журнал международного права и международных отношений 2007 — № 3


международные отношения — трибуна молодых

Формирование этнической толерантности у учащихся как фактор позитивного отношения к вынужденным мигрантам

Ольга Пищик

Автор:
Пищик (Козлова) Ольга Игоревна — студентка факультета социально-педагогических технологий Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка, победитель конкурса студенческих работ по вопросам беженцев, миграции, безгражданства и толерантности

Рост вынужденной миграции в настоящее время влечет за собой создание в Республике Беларусь определенной системы помощи вынужденным мигрантам, которая включает в себя и формирование у граждан нашей страны толерантности по отношению к любой культуре, уважения к своему и другим этносам, положительного отношения к окружающим и доброжелательного отношения к миру.

Несмотря на известную толерантность белорусского народа, многие соотечественники, тем не менее, не хотели бы жить по соседству с мигрантами [2, с. 39]. Толерантность необходима по отношению к особенностям различных народов, наций и религий. Это не уступка, снисхождение или потворство, а признание за всеми окружающими основных прав и свобод [8, с. 45]. Исходя из проблематики, целью данной статьи является раскрытие сущности этнической толерантности и необходимости ее формирования.

Толерантность (от лат. tolerantia — терпение) — определенная мировоззренческая и нравственно-психологическая установка личности на то, в какой мере ей принимать или не принимать различные, прежде всего чуждые, идеи, обычаи, культуру, нормы поведения и т. д. Основная ее суть — терпимость к «чуждому», «иному». Это качество может быть присуще не только отдельной личности, но и конкретному коллективу, той или иной социальной группе, обществу в целом [9, с. 54].

Этническая толерантность — способность человека проявлять терпение к малознакомому образу жизни представителей других этнических общностей, их поведению, национальным традициям, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям и т. д. Внешне этническая толерантность отражается в выдержке, самообладании, способности индивида длительно выносить непривычные воздействия чужой культуры без снижения его адаптивных возможностей. Этническая толерантность проявляется в различных критических ситуациях межличностного и внутриличностного выбора, сопровождается психологической напряженностью. Она имеет степень выраженности в зависимости от наличия у человека опыта общения с представителями той или иной этнической общности [5, с. 302—303].

Межэтническая толерантность проявляется в поступках, но формируется в сфере сознания и тесно связана с таким социально-психологическим фактором, как этническая идентичность [1, с. 208]. Последняя, как и идентичность в целом, формируется в процессе социализации. Можно выделить несколько уровней личностной идентичности. Первый уровень — личностно-психологический — осознание человеком, кто есть «Я». Оно складывается по мере участия в различных социальных группах. Данный уровень идентичности связан с представлением о себе как о члене какой-то группы, а также с теми эмоциями, которые возникают от оценки этой принадлежности. Второй уровень — социально-психологический, когда представления о себе формируются как производные от осознания человеком своей причастности к определенной социальной группе. Человеку свойственно сравнивать свою группу с другими и вести себя так, чтобы представить свою группу в благоприятном свете. Разновидностью социально-психологической идентичности является этническая идентичность — осознание личностью своей принадлежности к определенному этносу [6, с. 132].

Человек, обладающий толерантным сознанием, устойчив психически и эмоционально, у него низкий уровень тревожности, развитое чувство эмпатии, этнические предрассудки отсутствуют, он отличается широтой мышления, исходит из того, что все люди равны, у него активная жизненная позиция, он дисциплинирован и ответственен [7, с. 48]. Механизмами формирования толерантного мышления являются интеллектуальное развитие в детстве и осмысление собственного этнокультурного опыта во взрослом возрасте. Толерантность — это не терпимость в значении «смирение», а стремление понять различия. Толерантность шире, чем просто социальность, которая предполагает определенную помощь и поддержку других людей. Толерантность же начинается уже с нейтрального отношения к другим [10, с.121].

Указанные проблемы, связанные с формированием этнической толерантности, частично были отражены в работах Ю. В. Арутюняна, Л. М. Дробижева, А. А. Сусоколова [1], В. Д. Выборного [2], И. И. Калачёвой [4], А. П. Садохина [6], Т. Састамойнен [7], Л. И. Смагиной, В. Р. Саматыя и
А. В. Селиванова [8], В. М. Соколова [9], Г. У. Солдатовой [10]. Данные исследователи внесли существенный вклад в изучение теоретических аспектов этнической толерантности.

Вопросы толерантности возникают в конфликт-ных ситуациях тогда, когда ценности человека подвергаются сомнению, пренебрегаются либо нарушаются [4, с. 107]. Для предотвращения конфликтных ситуаций большое значение имеет воспитание этнической толерантности, которое особенно важно в старшем школьном возрасте, когда укрепляется осознание своей этнической принадлежности. В это время на формирование этнического сознания учащихся наибольшее воздействие оказывает образовательное учреждение, целенаправленно влияющее на процесс развития самосознания личности.

В марте—апреле 2007 г. автором было проведено исследование, в основе которого — определение уровня этнической толерантности у школьников старших классов. В процессе исследования необходимо было выяснить сложившееся отношение респондентов к вынужденным мигрантам, что является наиболее общим индикатором сформированного уровня этнической толерантности. Важнейшим показателем степени этнической толерантности стало отношение респондента к утверждению «Беларусь — только для белорусов». Предполагалось три формы отношения (от «полностью согласен» к «совершенно не согласен» при наличии также неопределенной позиции).

Важным показателем уровня этнической толерантности было наличие или отсутствие устоявшихся в общественном мнении негативных стереотипов восприятия вынужденных мигрантов в сознании учащихся. В качестве индикаторов данных стереотипов выступали следующие: наличие или отсутствие личной неприязни к мигрантам, раздражения по поводу их внешнего вида и особенностей поведения, представления о их «низкой культуре», непроизвольного отнесения вынужденных мигрантов к криминалу, немотивированного негативного отношения (без повода).

На формирование у учащихся отношения к вынужденным мигрантам влияет много факторов объективного и субъективного характера. В нашем исследовании некоторые из этих факторов измерялись с помощью следующих показателей, связанных с наличием в личном опыте ситуаций негативного отношения к мигрантам в обыденной жизни (специфика ситуаций, в которых демонстрировалось это отношение); личного негативного опыта общения с мигрантами (и в каких ситуациях); близких знакомых, друзей, которые относятся к вынужденным мигрантам; концентрацией людей некоренного этноса, носителей инокультуры в мес-те проживания респондента. В качестве объективных факторов отношения к мигрантам, представителям инокультур, рассматривались также пол респондента и место его жительства (крупный и малый город). Предполагалось, что у респондентов из малого города имеет место более высокий уровень этнической толерантности вследствие специфики поселенческой культуры и ограниченного опыта возможного негативного взаимодействия с представителями инокультур. Поэтому в исследование были включены учащиеся старших классов большого города (Минск, СШ № 183) и малого города (Дзержинск, гимназия № 1). Всего было опрошено 125 учащихся старших классов.

Результаты проведенного опроса старшеклассников позволяют сделать вывод об общем позитивном отношении респондентов к вынужденным мигрантам: в основном это отношение избирательно положительное (60,8 %). Абсолютно положительно (с сочувствием) к вынужденным мигрантам относится чуть более трети респондентов (31,2 %), абсолютно негативное отношение ко всем вынужденным мигрантам высказало незначительное количество опрошенных (3,2 %). Несколько более толерантными и сочувствующими вынужденным мигрантам оказались учащиеся в районном центре. Численность выразивших негативное отношение к мигрантам среди них — 7,4 %, среди учащихся Минска такое отношение высказало 9,1 %. Таким образом, различия в отношении негативной оценки мигрантов у учащихся старших классов обоих типов поселения несущественные. Более половины (52,3 %) учащихся Минска сталкивались в обыденной жизни с негативным отношением к вынужденным мигрантам. В основном это проявлялось на рынке (60,9 %) и в личном (соседском) общении (30,4 %). Школьники районного центра с негативным отношением к мигрантам сталкиваются не намного реже (48,1 %) и тоже в основном в публичных местах (на рынке — 53,8 % и в транспорте — 30,8 %). Немного реже минских школьников они встречаются с неприязнью к мигрантам в личном общении (23,1 %). Проблемы во взаимоотношениях с мигрантами были только у 24,8 % опрошенных, из Дзержинска — 22,2 %, из Минска — 29,5 %. Чуть больше половины респондентов, выразивших негативное отношение к мигрантам, имели проблемы во взаимоотношениях с ними (54,5 %).

Значительную роль в социальных отношениях играют и этнокультурные различия. Стереотипы поведения, религиозные различия, неуважение мигрантов к обычаям и традициям коренного населения, а также, наоборот, неприятие коренным населением обычаев и традиций вынужденных переселенцев являются сильным раздражающим фактором. Это отметили 23,3 % респондентов.

Существует ряд мотивов негативного отношения к вынужденным мигрантам. На первом месте — убеждение в более частой принадлежности мигрантов к криминалу (39,5 %), чем коренных жителей республики. Такое мнение респондентов сформировано средствами массовой информации. На втором месте среди мотивов — связь с наркоманией (18,6 %), которая среди мигрантов, якобы, широко распространена. Затем следуют культурно-поведенческие мотивы неприязни мигрантов: «внешний вид, особенности поведения» (15,1 %) и «низкая культура мигрантов» (10,5 %). Под данными высказываниями следует понимать наличие у мигрантов ценностей и норм культуры, образцов социального поведения и обычаев, которые не идентичны культуре респондента. На следующем месте — «личная неприязнь» (3,5 %), и только она может быть связана с реальным негативным взаимодействием. У 19,8 % респондентов мотивы неприязненного отношения к вынужденным мигрантам не определены, т. е. имеет место немотивированно-неприязненное отношение к ним. Это связано с восприятием собирательного образа вынужденного мигранта, содержащего преимущественно негативно оценочные характеристики.

Мотивы неприязненного отношения имеют некоторую специфику у респондентов в зависимости от места их жительства. У школьников Минска явно преобладают мотивы отождествления вынужденных мигрантов с криминалом и немотивированно-неприязненное отношение. Негативная мотивация, выраженная в ответах школьников районного центра, больше связана с возможным непосредственным контактом, обоснована личным опытом (отсюда возможная личная неприязнь и неприятие образцов культурного поведения).

Большинство респондентов, отрицательно относящихся к людям, вынужденным переселиться в нашу страну, согласны с утверждением: «Беларусь — только для белорусов» (81,8 %). Это связано с тем, что у определенной части старшеклассников сформирован субъективный собирательный образ мигранта: он несет в себе угрозу экономическому состоянию коренных жителей, его культура и социальные отношения не соответствуют нормам, принятым в аут-культуре, его появление в городе влечет за собой различные проблемы: преступность и наркоманию.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

1. Отношение старшеклассников к мигрантам характеризуется средним уровнем толерантности.

2. Основными причинами такого отношения являются искаженные представления о мигрантах, сформированные средствами массовой информации.

Воспитание толерантности к вынужденным мигрантам возможно тогда, когда сам педагог должным образом воспитан. Поэтому необходимо формировать толерантное отношение к мигрантам у тех, кто непосредственно будет и должен оказывать квалифицированную помощь данной группе населения.

В марте 2006 г. на факультете социально-педагогических технологий БГПУ имени Максима Танка было проведено исследование, в котором зафиксировано отношение будущих социальных педагогов и педагогов-психологов, а также специалистов по социальной работе к вынужденным мигрантам. Были опрошены студенты третьего и четвертого курсов, на которых проводится основная правовая, психологическая и социально-педагогическая подготовка.

Абсолютно положительно к людям, вынужденным переселиться в нашу страну по различным причинам, относятся 23,7 % будущих специалистов — социальных педагогов, педагогов-психологов и социальных работников; 67,8 % относятся к ним избирательно положительно. Абсолютно негативное отношение ко всем вынужденным мигрантам высказало незначительное количество респондентов — 8,5 %. Однако и эту группу следует считать достаточно большой по численности, если учитывать специфику будущих профессий. Самыми толерантными и сочувствующими вынужденным мигрантам из всех будущих специалистов оказались социальные педагоги. Численность абсолютно негативно относящихся к мигрантам среди них — 4,2 %. А вот среди будущих социальных работников, которым чаще всего придется оказывать социальную помощь мигрантам и сталкиваться с ними, абсолютно негативное отношение к ним высказали 12,6 % [3, с. 313].

Специфическая профессиональная подготовка студентов представленных в исследовании специальностей предусматривает расширение рамок их этнокультурной толерантности. Ожидалось, что отношение к утверждениям типа «Беларусь — только для белорусов» будет у них более негативным, чем зафиксированное в ходе опроса. Только 46,1 % совершенно не согласны с подобным утверждением, чуть меньше студентов (40,1 %) не имеют сформированной точки зрения к высказываниям подобного типа, а 13,8 % полностью согласны с ним. Причем среди последних преобладают будущие специалисты по социальной работе: 22,9 % студентов, проходящих подготовку по этой специальности выразили согласие с подобным утверждением, а половина из них (50,0 %) уклонилась от ответа, не выразила своего отношения к этнической неприязни вообще. Среди мер, которые будущие социальные педагоги, педагоги-психологи и социальные работники предлагают предпринять для того, чтобы адаптация вынужденных мигрантов в нашем обществе проходила более успешно, преобладают: коррекция общественного мнения по отношению к мигрантам (59,9 %) и оказание квалифицированной, в основном психологической, помощи (48,7 %). Намного реже предлагались облегчение процедуры получения гражданства или вида на жительства (14,5 %) и материальная поддержка (12,5 %). Респонденты заняли достаточно жесткую позицию по поводу предоставления гражданства вынужденным мигрантам. Только 5,2 % считают, что его нужно предоставлять всем желающим. Большинство (61,2 %) высказались по этому поводу определенно отрицательно и более трети (33,6 %) затруднились с ответом [3, с. 313—314].

Профессиональная подготовка студентов социально-педагогических специальностей предусматривает отношение к вынужденным мигрантам у студентов указанных специальностей в пределах законности и нейтральности. Однако респонденты оценивают проблему непрофессионально, с обывательской точки зрения. В связи с этим необходимо вносить коррективы в профессиональную подготовку студентов соответствующих специальностей с учетом повышения уровня толерантности.

Основные социально-педагогические проблемы позитивного отношения к вынужденной миграции связаны с формированием реального образа мигранта, развитием правовых знаний старшеклассников и студентов как основы конструктивного отношения к миграции, расширением реального позитивного опыта общения учащихся старших классов и студентов с детьми и молодежью вынужденных мигрантов.

Проблемы образования и воспитания личности в полиэтнической среде актуальны сегодня во всем мире. В первую очередь это связано с тем, что миграция превратилась в масштабное явление международной жизни. Только на основе знаний, полученных в процессе обучения, можно адекватно оценить положительные стороны в решении проблем мигрантов и развенчать негативные стереотипы, которые годами создавались в нашем сознании. И только специалисты, а именно социальные работники, педагоги-психологи и социальные педагоги, способны донести до учащихся и общественности достоверную, свободную от мифов и предрассудков информацию и увидеть тот положительный вклад, который мигранты вносят в развитие нашего общества.

Литература

1. Арутюнян, Ю. В. Этносоциология: учеб. пособие для вузов / Ю. В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, А.А. Сусоколов. М.: Аспект Пресс, 1999.
2. Выборный, В. Д. Отношение к беженцам в Беларуси // Бел. журн. междунар. права и междунар. отношений. 2001. № 4. С. 38—42.
3. Залыгина, Н. А. Социально-педагогические проблемы формирования общественного мнения по отношению к вынужденным мигрантам / Н. А. Залыгина, О. И. Козлова // Социальные проблемы развития белорусского общества в условиях глобализации: сб. ст. / НАН Беларуси, Ин-т социологии; редкол.: Г.М. Евелькин (гл. ред.) [и др.]. Минск: А. Н. Вараксин, 2006. С. 312—314.
4. Калачёва, И. И. Молодежь и поликультурное образование в высшей школе Беларуси: пособие для адм.-упр. кадров высш. шк. Минск: Тесей, 2003.
5. Крысько, В. Г. Этнопсихологический словарь / под ред. В.Г. Крысько. М.: Москов. психолого-социальный ин-т, 1999.
6. Садохин, А. П. Этнология: учебник. М.: Гардарики, 2002.
7. Састамойнен, Т. Толерантность в многоконфессиональном обществе // Наука и религия. 2006. № 5. С. 48—49.
8. Смагина, Л. И. Беженцы и мы: пособие для педагогов / Л. И. Смагина, В. Р. Саматыя, А. В. Селиванов. Минск: Асобны Дах, 2003.
9. Соколов, В. М. Толерантность: состояние и тенденции // СоцИс. 2003. № 8. С. 54–63.
10. Солдатова, Г. У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.