журнал международного права и международных отношений 2008 — № 1


международное право — международное частное право

Форма международной коммерческой сделки, заключенной с помощью электронных средств связи

Ольга Белая

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — юрисконсульт

Рецензенты:
Данилевич Александр Станиславович — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Бакиновская Ольга Александровна — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного экономического права факультета права Белорусского государственного экономического университета

Международная коммерческая сделка, заключенная с помощью электронных средств связи, — новое явление в международном коммерческом обороте. Ее появление связано с возникновением электронной торговли. Данный вид сделки опосредует отношения, складывающие в электронной среде по поводу купли-продажи, поставки товаров и т. д.

Вопросы, связанные с формой международной коммерческой сделки, заключенной в сети Интернет, в литературе освещены недостаточно глубоко и подробно. Среди специалистов, занимающихся данным вопросом, можно выделить А. Ананько [1], Дж. Боргеса [21], Л. Климович [6], Л. Климченю [7; 20], Е. Леанович [8], И. Матвеева [9], П. Полтарухина [17], Д. Славникова [18], Н. Словяненко [19], И. Уриша [20].

Для понимания природы международной коммерческой сделки, заключенной с помощью электронных средств связи, необходимо раскрыть понятия «электронная торговля» и «электронные средства связи».

На сегодняшний день отсутствует единый подход к пониманию понятия «электронная торговля». Так, в юридическом смысле — это заключение в электронной форме различных сделок, прежде всего в предпринимательской сфере, как на внутренних, так и на международных рынках [19, с. 27].

Правовые рамки электронной торговли очень широки. По определению Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), посредством электронной торговли могут совершаться следующие сделки (перечень не закрытый): купля-продажа, поставка, соглашение о разделе продукции, коммерческое представительство или агентство, факторинг, лизинг, консалтинг, инжиниринг, инвестиционные контракты, страхование, концессионные соглашения, банковские договоры, перевозка грузов или пассажиров воздушным, морским, железнодорожным транспортом, договоры о совместной деятельности, а также иные сделки в сфере промышленного и делового сотрудничества [5, с. 66].

Электронная торговля — это не только Интернет-магазины, Интернет-аукционы, ориентированные, прежде всего, на покупателей — физических лиц, но также и системы тендеров, специализированные торговые площадки крупных промышленных предприятий и объединений, электронные товарные биржи [18, с. 11].

Многие отожествляют осуществление покупок через Интернет с электронной коммерцией. Между тем, электронная коммерция и электронная торговля (Интернет-торговля) — это разные понятия [17, с. 13; 20, с. 235]. Электронная коммерция существует уже около 30 лет, а первые продажи через Интернет состоялись лишь в 1995 г. Электронная торговля — это лишь часть электронной коммерции. Она представляет собой специфическую форму торговли, новый способ совершения покупок, продажи и распределения товаров и услуг, охватываемый в настоящее время международно-признанными правилами торговли.

Большинство авторов, исследующих тему электронной коммерции, сходятся во мнении, что электронная коммерция — это скорость, доступность соединения, обмен товарами, услугами и информацией с помощью сети [6, с. 95]. Электронная коммерция — это технология совершения коммерческих операций и управления производственными процессами с применением электронных средств обмена данными [20, с. 235].

Таким образом, электронная коммерция включает в себя широкий спектр деятельности: рекламу и продвижение товаров и услуг, содействие контактам между представляющими их сторонами, обеспечение маркетинговых исследований рынка, пред- и послепродажную поддержку, электронные закупки и поддержку реальных бизнес-процессов. Однако основным ее компонентом является поддержка цикла коммерческой сделки, заключаемой посредством электронного средства связи. Это может быть, например, электронная торговля товарами и услугами, а также электронным материалом.

В статье 11 Закона Республики Беларусь «О торговле» среди ее форм осуществления названа электронная торговля [16]. В статье 13 названного Закона раскрывается понятие данного вида торговли: это оптовая, розничная торговля, характеризующаяся заказом, покупкой, продажей товаров с использованием информационных систем и сетей. Понятие информационных систем и сетей содержится в статье 1 Закона Республики Беларусь «Об информатизации». Так, автоматизированная или автоматическая информационная система представляет собой совокупность информационных ресурсов, информационных технологий и комплекса программно-технических средств, осуществляющих информационные процессы в человеко-машинном или автоматическом режиме. А информационная сеть — комплекс программно-технических средств для передачи и обработки данных по каналам связи [10]. Таким образом, для осуществления электронной торговли используются программно-технические средства для передачи и обработки данных по каналам связи, например компьютеры.

В Типовом законе ЮНСИТРАЛ «Об электронной коммерции» (далее — Типовой закон об электронной коммерции) не дается определения, что следует понимать под электронными средствами связи. В пункте b статьи 2 названного Типового закона отмечается: сообщение данных обозначает информацию, сформированную, отправленную, полученную или хранимую с помощью электронных, оптических или аналогичных средств, включая, но не ограничиваясь, электронный обмен данными, электронную почту, телеграмму, телекс или телефакс. Под электронным обменом данными понимается электронная передача с одного компьютера на другой информации с использованием согласованного стандарта структуры информации [12]. Таким образом, информация может быть получена с помощью электронных средств связи посредством обмена электронными данными, электронной почты, телеграммы, телекса или факса. Типовой закон дает довольно-таки обширный перечень электронных средств связи.

В законодательстве Республики Беларусь также нет определения понятия «электронное средство связи». Однако в пункте 2 статьи 404 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК Республики Беларусь) указано, что договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору [3]. Исходя из содержания названного положения можно сделать вывод о том, что законодатель выделяет электронную связь в качестве отдельного вида связи и отграничивает ее от почтовой, телеграфной, телетайпной и иных видов связи.

В том случае, когда речь идет о заключении договора с помощью электронных средств связи, подразумевается заключение договора с использованием электронных документов [8, с. 29]. Так, в статье 2 Закона Республики Беларусь «Об электронном документе» отмечается, что с помощью электронных документов могут совершаться сделки (заключаться договоры) [13]. При этом под электронным документом понимается информация, зафиксированная на машинном носителе и соответствующая требованиям, установленным Законом «Об электронном документе». В части 3 статьи 2 данного Закона указывается, что электронные документы могут пересылаться с помощью любых средств связи, включая информационные системы и сети, если это не противоречит законодательству и международным договорам Республики Беларусь. Во второй главе названного Закона перечислены требования и характеристики, которым должен соответствовать электронный документ. А для удостоверения того, что электронный документ создан определенным лицом, используется электронная подпись. Электронная цифровая подпись — набор символов, вырабатываемый средствами электронной цифровой подписи и являющийся неотъемлемой частью электронного документа (ст. 1 Закона «Об электронном документе»). Она также является основным условием отнесения электронных договоров к договорам в письменной форме.

Таким образом, в процессе осуществления электронной торговли электронная сделка может заключаться путем оформления электронного документа в соответствии с Законом об электронном документе. При этом для передачи и обработки данных по каналам связи используется программно-техническое оборудование.

В 2001 г. был принят Типовой закон ЮНСИТРАЛ «Об электронных подписях» (далее — Типовой закон об электронных подписях), согласно которому электронная подпись — «данные в электронной форме, которые содержатся в сообщении данных, приложены к нему или логически ассоциируются с ним и которые могут быть использованы для идентификации подписавшего в связи с сообщением данных и указания на то, что подписавший согласен с информацией, содержащейся в сообщении данных». Сообщение данных означает «информацию, подготовленную, отправленную, полученную или хранимую с помощью электронных, оптических или аналогичных средств, включая электронный обмен данными (ЭДИ), электронную почту, телеграмму, телекс или телефакс, но не ограничиваясь ими» (ст. 2 Типового закона об электронных подписях) [14].

Значит сущность электронной подписи состоит в удостоверении информации, составляющей общую часть электронного документа, а также в подтверждении подлинности и целостности электронного документа. Она может выступать непременным условием признания сделки, совершенной с помощью электронных средств связи, в качестве сделки в письменной форме и являться доказательством в отношении личности отправителя, целостности и неприкосновенности содержания сообщений, которыми обмениваются контрагенты [8, с. 28].

Исходя из изложенного можно сделать вывод о том, что заключение международных коммерческих сделок с использованием электронных средств связи опосредует электронную торговлю. Для осуществления последней может использоваться сеть Интернет. При этом следует иметь ввиду, что Интернет — не единственная электронная сеть, позволяющая заключать договоры. Слово «Интернет» употребляется в качестве тождественного словосочетанию «электронная сеть» только потому, что Интернет — сеть действительно глобальная. Это взаимозаменимое употребление широко распространенно в том числе и в научной литературе. Сам процесс заключения международных коммерческих сделок между контрагентами из разных стран осуществляется непосредственно в сети. При таком способе заключения сделок обычно не происходит непосредственный контакт между сторонами договора.

Заключение международной коммерческой сделки с помощью сети Интернет будет иметь место, например, в следующих случаях.

1. Сделка совершается путем обмена документами посредством электронной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Данные документы должны быть составлены в виде компьютерных записей, т. е. в электронном виде. Электронный документ подписывается лицом, заключающим сделку, либо иным должным образом уполномоченным им лицом.

При осуществлении электронной торговли в качестве подписи при заключении сделок используется электронная цифровая подпись либо иной аналог собственноручной подписи. Высказывается мнение о том, что можно отразить графический образ собственноручной подписи с помощью определенных электронных устройств [1, с. 124]. Применение такого способа представляется нецелесообразным, так как адресат, которому направляется электронный документ, должен иметь программное обеспечение, позволяющее отобразить графический образ подписи отправителя, что зачастую невозможно.

2. Субъект электронной торговли создает шаблон электронного документа и размещает его, например, в своем электронном магазине, делая доступным для клиентов. Клиенту необходимо лишь заполнить определенную форму договора и указать средство, позволяющее его идентифицировать. Например, при заключении договора купли-продажи через Интернет вместо подписи покупателя может использоваться номер его кредитной карточки определенного вида.

Существуют риски, препятствующие совершению сделок с использованием электронных
документов. Например, несоответствие электронной сделки требованиям законодательства, непризнание электронной сделки, совершенной в письменной форме, недоверие к электронной подписи, отрицание наличия электронной подписи в документе, отрицание наличия документа [19, с. 37].

Под формой сделки наука гражданского права понимает способ выражения воли участника вовне и ее фиксацию [4, с. 459]. Иначе говоря, форма сделки — это форма волеизъявления ее участника.

Юридическое значение формы сделки состоит в следующем:

— она фиксирует волеизъявление ее контрагентов;

— является доказательством заключения договора либо возникновения иного правоотношения;

— представляет собой одно из условий действительности сделки [9, с. 97].

В тех случаях, когда законодательство не устанавливает жестких требований к форме электронной сделки, у сторон могут возникнуть разногласия относительно источника и содержания сообщений, пересылаемых и отправляемых с помощью электронных средств связи. Для решения правовых проблем применяются электронно-цифровые подписи.

Многие продавцы, размещающие в электронной сети свои предложения заключить договор, предлагают потенциальным покупателям просто оформить заказ и направить его продавцу. Можно ли считать такой «бездокументарный» заказ с точки зрения белорусского законодательства и международного частного права достаточным для того, чтобы считать договор заключенным? Поскольку по своей правовой природе международный коммерческий договор, например договор международной купли-продажи, является сделкой, то для определения того, каким образом следует оформлять этот договор, необходимо обратиться к положениям действующего законодательства Республики Беларусь, регулирующего форму сделок.

Как уже упоминалось выше, заключение договора посредством электронной связи приравнивается к письменной форме сделки (исходя из содержания п. 2 ст. 404 ГК Республики Беларусь). При этом средства связи должны позволять достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. В силу пункта 2 статьи 161 ГК Республики Беларусь использование при совершении сделок электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в порядке и случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон. Согласно части 1 статьи 11 Закона Республики Беларусь об электронном документе, документ на машинном носителе приравнивается к документу на бумажном носителе и имеет одинаковую с ним юридическую силу [13].

Такой подход к определению юридической силы сделки, совершенной в электронном виде, объясняется тем, что совершение сделки посредством электронных средств связи, как и совершение сделки в простой письменной форме, подразумевает выражение воли субъекта при помощи письменной речи путем составления документа, выражающего его содержание, который подписывается лицом или лицами, совершающими сделку, либо должным образом уполномоченными ими лицами [2, с. 58]. Таким образом, если в законодательстве присутствует требование, чтобы документ был оформлен письменно либо представлен в письменном виде или письменной форме, то электронный документ считается соответствующим этим требованиям (согласно п. 2 ст. 11 Закона об электронном документе).

Однако субъектам внешнеэкономической деятельности необходимо помнить, что ГК Республики Беларусь устанавливает обязательное требование к форме внешнеэкономической сделки, а именно, письменную форму сделки (п. 2 ст. 1116). Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность (п. 3 ст. 163). В отношении недвижимого имущества предусмотрено исключение: форма сделки подчиняется праву страны, где находится это имущество (п. 3 ст. 1116) [3]. Ситуация, когда сделка в отношении недвижимого имущества совершается с помощью электронных средств связи и в устной форме, представляется практически нереальной.

Действующее белорусское законодательство предусматривает ряд исключений, когда допускается совершение в устной форме сделок, для которых законом установлена письменная форма. В настоящей статье указанные случаи не рассматриваются, так как в отношении внешнеэкономических сделок установлена обязательная письменная форма, несоблюдение которой влечет ее недействительность.

Следует отметить, что в силу пункта 1 статьи 1124 ГК Республики Беларусь стороны внешнеэкономического договора могут при его заключении или в последующем избрать по соглашению сторон право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору, если это не противоречит законодательству, т. е. стороны внешнеэкономического договора могут избрать применимое к их отношениям право. При этом не обязательно это должно быть право Республики Беларусь. Положение о выборе применимого права относится только к правам и обязанностям сторон, но не к форме договора. Таким образом, выбрать применимое право по форме стороны не могут. Они могут совершить автономию воли сторон по тем или иным протоколам взаимодействия между собой, включая и обмен ключами для электронно-цифровой подписи. Так, например, в 2004 г. Международной торговой палатой был разработан свод правил по электронной коммерции — «E-Terms 2004», или «Электронные условия МТП» [22]. Данный документ может использоваться лицами, намеревающимися заключать договоры в электронной форме. Он содержит в себе правила, касающиеся заключения договора, вопросов конфиденциальности и доказательственной силы электронного документа.

Вместе с тем, сталкиваясь с международными коммерческими отношениями в тех случаях, когда применяется право иностранного государства, следует учитывать, что законодательство не всех стран допускает заключение договора путем обмена электронными сообщениями через электронные средства связи [7, с. 168].

В том случае, если одна из сторон электронной сделки — иностранное лицо, следует руководствоваться не только положениями белорусского законодательства, но и нормами международного частного права. Однако для признания сделки действительной по законодательству того или иного государства необходимо, чтобы она была совершена в соответствующей форме.

Для решения вопросов, касающихся регулирования электронных сделок, необходимо иметь в виду, что гражданское право многих стран уже давно содержит в себе положения, касающиеся свободы формы сделок. Это нашло отражение в ряде международных конвенций и других инструментов унификации и гармонизации законодательства.

Так, например, основным актом, регулирующим взаимоотношения сторон по договору международной купли-продажи товаров в случаях, когда стороны являются резидентами различных государств, является Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. [15, с. 183—200]. В статье 13 Конвенции отмечается, что под письменной формой понимаются также сообщения, переданные по телеграфу и телетайпу. Однако на момент ее принятия электронные средства связи не получили широкого распространения и применения, в то время не было и Интернета. Поэтому следовало бы согласиться с мнением о том, что с учетом развития информационных технологий разумно было бы относить к письменным и электронные сделки [8, с. 28]. Так же, как и в случае использования телеграфа и телетайпа для осуществления сообщений, при применении электронных средств связи стороны обмениваются информацией на расстоянии.

Конвенция в качестве общего правила закрепила следующее: не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы (ст. 11). Однако одновременно в статье 12 Конвенции было оговорено, что любое из государств — участников Конвенции вправе сделать специальную оговорку о неприменении изложенного правила к отношениям, в которых участвуют лица — резиденты этого государства.

Таким образом, предоставленная Конвенцией возможность заключать договоры международной купли-продажи в любой форме (включая устную) не распространяется на лиц, находящихся на территории Республики Беларусь. Следовательно, для внешнеэкономических сделок, совершаемых резидентами Республики Беларусь с иностранными лицами, в том числе и посредством электронной сети, обязательно соблюдение письменной формы.

В настоящее время с целью дополнения положений Конвенции о международной купле-продаже рабочей группой ЮНСИТРАЛ была разработана и принята 23 ноября 2005 г. Конвенция Организации Объединенных Наций «Об использовании электронных сообщений в международных договорах» [11]. Конвенция предусматривает конкретной формы для сделок, заключаемых с помощью электронных средств связи (п. 1 ст. 9). В том случае, если законодательство какого-либо государства требует, чтобы договор был представлен в письменной форме или предусматривает наступление определенных последствий в случае отсутствия письменной формы, такое требование считается выполненным в случае наличия электронного сообщения. При этом информация, которая содержится в электронном сообщении, должна быть доступной для ее последующего использования. В настоящее время Конвенция об использовании электронных сообщений в международных договорах еще не вступила в силу и ее применение на практике возможно только на основании автономии воли сторон, в том случае, если стороны определяют ее в качестве применимого к их отношениям права.

Таким образом, письменная форма сделки, заключаемой с помощью электронных средств связи, будет иметь место в том случае, если законодательством конкретного государства предусмотрены обязательные требования касательно формы сделки. Так, например, внешнеэкономическая сделка должна заключаться только в письменной форме (Республика Беларусь).

В случае заключения международной коммерческой сделки между лицами, чьи коммерческие предприятия находятся в государствах, законодательством которых разрешена устная форма сделки, все-таки будет иметь место письменная форма сделки, так как в подавляющем большинстве случаев сделка будет заключаться с использованием электронного документа и скрепляться электронной подписью. Исключение возможно в случае заключения договора через Интернет с использованием специальных видеокамер или иных аппаратно-программных устройств, позволяющих общаться через сеть голосом. Но этот способ заключения договора не выделяется в настоящей статье, так как оборот в этой сфере гражданско-правовых отношений незначителен и его правовое регулирование не содержит каких-либо особенностей.

Литература

1. Ананько, А. В. Электронная форма сделки в международной торговле // Правовое обеспечение экономических реформ в Республике Беларусь: сб. науч. тр. преподавателей ф-та права БГЭУ / под общ. ред. проф. В. Г. Тихини. Минск: БГЭУ, 2000. С. 122—126.
2. Бородина, А. И. Электронная форма сделки и ее правовые аспекты в международной и отечественной торговле / А. И. Бородина, Л. И. Крошинская // Управление образованием в условиях переходной экономики: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 1—2 марта 2002 г. Минск: БГЭУ, 2002. С. 57—60.
3. Гражданский кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 28 окт. 1998 г.: одобр. Советом Респ. 19 нояб. 1998 г.: текст Кодекса по состоянию на 29 нояб. 2007 г. [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2007.
4. Гражданское право: учебник: в 2 ч. Ч. 1 / под общ. ред. проф. В. Ф. Чигира. Минск: Амалфея, 2000.
5. Доклад Комиссии ООН по праву международной торговли о работе ее тридцать четвертой сессии 25 июня — 13 июля 2001 г.: док. ООН А/56/17. Нью-Йорк: ООН, 2001.
6. Климович, Л. Электронная коммерция в интернационализации предпринимательской деятельности // Бел. журн. междунар. права и междунар. отношений. 2003. № 1. С. 95—99.
7. Климченя, Л. С. Электронная коммерция: учеб. пособие. Минск: Вышэйш. шк., 2004.
8. Леанович, Е. Электронный документ: скромное настоящее, большое будущее // Бюл. нормативно-правовой информ. 2001. № 8. С. 27—31.
9. Матвеев, И. Юридическое значение формы сделки и ответственность за ее нарушение // Хозяйство и право. 2001. № 12. С. 90—97.
10. Об информатизации: Закон Респ. Беларусь от 6 сент. 1995 г. № 3850-XII [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2007.
11. Об использовании электронных сообщений в международных договорах: Конвенция Организации Объединенных Наций [Электронный ресурс] // Организация Объединенных Наций. Режим доступа: <http://www.un.org/russian/documen/convents/elcom.pdf>. Дата доступа: 09.04.2008.
12. Об электронной коммерции: Типовой закон Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 1996 г. // Шамраев, А. В. Правовое регулирование информационных технологий (анализ проблем и основные документы). Версия 1.0. М.: Статус; Интертех; БДЦ-пресс, 2003. С. 148—154.
13. Об электронном документе: Закон Респ. Беларусь от 10 янв. 2000 г. № 357-З [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2007.
14. Об электронных подписях: Типовой закон ЮНСИТРАЛ, 2001 г. [Электронный ресурс] // Организация Объединенных Наций. Режим доступа: <http://www.un.org/russian/documen/convents/uncitral.pdf>. Дата доступа: 09.04.2008.
15. О договорах международной купли-продажи товаров: Конвенция Организации Объединенных Наций // Международное частное право: сб. нормативных актов / сост. Г. К. Дмитриева, М. В. Филимонова. 3-е изд., исправ. и доп. М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2004.
16. О торговле: Закон Респ. Беларусь от 28 июля 2003 г. № 231-З [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь / ООО «ЮрСпектр»; Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2007.
17. Полтарухин, П. Состояние и перспективы развития Интернет-торговли в Беларуси // Гермес. 2002. № 8. С. 13—14.
18. Славников, Д. Электронная торговля в Беларуси и странах СНГ // Директор. 2002. № 12. С. 11—14.
19. Словяненко, Н. Правовое регулирование электронной торговли и электронной подписи (международный опыт и российская практика) // Хозяйство и право. 2003. № 1. С. 27—37.
20. Уриш, И. В. Современные информационные технологии в электронной торговле / И. В. Уриш, Л. С. Климченя // Опыт и проблемы реализации менеджмента и маркетинга: тез. докл. междунар. семинара / под общ. ред. И. Л. Акулича. Минск: БГЭУ, 2001. С. 235—237.
21. Borges, G. Vertrage im elektronischen Geschaftsverkehr: Vertragsschluss, Beweis, Form, Lokalisierung, anwendbares Recht. Munchen: Beck, 2003.
22. ICC Е-Terms 2004 [Electronic resource] // International Chamber of Commerce. Mode of access: <http://www.iccwbo.org/policy/law/id3668/index.html>. Date of access: 09.04.2008.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.