журнал международного права и международных отношений 2005 — № 2


международные отношения

Развитие связей между Беларусью и США в первой четверти ХХ в.

Александр Тихомиров

Автор:
Тихомиров Александр Валентинович — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Фрольцов Владислав Валерьевич — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Языкович Лариса Владимировна — кандидат исторических наук, заведующая редакцией истории, философии, экономики и права издательства «Беларуская энцыклапедыя» им. П. Бровки

В начале ХХ в. о полноценном взаимодействии между Беларусью и США не могло идти и речи. В это время Беларусь не имела собственной государственности и являлась одной из многих провинций Российской империи, а Соединенные Штаты Америки ограничивали свою деятельность на международной арене зоной Американского континента и Тихого океана и не стремились к активному вмешательству в дела Европы и России.

Вплоть до начала Первой мировой войны основной формой связи между белорусскими землями и США был выезд белорусского населения в Америку на заработки. Впервые уроженцы Беларуси выехали в США в 1883 г. из Ошмянского и Вилейского уездов Виленской губернии1. Несколько позднее, на рубеже 80-х и 90-х гг. XIX в. в Америку начали выезжать жители Белостокского, Бельского и Сокольского уездов Гродненской губернии, вдохновленные примером поляков2. В 90-х гг. XIX в. эмиграционное движение охватило Минскую губернию, а после русской революции 1905—1907 гг. — Могилевскую и Витебскую губернии. Накануне Первой мировой войны в Америку выезжали жители из всех уездов Виленской, Гродненской и Минской губерний; в Витебской губернии по количеству лиц, выехавших в Америку, лидировали Городокский и Двинский уезды, в Могилевской губернии — Гомельский, Рогачевский, Оршанский, Быховский и Могилевский уезды.

Точное количество выехавших в США белорусов определить сложно из-за несовершенства тогдашней российской и американской статистики (в Российской империи подсчет эмигрантов не проводился вообще, а американская статистика не выделяла белорусов, относя белорусов-католиков к полякам, а белорусов-православных к русским). Исследователи, которые пытались подсчитать, сколько же белорусов выехало в США до 1917 г., утверждали, что таковых могло быть от 100 тыс.3 до 1 млн4. Однако большинство исследователей склоняется к тому, что количество белорусов в США до начала Первой мировой войны могло составить от 500 до 600 тыс. человек5.

В составе эмигрантов преобладали молодые мужчины из крестьянских семей, выезжавшие в США на определенный срок (3—5 лет) с целью заработка. По истечении этого срока они возвращались на родину с заработанными деньгами и использовали американские заработки для улучшения своего материального положения (приобретали землю, сельскохозяйственные машины и т. п.). В 1913—1914 гг. ежегодная пересылка сумм в 300—500 руб. из Америки стала обыденным явлением в белорусских губерниях, откуда выезжали эмигранты6. Случалось, что люди привозили и более значительные суммы — от 500 до 3000 руб.7 

Выезд большого количества белорусов в США способствовал расширению сведений об этой стране в Беларуси. Информация о Соединенных Штатах неоднократно публиковалась в белорусской газете «Наша Ніва». Тема выезда в Америку находила отражение в творчестве белорусских литераторов и публицистов (М. Богдановича, М. Горецкого, Л. Гмырака, А. Власова, А. Пашкевич (Тетки) и др.). Белорусская интеллигенция, выступившая в качестве генератора национальной идеи, воспринимала Соединенные Штаты Америки позитивно. К примеру, Л. Гмырак в статье, написанной в 1914 г., охарактеризовал США как страну, где всякий труд, как головой, так и руками, считается почетным. «Там усіх людзей сумленных ды працавітых, чым бы яны не займаліся, лічаць роўнымі, аднака карыснымі і патрэбнымі грамадзянамі... Тым часам у нас яшчэ бадай усе па-даўнейшаму разумеюць усё гэта, і вякамі пажытыя забабоны і зусім несправядлівыя думкі пакуль што трымаюцца дужа крэпка», — заметил он8.

Однако присутствие большого количества белорусских эмигрантов в США не способствовало расширению информации о Беларуси среди американцев. Даже американские специалисты, не говоря уже о широкой общественности, не рассматривали белорусов в качестве отдельной нации. Не последнюю роль в этом сыграла незавершенность процесса формирования белорусской нации. Белорусские эмигранты, которые прибывали в Соединенные Штаты в 1900—1914 гг., стремились примкнуть к русским либо польским организациям (в зависимости от вероисповедания), существовавшим в США. Как позднее заметил белорусский историк и политический деятель Я. Станкевич: «Перад першай сусветнай вайною рух беларускі з кожным годам рос, пашыраўся, але яшчэ і ў 1914 г. было мясцовасцяў, дзе пра гэты рух было ціха, чымсьці тых, дзе ён развіваўся. А і там, дзе ён быў, адно малы працэнт быў ім абняты. Дзеля таго нашы эмігранты перад першай сусветнай вайной маглі з ім і не сустрэцца, асабліва калі выехалі да Амерыкі не ў 1914 г., а раней, і чым раней, тым меней мелі магчымасці пазнаёміцца з ідучым наперад беларускім адраджэннем. Іншыя ізноў сустракаліся з беларускімі адра-джэнцамі, але на іхную дзейнасць не звярталі ўвагі, глядзелі на яе, як на штосьці пустое, непатрэбнае. Калі адны і другія прыехалі да Амерыкі, то пра беларускую справу яны не думалі, бо яе не зналі»9.

После революции в России в 1905—1907 гг. в Соединенных Штатах Америки появились люди, которые пытались создать белорусские организации на американской земле. К примеру, в 1910 г. уроженец Минского уезда А. Сенкевич проводил работу по созданию белорусских организаций в северо-восточных штатах США, начал собирать материалы по истории белорусской эмиграции в Соединенных Штатах10. В 1913 г. в местечке Гранд-Рэпидз (штат Мичиган) было создано «Общество белорусов и малорусов»11. Однако созданные организации были непрочными и долго не просуществовали.

В годы Первой мировой войны выезд белорусов на заработки в США прекратился, но именно тогда в развитии связей между Беларусью и Соединенными Штатами стали происходить принципиальные изменения, обусловленные отходом США от политики невмешательства в европейские дела и вступлением их в 1917 г. в Первую мировую войну на стороне Антанты, а также развитием процесса белорусского государственного строительства (зримым проявлением этого стало провозглашение Белорусской Народной Республики в 1918 г. и создание Белорусской ССР в 1919 г.).

Создавая белорусское государство, белорусские политики возлагали большие надежды на поддержку США. 22 октября 1918 г. Рада БНР обнародовала обращение к президенту США В. Вильсону, в котором говорилось: «Рада Беларускай Народнай Рэспублікі, якая складаецца з выбраннікаў беларускага з’езда, а таксама з прадстаўнікоў нацыянальных, грамадскіх і палітычных груп, з’яўляецца да склікання беларускага сейма адзіным вышэйшым заканадаўчым і адміністрацыйным органам, што выражае волю беларусаў і іншых народнасцей, якія насяляюць Беларусь.

У цяжкі момант жыцця краю, які даверыў ёй уладу, Рада ва ўсведамленні адказнасці, якая ляжыць на ёй, за лёс Радзімы, звяртаецца да дэмакратыяў свету. Краю нашаму, ужо зруйнаванаму вайной і грамадзянскай міжусобіцай, пагражае, яшчэ ў выпадку выхаду германскіх войск, немінучае ўварванне анархічных элементаў і абуджэнне анархічных настрояў у народных масах, а з гэтым і знішчэнне рэшткаў народнага набытку і культуры.

З Беларусі хваля разбурэння пагражае перакінуцца на Захад і ўзмацніць і там бедства сусветнай вайны.

У імя культуры і чалавечнасці, у імя асноў гуманнасці, абвешчаных панам прэзідэнтам Паўночна-Амерыканскіх Злучаных Штатаў, Рада Беларускай Народнай Рэспублікі просіць выратаваць безабаронную Беларусь ад разгрому і ў гэтых мэтах цяпер жа да адыходу акупацыйнай арміі забяспечыць ёй знешнюю недатыкальнасць прызнаннем яе самастойнасці і незалежнасці і ўнутраную бяспеку перадачай у рукі Рады ўсёй паўнаты грамадзянскай улады ў краі.

Каб Рада магла выканаць задачу прымірэння краю, якая ляжыць на ёй, неабходна адначасова з перадачай ёй грамадзянскага кіравання аднавіць дзеянні канстытуцыйнай гарантыі публічнага і прыватнага жыцця»12.

В. Вильсон действительно неоднократно выступал в поддержку права наций на самоопределение. Свое видение основ послевоенного мира он обрисовал в феврале 1918 г. в известных «14 пунктах». Два из них касались судьбы Беларуси, хотя белорусская проблематика напрямую в них не затрагивалась. В частности, пункт 6, посвященный проблемам России, был сформулирован следующим образом: «Освобождение всех русских территорий и такое разрешение всех затрагивающих Россию вопросов, которое гарантирует ей самое полное и свободное содействие со стороны других наций в деле получения полной и беспрепятственной возможности принять независимое решение относительно ее собственного политического развития и ее национальной политики и обеспечение ей радушного приема в сообществе свободных наций и при том образе правления, который она сама для себя изберет. И более чем прием, также и всяче-скую поддержку во всем, в чем она нуждается и чего она сама себе желает»13.

Косвенно затрагивал судьбу белорусов также и пункт 13, где говорилось о желании США видеть независимую Польшу в этнических границах.

11 февраля 1918 г. В. Вильсон, выступая перед американскими конгрессменами, уточнил принципы, на которых, по его мнению, мог базироваться всеобщий мир. Эти принципы выглядели следующим образом:

«Во-первых, что каждая часть окончательного соглашения должна быть основана на всеобъемлющей справедливости данного отдельного случая и на таком урегулировании вопроса, которое с наибольшей вероятностью приведет к постоянному миру.

Во-вторых, что народы и территории не должны служить меновым товаром, переходящим из-под одного суверенитета под другой, как если бы они были просто движимостью или пешками в игре, даже в большей игре мирового равновесия, ныне навсегда дискредитированной.

В-третьих, каждое территориальное изменение, совершенное во время этой войны, должно быть сделано в интересах и на благо населения, которого оно касается, а не являться просто частью какого-либо соглашения или компромисса, примиряющего требования соперничающих государств.

В-четвертых, что все хорошо обоснованные национальные стремления получают наиболее полное удовлетворение, могущее быть полученным ими без выдвижения новых или бесконечных старых элементов разногласий и антагонизма, которые были бы, вероятно, в состоянии со временем нарушить мир Европы, а следовательно, и всего мира»14.

Однако, в отличие от некоторых своих союзников (прежде всего Великобритании), Соединенные Штаты не были заинтересованы в поддержке сепаратистских движений на территории Российской империи. Руководство и деловые круги США полагали, что сохранение территориальной целост-ности российского государства создаст более благоприятные условия для проникновения на российский рынок, получения концессий на разработку природных ресурсов и прочих привилегий. Еще в августе 1916 г. посол США в России Д. Френсис в донесении госсекретарю США Д. Лансингу заметил: «Внимание всего мира с каждым днем все настойчивее обращается на Россию. Европейские и американские газеты и журналы распространяются о величии этой империи, ее неразработанных богатствах и колоссальных возможностях. После войны начнется большая конкуренция на почве торговли с Россией. Американские предприниматели уже смотрят алчными глазами на месторождения минералов, громадные запасы водной энергии и на существующие в стране благоприятные возможности для железнодорожного строительства… По моему мнению, американский капитал и инициативность должны здесь поощряться с целью хотя бы противостоять хорошо разработанным планам Англии и, возможно, Франции захватить в свои руки после войны торговлю с Россией»15.

3 августа 1918 г. Госдепартамент США обнародовал официальную позицию Соединенных Штатов по «русской проблеме». В заявлении Госдепартамента говорилось: «Правительство США хочет довести до сведения русского народа наиболее гласно и торжественно, что оно не намеревается затрагивать политический суверенитет России, не желает вмешиваться в ее внутренние дела, даже в местные дела ограниченных областей, занять которые военные силы, возможно, будут вынуждены, и не хочет никакого нарушения территориальной целостности России ни теперь, ни когда-либо позже. Наоборот, правительство США собирается оказывать исключительно такую помощь, которая покажется приемлемой самому русскому народу при его попытках приобрести снова контроль и власть над своими собственными делами, над собственной территорией и над своей собственной судьбой»16.

Таким образом, Соединенные Штаты официально приняли обязательство не вмешиваться во внутренние дела бывшей империи и не оказывать поддержки сепаратистам (в том числе белорусам) на ее территории.

Впрочем, сторонники БНР не теряли надежды на то, что такая поддержка все же будет оказана. Осенью 1918 г., когда стало ясно, что Первая мировая война завершится победой Антанты, а гражданская война в России приобретает все более широкие масштабы, США стали допускать возможность отделения некоторых территорий от России. В официальных комментариях к «14 пунктам», сформулированных американскими дипломатами в октябре 1918 г., говорилось: «…Является ли русская территория синонимом понятия территории, принадлежавшей прежней Российской империи. Ясно, что это не так, ибо пункт XIII обусловливает независимую Польшу, а это исключает территориальное восстановление империи. То, что признано правильным для поляков, несомненно, придется признать правильным и для финнов, литовцев, латышей, а может быть, и для украинцев. После того как этот пункт был сформулирован, произошло возрождение этих ранее подвластных народностей, поэтому нельзя сомневаться в том, что им надо будет предоставить возможность свободного развития»17.

Составители комментариев отмечали необходимость признания де-факто правительств, образовавшихся на территории бывшей Российской империи. «Этот первоначальный акт признания должен быть обусловлен созывом национальных собраний для создания де-юре тотчас после того, как мирная конференция определит границы этих государств. Насколько возможно, эти границы должны быть определены по этнографическому признаку, но во всех случаях необходимо оговорить право беспрепятственного экономического транзита. Нельзя разрешить каких-либо династических связей с германскими, австрийскими или романовскими князьями. При этом необходимо всемерно поощрять федеративные отношения между этими новыми государствами. Согласно пункту III, экономические разделы Брест-Литовского договора отменяются, но это предложение не надо понимать в том смысле, что оно запрещает таможенный, валютный, железнодорожный и т. п. союзы между этими государствами. Необходимо также предусмотреть для Великороссии возможность федеративного объединения с этими государствами на тех же условиях», — говорилось в комментариях18.

Мысли, высказанные разработчиками комментариев, были созвучны настроениям белорусских политиков. Приемлемым для них был также подход американской администрации к проблеме определения восточной границы Польши. В частности, в комментариях к «14 пунктам», где конкретизировался пункт о проведении польских границ, указывалось: «Принцип, по которому должна быть произведена демаркация границ, заключен в применяемом президентом термине "бесспорно". Под этим может подразумеваться проведение беспристрастной переписи до того, как будет приступлено к демаркации границ»19. Более того, разработчики комментариев прямо указывали, что «на Востоке Польша не должна получать никаких земель, где преобладают литовцы или украинцы»20.

В конце 1918—начале 1919 г. представители БНР настойчиво добивались от американцев поддержки в деле создания белорусской государственности в границах, совпадающих с пределами расселения белорусского этноса. Поскольку установить прямые контакты с Вашингтоном не удалось, диалог развивался на уровне американских делегаций, которые посещали Беларусь и Прибалтику. К примеру, в феврале 1919 г. представители БНР провели встречу в Гродно с прибывшими сюда из Варшавы представителями американской продовольственной миссии (делегацией руководил полковник В. Грейв, в состав делегации входил майор Д. Эйзенхауэр, будущий президент США), в ходе которой были затронуты вопросы военно-политического положения Беларуси, полноценного признания БНР и оказания ей материальной помощи21. Особое возмущение у белорусов вызывало то, что ведущие державы Запада, в том числе США, не противодействовали продвижению на этнически белорусские земли польских войск.

США действительно не противодействовали переходу земель Западной Беларуси под контроль Польши, хотя политику польского правительства, направленную на создание «великой Польши», не приветствовали. Так, на мирной конференции в Париже, которая начала работу в январе 1919 г., эксперт США в комиссии по определению польских границ профессор Лорд предложил провести на этнически непольских территориях, которые оказались под контролем поляков, плебисцит относительно их государственной принадлежности, а до момента его проведения поставить эти территории под контроль Лиги Наций22.

Благодаря усилиям американской дипломатии и лично В. Вильсона Парижская мирная конференция разработала проект договора о защите прав национальных меньшинств в Польше. 28 июня 1919 г. польские представители подписали договор о национальных меньшинствах, который стал своеобразным приложением к Версальскому мирному договору (упоминание об обязанности Польши гарантировать права национальных меньшинств было зафиксировано в тексте мирного договора23). Польская сторона обязалась включить нормы договора о национальных меньшинствах в свое законодательство24. Контроль за исполнением Польшей положений договора должна была осуществлять Лига Наций25.

В 1919 г. американцы начали оказывать гуманитарную помощь белорусам на территории, которая находилась под польским контролем, в рамках программы АРА (American Relief Administration)26. Наиболее активно эта помощь стала поступать в Беларусь в первой половине 1920 г. в виде организации пунктов питания. В 1919—1920 гг. на территории Беларуси (в современных границах) действовало свыше 1 тыс. кухонь АРА. Только в мае 1920 г. пункты питания АРА выдали более 59,5 тыс. обедов матерям с детьми на белорусских землях27.

Однако американские политики продолжали рассматривать Беларусь не в качестве самостоятельной государственно-политической единицы, а исключительно как часть России. Данная установка отчетливо прозвучала в ноте Госдепартамента США от 21 августа 1920 г., в которой американское руководство призвало польских руководителей «воздержаться от какого бы то ни было нарушения территориальной целостности России» (стоит напомнить, что в это время польские войска отбросили Красную Армию от Варшавы и быстро продвигались к «линии Керзона», которую Парижская мирная конференция в декабре 1919 г. утвердила в качестве временной восточной границы Польши до момента окончательного урегулирования польско-российских отношений)28.

Дипломатия БНР пыталась переломить эти настроения. Летом 1919 г. представители БНР прибыли в Париж, где встречались с американскими военными и дипломатами (хотя и не первой величины). Также в столице Франции состоялись встречи белорусских дипломатов с представителями американских деловых кругов. По словам А. Луцкевича, возглавлявшего делегацию БНР на Парижской мирной конференции, ему удалось заинтересовать американцев идеей создания канала, соединяющего Балтийское море с Черным через Двину и Днепр — у их истоков29. Однако существенных результатов встречи в Париже не принесли.

14 января 1920 г. правительство БНР обратилось к госсекретарю США с просьбой оказать содействие в борьбе с большевиками и оградить от опасности присоединения к Польше. Также составители обращения призвали руководство США направить в Беларусь постоянную миссию и оказать помощь в проведении расследования о насилиях поляков над белорусским населением30.

Не получив ответа из Вашингтона, руководство БНР 25 января 1920 г. продублировало свой призыв в форме развернутого меморандума, в котором в числе прочего проинформировало руководство США о создании в Прибалтике Особого отряда БНР и попросило предоставить этому отряду помощь, необходимую для борьбы с большевиками31. Американцы при посредничестве миссии Красного Креста предоставили Особому отряду БНР медикаменты, консервы, одеяла, кровати и белье32. Однако при этом их подход к белорусской проблематике не изменился. В марте 1921 г. США отказались признать законность мирного договора, который подписали в Риге Польша, РСФСР и УССР, и, следовательно, не признали границу, разделявшую белорусов, но одновременно не выразили желания признать права белорусов на создание собственного государства.

Убедившись в том, что наладить политическое взаимодействие с Соединенными Штатами Америки не удалось, сторонники независимости и неделимости Беларуси, которые после 1921 г. находились в эмиграции, решили сделать проводниками этих идей в США белорусских эмигрантов, оказавшихся в Америке до начала Первой мировой войны.

Еще в начале 1920 г. руководитель Военно-дипломатической миссии БНР в Латвии и Эстонии К. Езавитов, обращаясь к главе дипломатической миссии США в Риге, заметил: «...У сваём часе з Беларусі ў Паўночна-Амэрыканскія Злучэныя Штаты перасялілася некалькі мільёнаў беларускіх грамадзян, якія да гэтай вайны не парывалі сваіх родственных зьвязей з Бацькаўшчынай.
З пачатку Вялікай Вайны зьвязь гэта была затруднена, а потым зусім абарвалася. На абедзве стораны Атлантычнага Акіяна людзі, разлучэныя з бацькамі, сынамі сёстрамі і братамі, не маюць магчымасьці ўжэ ў працягу некалькіх гадоў падаць аб сябе вестку або зрабіць дапамогу. У значыцельнай мерэ гэта робіцца ад таго, што Паўночна-Амэрыканскія Злучэныя Штаты да гэтага часу не маюць свайго прэдстаўніка ў Беларусі і прэдстаўніка Беларускай Народнай Рэспублікі ў Амэрыцы. Аб абмене прэдстаўнікамі Урад Беларускай Народнай Рэспублікі ўжэ зрабіў Ураду Паўночна-Амэрыканскіх Злучэных Штатаў належную прапазыцыю, да таго ж мамэнту, пакуль гэта пытаньне будзе развязана і прыймаючы пад увагу срочную патрэбнасьць у арганізацыі зьвязі паміж беларускімі грамадзянамі ў Амэрыцы і іх роднымі ў Беларусі, зварочываюсь да Вас... с просьбай прэдставіць мне магчымасць камандзіраваць у Паўночна-Амэрыканскія Злучэныя Штаты аднаго з чыноўнікаў даручанай мне місыі, які, не маючы права рабіць ніякіх палітычных крокаў і не робячы іх, мог бы зрабіць рэгістрацыю беларускіх грамадзян, зрабіць анкету аб адрасах родных іх на Беларусі і снесшысь праз Вас і мяне з Беларуссю, даць магчымасьць грамадзянам Беларусі, пражываючым цяперака ў Амэрыцы, атрымаць весткі ад сваіх родных з Бацькаўшчыны»33.

Осенью того же года в Чикаго был создан Белорусский национальный комитет (основателями организации стали Я. Черепук, В. Трафимович и П. Чопка), главной задачей которого провозглашалось объединение чикагских белорусов34.

В это же время началась работа по созданию белорусской организации в Нью-Йорке, которая завершилась созданием в марте 1921 г. Белорусского национального комитета (БНК). 6 мая 1921 г. члены комитета провели первое массовое собрание белорусов Нью-Йорка и его окрестностей35. Тогда же было образовано белорусское пресс-бюро в Нью-Йорке, которое начало издавать «Бюлетэнь».

В первом номере «Бюлетэня» были сформулированы цели БНК в Нью-Йорке. В частности, комитету поручалось:

«1. Інфарміраваць амэрыканскае, беларускае й расейскае грамадзтва з тымі падзеямі, што адбываюцца ў Беларусі, якая вядзе змаганьне за сваю незалежнасьць.

2. Дапамагаць Беларусі маральна і матар’яльна.

3. Пашыраць сярод выхадцаў з Беларусі газэты і кнігі ў беларускай мове, а таксама іншыя выданьні.

4. Ладзіць лекцыі, даклады і рэфераты па беларускіх пытаньнях.

5. Бараніць незалежнасьць і непадзельнасьць Беларусі і пераход зямлі і ўлады ў рукі народу»36.

Помимо Нью-Йорка белорусские организации в 1921 г. появились в Браунсвиле (Бруклин), Нью-Браунсвике, Пасеике, Гарфилде, Ньюарке (Нью-Джерси), Питсбурге (Пенсильвания), Гранд-Репидзе, Детройте (Мичиган)37.

Рада БНР приветствовала процесс создания белорусских организаций в США. В принятом ею 11 января 1922 г. обращении к белорусам США и Канады говорилось:

«Беларусы Злучаных Штатаў і Канады!

Настаў час, калі нам патрэбны і Вашы сілы. На Бацькаўшчыне і ў Эўропе мы ўжо ўсьвядомілі ўсіх, што Беларускі народ жыве і патрэбуе сабе мейсца паміж усімі народамі. Амэрыка, да голасу якой прыслухаецца і Эўропа, павінна па загаду Вашаму, беларусы Амэрыкі і Канады, сказаць таксама і сваё слово. Вы павінны памагчы нам і маральна і матэрыяльна здабыць незалежнасьць Беларусі. Толькі праз нацыянальнае і дзяржаўнае адраджэньне можэ прыйсьці да нас зямля і воля.

Добрае слова спачуцьця і падтрыманьня, кожны лішні цэнт, афяраваны Вамі на вызваленьне Бацькаўшчыны з-пад польскай акупацыі, як камянь за камням будуць умацовываць фундамант нашай незалежнасьці.

Закладайце фонды "Вызваленьня Бацькаў-шчыны" і памагайце, хто чым можэ, абліваючымся крывёю у барацьбе братом.

Добрыя сыны ніколі не забудуць сваёй маткі Беларусі, дзе-б яны ні былі. Досыць быць парабкамі і працаваць на чужынцоў, прыйшла пара памагчы і свайму роднаму краю»38.

В том же году правительство БНР приняло решение направить в США своего специального представителя, поручив ему осуществить работу по организации белорусов. В качестве представителя правительства БНР в США был направлен Я. Черепук. Некоторое время он пробыл в Нью-Йорке, затем переехал в штат Висконсин и, наконец, поселился в Чикаго.

Одной из важнейших задач представителя БНР являлось противодействие распространению большевистских идей среди белорусских эмигрантов. В меморандуме, который правительство БНР направило консулу США в Каунасе в феврале 1922 г., подчеркивалось: «В результате более чем годового наблюдения за белорусским движением в Америке Правительство Белорусской Народной Республики пришло к твердому убеждению, что для предупреждения вредной пропаганды большевизма среди американских белорусов необходимо противопоставить ему организованное в Америке же установление, стоящее на демократической платформе. Необходима организация Белорусского Национального Комитета по образцу тех, которые существуют в Европе»39.

Однако реализовать поставленную задачу было непросто. В августе 1922 г. Я. Черепук сообщил из США: «З гутаркі з Беларусамі ў Detroit, Grand Rapids, New York’у і Chicago у якіх ужо мейсцах я быў, мне ўдалося ўстанавіць, што сьвядомасьць ёсьць паміж імі — але каб з іх зрабіць сапраўды беларускіх грамадзян, патрэбна многа працы і то мазольнай. Калі гаварыцца а беларусах, то іх трэба раздзеліць на дзве катэгорыі. У першую трэба залічыць беларусаў-католікаў, якія паддаліся папросту шалёнаму ўплыву польскага клерыкалізму і так называемаму «Polskiemu Związku Narodowemu». Апошні ў Амэрыцы ёсьць самай сільнай арганізацыяй «дэмакратычнай» польскай з вялікім капіталам багатай дамовай маёмнасьцю, школамі, унівэрсытэтам у Кэмбрыдж. Да другой группы гэта беларусоў праваслаўных — тут ужо кірунак працы другі павінен быць — гэта элемэнт соцыалістычны і збальшэвічаны. Ужо з гэтай кароткай маёй інфармацыі відаць, што адной асобе як мне няякім чынам няможна вясьці працы ў адным і другім лагеры. Трэба выбраць адзін — злучыць тыя два лагеры ў адзін на грунце нацыянальным гэта рэч вельмі трудная і спачатку немагчымая. Паперш трэба ў якіх яшчэ разбудзіць нацыяналізм»40.

В 1923 г. в США в помощь Я. Черепуку был направлен Я. Воронко, который также поселился в Чикаго.

В том же году в Чикаго состоялся первый съезд белорусов США, в работе которого приняли участие не только белорусы, проживавшие в Чикаго, но также делегаты из штатов Висконсин, Огайо, Индиана, Мичиган, Нью-Джерси, Нью-Йорк41. Главным итогом съезда стало образование Белорусско-американской национальной ассоциации (БАНА), которую возглавил Я. Воронко. БАНА поручалось:

«1. Пашыраць нацыянальную сьведамасьць сярод беларускіх імігрантаў у Новым Сьвеце.

2. Падтрымліваць адраджэньне беларускага народу й беларускую Нацыянальную Дзяржаву.

3. Абараняць правы беларускага народу на вышэй названых прынцыпах.

4. Распачаць, разьвіваць і весьці культурна-асветную працу сярод беларускіх імігрантаў рознымі сродкамі, улучна з адчыненьнем школак, бібліятэкаў і чытаньнем лекцыяў.

5. Аказваць палітычную, культурную й эканамічную дапамогу Бацькаўшчыне»42.

Члены Ассоциации установили связь с представителями других эмигрантских группировок в Чикаго (литовцами, русскими, украинцами, немцами), Смитсоновским институтом, проводили вечера и концерты с разнообразным музыкальным и театральным репертуаром. Как правило во время этих представлений раздавались программки, в которых содержалась информация о Беларуси и белорусах в США43. С 1924 г. белорусы Чикаго стали отмечать День Независимости Беларуси (25 марта)44.

В августе 1922 г. в Чикаго благодаря усилиям белорусских эмигрантов был образован Белорусский комитет помощи белорусам, сражающимся против польского империализма45.

Создание белорусских организаций в США стало важным этапом в развитии белорусско-американских связей, хотя до середины 20-х гг. ХХ в. деятельность белорусов в США была не слишком эффективной. Как заметил В. Кипель: «...Нястача адукаваных, нацыянальна сьведамых кіраўнічых кадраў у грамадзе амэрыканскіх беларусаў стрымала далейшы рост арганізацыяў і адмоўна адбілася на беларускай дзейнасьці. Шмат у якіх выпадках у беларускія арганізацыі праніклі левыя, прасавецкія элемэнты, якія, ужываючы як прыкрыцьцё магутны прапагандны сымболь БССР, шмат дзе павярнулі дзейнасьць арганізацыі на свой шлях. У выніку ўсяго гэтага некалькі малых беларускіх арганізацыяў загінула, тым часам як прасавецкія групы мацнелі. Варта зьвярнуць увагу на такую зьяву: як толькі прасавецкія элемэнты пераймалі кіраваньне арганізацыяй, яна спыняла існаваньне як амэрыканская нацыянальная група й рабілася прыдаткам шырокага прасавецкага руху»46. Против сторонников независимости Беларуси выступали также представители русских и польских эмигрантских организаций, которые действовали в США.

Таким образом, белорусские эмигранты не смогли привлечь к проблемам Беларуси внимание влиятельных американских политиков, военных, представителей деловых кругов. Правительство США упорно отказывалось признать независимость Беларуси. Более того, в марте 1923 г. Соединенные Штаты признали законность «рижской» границы Польши.

Как следствие, во второй половине 20-х гг. ХХ в. белорусские деятели были вынуждены сконцентрировать внимание не столько на политиче-ских вопросах, сколько на вопросах сохранения и развития белорусской культуры в среде эмигрантов (хотя объективно деятельность белорусских эмигрантов в США способствовала расширению информации о Беларуси в США и таким образом подготовила почву для развития белорусско-американского сотрудничества в дальнейшем).

Что касается взаимодействия между США и БССР, то оно в рассматриваемый период оставалось неразвитым. Руководство США неприязненно относилось к коммунистическим идеям и не стремилось наладить связи с советскими республиками. Лишь в августе 1920 г. американцы выразили готовность подписать с БССР соглашение об оказании гуманитарной помощи по линии АРА, но такое соглашение подписано не было47. В Минске не было легитимного правительства, способного решать такие вопросы, а в Москве, куда прибыла американская делегация, правительство РСФСР выразило готовность принять американскую помощь при условии, что она будет распространяться по дипломатическим каналам США и распределять ее будут советские органы власти. Американцы посчитали советские условия неприемлемыми и вопрос о гуманитарных поставках в Советскую Белоруссию был закрыт48.

В начале 1922 г. Соединенные Штаты Америки вновь выразили готовность оказать содействие БССР по линии АРА и получили санкцию на оказание такой помощи со стороны руководства РСФСР. Первое представительство АРА было открыто в Витебске, несколько позднее организация открыла представительство в Гомеле (в 1922 г. указанные города входили в состав РСФСР)49.

В январе 1922 г. делегация АРА во главе с Д. Гарди прибыла в Минск, получив разрешение в Москве на открытие представительства в БССР. Однако когда американцы прибыли столицу Советской Белоруссии, они с удивлением констатировали, что в Минске их не ждут. Проблема заключалась в том, что руководство БССР своевременно не известили о визите. Как позднее вспоминал Д. Гарди, принявший американцев Председатель ЦИК БССР А. Г. Червяков разрешил открыть представительство АРА и начать доставку гуманитарных грузов в Минск, но при этом дал понять, что до получения официальной информации о миссии АРА в Беларуси он не может предоставить в ее распоряжение склады, офисы, жилье и т. п.50 Впрочем, руководство БССР, которое поначалу хотело заключить с АРА отдельное соглашение о сотрудничестве (как это сделали украинцы), быстро отказалось от этой идеи и согласилось принять миссию без всяких дополнительных условий51.

Нельзя сказать, что деятельность миссии проходила в исключительно благоприятных условиях. На качестве работы представительства АРА в Беларуси негативно отражалось взаимное недоверие его сотрудников и советских структур. Характеризуя деятельность АРА, ответственный за связи с зарубежными гуманитарными организациями в БССР М. Стаковский в одном из донесений, направленных полномочному представителю правительства РСФСР при всех иностранных организациях помощи К. Ландеру, заметил: «Эта организация, оказавшая нам сравнительно большую материальную помощь, все время вырывалась из-под надзора правительственных органов. Имея определенную цель не столько помогать государству, сколько рекламировать американскую благотворительность, не столько помогать государству, сколько поддерживать мещанские слои населения, она требовала неустанной бдительности, а иногда и определенной твердости и сопротивления со стороны тех, кому было поручено быть при них уполномоченным»52. В свою очередь, сотрудники миссии неоднократно жаловались на препятствия, искусственно создаваемые советскими работниками и представителями спецслужб.

В 1922—1923 гг. Беларусь (БССР, Витебский и Гомельский округа) получила по линии АРА свыше 14 440 т продовольствия, медикаментов, оборудования, одежды общей стоимостью более 2,7 млн дол. США53. Из них 6825 т грузов было распределено в БССР, 4441 — в Витебском округе, 3175 т — в Гомельском округе54. Главным образом гуманитарная помощь распределялась среди беженцев, которых в это время было очень много на территории Беларуси. Значительную помощь АРА предоставила белорусским детским домам55. Большой вклад сотрудники организации внесли в развитие белорусской системы здравоохранения, проведя вакцинацию более 1 млн человек и предоставив медикаменты, материалы санитарии и оборудование общим весом 484 т более чем 300 белорусским медицинским учреждениям56. При содействии американцев развивалась также и белорусская система образования. В 1922/1923 финансовом году американская помощь белорусским школам составляла 12 % от общего бюджета Наркомата образования БССР57.

15 июня 1923 г. АРА прекратила деятельность в Советской Белоруссии, передав офисы и склады правительству БССР. Спустя несколько дней были закрыты представительства организации в Витебске и Гомеле.

После образования Союза ССР, составной частью которого стала Белорусская ССР, США пытались наладить контакты с Советской Белоруссией в области экономики и культуры. Однако отсутствие дипломатических отношений между СССР и США, а также процесс свертывания самостоятельности советских республик, который начался во второй половине 20-х годов ХХ в., не способствовали раскрытию потенциала сотрудничества. Более продуктивным белорусско-американское взаимодействие стало лишь во второй половине ХХ в.

 


 

1 Государственный исторический архив Литвы (ГИА Литвы). Ф. 378, оп. 1890, д. 103, л. 15.
2 Там же. Л. 1.
3 Літаратура і мастацтва. 1989. 3 сакавіка.
4 Беларусь: нарысы гісторыі, эканомікі, культуры і рэвалюцыйнага руху: зборнік стацей. Мн., 1924. С. 125.
5 См.: Вольная Беларусь. 1917. 19 кастрычніка; Кіпель, В. Беларусы ў ЗША. Мн., 1993. С. 40; Панютич, В. П. Социально-экономическое развитие белорусской деревни в 1861—1900 гг. Мн., 1990. С. 58; Советская Белоруссия. 1990. 25 марта.
6 Полферов, Я. Я. Сельскохозяйственные рабочие руки. СПб., 1913. С. 45.
7 См.: Центральный государственный исторический архив Республики Беларусь в г. Гродно (ЦГИА РБ в г. Гродно). Ф. 18, оп. 2, д. 6, л. 175; ГИА Литвы. Ф. 378, оп. 1900, д. 21, л. 22, 69, 98, 163, 166.
8 Гмырак, Л. Творы. Мн., 1992. С. 146.
9 Станкевіч, Я. Зь гісторыі Беларусі. Мюнхен, 1958. С. 87—88.
10 Кіпель, В. Назв. тв. С. 92.
11 Там жа. С. 85.
12 Знешняя палітыка Беларусі: зборнік дакументаў і матэрыялаў. Т. 1 (1917—1922 гг.). Мн., 1997. С. 67.
13 Шацило, В. К. Первая мировая война 1914—1918 гг. Факты. Документы. М., 2003. С. 331.
14 Хауз, Э. М. Архив полковника Хауза. Избранное: пер с англ.: в 2 т. Т. 2. М., 2004. С. 239.
15 Соловьев, О. Ф. Обреченный альянс. М., 1986. С. 133.
16 Хауз, Э. М. Указ. соч. С. 275—276.
17 Там же. С. 472.
18 Там же. С. 473.
19 Там же. С. 480.
20 Там же.
21 См.: Воронко, И. Я. Белорусский вопрос к моменту Версальской мирной конференции. Ковно, 1919. С. 47; Круталевич, В. А. История Беларуси: Становление национальной державности (1917—1922). Мн., 1999. С. 206.
22 Kozicki, St. Sprawa granic Polski: Na konferencji pokojowej w Paryzu. Warszawa, 1921. S. 117, 120—121.
23 Ллойд-Джордж, Д. Правда о мирных договорах. Т. 2. М., 1957. С. 470.
24 Dokumenty z dziejow polskiej polityki zagranicznej. 1918—1939. T. 1. Warszawa, 1989. S. 71.
25 Ibid. S. 74.
26 Кіпель, А. Эканамічная дапамога Беларусі ў праграме «АРА» // Беларусіка. Кн. 5. Мн., 1994. С. 209.
27 Лукашук, А. Прыгоды АРА ў Беларусі. Б. м., 2005. С. 48.
28 Штейн, Б. Е. «Русский вопрос» в 1920—1921 гг. М., 1958. С. 59—60.
29 Апостол национального возрождения // Нёман. 1995. № 1. С. 146.
30 Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Ф. 325, оп. 1, д. 101, л. 104.
31 Там же. Л. 134—135.
32 Езовитов, К. Воспоминания // Нёман. 1993. № 3. С. 158—159.
33 НА РБ. Ф. 325, оп. 1, д. 101, л. 113—114.
34 Кіпель, В. Назв. тв. С. 105.
35 Там жа. С. 102.
36 Там жа.
37 Там жа. С. 102—104.
38 Архівы БНР: зборнік дакументаў / Беларускі інстытут навукі і мастацтва. Т. І, кн. 1-2. Вільня; Нью-Ёрк; Менск; Прага: Таварыства беларускага пісьменства «Наша ніва», 1998. С. 1265—1266.
39 Там жа. С. 1273.
40 Там жа. С. 1334.
41 Кіпель, В. Назв. тв. С. 107.
42 Там жа.
43 Там жа. С. 108.
44 Там жа.
45 Там жа.
46 Там жа. С. 120.
47 Кіпель, А. Назв. тв. С. 210.
48 Там жа.
49 Там жа.
50 Лукашук, А. Назв. тв. С. 26.
51 Кіпель, А. Назв. тв. С. 211.
52 Лукашук, А. Назв. тв. С. 278.
53 Там жа. С. 462.
54 Там жа.
55 Там жа. С. 275.
56 Там жа. С. 462—463.
57 Беларусь: нарысы гісторыі, эканомікі, культуры і рэвалюцыйнага руху: зборнік стацей. С. 24—25.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.