журнал международного права и международных отношений 2007 — № 3


международные отношения — трибуна молодых

Роль исламских организаций в интеграции мусульман в западноевропейское общество

Илья Корогодов

Автор:
Корогодов Илья Геннадьевич — студент факультета международных отношений Белорусского государственного университета, победитель конкурса студенческих работ по вопросам беженцев, миграции, безгражданства и толерантности

Перед обществами стран Западной Европы в настоящее время стоит проблема интеграции мусульманских меньшинств. Исламские организации, действующие в Европе, относятся к факторам, влияющим на интеграцию. Соответственно, анализ деятельности исламских организаций является необходимым при исследовании проблемы интеграции мусульман в общества Западной Европы.

Исламские организации в работах западных исследователей рассматриваются как объект в контексте политики национализации ислама, проводимой правительствами европейских государств (например, работы британского политолога Ф. Адамсон [5], американского политолога Дж. Лоуренса [16], итальянского политолога С. Сильвестри [24]), и как субъект в контексте интеграции мусульман и ислама в европейскую среду (например, работы немецкого политолога Й. Канделя [14], американского исследователя Л. Видино [27], американских политологов К. Варнер и М. Веннера [28]).

Проанализировав работы, рассматривающие данный вопрос, можно заключить следующее: задача определения места исламских организаций в интеграции мусульман в общества стран Западной Европы осложняется дефицитом эмпирического материала для исследований, а также методологическими проблемами, вытекающими из сложности понятия «интеграция».

Целью данной работы является определение роли исламских организаций в интеграции мусульман в западноевропейское общество. Под интеграцией будем понимать процесс взаимодействия интеграционных стратегий мусульман, исламских организаций и западноевропейских наций-государств, а под интеграцией в западноевропейское общество — процесс принятия мусульманами ценностей западноевропейской политической культуры, что находит свое отражение в определенном типе ислама. Исламские организации рассматриваются как внутренний фактор, влияющий на интеграционное взаимодействие мусульман и западноевропейских наций-государств. Анализ данного фактора предусматривает выявление: 1) насколько интеграционная стратегия исламских организаций и коррелирующий с ней тип ислама содействуют интеграции мусульман в западноевропейское общество; 2) насколько велико влияние исламских организаций на интеграционные стратегии мусульман и западноевропейских наций-государств.

Интеграционные стратегии основных исламских организаций, действующих в странах Западной Европы. На европейском пространстве действует большое количество исламских организаций, крупнейшими из которых являются организации официального и политического ислама [16].

Появление организаций официального ислама связано со стремлением мусульманских государств влиять на мусульманские общины в странах Западной Европы. Контроль над деятельностью таких организаций осуществляется через дипломатические и консульские представительства соответствующих государств [16]. В качестве примеров таких организаций можно привести Всемирную мусульманскую лигу (ВМЛ), Турецко-исламский союз религиозных учреждений (ТИСРУ), Большую мечеть Парижа (БМП), Национальную федерацию мусульман Франции (НФМФ).

Видение интеграции мусульман организацией официального ислама зависит от целей, которые преследует государство, под чьим влиянием находится та или иная организация официального ислама. Можно выделить две группы мусульман-ских государств, чьи цели в рассматриваемом вопросе в наибольшей степени разнятся: 1) государства, чьи граждане массово мигрировали в страны Западной Европы (в первую очередь, Турция, Марокко, Алжир, Тунис); 2) государства, чьи граждане массово не мигрировали в страны Западной Европы, но чья политика связана с распространением ислама в мире (Саудовская Аравия).

Первая группа государств ориентирована на осуществление контроля над своими гражданами, временно или на постоянной основе проживающими в Западной Европе. Соответствующие соглашения, позволяющие мусульманским государствам контролировать жизнь своих граждан в Европе, были подписаны между европейскими правительствами и правительствами соответствующих мусульманских государств. Они предусматривали, в том числе, создание последними религиозных организаций на территории европейских государств [1, с. 184]. Данные организации помогают не потеряться новоприбывшему мусульманину-иммигранту в условиях европейской жизни, стабилизируют его самоидентификацию, предлагают ему достаточно широкий выбор религиозных, социальных, культурных услуг. При этом следует отметить, что имамы, которые на определенный срок прибывают в страны Западной Европы для работы в мечетях данных организаций, незнакомы с проблемами европейских мусульман. Ислам, который они проповедуют, консервативно-ортодоксальный, не всегда учитывающий особенности жизни европейских мусульман [15; 17].

Таким образом, организации официального ислама государств первой группы придерживаются такой интеграционной стратегии, как диаспора (установка на поддержание связи между мигрантом и его родиной). Данной стратегии соответствует этнический (культурный, традиционный) ислам. Он является составным элементом доминантной национальной (этнической) идентичности европейского мусульманина [2, с. 91; 4, с. 24; 7]. Этнический ислам, хотя и может вступать в противоречие с ценностями западноевропейского общества (например, в сфере гендерных отношений), аполитичен и находится в перманентном превращении в другие типы ислама [2, с. 91]. Поэтому его угроза для западноевропейского общества неочевидна.

Наиболее ярким представителем второй группы является Саудовская Аравия. Деятельность саудовской ВМЛ, в отличие от организаций официального ислама государств первой группы, не ограничена конкретными европейскими мусульманскими общинами. Это связано с тем, что Саудов-ская Аравия своей целью ставит поддержку и распространение неоваххабизма, в частности на европейском пространстве [3, с. 7; 20]. С большой долей вероятности можно утверждать, что стратегия ВМЛ во многом сходна со стратегиями организаций политического ислама (мессианизм, формирование транснациональной исламской идентичности среди европейских мусульман, доминирующей над иными идентичностями, стремление к введению норм шариата и др.). Поддержку исламистского движения в Европе, по мнению как западных, так и российских ученых, можно рассматривать как еще одно подтверждение данного предположения. Так как о политическом исламе пойдет речь далее, мы не будем более подробно останавливаться на видении Саудовской Аравией проблемы интеграции мусульман в западноевропейское общество.

Организации политического ислама в Европе (например, Исламское общество Милли Гюрюш (ИОМГ), Союз исламских организаций Франции (СИОФ), Исламское общество в Германии (ИОГ), Ассоциация мусульман Британии (АМБ), Исламская миссия Объединенного Королевства (ИМОК), Союз исламских общин в Италии (СИОИ), Федерация исламских организаций в Европе (ФИОЕ)) находятся под влиянием сторонников идеологии исламизма. Концептуальные основы европейского исламизма, которых сегодня в той или иной степени придерживаются активисты европейских умеренных исламистских организаций, были заложены в начале 1990-х гг. Юсуфом Карадави и Таха Ябир аль-Алвани — одними из идейных лидеров современного мирового исламистского движения. Они разработали концепцию «фикх аль-акаллият» (право для мусульманских меньшинств) [11]. Перед исламистскими организациями поставлена задача, с одной стороны, не допустить ассимиляции мусульман с немусульманским большинством, для чего необходимо укреплять исламскую идентичность мусульман (назовем это оборонительной стратегией), а с другой — содействовать активному участию мусульманских меньшинств во всех сферах жизни, посредством чего исламизировать неисламские общества (назовем это наступательной стратегией). Первая стратегия подразумевает создание мусульманских общин с собственной религиозной, образовательной и рекреационной инфраструктурой, социальные отношения в которых будут регулироваться шариатом аль-акаллият на защиту интересов мусульманского меньшинства, ценностей ислама в немусульманском обществе. Вторая стратегия подразумевает завоевание исламистскими организациями доверия среди немусульманской элиты, для чего организации должны позиционировать себя как партнеры, готовые к активному диалогу, как приверженцы норм и фундаментальных ценностей немусульманского общества (без этого распространение исламских ценностей было бы проблематичным). Исламистские организации должны помогать интегрироваться мусульманам в немусульманское общество, содействовать повышению их роли в жизни всего общества, а значит — расширению присутствия исламского фактора в неисламской среде [9; 14; 27].

Подобный дуализм стратегий позволяет объяснить деятельность умеренных исламистских организаций, которая со стороны европейцев воспринимается как противоречивая, вызывая дискуссии по поводу того, являются ли эти организации экстремистскими или действительно ориентированными на интеграцию ислама в западноевропейское общество (проводящими или конструктивную, или деструктивную политику при конструировании исламской идентичности [14]).

Таким образом, обе стратегии в целом соответствуют мультикультурной интеграционной стратегии (признание коллективных культурных прав). Данной интеграционной стратегии соответствует фундаменталистский (политически ангажированный) тип ислама. Ответить однозначно, содействует ли мультикультурная стратегия умеренных исламистских организаций приобщению европейских мусульман к западноевропейским ценностям, на сегодняшний день проблематично. Тем не менее, фундаменталистский ислам является вызовом безопасности западноевропейского общества, так как он при определенных условиях в наибольшей степени может деформировать данное общество путем трансформирования его ценностных характеристик в соответствии с исламским проектом.

Влияние исламских организаций на интеграционные стратегии мусульман и западноевропей-ских наций-государств. В информации, размещенной на официальных сайтах ТИСРУ, ИОМГ, ИОГ, АМБ и ФИОЕ, можно отметить достаточно широкий набор инструментов, с помощью которых организации способны влиять на интеграцию мусульман [10; 13; 19; 25; 26]. К ним относятся:

1) в сфере религиозной и смежной с ней деятельности: организация ежедневных, пятничных и иных молитв, исламских праздников, религиозных семинаров, лекций, паломничества в Мекку, продажа ритуальных блюд, оказание ритуальных услуг, строительство мечетей (СИОИ контролирует до 80—90 % всех мечетей в Италии, включая мечети и исламские ассоциации в Средней и Северной Италии [24]), назначение и обучение имамов, курсы по изучению Корана и др.;

2) в сфере образования: исламские учебные заведения (например, Институт по вопросам международной педагогики (под влиянием ИОМГ), в рамках ФИОЕ функционируют Европейский колледж исламских исследований, Институт арабского языка, Институт подготовки имамов, Институт изучения Корана), уроки ислама в общеобразовательных школах, компьютерные курсы, репетиторство, курсы обучения языку страны пребывания и эмиграции и др.;

3) в социальной сфере: лекции, семинары и курсы по воспитанию детей, курсы ознакомления со страной пребывания, помощь и поддержка женщин, мигрировавших в Европу по праву восстановление семьи, помощь в разрешении семейных конфликтов, уход за престарелыми, помощь мусульманам, находящихся в местах заключения и больницах, создание молодежных, студенческих и женских организаций (особенно активны в данной сфере организации политического ислама) и др.;

4) в сфере культуры и спорта: организация досуга, летних лагерей, турпоездок, музыкальных, литературных вечеров, спортивных кружков, создание команд в отдельных видах спорта и др.;

5) в межрелигиозном и межкультурном диалоге: межкультурные и межрелигиозные проекты, проведение межрелигиозных семинаров и конференций; встречи с политическими, общественными деятелями страны пребывания, государственными структурами, сотрудничество с другими исламскими организациями, распространение информации об исламе (публикация газет, журналов, брошюр, книг по религиозной тематике, создание интернет-страниц, тематических телепередач, распространение видео-, аудиокассет, работа со СМИ (Islamic Foundation, например, издает разнообразную литературу от книг для детей до публикаций, посвященных основам исламской экономики, а также переведенных произведений Маудуди; популярностью пользуется интернет-сайт http://www.islam21.net/ [18]), участие в мусульманских советах при национальных правительствах (больших успехов в данном направлении достигли исламисты во Франции)) и др.

Тем не менее, влияние исламских организаций на интеграционные стратегии европейских мусульман и наций-государств имеет ограниченный характер, что обусловлено:

а) сравнительно небольшим числом мусульман, входящих в исламские организации (например, в Германии в исламских организациях состоят около 10—30 % всех мусульман [14], в Нидерландах 1 % выходцев из Марокко и 7 % — из Турции [22];

б) развитием телекоммуникационных технологий (широкое распространение Интернета, развитие аудио- и видеотехники позволяет мусульманам находить необходимую для них информацию по религиозной проблематике без прямого обращения к конкретному имаму, который назначается определенной исламской организацией. В качестве религиозного авторитета начинает выступать виртуальный имам, который может быть как профессиональным имамом, так и имамом-самоучкой [6]. Таким образом, религиозный авторитет становится все менее очевидным, все более размытым, децентрализованным. Выбор того или иного варианта ислама все в большей степени начинает зависеть от самого индивида, а не от конкретной организации;

в) непопулярностью исламских организаций как религиозных структур среди европейских мусульман (в Германии более половины турок редко или никогда не посещают религиозные мероприятия [8]; это, однако, не означает, что они считают себя не религиозными [23]). В основном доминирующим мотивом вступления мусульман в исламские организации, а также участия их в мероприятиях этих организаций является нерелигиозная деятельность таких организаций [8];

г) непривлекательностью для большинства европейских мусульман религиозного образования (в Германии около 10—15 % детей мусульман посещают курсы по изучению Корана; в 1995 г. в Нидерландах, проводивших мультикультурную политику, действовали 22 исламские школы, в которых обучалось всего 3,6 % турецких и марокканских детей [12]);

д) трудностями создания эффективных представительских институтов ислама на национальном уровне, призванных стать каналом воздействия исламских организаций на интеграционную политику европейских правительств, что обусловлено не только идейным плюрализмом исламских организаций, препятствующим выработке ими единой позиции по проблеме интеграции мусульман [5; 28], но и особым положением наций-государств в межрелигиозном диалоге с исламскими организациями, обладающих исключительными правами определять рамки данного диалога [21].

Итак, ключевыми субъектами интеграционного процесса остаются мусульманин и западноевропейское нация-государство. Сложившиеся отношения между ними будут влиять на развитие того или иного типа ислама в Европе, который непосредственно будет взаимодействовать с ценностями западноевропейского общества. Соответственно, основную угрозу существованию западноевропейского общества (неприятие мусульманами западных политико-культурных ценностей) надо искать не столько в деятельности исламских организаций, сколько в характере отношений между мусульманами и политическими сообществами, образующими западноевропейское общество.

Литература 

1. Ключников, Б. Уроки французского // Москва. 2006. № 2. С. 171—186.
2. Малашенко, А. В. Исламская альтернатива и исламистский проект / Москов. центр Карнеги. М.: Весь мир, 2006.
3. Наумкин, В. В. Ислам: радикализм в свете новых концепций и подходов // Восток. 2006. № 1. С. 5—25.
4. Филиппова, Е. И. Французы, мусульмане: в чем проблема? // Этнографич. обозрение. 2005. № 3. С. 20—38.
5. Adamson, F. Islam in Europe: the Challenges of Institutionalization [Electronic resource] // Council for European Studies at Columbia University. Mode of access: <http://www.ces.columbia.edu/pub/Adamson_sep05.html>. Date of access: 04.01.2007.
6. Bruinessen, M. Making and unmaking Muslim religious authority in Western Europe [Electronic resource] // Universiteit Utrecht. Mode of access: <http://www.let.uu.nl/~martin.vanbruinessen/personal/publications/making_authority.htm>. Date of access: 19.02.2007.
7. Cesari, J. Islam in France: the Shaping of a religious minority [Electronic resource] // Project CHALLENGE. Mode of access: <http://www.libertysecurity.org/article234.html>. Date of access: 19.02.2007.
8. Diehl, C. Die soziale und politische Partipation von Zuwanderern in der Bundesrepublik Deutschland / C. Diehl, J. Urbahn [Electronic resource] // Friedrich-Ebert-Stiftung. Mode of access: <http://www.fes.de/fulltext/asfo/00258toc.htm>. Date of access: 01.08.2006.
9. «Europeans have stopped defending their values»: interview with german islam expert Bassam Tibi [Electronic resource] // Spiegel. 02.10.06. Mode of access: <http://www.spiegel.de/international/spiegel/0,1518,440340,00.html>. Date of access: 05.01.2007.
10. Federation of Islamic Organisations in Europe (FIOE) [Electronic resource] // Federation of Islamic Organisations in Europe. Mode of access: <http://www.eu-islam.com/en/templates/Index_en.asp>. Date of access: 19.02.2007.
11. Fishman S. Fiqh al-Aqalliyyat: a Legal Theory for Muslim Minorities [Electronic resource] // Center on Islam, Democracy and the Future of the Muslim World. Mode of access: <http://www.futureofmuslimworld.com/docLib/20061018_MonographFishman2.pdf>. Date of access: 10.02.2007.
12. Ghadban, R. Reaktionen auf muslimische Zuwanderung in Europa [Electronic resource] // Bundeszentrale fuer politische Bildung. Mode of access: <http://www.bpb.de/publikationen/K4PW7Y.html>. Date of access: 10.07.2006.
13. Islamische Gemeinschaft in Deutschland e. V. [Electronic resource] // Federation of Islamic Organisations in Europe. Mode of access: <http://www.eu-islam.com/en/templates/Index_en.asp>. Date of access: 19.02.2007.
14. Kandel, J. Organisierter Islam in Deutschland und gesellschaftliche Integration [Electronic resource] // Politische Akademie der Friedrich-Ebert-Stiftung. Mode of access: <http://www.fes-online-akademie.de/send_file.php/download/pdf/Kandel_Organisierter-Islam.pdf>. Date of access: 09.07.2006.
15. Klausen, J. Counterterrorism, integration of Islam in Europe [Electronic resource] // Spero. Mode of access:
<http://www.speroforum.com/site/print.asp?idarticle=6950>. Date of access: 28.12.2006.
16. Laurence, J. Managing transnational Islam: Muslims and the state in Western Europe [Electronic resource] // Jonathan Laurence. Mode of access: <http://www.jonathanlaurence.net/managing_trans.pdf>. Date of access: 05.01.2007.
17. Malik, J. Ausbildung und Rolle der Imame in der Moschee [Electronic resource] // Georges-Anawati-Stiftung . Mode of access: <http://www.anawati-stiftung.de/seiten/100jahre-11-19.pdf>. Date of access: 05.01.2007.
18. Mandaville, P. Critical Islam & Muslim Identity: Interpretation, Belonging and Citizenship Among Muslims in Europe & North America [Electronic resource] // Le centre d’histoire sociale du XXe siecle. Mode of access: <http://histoire-sociale.univ-paris1.fr/Collo/Migrations/Mandaville.pdf>. Date of access: 15.02.2007.
19. Muslim Association of Britain (MAB) [Electronic resource] // The Muslim Association of Britain. Mode of access: <http://www.mabonline.net/content/?page=9>. Date of access: 15.02.2007.
20. Novikov, E. The World Muslim League: Agent of Wahhabi Propagation in Europe [Electronic resource] // The Jamestown Foundation. Mode of access: <http://jamestown.org/terrorism/news/article.php?articleid=2369686>. Date of access: 19.02.2007.
21. Parker, M. The Europeanisation of Islam: The Role of the Multi-Level Structure of the EU [Electronic resource] // Archive of European Integration. Mode of access: <http://aei.pitt.edu/3050/01/EUSA_2005%5B1%5D.pdf>. Date of access: 15.02.2007.
22. Riedel, S. Muslime in der Europaeischen Union: Nationale Integrationskonzepte im Vergleich [Electronic resource] // Stiftung Wissenschaft und Politik (Deutsches Institut fuer Internationale Politik und Sicherheit). Mode of access: <http://www.swp-berlin.org/common/get_document.php?asset_id=2145>. Date of access: 28.12.2006.
23. Sen, F. Euro-Islam. Eine Religion etabliert sich in Europa / M. Sen, M. Sauer, D. Halm [Electronic resource] // Zentrum fuer Tterkeistudien. Mode of access: <http://www.zft-online.de/publikation/aktuell/Euro-Islam2004.pdf>. Date of access: 15.07.2006.
24. Silvestri, S. The Institutionalization of Islam in Europe: a Case Study of Italy [Electronic resource] // Council for European Studies at Columbia University. Mode of access: <http://www.europanet.org/pub/Silvestri_sep05.html>. Date of access: 28.12.2006.
25. Taetigkeitsbereiche der IGMG [Electronic resource] // Islamische Gemeinschaft Milli Goerues. Mode of access:
<http://www.igmg.de/index.php?module=ContentExpress&func=display&ceid=192&bid=18&btitle=&meid=25>. Date of access: 10.02.2007.
26. Tuerkisch-Islamische Union der Anstalt fuer Religion (DITIB) [Electronic resource] // Tuerkisch-Islamische Union der Anstalt fuer Religion. Mode of access: <http://www.diynet.org>. Date of access: 12.04.2007.
27. Vidino, L. Aims and Methods of Europe’s Muslim Brotherhood [Electronic resource] // Center on Islam, Democracy and the Future of the Muslim World. Mode of access: <http://www.futureofmuslimworld.com/research/pubID.55/pub_detail.asp>. Date of access: 19.01.2007.
28. Warner, C. Religion and the Political Organization of Muslims in Europe / C. Warner, M. Wenner [Electronic resource] // American Political Science Association. Mode of access: <http://www.apsanet.org/imgtest/POPSep06WarnerWenner.pdf>. Date of access: 04.01.2007.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.