Подождите, идет загрузка сайта ...

журнал международного права и международных отношений 2008 — № 1


международные отношения

Британская имперская историография об успехах доминионов в конце ХIХ — начале ХХ вв.

Людмила Семёнова

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — кандидат исторических наук, доцент, профессор кафедры политологии и гуманитарных дисциплин Института парламентаризма и предпринимательства

Рецензенты:
Челядинский Александр Александрович — доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Курьянович Александр Викторович — кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии и гуманитарных дисциплин Института парламентаризма и предпринимательства

На рубеже ХIХ—ХХ вв. практически весь мир оказался поделенным между империями. Не имея общих границ в Европе, некоторые метрополии становились соседями в Азии и Африке, приблизившись своими колониальными владениями вплотную друг к другу. Не случайно период с 1875 по 1914 г. английский историк Э. Хобсбаум назвал «веком империи». Однако, как он не без иронии отмечал, это произошло не только из-за развития колониализма в рамках империализма, но и по более простой причине существования как никогда большого числа правителей, именовавших себя императорами [6, с. 83]. «Первой скрипкой» среди империй, безусловно, была Великобритания — основательница самой огромной и по численности населения, и по площади, и по совокупной экономической мощи Британской империи. Если сама Англия в то время стала утрачивать торгово-промышленную монополию, то созданная и возглавляемая ею империя — сердцевина Pax Britannica — пребывала на пике своей славы и могущества. Одним из ее элементов, не характерных для других империй, были доминионы.

В исследуемый период доминионы — самоуправляющиеся переселенческие колонии Британской империи: Канада, Австралия, Новая Зеландия, вызывали большой интерес у журналистов, писателей, ученых. Доминионы относили к лидерам мирового прогресса, в которых, по данным знаменитого энциклопедического словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, население «достигло благосостояния и развития, неизвестного ни одной стране земного шара; это сказывалось и в полном отсутствии пауперизма, и в высоком стандарте жизни всего населения» [7, доп. т. 1, с. 23].

Отмечался высокий уровень демократической политической культуры государства и гражданского общества в доминионах. Безусловное лидерство в сфере социальной политики, обеспечивающей высокий уровень благосостояния и защищенности людей, признавалось за Новой Зеландией, Австралией и Канадой. Одними из первых доминионы принимали трудовое арбитражное законодательство, начали проводить демократическую аграрную политику, ввели государственную систему пенсионного обеспечения и т. д. Эти и многие другие начинания первоначально расценивались в качестве рискованных государственных экспериментов, но по прошествии времени признавались грамотной и эффективной социально-экономической политикой государства. Поэтому за доминионами закрепились характеристики «социальных лабораторий» мира, «полигонов социального экспериментаторства», стран «государственного социализма», «всеобщего благосостояния», счастливых «стран без забастовок», «рая для рабочих» и т. д.

Подобными оценками изобиловала прежде всего публицистическая литература, пресса, где не жалели эпитетов для создания ярких, запоминающихся образов далеких стран, привлекательных для читателя. Научная литература была солидарна с публицистикой.

В данной статье мы приведем лишь некоторые данные об уровне развития доминионов так называемой британской имперской историографии. Во второй половине ХIХ в. с завершением создания самой империи оформляется соответствующее имперское направление в британской историографии, которое изучает многочисленные британские колонии, взаимоотношения Великобритании с ними, империю в целом как единый огромный организм.

Знаковым событием начала формирования данного историографического направления явилась публикация в 1868 г. книги Чарльза Уэнтсворта Дилка «The Greater Britain», которая на русский язык переводится по-разному, например «Большая Великобритания» [9]. Исследователь творчества Ч. У. Дилка и других известных представителей этого направления С. А. Богомолов считает, что точнее отражает мысль автора название «Более Великая Британия». В 1890 г. вышел главный труд Ч. У. Дилка «Проблемы более Великой Британии» [10]. В своих книгах Ч. У. Дилк опирается на геополитическую методологию исследования, доказывая закономерность сжимания глобального пространства, вызывающую обострение борьбы за него, и победу в этой борьбе великих рас. Постепенное вымирание низших рас не только закон природы, но и благо для человечества, считает он. Великим же расам предназначено распространяться, «всегда опоясывать Землю». Если два маленьких острова вежливо именуются «Great», то Америка, Австралия, Индия, практически составляющие половину обитаемого мира, формируют «Greater Britain». Ч. У. Дилк эмоционально ярко описывает замечательные успехи Канады, Австралии, Новой Зеландии и Южной Африки, которые, по его мнению, существенно опережают метрополию. Особенно его восхищает Австралия, ставшая «колониальной идиллией», страной государственного демократического социализма, ориентиром для аналогичных радикал-либеральных реформ в метрополии.

Подобные идеи развивали профессора Дж. Э. Фруд и Дж. Сили. В то время в английской историографии большое распространение получила методология позитивизма, согласно которой историки видели в развитии общества прогресс, эталоном которого однозначно считалась Англия, умело прививавшая свои прогрессивные формы в колониях. Популярные в позитивизме аналогии с живой природой давали возможность историкам переносить в общество идеи эволюции Ч. Дарвина: выживания сильнейших, неизбежности расширения ареала их обитания, распространения там их более прогрессивных порядков и т. д. Книга кембриджского профессора Дж. Сили «Расширение Англии» (1883) была в 1903 г. переведена на русский язык. Дж. Сили призывает всех, и прежде всего английских политиков, проникнуться духом важности империи, ибо Англия завоевала полмира, не имея определенного плана, «в припадке рассеянности». Теперь же надо заниматься практической политикой, материал для которой должна поставлять история. «История без политической науки не имеет плодов, политическая наука без истории не имеет корней» [14, p. 5]. Дж. Э. Фруд в книге «Океана, или Англия и ее колонии» (1886) описывает свое путешествие в британскую Северную Америку, Австралию и Новую Зеландию [11].

Пропаганда британской колониальной политики, достижений огромной империи была широко распространена в прессе, публицистике, церковных проповедях, художественной литературе. Талантливый поэт и писатель, ставший настоящим проповедником идей колониализма, «бремени белого человека», Р. Киплинг справедливо спрашивал: «Что они знают об Англии, если знают только Англию?». Канада, Австралия, Новая Зеландия при всем их различии превращались под пером талантливых романистов в места, куда герои отправлялись искать духовное спасение, искупление, очищение. Нетронутая, могучая природа, безлюдность, удаленность от прогнившей европейской цивилизации приближали эти страны к Богу и как нельзя лучше отвечали условиям духовного катарсиса. Р. Киплинг называл Канаду «Богоматерь снегов», «мать-девственница», «царица льдов». Именно такая страна и даровала своим поселенцам, согласно капризам авторов, или спасение, или смерть. Один из персонажей романа А. К. Дойля «Беженцы» так говорил о Канаде: «Это не зеленый, безмятежный и жизнерадостный край, а огромная, сильная и суровая земля, как и Тот, Кто ее создал» [см.: 5, с. 114].

В 1869 г. в Лондоне был учрежден Королевский колониальный институт, который был призван заниматься научными исследованиями и пропагандой колониальной политики. В 1884 г. была сформирована Лига имперской федерации, которая выступала за более тесные экономические и политические отношения внутри Британской империи.

Важную роль в исследовании Британской империи и проблем социального реформизма сыграли труды видного представителя радикальной критики империализма Джона Аткинсона Гобсона. Он написал 53 книги и множество статей. В своей самой значительной работе «Империализм» (1902), принесшей ему большую известность, Д. А. Гобсон исследует новейшие тенденции современного ему капиталистического общества. Называя новый этап империализмом, он придает этому термину еще один смысл — экономический, что дает ему возможность выявить экономическую подоплеку экспансионистской политики ведущих держав мира. По мнению Д. А. Гобсона, стремление к экспансии не обусловливается природой капитализма. «Империализм есть плод ложной экономики». Согласно его теории недопотребления, избыток капитала, идущий в колонии, обусловлен низким уровнем жизни простого народа. Это положение можно исправить, империализм можно «отучить» от агрессивности, если направить избыток капитала на социальные реформы. Это будет «революция по соглашению», в результате которой «ход прогресса может быть безгранично ускорен» [4]. Если до 1918 г. Д. А. Гобсон поддерживал либеральную партию, то после Первой мировой войны перешел в лейбористскую, выступая с программами широких социальных реформ.

Выдающимися представителями фабианско-лейбористской историографии социальных проблем и истории рабочего движения были Сидней и Беатриса Вебб. Самые их известные совместные исторические работы «История тред-юнионизма» (1894) и «Промышленная демократия» (1897). Последняя работа была переведена на русский язык В. И. Лениным под псевдонимом В. Ильин и опубликована в 1900—1901 гг. под названием «Теория и практика английского тред-юнионизма». В этой книге С. и Б. Веббы тщательно изучили такие вопросы, как строение тред-юнионов, их функции и теория тред-юнионизма. Рассматривая функции тред-юнионов, они вышли на уровень исследования механизмов социальной политики и сделали много интересных наблюдений о ситуации в доминионах, особенно в Австралии и Новой Зеландии, подчеркивая их большие успехи в деле реформизма, реального воплощения главных идей фабианства. Они высоко оценивали новозеландский закон об индустриальном примирении 1894 г. и закон о фабриках и мастерских Виктории 1896 г., закрепившие эффективный принцип принудительного третейского разбирательства [1]. В Фабианском обществе, у истоков которого они стояли, бывали и работали некоторые политики доминионов, прежде всего новозеландский министр Уильям Пембер Ривс, канадский государственный деятель Уильям Лайон Макензи Кинг.

В межвоенный период в Великобритании вышло множество сочинений об империи: многотомных и кратких, в помпезном стиле и весьма тонко и аргументированно восхвалявших «Pax Brinannica» и, напротив, критикующих методы колониальной политики, которые могли, по мнению авторов, привести к потере владений. В 1924 г. вышла 12-томная серия «Британская империя», приуроченная к имперской выставке; в 1940 г. — «Кембриджская история Британской империи». Один из историков, плодотворно работавших в имперском направлении, Л. Кертни в начале Первой мировой войны предложил заменить термин «империя» на более точно, по его мнению, отражавший реалии взаимоотношений между Англией и ее владениями термин «содружество». В апреле 1917 г. в решения имперской конференции попал термин «имперское содружество» [см.: 2, с. 125].

Вполне в духе британской литературы выполнена работа французского историка Э. Галеви «История английского народа в ХIХ в. Эпилог 1895—1914» (1926), переведенная на многие языки, в том числе английский и русский (1937). Книгу Э. Галеви отличает богатство фактического материала, изящный стиль, интересные наблюдения и размышления. Как и многие авторы, Э. Галеви восхищен силой и несметными богатствами огромной империи: «Какой другой народ мог соперничать с подобным муравейником?». Но главная идея автора состоит в том, чтобы показать, что все это уже находится под угрозой: Англия начинает утрачивать торгово-промышленную монополию. Колонии, выросшие и окрепшие, весьма уверенно чувствуют себя в рамках империи и теперь уже сами диктуют метрополии свои требования [3, с. 8, 118].

После Второй мировой войны поток литературы о Британской империи неуклонно возрастает. Среди многочисленных научно-исследовательских институтов, ассоциаций и обществ, занятых историческими исследованиями, видную роль играет институт по изучению Содружества при Лондонском университете. Авторы, работающие в этом направлении, ставят перед собой задачи комплексного исследования, переосмысления, изучения на основе новых методов, концепций, отхода от позиций англоцентризма и т. д. Дж. Уильямсон в книге «Великобритания и империя: дискурсивная история» (1944) попытался представить логическое, аргументированное, творческое осмысление, авторский дискурс блестящих побед Британской империи [15].

С большим интересом читатели Англии, да и всего англоязычного мира встретили 4-томный труд выдающегося политика Уинстона Черчилля «История англоговорящих народов». Свое крупномасштабное исследование У. Черчилль начал еще до Второй мировой войны, но опубликовал в 1956—1958 гг., после ухода в отставку с поста премьер-министра в 1955 г. В 1958 г. У. Черчилль был удостоен Нобелевской премии по литературе. В 4-м томе, названном «Великие демократии», У. Черчилль в двух главах с одинаковым названием «Миграция народов» исследует историю Канады, Австралии и Новой Зеландии до конца ХIХ в. Собственно вся книга У. Черчилля доведена до рубежа ХIХ—ХХ вв., до англо-бурской, или, как ее называет автор, южно-африканской войны. На фоне общего прогресса и многочисленных успехов всех англоговорящих народов, что является стержневой концепцией книги, У. Черчилль особенно подчеркивает достижения доминионов. Так, Канада, связав страну в одно целое сетью железных дорог и дав возможность людям селиться в западных прериях и вывозить оттуда зерно, «стала нацией и перед ней открылись блестящие перспективы». За 30 лет до оформления Австралийской федерации федеративное правительство совсем еще маленькой Новой Зеландии успешно справлялось со всеми проблемами: «Действительно, ее политическая жизнестойкость не менее восхитительна, чем экономическая энергия». Многие из реформ, провозглашенные правительством Великобритании в 1906 г., были узаконены и успешно функционировали в Новой Зеландии (трудовой арбитраж, пенсии для престарелых, фабричное законодательство, государственное страхование и медицинское обслуживание и т. д.). Как пишет У. Черчилль: «Традиции и предрассудки прошлого здесь менее влиятельны, чем в странах Старого Света» [8, p. 106, 127]. Собственно говоря, других оценок эволюции доминионов в литературе практически нет.

Квинтэссенцию своего подробного исследования «Имперская мечта. Британское Содружество и империя. 1775—1969» английский историк Э. Грайерсон попытался выразить словами французского историка Э. Галеви: «Англия начала свое пробуждение, осознав тот факт, что она колониальная держава, а ее колонии есть не что иное, как новый мир в процессе рождения». Историю каждого доминиона Э. Грайерсон начинает с того, что это было пустое место, ничто. Например, Канада в 1830-е гг. была «в большей степени исторической случайностью, чем страной, результатом падения после мощных общественных взрывов небольших групп людей в приморских провинциях, на побережье залива Святого Лаврентия и т. д.». Что уж говорить о редких поселениях каторжан в Австралии. Но буквально за считанные десятилетия доминионы превратились в образцовые страны, воплотившие в себе имперскую мечту [13, p. 56, 58].

Такой же быстрый прогресс в развитии колоний пытается показать и объяснить Дж. Грэхем. Его книга, хотя и называется «Краткая история Британской империи», представляет собой фундаментальный, подробный труд, украшенный 250 иллюстрациями. Точки отсчета истории доминионов зафиксированы в главе с красноречивым названием «Эпоха разочарований», быстрый и успешный рост новых наций показан в главе «Эпоха конкурентной экспансии». К концу ХIХ в. все доминионы создали «зрелую экономику», жизнеспособные государственные организмы, удачно «рожденные в компромиссах и построенные на них», эффективную социальную политику. Как отмечает Дж. Грэхем, они парадоксально объединили «уважение к своей стране-матери, все еще сохраняющей королей и замки, с радикальной политикой социализации». Эти страны дают пример действительно новой, парадоксальной, своеобразной, но при этом очень эффективной цивилизации «земли и равенства» [12].

Главная идея британской имперской историографии заключалась в изучении и осмыслении опыта развития самой крупной и эффективной империи мира, которой на рубеже ХIХ—ХХ вв. являлась Британская империя. Вольно или невольно авторы в своих работах представляли достижения империи. Приведенные мнения красноречиво свидетельствуют о том, что британская имперская школа в целом и ее отдельные авторы в частности очень высоко оценивали успехи британских доминионов, тем самым подтверждая главную идею школы о высокой миссии и эффективности Великобритании в обустройстве своей империи.

Литература

1. Вебб, С. Теория и практика английского тред-юнионизма: в 2 т. / С. Вебб, Б. Вебб. СПб., 1900—1901.
2. Виноградов, К. Б. Очерки английской историографии нового и новейшего времени. Л.: ЛГУ, 1975.
3. Галеви, Э. История Англии в эпоху империализма. М.: Соцэкгиз, 1937.
4. Гобсон, Дж. Империализм. Л.: Соцэкгиз, 1927.
5. Мангель, А. Облик Канады. Канада как символ «Богоматери снегов» все еще остается подлинной загадкой для большинства европейцев // Размышления о Канаде. Историко-культурный альманах. М., 1999. С. 112—120.
6. Хобсбаум, Э. Век империи. 1875—1914. Ростов н/Д.: Феникс, 1999.
7. Энциклопедический словарь / изд. Ф. А. Брокгауз (Лейпциг), И. А. Ефрон (СПб.), 1905.
8. Churchill, W. S. A History of the English — speaking Peoples: in 4 vol. V. 4. The Great Democracies. N.Y.: Dodd, Med and Company, 1958.
9. Dilke, C. W. The Greater Britain: in 2 vol. London, 1868.
10. Dilke, C. W. Problems of Greater Britain: in 2 vol. London, 1890.
11. Froude, J. A. Oceana or England and her colonies. London, 1886.
12. Graham, G. S. A Concise History of the British Empire. London: Thames and Hudson, 1972.
13. Grierson, E. The Imperial Dream: The British Commonwealth and Empire. 1775—1969. London: Collins, St. James’ Place, 1972.
14. Seeley, J. R. Expansion of England. London, 1883.
15. Williamson, J. A. Great Britain and the Empire: a Discursive History. London: The Mitre Press, 1944.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.