы стать приоритетом для Беларуси на Ближнем Востоке. Она имеет выгодное для реэкспорта географическое положение, традиционные связи со странами бывшего СССР и емкий рынок. К этому следует добавить большую заинтересованность в сотрудничестве с Республикой Беларусь и меньшую ориентацию Сирии на официальный Вашингтон, чем это наблюдается у Египта. Однако Каир воспринимается как посредник между арабскими монархиями и арабскими странами с республиканским строем, Сирия же не имеет подобного влияния в арабском мире.

В продолжение политики, направленной на развитие отношений между Беларусью и Египтом, в последнем было открыто белорусское дипломатическое представительство (август 1997 г.). Это явное свидетельство того значения, которое придается Египту белорусским руководством. Неблагоприятным фактором служит тот факт, что Египет не открыл своего посольского учреждения в республике (следует отметить, что и Сирия не сделала этого). Между тем в дипломатических отношениях существует негласное правило, по которому посольства открываются на основе взаимности. Это значит, что за открытием белорусского посольского учреждения должно было последовать открытие посольства АРЕ, но этого не произошло. Технически это объясняется тем, что в Беларуси проживает весьма незначительное число египтян (их вполне может курировать представительство в Москве), а также экономией финансовых средств, так как открытие и содержание посольства требует значительных расходов. Между тем функционирование египетского представительства в Минске могло бы облегчить решение вопросов, связанных с визовой поддержкой. Доля белорусских туристов, посещающих эту страну, пока не высока, и все же они вносят свою лепту в туристическую отрасль Египта, и это направление имеет потенциал для динамичного развития. Белорусские студенты уже неоднократно участвовали в образовательной программе египетского Фонда технического сотрудничества со странами СНГ, причем это не единственная образовательная программа, осуществляемая в Египте, но из-за недостаточной информированности не всегда есть возможность принять участие в них. Сдержанная реакция официального Каира на шаги белорусского руководства может объясняться весьма четкой ориентацией на Вашингтон и страны ЕС: Египет нуждается в американских и европейских инвестициях (и весьма зависим от подобных финансовых дотаций), а также в американской поддержке по вопросам ближневосточного урегулирования. Тем не менее, нельзя отрицать значительного интереса к нашей республике со стороны Египта, о чем свидетельствует наличие специального вышеназванного Фонда технического сотрудничества со странами СНГ, созданного при внешнеполитическом ведомстве [2, 3].

В целом в белорусско-египетских отношениях четко проявляется преобладание экономической, а не политической составляющей, как в случае с Ливией.

Если проанализировать белорусско-сирийские отношения за 1992—2002 гг., то очевиден существенный интерес, и в первую очередь политического руководства Сирии, который был проявлен к нашей стране. Министр иностранных дел Сирийской Арабской Республики Ф. Аль-Шараа первым среди арабских коллег посетил Беларусь (19—20 октября 1997 г.). Следует отметить, что визиты сирийских официальных лиц в республику были более частыми, чем посещение Беларуси египетскими делегациями. В экономической сфере уровень товарооборота Беларуси и Сирии примерно равен, а по данным за 2003 г. превышает белорусско-египетский [7]. Конечно, эти результаты можно объяснить активной работой белорусского посольства в Сирии, а также наличием значительной сирийской диаспоры в Беларуси, которая поддерживает отношения с представителями деловых кругов своей родины и способствует установлению новых контактов, а также большей гибкостью сирийского руководства в развитии отношений с различными странами мира. В отношении египетского руководства следует заметить, что его внимание должно было привлечь заявление, сделанное белорусским Президентом во время недавнего визита в Сирию 11 декабря 2003 г.: "Мы хотим использовать Сирию как плацдарм, с которого мы будем экономически сотрудничать со всем арабским миром, со всем Ближним Востоком" [8]. Ранее предполагалось, что Египет послужит таким "плацдармом". Это высказывание Президента означает наметившуюся смену приоритетов в субрегионе.

Тем не менее, Египет пока остается, по словам Президента, в числе "традиционных партнеров" [9]. Важным событием для развития двусторонних отношений, положившим начало диалогу на высшем уровне, явился официальный визит Президента Республики Беларусь в АРЕ, который состоялся в июне 1998 г. [4, 24]. После визитов такого уровня товарооборот значительно возрастает: это связано с тем, что многие сложные вопросы решаются в ходе личных встреч руководителей государств. В настоящее время прорабатывается вопрос об ответном визите в Минск Президента АРЕ М. Х. Мубарака на основании имеющегося приглашения [9]. Что касается других визитов, то чаще всего республику посещают представители Министерства внешней торговли, Торгово-промышленной палаты и парламентские делегации. Парламентское сотрудничество весьма результативно: в Национальном собрании Республики Беларусь образована рабочая группа по сотрудничеству с парламентом Египта [2,1]. Принципиальная позиция египетских парламентариев способствовала решению вопроса о восстановлении статуса белорусской делегации на конференции Межпарламентского союза в Каире в 1997 г. [4, 24]

За годы сотрудничества двух стран в экономической сфере сложился ряд направлений для взаимодействия: ведущими сферами стали автомобилестроение и машиностроение. В 1998—2000 гг. в Египте открылись сборочные предприятия МАЗ и МТЗ. С 2001 г. в этой арабской стране осуществляется сборка биноклей "БелОМО" [2, 2]. Несмотря на успехи первых лет работы на египетском рынке, белорусские и египетские эксперты неоднократно заявляли о поиске новых возможностей реализации продукции этих предприятий и необходимости повышения эффективности работы сборочных предприятий. Несомненно, открытие сборочных предприятий — это значительный шаг, которому предшествовала оценка перспектив и аналитическая работа специалистов-маркетологов. Специалисты рассматривали Египет как плацдарм для завоевания ближневосточного и африканского рынка. Маркетинговые исследования показали значительный потенциал египетского рынка, а открытие сборочного предприятия позволило избежать сложностей и расходов, связанных с транспортировкой и высокими налогами на импорт. Во многом проблемой при продаже сложнотехнической техники является послепродажное обслуживание и возможность замены запчастей. Так что в работе с таким рынком, как египетский, приходится проявлять гибкость и учитывать ряд особенностей (климатические условия, направления сельского хозяйства, качество дорожных покрытий и топлива и т. д.), и в этом плане и МАЗ, и МТЗ проделали значительную работу.

Весьма показательным и положительным является тот факт, что торгово-экономическое сотрудничество между Минском и Каиром переходит на региональный уровень: губернаторы различных египетских провинций высказали заинтересованность в более тесном сотрудничество с областями Республики Беларусь. Так, во время встречи посла С. Михневича с губернатором провинции Суэц последним было высказано предложение о создании совместного предприятия по производству малогабаритных тракторов [1, 83]. Во время 1-го заседания Белорусско-Египетской совместной торговой комиссии было уделено внимание вопросу укрепления прямых связей на региональном уровне [1, 84]. Это свидетельствует о переходе на новый этап взаимоотношений, так как региональные связи — это иной уровень более глубокой кооперации.

Со времени первых оценок египетского экономического пространства исследование египетского рынка выявило ряд сложностей. Вот некоторые из них: высокое налогообложение импортной продукции, имеющей аналог, производимый в Египте, стимулирование через субсидирование и рекомендации правительства закупок у местных производителей, довольно значительная ориентация на бартерные сделки с целью повышения собственного экспорта и иные. Следует добавить сюда существующую конкуренцию и недостаточную известность белоруской продукции на новом рынке. Продвижение белорусских брэндов требует участия специалистов и значительного финансирования (реклама, участие в выставочных мероприятиях, открытие представительства), которые не каждое белорусское предприятие может себе позволить.

Между тем, как отмечают специалисты, имеется потенциал расширения белорусско-египетских связей: обсуждается возможность поставок автомобилей БелАЗ и техники "Амкадор", развития совместных проектов в свободной экономической зоне г. Александрия [1, 84]. Несомненно, развитию торгово-экономических отношений должна способствовать информационная работа. Сами руководители предприятий должны проявлять инициативу по поиску инвесторов и партнеров при определенной помощи соответствующих подразделений МИД и БелТТП. Нельзя игнорировать возможности применения информационных технологий для информирования о научном потенциале и экспортных возможностях Республики Беларусь. В этом деле значительную работу осуществляет белорусское дипломатическое представительство в Египте.

Весьма важной представляется инициатива издания на арабском языке справочника о белорусских предприятиях и научных центрах. Информирование об экономическом развитии Республики Беларусь, о достижениях в области науки просто необходимо, так как не только создает положительный имидж страны, но и привлекает потенциальных инвесторов и партнеров. Целесообразна организация издания бюллетеня на арабском языке с подобной информацией, который распространялся бы на выставочных мероприятиях и в таких учреждениях, как Египетская торговая палата. А если учесть тот факт, что арабский язык является официальным в 21 государстве, которые, несомненно, представляют интерес для Республики Беларусь, то важность реализация подобного проекта очевидна. Безусловно, такая программа потребует значительных материальных затрат, но их компенсирует рост экспорта в арабские страны. В Беларуси, к сожалению, часто недооценивается роль информационных технологий в продвижении продукции на новый рынок.

О мерах, необходимых для увеличения белорусского экспорта в Египет, говорилось много раз. Между тем статистика показывает, что товарооборот между Республикой Беларусь и Египтом упал с 60,1 млн дол. США в 1998 г. до 9,2 млн дол. США в 2003 г. Это связано с тем, что ведущий белорусский экспортер в Египте — Белорусский металлургический завод – испытывает значительную конкуренцию после открытия в Египте собственного металлургического производства [2, 2]. И хотя данные за первое полугодие 2004 г. свидетельствуют о росте товарооборота Беларуси и Египта по отношению к тому же периоду 2003 г., нельзя с уверенностью говорить о преодолении всех сложностей на пути торгово-экономического сотрудничества двух стран [5, 8]. Специалисты неоднократно высказывались о необходимости реализации мер, направленных на увеличение белорусского экспорта. Это станет возможным при укреплении региональных связей, диверсификации поставляемой продукции, информационной поддержке, активном участии предприятий в тендерах, помощи местных агентов белорусским экспортерам и инициативности руководящего состава предприятий. Следует принять как данность, что время госзаказа ушло безвозвратно, а заключение контрактов, реализация новых проектов зависят от деятельности руководителей производств по поиску партнеров, установления личных связей.

Как успешное можно оценить белорусско-египетское сотрудничество в сфере образования. Египетский Фонд технического сотрудничества со странами СНГ реализует ряд программ, в рамках которых белорусские студенты и специалисты проходят специализированные курсы повышения квалификации, принимают участие в семинарах и иных образовательных мероприятиях. В рамках программы сотрудничества с египетским Фондом в течение нескольких лет в Республике Беларусь работают преподаватели Центра изучения арабского языка при Каирском университете. Однако следует признать, что по программе, связанной с Центром изучения арабского языка, по которой белорусские студенты проходят языковую практику, необходима большая работа: подобная практика, ввиду ее эффективности и важности для усовершенствования языковых навыков, должна быть поставлена на регулярную основу, для чего нужна выработка специального соглашения между министерствами образования двух стран. Вышеперечисленными программами возможности сотрудничества не исчерпываются, так как белорусские вузы имеют значительный опыт работы с иностранными студентами и могут предложить разнообразные специальности и учебные программы. В связи с этим представляется целесообразной организация белорусско-арабского культурно-информационного центра, который предоставил бы возможность исследователям и заинтересованным лицам ближе познакомиться с положением в арабском мире. На базе подобного центра можно было бы организовать курсы и летние школы по изучению русского языка. Такая деятельность центра помогла бы иностранным студентам, число которых в белорусских вузах не уменьшается, быстрее овладеть языком общения и обучения, а летние языковые школы стимулировали бы рост интереса к нашей республике, так как во время обучения учащиеся знакомятся с бытом и культурой белорусского народа. Летние школы видятся весьма перспективным проектом: 1) это создает дополнительные рабочие места для преподавателей; 2) знакомит с ситуацией в нашей стране. Создание белорусско-арабского культурно-информационного центра при определенной поддержке со стороны правительства и соответствующих ведомств может быть вполне выполнимо, так как в республике нет такого настороженного или негативного отношения к мусульманам, как, например, в России, и в общем ситуация в Беларуси характеризуется стабильностью.

Данный проект должен осуществляться при поддержке государства: опыт показывает, что такие центры нуждаются в значительном финансировании, по крайней мере, на начальном этапе, а также содействии чиновников. В Минске неоднократно открывались организации, которые были направлены на развитие арабо-белорусских связей, но довольно быстро прекращали свое существование, потому что в деятельности преследовались частные интересы. Такой проект невозможно осуществить только за счет частных вложений, без того, чтобы целью не стали экономические выгоды. Государственная поддержка, которая позволит избежать замыкания на частных интересах, необходима, однако не исключается и определенное участие частных лиц, потому что специалисты и заинтересованные лица всегда являются локомотивами подобных проектов.

Подводя итоги вышеизложенного, можно сделать следующие выводы.

1. Несмотря на снижение товарооборота в последние годы, потенциал белорусско-египетских отношений не исчерпан, имеются резервные возможности регионального сотрудничества, а также взаимодействия в сфере образования, научных разработок и исследований. Важным этапом станет переход от декларативных соглашений, заключенных по этим направлениям, к разработке конкретных совместных программ.

2. Приоритетная составляющая белорусско-египетских отношений — экономическая, а не политическая, но необходим толчок для дальнейшего сотрудничества, которым может стать визит в Республику Беларусь Президента Арабской Республики Египет. Данный вопрос находится на стадии проработки соответствующих ведомств. Наличие взаимного интереса и политической воли к двустороннему сотрудничеству поможет решить ряд вопросов, которые осложняют сотрудничество, и приведет к укреплению связей и расширению сотрудничества.

3. Развитие отношений с Египтом не потеряло своего приоритетного значения для Республики Беларусь, хотя наметился сдвиг в сторону более тесного сотрудничества с Сирийской Арабской Республикой.

Беларусь признает важную роль Египта в жизни региона и мусульманского мира в целом [8]. Наша республика заинтересована в расширении политических, экономических, культурных и научных связей c этим ближневосточным государством.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вестник МИД. 2003. № 1. 2003. С. 81—84.
2. О сотрудничестве Республики Беларусь с Арабской Республикой Египет. Справка МИД, январь 2004.
3. Республика. 25 февраля 1999. С. 1.
4. Лопато-Загорский В. Этот близкий нам Ближний Восток // Беларуская думка. 2000. № 6. С. 22—28.
5. Маневр ресурсами. Дипломатическими// Вестник внешнеэкономических связей: Восток+Запад. 2004. № 6.
6. <http://www.irex.by/~BelarusToday/11/BelForeignAffairsInFebruary1999.html>. 01.11.2004.
7. <http://www.mfa.gov.by>. 01.11.2004.
8. <http://www.president.gov.by/rus/president/news/archive/december2003/8-14/n1112-1.html>. 01.11.2004.
9. <http://www.president.gov.by/rus/president/otvet/doc5094.html>. 01.11.2004.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.