журнал международного права и международных отношений 2005 — № 3


международные отношения

МАКЕДОНСКИЙ ФАКТОР В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ НА БАЛКАНАХ (1912–1936 гг.)

Андрей Евдокимович

Автор:
Евдокимович Андрей Леонидович — аспирант кафедры истории южных и западных славян исторического факультета Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Писарев Валерий Михайлович — кандидат исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории исторического факультета Белорусского государственного университета
Новиков Сергей Евгеньевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и белорусоведения Минского государственного лингвистического университета

В силу ряда геополитических, историко-культурных причин этнополитическая консолидация македонцев происходила более медленными темпами, чем у других народов Балканского полуострова. Вхождение македонских земель в состав разных государств привело к отставанию в идентификации македонцев как единого этноса, обладавшего правом государственного самоопределения. Долгое время македонское национально-освободительное движение развивалось в рамках культурного возрождения югославянских народов. Со временем все сильнее определялась потребность македонцев в реализациии своих национальных устремлений, отличных от других народов, населявших Балканы. Однако окончательное освобождение славянских народов от османского ига привело лишь к обострению вопроса о принадлежности македонских земель.

Балканские войны 1912—1913 гг. привели к освобождению албанских и македонских земель, но в отличие от Албании, получившей свою независимость в 1912 г., самостоятельное македонское государство тогда так и не образовалось. Получившие ранее свою государственность Болгария, Сербия и Греция начали борьбу за раздел и присоединение македонских земель. В преддверие Первой Балканской войны (октябрь 1912—апрель 1923 гг.), Македония стала основным объектом межгосударственных переговоров трех стран. 13 марта 1912 г. был подписан болгаро-сербский договор, регулирующий взаимоотношения двух стран в случае изменения статус-кво на Балканах. Окончательное оформление Балканский союз получил с подписанием аналогичных болгаро-греческого и сербо-греческого договоров. Статья 2 секретного приложения к договору от 13 марта устанавливала линию раздела Македонии, а арбитром по этому вопросу выступала царская Россия. Таким образом, еще до начала Первой Балканской войны Болгария, Греция и Сербия де-факто договорились о разделе Македонии. Заключение этого соглашения положило начало длительному противостоянию балканских государств за обладание македонскими землями. Победа союзников в Первой Балканской войне над Османской империей позволила болгарам занять восточную Македонию, сербам — западную, а грекам — часть южной Македонии. Однако раздел македонских земель вызвал новый виток напряженности в межгосударственных отношениях бывших союзников. Заключение в мае 1913 г. антиболгарского сербско-греческого договора предрешило Вторую (Межсоюзническую) Балканскую войну (30 июня—31 июля 1913 г.), в которой Болгария потерпела сокрушительное поражение. Стремясь пересмотреть итоги войны, болгарское правительство направило делегацию македонцев-болгарофилов в Вену с требованием создания самостоятельной Македонии. За этим скрывалась попытка болгарского руководства использовать македонский вопрос в своих внешнеполитических интересах. По результатам подписания Бухарестского мирного договора (10 августа 1913 г.) Сербия получила Вардарскую Македонию (площадь 25 774 кв. км); Болгария — Пиринскую Македонию (6 798 кв. км); Греция — Эгейскую Македонию (35 169 кв. км)1.

Однако македонцы, проживавшие в странах Европы и Северной Америки, выступили с осуждением условий Бухарестского мирного договора. Третий съезд македонской эмиграции в США принял резолюцию, в которой высказался против Бухарестского договора и потребовал создания независимого македонского государства. Против раздела Македонии между балканскими государствами-метрополиями также выступила Петроградская македонская колония, видными деятелями которой являлись Д. Чуповский, Г. Гергов, Г. Константинович, Н. Димов. В 1913 г. Петроградская колония стала выпускать журнал «Македонский голос». В том же году колония направила меморандумы в адрес Лондонской мирной конференции и правительств балканских стран с требованием признания права македонского народа на образование самостоятельного государства. В 1914 г. журналист К. Мисирков выступил с двумя статьями под заголовками «Македония и славянство», «Македонский и болгарский национальный идеал», в которых раскритиковал политику балканских правительств и доказал самобытность македонского народа. Программа Петроградской колонии сводилась к требованиям предоставления автономии Македонии, признания существования македонского народа и его вклада в разгром Османской империи2. Однако усилия македонской эмиграции так и не привели к пересмотру юридического статуса македонских земель.

Окончание Первой мировой войны и создание Версальско-Вашингтонской системы миропорядка только закрепили раздел Македонии. Причем Греция и Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. — Югославия) воевали на стороне Антанты и получили соответственно 51 и 39 % территории исторической Македонии, а проигравшая в войне Болгария — 10 %. В это же время в Швейцарии македонскими эмигрантами были созданы общества «Македония», «Македония на защиту прав македонцев», «Македония — македонцам», а в декабре 1918 г. был образован Главный комитет объединенных обществ. Комитет имел свой печатный орган — газету «Независимая Македония», издававшуюся на французском языке. В январе 1919 г. Главный комитет направил делегацию на Вторую интернациональную конференцию в Берне и в марте — на международную конференцию Лиги Наций. Однако попытки комитета отправить делегатов на Версальскую мирную конференцию натолкнулись на сопротивление балканских государств и закончились неудачей3. Одновременно группа видных македонских общественно-политических деятелей во главе с Д. Х. Димовым во время Парижской мирной конференции (18 января 1919 г.—21 января 1920 г.) обратилась с воззванием к македонскому народу, в котором выдвигалось требование о создании самостоятельной Македонии. Кроме того, Д. Х. Димов выпустил книгу «Назад к автономии», где развивал идею создания независимого македонского государства.

19 января 1919 г. в Стамбуле состоялся митинг македонской эмиграции, направившей послание в адрес Версальской мирной конференции. В послании выдвигалось требование автономии для Македонии4. Тогда же широкое обсуждение получил проект создания независимой Македонии с центром в Салониках. Предполагалось, что США окажут «всемерную поддержку этому предложению». На основе договора с США македонская эмиграция предлагала на три года оставить американские войска и полицию до формирования местных органов власти5. Однако попытки создать самостоятельное македонское государство при поддержке Соединенных Штатов и под протекторатом великих держав не увенчались успехом. Македония осталась разделенной между Болгарией, Грецией и Югославией. Причем по Нейискому (27 ноября 1919 г.) и Севрскому (10 августа 1920 г.) договорам балканские правительства обязывались обеспечить минимальные права национальным меньшинствам, проживающим на их территории6. Одновременно между Болгарией и Грецией была заключена конвенция о «добровольном» выселении македонцев с территории Эгейской Македонии, где проживало: македонцев — 329 371, турок — 314 354, греков — 236 775, албанцев — 15 108, цыган — 25 503, евреев — 68 206 и др. На территории греческой Македонии правительством были организованы три областных управления (в Солуни, Кавале и Кожани) во главе со специальным министром по делам Северной Греции7. Насильственное выселение македонцев наибольший размах приобрело в Солунской, Кукушской, Демир-Хисарской, Серской и Драмской областях. Причем переселение сопровождалось политикой денационализации нацменьшинств, которая зачастую сопровождалась организованными шовинистскими погромами. Кроме того, греческое правительство приняло решение о замене названий славянских топонимов греческими. Так, Кукуш стал Киклисом, Воден — Эдесой, Лерин — Флориной. Таким образом, была изменена этническая карта Эгейской Македонии8.

Пиринская Македония представляла собой округ, состоящий из пяти районов: Неврокопского, Горно-Джумайского, Петричского, Разложского и Мелникского. Административным центром Пиринской Македонии был Петрич. На территории Петричского округа проживало 155 598 македонцев. Вардарская Македония занимала десятую часть Югославии с населением 728 286 человек. На территории Вардарской Македонии был введен специальный режим, который регулировался Распорядком по обеспечению общественной безопасности на завоеванных территориях от 1913 г. Согласно распорядку за образование антиправительственных организаций македонцы осуждались на 20 лет тюремного заключения. Вскоре специальный режим в отношении Вардарской Македонии был упразднен. Однако по-прежнему было запрещено создавать македонские политические партии и организации. Более того, македонский народ не признавался как особая нация, употребление македонского языка было запрещено в административных учреждениях, запрещались македонские названия, имена и фамилии переделывались на манер сербских. Церковь получила обязательный список сербских имен для крещения македонских детей. Был также наложен запрет на издание книг и газет на македонском языке, а названия «македонец» и «македонский народ» были заменены на «южносерб» и «сербский народ»9.

Политика Болгарии, Греции, Югославии, направленная на колонизацию и ассимиляцию македонских земель, имела противоположный эффект — усиление объединительных процессов внутри македонского национально-освободительного движения. В октябре 1918 г. представители Серской организации впервые после Первой мировой войны выпустили программный документ, получивший название Серской декларации. Декларация выдвинула требование создания суверенной Македонии. В 1919 г. последователями македонского революционера Я. Санданского было сформировано Временное представительство Внутренней македонской революционной организации (ВМРО). В марте 1919 г. Временное представительство поддержало требования Серской организации и направило в адрес Парижской мирной конференции соответствующее воззвание. Однако проправительственный македонский Исполнительный комитет во главе с И. Каранджуловым, Н. Милевым, Г. Баждаровым направил свой меморандум Парижской конференции с требованием присоединения всех македонских земель к Болгарии10. 11 июня 1920 г. ЦК ВМРО обнародовал специальный протокол о возобновлении деятельности организации после Первой мировой войны. Одновременно в ВМРО оформились два течения — «автономистов» и «федералистов», каждое из которых выдвигало свой проект образования самостоятельной Македонии. В это же время о себе заявила Македонская революционная организация (МРО «федералистов»). В руководство МРО входили видные деятели македонского национального движения: Н. Юруков, К. Размов, П. Шатев, Т. Паница, Н. Попов. МРО выступала за создание независимой Македонии в рамках Балканской федерации и опиралась на поддержку правительства А. Стамболийского. Руководство «автономистов», в лице Т. Александрова и А. Протогерова считало, что первым шагом к независимости должно стать создание автономии в рамках Болгарии с последующим присоединением остальных македонских земель11. Возникавшие идейные споры между двумя организациями зачастую приводили к вооруженным конфликтам. В 1920 г. также был основан Эмигрантский коммунистический союз (ЭКС) во главе с Д. Х. Димовым12.
В мае начала издаваться газета ЭКС «Освобождение». В 1921 г. состоялась Учредительная конференция эмигрантских коммунистических групп, которая приняла резолюцию по македонскому вопросу. В резолюции утверждалось, что независимость Македонии может быть достигнута только в рамках образования Балканско-придунайской СФСР. Кроме того, на территории Болгарии действовала Ильинденская организация. Организация издавала газету «Ильинден», главным редактором которой был А. Йовков.

Македония, разделенная Болгарией, Грецией и Югославией и в 20-е гг. XX в. продолжала оставаться главным международным фактором напряженности на Балканском полуострове. Особенно важное место македонский вопрос занимал в межгосударственных отношениях Болгарии, Греции, Югославии. Македонский фактор стал дестабилизирующим моментом в межгосударственных отношениях этих стран. Неурегулированные отношения между ними выражались в политической и военной напряженности в приграничных районах Пиринской, Эгейской и Вардарской Македонии. При этом население данных земель стало играть огромную роль в политических процессах в балканских государствах-метрополиях. В свою очередь, балканские страны также стали принимать активное участие в формировании македонского национально-освободительного движения. Так, югославское правительство с целью ослабления влияния ВМРО «автономистов» организовало македонское федералистское Объединение для борьбы против болгарских бандитов. Кроме того, в Вардарской Македонии Белград был вынужден содержать до четырех военных дивизий, около 15 тыс. жандармов и оказывать поддержку Организации югославских националистов и Сербской националистической организации13.

Однако при поддержке болгарского правительства ВМРО «автономистов» продолжала производить партизанские рейды на территорию Вардарской Македонии и совершать террористические акты против официальных властей, «федералистов» и мирного населения. Так, в январе 1923 г. отряд четников под руководством Й. Бырльо захватил село сербских колонистов Кадрифаково и уничтожил 25 мирных жителей. В ответ сербскими властями было уничтожено 50 македонских крестьян. Кроме того, Белград оказывал моральную и материальную поддержку оппозиционным болгарскому правительству партиям, организациям.

После государственного переворота 9 июня 1923 г., совершенного при непосредственном участии ВМРО «автономистов», к власти в Болгарии пришел кабинет во главе с А. Цанковым. Правительство Цанкова всячески потворствовало приграничной деятельности ВМРО, что приводило к обострению межгосударственных отношений Болгарии и Югославии. Белград неоднократно был вынужден прибегать к ультиматуму и военной демонстрации, чтобы пресечь незаконное пересечение македонцами болгаро-югославской границы14. Однако София продолжала использовать македонский вопрос как весомый фактор своей внешней политики, направленной на выход из международной изоляции. Вместе с тем, возрастающее влияние македонских организаций в Болгарии становилось дестабилизирующим моментом внутриполитической жизни государства.

Ситуация в регионе обострилась проблемой беженцев. Только в Болгарии их численность составляла более 5 % населения страны. После окончания Греко-турецкой войны и заключения Лозанской конвенции (17 января 1923 г.) стал обязательным обмен между христианским населением из Турции и мусульманским населением из Греции. Систематическое выселение македонцев и турок приобрело массовый характер после заключения греко-болгарского соглашения Молова—Кафандиса (9 декабря 1927 г.). В результате из Греции было выселено около 40 тыс. македонцев-мусульман и принято несколько сотен тысяч переселенцев из Малой Азии. В соответствии с этим соглашением в 1928 г. из Эгейской Македонии в Болгарию было выселено около 32 тыс. македонцев.

Стремление болгарского правительства на протяжении 1920-х гг. взять под контроль направленность и методы борьбы македонского движения привело к усилению влияния македонцев во властных структурах самой Болгарии. Это повлекло попытки европейских и балканских государств, особенно Югославии, в своих целях использовать влияние македонских политических структур и их лидеров на болгарское правительство. В результате у балканских стран появлялся повод и шанс использовать македонскую проблему для расширения своего влияния в регионе. Со стороны Югославии это выражалось в попытках организации дальнейшего территориального передела Македонии за счет Болгарии. Экспансионистская политика Белграда в отношении Пиринской (болгарской) Македонии, в свою очередь, вела к обострению югославско-греческих территориальных противоречий, что могло вылиться в новый вооруженный конфликт на Балканском полуострове. Периодическое обострение болгаро-югославских противоречий по македонскому вопросу приводило к дестабилизации внешнеполитической ситуации на Балканах в целом.

Появление на политической арене СССР с его надеждами на мировую революцию сделало македонский вопрос одним из основных факторов влияния на Балканах. Поставив в центр своей революционной политики лозунг самоопределения наций вплоть до отделения и образования самостоятельных государств, Москва надеялась привлечь на свою сторону многочисленные македонские организации. Советская внешняя политика на Балканах, направленная на нагнетание революционной ситуации в балканских странах, рассматривала македонские национальные организации как необходимый компонент в создании единого фронта для борьбы с правящими буржуазными режимами. Наличие македонского движения на территории трех сопредельных балканских государств, отличавшихся антисоветской внешней и антикоммунистической внутренней политикой, давало возможность СССР использовать этот фактор в своих революционных геополитических интересах. Инструментом для достижения поставленных задач был созданный в 1919 г. Коминтерн, который стал оказывать большое влияние на македонскую эмиграцию, проживающую в Болгарии, Греции, Югославии. Москва рассматривала решение македонского вопроса, исходя из своих политико-идеологических устремлений на Балканах. Важность и влиятельность македонских организаций оценивалась советским руководством с точки зрения их возможного вклада в развертывание революции в балканских странах.

В мае 1924 г. между Коминтерном и ЦК ВМРО было подписано Венское соглашение, составной частью которого были Декларация, Протокол и Манифест, провозгласившие намерение «автономистов» способствовать объединению македонцев в борьбе за образование самостоятельной Македонии в рамках Балканской советской федеративной республики15. Однако в связи с изменением политической конъюнктуры на Балканах два из троих членов ЦК ВМРО — Т. Александров и А. Протогеров отказались от Венского соглашения, что положило начало консолидации «левых» сил македонского национально-освободительного движения. 31 августа 1924 г. с молчаливого согласия болгарского правительства был убит лидер «автономистов» Т. Александров. В течение 1925 г. были убиты П. Чаулев и Т. Паница16. В том же году на основе Эмигрантского коммунистического союза, Серской группы, Македонской федеративной организации, левого крыла ВМРО «автономистов» и Ильинденской организации была учреждена новая ВМРО (объединенная). В 1928 г. был убит последний член ЦК ВМРО А. Протогеров, что привело к расколу организации. В результате возникли ВМРО под руководством И. Михайлова («михайловцы») и П. Шанданова («шандановцы»). При этом Михайлов опирался на поддержку действующего болгарского правительства А. Ляпчева, а Шанданов — на оппозиционные круги во главе с бывшим премьером А. Цанковым. На территории Пиринской Македонии обе организации прекратили свое существование в 1934 г. В Вардарской Македонии «шандановцы» безуспешно пытались наладить контакты с югославским правительством17. В 1929—1930 гг. на основе Закона о защите государства Белград запретил в Вардарской Македонии деятельность ВМРО Шанданова и ВМРО (объединенной). Однако ВМРО (объединенная) до 1936 г. продолжала свою деятельность в Пиринской и Эгейской Македонии.

Таким образом, территориальный раздел Македонии, произведенный в результате Балканских войн и закрепленный Версальской системой мирных договоров, на протяжении последующих десятилетий был основной причиной обострения межгосударственных отношений балканских государств-метрополий. Македонская эмиграция, проживающая в разных частях разделенной Македонии, продолжала развивать идею образования самостоятельного государства и была вынуждена опираться на моральную и материальную поддержку заинтересованных государств. Попытки же различных стран использовать македонский вопрос в качестве политического инструмента давления приводили к внутренней дестабилизации балканских государств. СССР рассматривал Македонию не только как объект межнациональных конфликтов, но и как возможный катализатор нагнетания революционной ситуации в странах Балканского полуострова.

 


 

1 Катарциев, И. Македонското национално прашанье мегу двете светски воjни: в 2 т. Т. 1. Скопjе, 1977. С. 11.
2 История македонского народа. Скопье, 1986. С. 239—241.
3 Там же. С. 242.
4 Там же. С. 359.
5 Документ 46 // Документы о борьбе македонского народа за самостоятельность и национальное государство: в 2 т. Т. 2. Скопье, 1985. С. 91.
6 Мир в Нейи. М., 1926. С. 25, 34—37, 40—45.
7 История македонского народа. С. 345.
8 Катарциев, И. Указ соч. Т. 1. С. 85—107.
9 Македония: сборник документов и материалов. София, 1980. С. 831—832.
10 История македонского народа. С. 357, 360—361.
11 См.: Македония: сборник документов и материалов. С. 754; Жила, Л. Поповски, В. Македонското прашанье во документите на Коминтерната. Т. 1, ч. 1. Скопjе. 1999. С. 122—128.
12 Документ 112 // Национальный вопрос на Балканах через призму мировой революции (в документах и материалах российских архивов начала—середины 1920-х годов): в 2 ч. Ч. 1. М., 2000. С. 194—195.
13 Документ 32 // Там же. Ч. 2. Июнь 1924—декабрь 1926 гг. М., 2003. С. 78—80.
14 См.: Архив внешней политики РФ (АВП РФ). Ф. 04, оп. 7, п. 61, д. 834, л. 12, 19; Национальный вопрос на Балканах через призму мировой революции (в документах и материалах российских архивов начала—середины 1920-х годов). Ч. 1. С. 134—135.
15 БКП, Коминтернът и македонският въпрос. 1917—1946: в 2 т. Т. 1. София, 1998. С. 202—204, 208—211, 226—227.
16 АВП РФ. Ф. 04, оп. 9, п. 65, д. 908, л. 1.
17 Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 495, оп. 20, д. 149, л. 27—29.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.