журнал международного права и международных отношений 2005 — № 2


международные отношения

ВОЙНА В ИРАКЕ И ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Татьяна Талайко

Автор:
Талайко Татьяна Александровна — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Розанов Анатолий Аркадьевич — доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Русакович Андрей Владимирович — кандидат исторических наук, заведующий кафедрой международного права и общеюридических дисциплин Международного института трудовых и социальных отношений

Война в Ираке стала одним из самых серьезных международных конфликтов, произошедших после крушения биполярной системы мира. Иракский конфликт имел большой резонанс в мире, а его последствия до конца не определены в силу его незавершенности. Террористические акты 11 сентября 2001 г. вызвали в США волну возмущения, которая позволила Дж. Бушу, пренебрегая мнением ООН, европейских союзников и мировой общественности, начать под предлогом расширения широкомасштабной борьбы с терроризмом войну в Ираке.

Вторжение американо-британских войск в Ирак было начато без реальных на то оснований. Военные действия в Ираке не укладываются в рамки антитеррористической операции, поскольку до настоящего времени не доказано, что режим С. Хусейна имел конкретные связи с «Аль-Каидой» или другими террористическими организациями. Также не нашлось доказательств наличия в Ираке оружия массового уничтожения. Таким образом, оба официальных предлога для введения войск в Ирак оказались несостоятельными.

Последствия войны в Ираке в глобальном контексте неоднозначны. Военная операция США, проведенная без согласия ООН, расколола международное сообщество, затронув не только ООН, но и другие международные организации, в частности НАТО. Война в Ираке оказала существенное влияние на развитие трансатлантических отношений, став одной из главных причин обострения противоречий между Европейским союзом и США в начале XXI в.

Практически сразу после террористических актов 11 сентября 2001 г. руководство США заявило о наличии «убедительных доказательств» того, что Ирак поддерживает активные связи с террористами. Министр обороны США Д. Рамсфельд утверждал, что в Ираке находятся члены «Аль-Каиды» и что он располагает достоверными разведданными о контактах на высоком уровне между Ираком и этой террористической организацией. Руководство США выступало в конце 2001 г. с регулярными заявлениями о том, что обладает заслуживающими доверия доказательствами того, что лидеры «Аль-Каиды» искали контакты с иракскими представителями, «которые могли бы помочь им приобрести оружие массового поражения»1 и, возможно, подготовить специалистов по химическому и биологическому оружию. В заявлениях говорилось также о возможности действий против режима С. Хусейна в рамках новой фазы «войны против терроризма».

В ежегодном президентском послании «О положении в стране» (29 января 2002 г.) Дж. Буш заявил, что режимы Северной Кореи, Ирана и Ирака, пытающиеся получить оружие массового уничтожения, представляют все большую и большую опасность и являют собой «ось зла». В частности, Ирак, оказывающий поддержку террористам, уже более десяти лет пытается производить химическое, биологическое и ядерное оружие. И если «некоторые правительства выказывают робость перед лицом террора…, если они не готовы действовать, Америка будет действовать»2. Это заявление президента США получило широкий международный резонанс.

Реакция Европейского союза на внешнеполитические заявления США была неоднозначна. Внутри ЕС наметился раскол европейских государств на союзников и оппонентов США в решении иракской проблемы.

К группе европейских сторонников политики Соединенных Штатов в отношении Ирака можно отнести Великобританию, Португалию, Данию, Нидерланды, Италию, Испанию. Американская политика нашла поддержку и в ряде стран Центральной и Восточной Европы, являющихся на тот момент кандидатами на вступление в ЕС. Польша, Венгрия, Чехия, являясь членами НАТО, поддержали с США.

Несмотря на отсутствие единства по данному вопросу внутри правящей лейбористской партии и слабую общественную поддержку войны, Великобритания выступила как самый близкий союзник США во время войны в Ираке. Позиция Лондона по иракскому вопросу претерпела изменения: первоначально Великобритания выступала за применение военных мер против Ирака только после предоставления доказательств связи между иракским режимом и террористическим актами 11 сентября. Однако в дальнейшем достаточным основанием было признано свидетельство серьезной угрозы со стороны режима С. Хусейна для международной безопасности.

Позиция Великобритании, Дании и Португалии не вызвала удивления, поскольку эти страны традиционно являются проатлантически настроенными государствами Европейского союза. Для Дании и Португалии партнерство США и НАТО всегда являлось главным гарантом безопасности всех стран — членов ЕС. К тому же в Португалии у власти находилось правительство «правых» под руководством «атлантиста» Х. М. Баррозо. Вхождение Испании и Италии в группу сторонников США стало скорее политическим выбором находящихся у власти правительств, чем выражением постоянной политической стратегии. В Испании у власти находилось проамерикански настроенное правительство Аснара. Проамериканская позиция итальян-ского правительства главным образом была связана с влиянием премьер-министра С. Берлускони.

Необходимо подчеркнуть, что во многих государствах, поддержавших войну в Ираке, общественное мнение не поддержало выбранный лидерами внешнеполитический курс, развернулись политические дебаты по этому вопросу. Это привело в некоторых случаях к разделению политической элиты и общественного мнения (Польша), глубоким разногласиям внутри правящей партии при отсутствии поддержки общественного мнения к проводимой политике (Великобритания) или к изменениям в парламентском рассмотрении вопросов внешней политики (Дания, Португалия).

Ряд европейских государств, авангард которых составили, прежде всего, Франция и Германия, выступили против войны в Ираке. К этой группе примкнули европейские страны, традиционно придерживающиеся позиции нейтралитета или неприсоединения, такие как Швеция, Финляндия, Австрия, Ирландия, которые выразили глубокую обеспокоенность, связанную с войной в Ираке и отсутствием резолюции, санкционирующей применение силы. Правительство Швеции заявило, что оно расценивает это вмешательство как нарушение международного права. Правительства Ирландии, Финляндии, Австрии также заявили о том, что коалиция должна получить однозначное разрешение Организации Объединенных Наций на вмешательство3.

Позиция Парижа по иракскому вопросу четко вписывалась в рамки французской голлистской традиции. Что касается Берлина, то существенную роль в формировании немецкой политики в отношении Ирака сыграла зависимость социал-демократического правительства от антивоенных настроений общественности.

В начале февраля 2002 г. министр иностранных дел Франции Ю. Ведрин выступил с критикой американской позиции, которую он охарактеризовал как «упрощенную»4, что привело к ухудшению отношений между Вашингтоном и Парижем. Франция считала, что главную роль в урегулировании иракской проблемы должна играть Организация Объединенных Наций.

Германия также выступила против военных действий в Ираке. Избирательная компания
Г. Шредера в сентябре 2002 г., во время которой он выступил с резкой критикой позиции США, положила начало новому этапу в германо-американских отношениях. Открытая оппозиция приоритетному направлению американской внешней политики стала новой отправной точкой для немецкого правительства. Немало этому способствовал и тот факт, что в сентябре 2002 г. была принята новая «Стратегия национальной безопасности» США, в которой основным было положение о возможности нанесения превентивного удара против террористов.

2 октября 2002 г. США официально представили постоянным членам Совета Безопасности ООН (СБ ООН) — Франции, России и КНР — проект резолюции по Ираку, подготовленный совместно с Великобританией. Проект предусматривал расширение числа подлежащих проверкам международных инспекторов объектов на территории Ирака. Ираку отводилось семь дней с момента принятия резолюции и оповещения об этом Генерального секретаря ООН на то, чтобы согласиться с ее требованиями, и 30 дней — на передачу ООН списка всех объектов, имеющих отношение к военным программам по созданию или складированию оружия массового поражения. В случае невыполнения хотя бы одного из требований резолюции любое государство — член ООН имеет право применить «все необходимые средства» для ее реализации, что на деле могло означать одностороннее силовое решение в отношении Ирака, чей статус «нарушителя предыдущих резолюций СБ ООН» также был зафиксирован в американо-британском документе5. Основным камнем преткновения на пути принятия резолюции стала позиция Франции, России и КНР в отношении возможности односторонних действий против Ирака. После продолжительных консультаций 8 ноября 2002 г. Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию по Ираку № 1441, которая открыла дорогу к возобновлению международных инспекций и последующему снятию санкций международного сообщества против Багдада. Резолюция предоставила правительству Ирака «последнюю возможность» для выполнения своих обязанностей по разоружению. В частности, на Ирак была возложена обязанность возобновления безоговорочного сотрудничества с Комиссией ООН по наблюдению, контролю и инспекциям (ЮНМОВИК) и МАГАТЭ, которые должны были приступить к работе в Ираке до 23 декабря 2002 г. В резолюции подтверждалось уважение суверенитета и территориальной целостности Ирака. Согласно принятому документу, через 60 дней своей работы в Ираке международные инспекторы должны были доложить Совету Безопасности ООН о результатах6. Таким образом, вариант резолюции, выдвигавшейся США и Великобританией, претерпел радикальные изменения. Главную принципиальную роль в выработке компромиссного варианта резолюции сыграли Франция и Россия.

К началу 2003 г. четко выразилась франко-немецкая ось по иракскому вопросу.

17 января 2003 г. президент Франции Ж. Ширак призвал США не предпринимать никаких односторонних военных действий против Ирака, подчеркивая, что Франция «не поддержит военную операцию, если она будет противоречить международным правилам»7.

22 января 2003 г., во время празднеств по поводу 40-летия со дня подписания Елисейского договора — президент Франции Ж. Ширак и канцлер Германии Г. Шредер подписали общую декларацию. В ней подчеркивалась необходимость участия ООН в урегулировании иракской проблемы и несогласие с поспешным военным вмешательством. За декларацией последовало выступление министра иностранных дел Франции Д. де Вильпена в Совете Безопасности ООН, в котором говорилось о неоправданности военных действий в Ираке8.

Однако, не смотря на общие заявления, между Францией и Германией существовали некоторые разногласия относительно вероятного применения силы в случае невозможности урегулирования конфликта с помощью Организации Объединенных Наций. В то время как Берлин отвергал любое военное вмешательство, выражая сильную пацифистскую и антимилитаристскую позицию, Париж считал, что применение силы может быть оправдано только после окончания полной инспекции вооружений Ирака.

30 января 2003 г. в газете «Уолл-стрит джорнал» было опубликовано так называемое «письмо восьми», подписанное главами пяти стран — членов ЕС и тремя странами-кандидатами. В нем лидеры Великобритании, Испании, Италии, Португалии, Дании, а также Чехии, Венгрии и Польши выражали поддержку любых действий США, в том числе и военных, для разоружения Ирака9. Это заявление еще более осложнило отношения стран Европейского cоюза. Ни Греция, председательствовавшая в то время в ЕС, ни Франция, ни Германия не были поставлены в известность о подготовке документа.

10 февраля 2003 г. Франция, Германия и Россия приняли совместное заявление по Ираку.
В заявлении подчеркивалось, что резолюция СБ ООН № 1441 представляет собой основу для завершения процесса разоружения Ирака, «и еще не все возможности, которые открывает указанная резолюция, были использованы». «Альтернатива войне все еще имеется. Применение силы могло бы быть самым крайним средством. Россия, Франция и ФРГ полны решимости обеспечить все необходимые условия для завершения процесса разоружения Ирака мирным путем», — подчеркивалось в трехстороннем заявлении10.

9 января 2003 г. глава ЮНМОВИК Х. Бликс проинформировал членов Совета Безопасности ООН, что международным инспекторам не удалось найти в Ираке доказательств производства или наличия оружия массового уничтожения. Соединенные Штаты остались недовольны результатами инспекций.

1 февраля 2003 г. президент США Дж. Буш и премьер-министр Великобритании Т. Блэр выступили с обвинением Ирака в отказе разоружаться и выполнять требования соответствующих резолюций СБ ООН.

8 февраля 2003 г. министр обороны США
Д. Рамсфельд подверг резкой критике позицию ООН по Ираку, заявив, что ООН не принимает решительных мер для пресечения террористической деятельности Багдада. Американская администрация выступила против предложения Германии и Франции расширить инспекции ООН в Ираке.

В конце февраля 2003 г. Соединенные Штаты совместно с Великобританией и Испанией предоставили на рассмотрение в СБ ООН проект второй резолюции по Ираку. В этой резолюции иракский режим обвинялся в невыполнении условий резолюции № 1441. Принятие данной резолюции фактически стало бы обоснованием военных действий против Ирака. Проект новой резолюции вызвал резкую критику ряда европейских государств, в первую очередь Франции и Германии.

10 марта 2003 г. президент Франции Ж. Ширак во время телевизионного выступления заявил, что «каковы бы ни были обстоятельства, Франция будет голосовать против новой резолюции, поскольку для достижения поставленной нами цели, то есть для разоружения Ирака, нет необходимости в военных действиях»11. О возможности применения права вето при голосовании в СБ ООН заявила и Россия. В этих условиях США решили не выносить резолюцию на голосование, поскольку его результат был очевиден.

12 марта 2003 г. Д. Рамсфельд заявил, что возглавляемая США коалиция готова к военным действиям против Ирака без санкции Совета Безопасности ООН, руководствуясь резолюцией СБ ООН № 1441. Британский министр обороны Дж. Хун также допустил возможность участия Великобритании в войне против Ирака без принятия Советом Безопасности ООН второй резолюции. Позицию США и Великобритании поддержала Испания. Глава испанского правительства Х. М. Аснар заявил, что если США атакуют Ирак без согласия ООН, то Испания сохранит свою поддержку этой превентивной войне, поскольку одобренная Советом Безопасности ООН 8 ноября 2002 г. резолюция № 1441 дает законные основания для таких действий.

15 марта 2003 г. МИД Франции предложил провести заседание Совета Безопасности ООН на уровне министров иностранных дел для обсуждения ситуации вокруг Ирака.

17 марта 2003 г. в Совете Безопасности ООН начались закрытые консультации по Ираку. Первоначально заседание было созвано для обсуждения российско-французско-германского меморандума по Ираку. Распространенный 15 марта документ призывал «сделать все возможное, чтобы возобладал мирный путь, которого придерживается Совет Безопасности и который поддерживает огромное большинство международного сообщества», а применение силы было определено только как крайняя мера. Россия, Франция и Германия выступили за продолжение процесса инспекций, которые положили начало разоружению Ирака. Странами было выражена уверенность в том, что процесс разоружения Ирака «может быть завершен в короткие сроки и в рамках правил, установленных Советом Безопасности»12. Представитель Великобритании в ООН Дж. Гринсток заявил, что проект американо-британо-испанской резолюции ставиться на голосование не будет. Премьер-министр Великобритании Т. Блэр возложил ответственность за отсутствие согласия в СБ ООН по иракской проблеме на Францию.

18 марта 2003 г. канцлер ФРГ Г. Шредер выступил с резким заявлением, осуждающим намерения США начать войну против Ирака.

Однако, несмотря на все усилия сторонников мирного решения конфликта, 20 марта 2003 г. США и Великобритания начали военные действия против Ирака.

Важную роль в иракской кампании должна была сыграть Турция, на территории которой США предполагали разместить американский контингент для вторжения в Ирак с севера. Однако парламент Турции отказал США, несмотря на то, что после парламентских выборов в марте 2003 г. премьер-министром Турции стал сторонник военных действий в Ираке, Р. Эрдоган. По мнению ряда экспертов, главными причинами отказа турецкого парламента в данном вопросе стали отсутствие ясности относительно объема американской финансовой поддержки в случае участия Турции в антииракской операции, а также колебания турецкого правительства в иракском вопросе. К тому же в феврале 2003 г. Франция и Германия, при поддержке Бельгии, отказались принять план военной поддержки Турции в случае нападения на нее Ирака в соответствии со статьей 5 Североатлантического договора. Однако под давлением США и их союзников Германия и Бельгия отказались от своих возражений, а рассмотрение данного вопроса было перенесено в Комитет оборонного планирования НАТО, в деятельности которого не участвует Франция.

16 апреля 2003 г. открылся саммит ЕС в Афинах, в ходе которого обсуждались возможности выработки единой позиции ЕС по иракскому вопросу. До начала саммита президент Франции Ж. Ширак впервые с начала операции в Ираке беседовал с президентом США Дж. Бушем, а британский премьер-министр Т. Блэр встретился с канцлером Германии Г. Шредером. Таким образом, наметились стремление Франции и Германии сгладить трансатлантические противоречия. 16 апреля 2003 г. Франция, Германия, Великобритания и Испания подписали декларацию о восстановлении Ирака, в которой подчеркнули, что центральную роль в восстановлении должна играть ООН. Однако, не смотря на это, сохранялась возможность отстранения ООН от руководства миротворческим контингентом, о посылке которого в Ирак просил европейцев Вашингтон. Встреча в Афинах подтвердила наметившуюся тенденцию: Франция и Германия выступили за предоставление ключевой роли в управлении Ираком Совету Безопасности ООН, в то время как новые члены ЕС поддержали позицию Вашингтона, намеревающегося самостоятельно сформировать временное правительство Ирака.

1 мая 2003 г. президент США заявил о завершении военной операции в Ираке. Режим С. Хусейна был свергнут, а контроль над страной взят в руки временной оккупационной администрацией.

После завершения военных действий на передний план вышли вопросы послевоенного обустройства Ирака и роли ООН в этом процессе. 24 июня 2003 г. в Нью-Йорке под эгидой Программы развития ООН (ПРОООН) состоялась неформальная встреча, посвященная послевоенному обустройству Ирака. В консультациях приняли участие представители 52 государств, специализированных учреждений ООН и Всемирного банка. Тема послевоенной реконструкции Ирака обсуждалась также на Чрезвычайной сессии Всемирного экономического форума (ВЭФ) в столице Иордании Аммане. В связи с постоянными потерями в рядах американо-британского контингента в Ираке, стало очевидно, что без быстрого решения накопившихся социальных и экономических проблем добиться политической нормализации невозможно.

25 июня 2003 г. в Вашингтоне прошел ежегодный саммит ЕС—США, который стал первой трансатлантической встречей подобного масштаба после начала иракской кампании. Основной темой трансатлантического форума стали проблемы мировой безопасности. Между Брюсселем и Вашингтоном было подписано соглашение о взаимной правовой помощи и выдаче подозреваемых преступников. Ранее заключение договора об экстрадиции уже становилось камнем преткновения в отношениях между Европой и США. Многие страны ЕС отказывались выдавать подозреваемых в преступлениях лиц Соединенным Штатам, что противоречило глобальному характеру борьбы США с терроризмом. Подписание соглашения о правовой помощи и экстрадиции подозреваемых в терроризме стало очередной уступкой ЕС Соединенным Штатам.

Разногласия между европейскими странами по иракскому вопросу в первой половине 2003 г. породили серьезные сомнения относительно сохранения НАТО как эффективного инструмента коллективной обороны и безопасности, а также будущего европейской интеграции в военной сфере. Некоторые аналитики пришли к выводу, что война в Ираке и спровоцированный ею кризис европейской идентичности завершают распад военно-политического единства Запада, начавшийся после распада Советского Союза. На его месте возникает система двусторонних связей США с теми или иными государствами, а также «коалиции заинтересованных» — временные формирования, создающиеся для решения тех или иных конкретных проблем в области безопасности. Однако с середины 2003 г. обозначилась тенденция к снижению остроты трансатлантических противоречий.

Вместе с тем, террористические акты в марте 2004 г. в Мадриде повлияли на итоги парламентских выборов в Испании, где от власти было отстранено правительство, поддерживавшее политику США в отношении Ирака13. Новое правительство приняло решение о выводе из Ирака испанского военного контингента, что привело к обострению отношений между США и Испанией.

1 мая 2004 г. произошло событие, заметно изменившее не только экономическую и геополитическую конфигурацию Европы, но и оказавшее значительное влияние на трансатлантические отношения. В Европейский союз вступили 10 новых членов, среди которых 8 стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ): Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Словения, Литва, Латвия, Эстония. Как уже говорилось ранее, некоторые из этих стран (Польша, Венгрия, Чехия), традиционно поддерживающие тесные отношения с Соединенными Штатами, поддержали позицию США по иракскому вопросу уже в качестве членов Европейского союза.

8 июня 2004 г. Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию № 1546 по Ираку. Проект резолюции был внесен на рассмотрение США и Великобританией и в конечном счете претерпел значительные изменения. В частности, была принята предложенная Францией поправка, согласно которой иракское правительство получило возможность контролировать ход военных операций многонациональных сил на территории страны. Кроме того, в итоговом варианте резолюции было указано, что коалиционные силы должны покинуть территорию Ирака в случае, если такая просьба поступит от правительства страны после передачи ему суверенитета. В документе было учтено также предложение России о проведении международной конференции по Ираку. Согласно тексту резолюции, Совет Безопасности ООН предусматривал такую возможность в случае выдвижения Ираком подобного предложения. Документ подтвердил право иракского народа свободно определять свое политическое будущее и осуществлять всю полноту полномочий в отношении своих финансовых и природных ресурсов и полный контроль над ними. В резолюции приветствовалось стремление правительства страны к работе по превращению Ирака в «демократическое государство, в котором в полной мере соблюдались бы политические права и права человека»14.

25—26 июня 2004 г. в Ирландии прошел ежегодный саммит ЕС—США. Одной из главных задач саммита являлось согласование позиций по ряду международных вопросов и усиление взаимодействия. Накануне саммита советник по национальной безопасности США К. Райс сообщила, что президент Дж. Буш намерен в ходе встреч «продолжить строить международный консенсус по Ираку и обеспечивать европейскую поддержку его более широкой инициативы по Ближнему Востоку»15.

Иракская проблема стала одним из ключевых вопросов, обсуждавшихся на саммите. По итогам обсуждения стороны приняли решение двигаться дальше в разрешении иракской проблемы, опираясь на резолюцию Совета Безопасности ООН № 1546. ЕС и США подтвердили общее намерение вернуть суверенитет иракскому народу и создать демократически избранное иракское правительство.

В рамках саммита 26 июня 2004 г. была подписана Декларация ЕС—США о поддержке иракского народа. В ней Европейский союз и США выразили поддержку иракскому народу и выступили за полный суверенитет иракского правительства для строительства свободного демократичного Ирака. В Декларации говорилось, что партнеры приветствуют создание иракского правительства и готовы оказать полную поддержку вплоть до помощи в организации выборов, которые должны пройти не позднее 31 января 2005 г. ЕС и США выступили в поддержку экономической и политической реконструкции Ирака, а также тех приоритетных областей, которые будут определены иракским правительством. Стороны высказались за создание профессиональных сил безопасности Ирака, способных взять на себя ответственность за безопасность страны.

В данной Декларации Соединенные Штаты выразили готовность продолжить экономическую и техническую поддержку Ирака.

ЕС и США признали необходимость тесного сотрудничества с международными организациями и иракским правительством, подтвердили главенствующую роль ООН в подготовке выборов, а также выразили желание содействовать уменьшению внешнего долга Ирака.

Трансатлантические партнеры предложили содействие в создании процветающей, открытой для инвестиций экономики Ирака с активно развивающимся частным и эффективным государственным секторами, что будет способствовать реинтеграции страны в региональное и международное сообщество.

В декларации было заявлено о необходимости продолжении сотрудничества с иракским правительством и гражданским обществом для укрепления демократии и уважения прав человека в стране16.

Оценивая итоги саммита, нужно признать, что разногласия между странами ЕС и США не были устранены. Несмотря на заявление президента Дж. Буша по окончании саммита об устранении противоречий между Европейским cоюзом и США в иракском вопросе, глава американской администрации не воспринял положительно призыв ЕС к предоставлению ООН ведущей роли в послевоенном восстановлении Ирака. Европейский союз, в свою очередь, не дал новых обещаний в связи с призывом Вашингтона в адрес стран ЕС участвовать в подготовке сил безопасности Ирака и увеличить стране финансовую помощь.

Обсуждение иракской проблемы продолжилось в рамках саммита НАТО 28—29 июня 2004 г. в Стамбуле. По окончании обсуждения иракского вопроса было принято специальное заявление по Ираку, в котором лидеры стран — членов альянса полностью поддержали «независимость, суверенитет, единство и территориальную целостность Республики Ирак, а также укрепление свободы, демократии, прав человека, верховенство закона и безопасности всего иракского народа». Они договорились предложить правительству Ирака помощь со стороны НАТО «в обучении сил безопасности». Однако сторонам не удалось достигнуть полного единства по данному вопросу. Так, Франция заняла весьма жесткую позицию, считая, что участие в операции в Ираке не является главным предназначением Североатлантического Альянса17. По сути Франция и Германия заблокировали усилия США в отношении возможности направления войск НАТО в Ирак и какой-либо ответственности блока в этой стране, которая заменила бы ответственность США.

28 июня 2004 г. в соответствии с достигнутыми договоренностями состоялась официальная церемония передачи власти от коалиционной временной администрации иракскому правительству.

3 ноября 2004 г. венгерский премьер-министр заявил о намерении Венгрии вывести свой военный контингент из Ирака в марте 2005 г., после проведения там выборов. Незадолго до этого министр обороны Дании сообщил, что военный контингент страны, в составе 1350 человек сохранит свое присутствие в Ираке только до марта 2005 г. Болгария планирует сократить свое военное присутствие в Ираке на 10 %, оставив военный контингент в количестве 430 солдат18.

На сегодняшний день из всех стран ЕС, имеющих военный контингент в Ираке, только Великобритания, Италия и Польша не планируют вывод войск из страны.

4—5 ноября 2004 г. в Брюсселе состоялся саммит Европейского союза, на котором обсуждались пути развития отношений между США и Европой после выборов в США. Лидеры стран ЕС поздравили Дж. Буша с переизбранием на пост президента США, подчеркнув важность «трансатлантического партнерства» и «общую ответственность» США и ЕС перед лицом угрозы региональных конфликтов (в частности, на Ближнем Востоке), терроризма и распространения оружия массового уничтожения. Европейские лидеры подтвердили стремление к «тесному сотрудничеству» с Вашингтоном, в том числе и в рамках международных организаций19.

Британский премьер-министр Т. Блэр призвал страны Европейского союза выйти на новый уровень отношений с США и преодолеть разногласия периода иракской компании. С призывом, правда с оговорками, согласилась Франция — до недавнего времени один из серьезнейших политических оппонентов Соединенных Штатов.

Что касается иракского вопроса, представители ЕС в целом договорились о предоставлении стране финансовой помощи размером в 30 млн евро. Она предназначена для организации выборов, восстановления правоохранительной системы Ирака, обучения полиции и пограничной службы. Премьер-министр Ирака А. Алауи, присутствовавший на саммите, призвал страны ЕС не выводить свои войска после выборов. Алауи подтвердил, что выборы пройдут в срок, то есть в январе 2005 г. Премьер-министр Нидерландов, председательствующих в ЕС, выразил уверенность в том, что лидерам Европейского cоюза удалось преодолеть разногласия по поводу Ирака. Саммит выразил общую тенденцию: разногласия между США и ЕС относительно необходимости вторжения в Ирак и последующих действий отошли на второй план, выдвинув на авансцену вопросы послевоенной реорганизации Ирака, в частности поддержания стабильности в стране и помощи иракскому народу.

Война в Ираке вызвала политический и дипломатический кризис в системе современных трансатлантических отношений.

Иракская кампания США, проведенная вопреки позиции европейских союзников по антитеррористической коалиции, не привела к разрыву отношений США с европейскими оппонентами, в частности Францией и Германией. Совет Безопасности ООН фактически легитимизировал оккупацию Ирака и открыл путь к международному сотрудничеству с целью восстановления страны. Война в Ираке еще раз продемонстрировала военную мощь США

Иракский конфликт выявил глубокие разногласия между ЕС и США, а также ясно показал отсутствие единой европейской политики в отношении США. Это связано с тем, что видение американского вектора внешней политики Европейского cоюза европейскими странами базируется на различных европейских концепциях трансатлантических отношений.

Одной из причин трансатлантических противоречий аналитики называют расхождение американской и европейской стратегических культур. Так, США, обладая военно-техническим превосходством и способностью эффективно использовать свои вооруженные силы, предпочитают разрешать конфликты с позиции силы, как это было в Ираке. В то время как европейские страны стремятся к политическому и дипломатическому урегулированию конфликтных ситуаций. ЕС как региональная сила отдает предпочтение проблемам регионального характера. США же рассматривают кризисные явления в любом регионе мира как угрозу собственным интересам, пытаясь задействовать страны Европейского cоюза.

Трансатлантические противоречия связываются также с разрывом в военной мощи между сторонами. Вооруженные силы европейских государств, за исключением Франции и Великобритании, не способны к самостоятельному проведению крупных боевых операций за пределами континента. Создание объединенных европейских формирований идет медленными темпами и отягощено многочисленными политическими и экономическими препятствиями. Стремление ряда стран ЕС проводить самостоятельную внешнюю политику и политику в области безопасности не вызывает поддержки США, стремящихся к сохранению роли НАТО и его трансформации в соответствии с новыми международными реалиями.

Однако при всей своей значимости указанные факторы не могут привести к распаду связей США и Европейского cоюза. Разногласия между ЕС и США не носят непримиримого характера, поскольку стороны объединяют общая система базовых социальных ценностей, культурные традиции, неразрывная сеть экономических связей, взаимозависимость в области безопасности.

Несмотря на разногласия по обе стороны Атлантики, в трансатлантических отношениях по-прежнему преобладает стремление к сотрудничеству. Иракский кризис, который самым серьезным образом обострил отношения между США и их европейскими партнерами, все же не привел к подрыву трансатлантической солидарности.

 


 

1 Рамсфельд утверждает, что высокие чины «Аль-Каиды» находятся в Багдаде // Официальный сайт Госдепартамента США <http://usinfo.state.gov/russki/regions/iraq/2002-09-30q-al.htm>. Дата изъятия 11.01.2005 г.
2 Bush, G. W. State of the Union Address, January 29, 2002 // The White House official website <
http://www.whitehouse.gov/news/releases/2002/01/20020129-11.html>.  Date of reading 13.01.2005.
3 Menon, A., Lipkin, J. Les attitudes europeennes et les relations transatlantiques entre 2000 et 2003: une vision analitique // Notre Europe. 2003. Juin. P. 28.
4 Ibid. P. 17.
5 Фокина, К. Хроника подготовки к войне // Интернет-сайт «Страна.ру» <
http://www.strana.ru/stories/03/03/19/3302/174133.html>. Дата публикации 18.03.2003 г. Дата изъятия 10.01.2005 г.
6 Резолюция Совета Безопасности ООН S/RES/1441 (2002) // Официальный сайт Организации Объединенных Наций <
http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2002/res1441.htm>. Дата изъятия 10.01.2005 г.
7 Фокина, К. Указ. соч.
8 Menon, A., Lipkin, J. Op. cit. P. 20.
9 Lettre des huit pays d’Europe pour un front uni face а l’Irak, 30 janvier 2003 // Groupe de Recherche et d’Information sur la Paix et la Sйcuritй <
http://www.grip.org/bdg/g2026.html>. Date of reading 10.01.2005.
10 Совместное заявление России, Германии, Франции // Официальный сайт Организации Объединенных Наций <
http://www.un.org/russian/whatnew/docs/03-164.htm>. Дата изъятия 10.01.2005 г.
11 Interview tйlйvisйe de Jacques Chirac, le 10 mars 2003 // Gulf Investigations <
http://www.gulfinvestigations.net/document214.html>. Date of reading 11.01.2005.
12 Совместное заявление Франции, Российской Федерации, Германии, принятое 15 марта 2003 г. // Официальный сайт Организации Объединенных Наций <
http://www.un.org/russian/whatnew/docs/03-320.htm>. Дата изъятия 10.01.2005 г.
13 Троицкий, М. Европейский союз в мировой политике // Международные процессы: журнал теории международных отношений и мировой политики. 2004. Т. 2, № 2. <
http://www.intertrends.ru/five/004.htm>. Дата изъятия 12.01.2005 г.
14 Резолюция Совета Безопасности ООН S/RES/1546 (2004) // Официальный сайт Организации Объединенных Наций <
http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2004/res1546.htm>. Дата изъятия 10.01.2005 г.
15 ЕС—США. Буш лоббирует интересы Турции // Время. 2004. 27 июня. <
http://www.vremea.net/news/2004-06-27/15:11:52.html>. Дата изъятия 10.01.2005 г.
16 EU—US Declaration of support for the people of Iraq 26 June 2004. Dromoland Castle  // European Union official website <
http://europa.eu.int/comm/external_relations/us/sum06_04/decl_iraq.pdf>. Date of reading 10.01.2005.
17 Розанов, А. Стамбульский саммит НАТО и новый атлантизм // Беларусь в мире. 2004. № 3. С. 4.
18 Netherlands and Hungary to pull out of Iraq // <
http://www.euractiv.com/Article?tcmuri=tcm:29-131863-16&type=News>. Date of publishing 04.11.2004. Date of reading 11.01.2005.
19 Aprиs la rййlection de M. Bush, les dirigeants de l’Union cherchent une stratйgie commune // Le Monde. 2004. 5 Novembre. <
http://www.lemonde.fr/web/article/0,1-0@2-3214,36-385863,0.html>. Date of reading 10.01.2005.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.