журнал международного права и международных отношений 2008 — № 2


международное право — сравнительное правоведение

Право на образование: оптимизация организационно-правовых форм его реализации (сравнительный анализ)

Дмитрий Шабайлов

Автор:
Шабайлов Дмитрий Викторович — преподаватель кафедры конституционного права юридического факультета Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Горнак Игорь Анатольевич — кандидат юридических наук, проректор по учебной работе Республиканского института высшей школы
Щукин Александр Валерьевич — кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Института государства и права Национальной академии наук Беларуси

Образование, как и иные социально-экономические и культурные права, указанные во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, не относится к фундаментальным правам. В статье 2 Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1952 г.) право на образование определяется в форме отрицания: «Никому не может быть отказано в праве на образование» [15, с. 773]. Государство, таким образом, не обязывается принимать позитивные меры для обеспечения уважения права на образование [4, с. 426]. Политика и практика в национальных государствах осуществляются в ином ракурсе. В политике и организационной деятельности национальных государств прослеживаются общие тенденции по совершенствованию организации образования. Сущностную основу его составляет сопоставимость образовательных систем на уровне не только профессионального (высшего), но и общего среднего образования.

Проблема образования достаточно полно и глубоко исследуется в трудах ученых Беларуси и России (Е. Д. Волоховой [2], И. И. Ганчеренка [5], В. А. Капрановой [6], В. И. Шкатуллы [20], Е. А. Штокмана [22], М. Ю. Федоровой [24]), рассматривающих широкий спектр вопросов: учебно-методических и организационно-правовых. В последние годы особое внимание уделяется изучению и анализу опыта зарубежных стран в сфере организации и осуществления образования, его системы и структуры.

Однако такие исследования не всегда проводятся в контексте с аналогичными институтами и структурами национального образования. Более того, проблемы, перспективы и тенденции развития организационно-правовых форм образования, его структуры и системы применительно к современным условиям не получили должной разработки.

Цель настоящей статьи, исходя из опыта работы организаций (учреждений) образования Беларуси и учета деятельности аналогичных институтов зарубежных стран, заключается в том, чтобы проследить тенденции и обосновать меры по совершенствованию законодательства, структуры и системы общего среднего и высшего образования в республике.

Образование рассматривается как важнейший социально-экономический ресурс государства. Уровень эффективности функционирования этой сферы является определяющим фактором эффективного развития экономики, проведения действенной социальной политики, формирования гармоничной личности.

Поиск оптимальной модели организации и эффективного функционирования системы образования составляет по существу всемирную проблему. Во Франции, например, реформы школы проводятся практически каждое десятилетие (1959, 1963, 1975, 1985, 1989 гг.) [8, с. 33—48]. В состоянии перманентного реформирования находится также и образование в Республике Беларусь. Так, реформа общеобразовательной школы проводилась в конце 1950-х гг., в 1966, 1977, 1984, 1999 гг. и т. д. [13]. Совершенствование системы и структуры образования, организации и осуществления обучения и воспитания составляют неизбежное явление и объективную закономерность. Отсутствие перемен зачастую приводит к консерватизму. В то же время реформирование не является самоцелью. Нельзя все перестраивать сызнова, а подчас — реформировать реформы, представлять «новое», которое является еще незабытым «старым».

Общее среднее образование представляет собой ключевой уровень образования, является определяющим условием эффективного функционирования, должного развития всех сфер и уровней образования. Один из ключевых вопросов реформирования общей средней школы составляет срок обучения в ней. Усложнение процесса образования, программ (учебников) связано с увеличением срока обучения в Беларуси до 11 лет (1984 г.). Продолжительность среднего общего полного образования в Росиии — 11 лет. При этом 12-летнее среднее образование введено в 169 странах (80 %), в том числе и в ряде государств СНГ (Казахстан, Молдова, Украина, Узбекистан). В 46 странах обучаются 13 лет [23]. При определении срока получения общего среднего образования важно учитывать систему факторов: учебно-педагогических, личностно-индивидуальных качеств учащихся, социально-экономических. В процессе проведения реформ общеобразовательной школы исходят из учебно-педагогических (методических) критериев: содержания и объема знаний, навыков, умений, которые должен (может) освоить учащийся и/или воспользоваться ими в жизни. Объем новых знаний с неизбежностью умножается. Однако это не означает, что адекватно ему может перманентно увеличиваться время обучения в школе.

Приобретение знания, умения в существенной мере обусловливается субъектными, индивидуальными качествами личности (учащегося). Происходят качественные изменения способностей детей и подростков, совершенствование личности, повышается уровень общего развития, способности приобретать знания по широкому спектру социальных, научных, технических и других проблем. Это создает предпосылки для снижения минимального возраста начала обучения с 8 до 6 лет. В некоторых же странах обучение начинается с 5 лет (в ряде штатов США, в Японии, Англии и Уэльсе) [19, с. 66; 26, p. 6]. Более того, многие дети в Англии и Уэльсе в возрасте 4 лет (а некоторые — 3 лет) посещают начальную школу [26, p. 6]. Увеличение срока обучения в общей средней школе, таким образом, происходит за счет снижения возраста начала обучения. Модель 12-летнего общего образования при начальном образовании с 5 лет с неизбежностью не может быть не востребована в будущем. В ее основу положен социально-экономический фактор. Установление 12-летнего срока обучения в общей школе (и обусловленного им завершения его в 18 лет) связывается в определенной степени с тем обстоятельством, что обществу, государству нет необходимости заботиться о трудоустройстве, приобщении к самостоятельной жизни молодежи. Возраст завершения общего среднего образования в 17 лет (при начале обучения с 5-летнего возраста) будет обусловливаться мерой потребности общества, государства в трудовых ресурсах. С другой стороны, за счет сокращения возраста обучения в общей средней школе могло бы быть увеличено время обучения в профессиональных (средне-специальных, высших) учебных заведениях до 5 лет. Расчет экспертов Организации экономического сотрудничества и развития показывает, что увеличение срока обучения на один академический год обеспечивает рост экономики страны на 5 % в краткосрочном плане и на 2,5 % — в долгосрочном [21, с. 8].

Установление оптимального срока общего среднего образования неотделимо от меры, степени обязательности его различных уровней. В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь «Об образовании» в качестве важнейших принципов, на которых основывается политика государства, называются: обязательность общего базового образования, а также осуществление перехода к обязательному общему среднему образованию [10]. Выделение двухуровнего образования (базового и полного среднего) и разная степень его императивности характеризуются не только учебно-педагогическим аспектом. Такая дифференциация имеет социально-экономическую направленность. Государство по существу гарантирует для всех лишь первый (базовый) уровень образования. Установление разной степени обязательности двух уровней образования сужает гарантии получения молодежью полного среднего образования.

В зарубежных странах среднее образование представлено в определенной мере общими стандартами и имеет, как правило, двухуровневую структуру. Базовый уровень образования применительно к той или иной стране называется по-разному: обязательное среднее образование (Австрия, Англия, Греция, Испания, Норвегия, Швеция и др.), базовое среднее образование (Португалия, Финляндия), неполно-среднее (Италия), низшее среднее образование (Швейцария) и т. д. На этой ступени образования учащиеся получают основы знаний и обучаются в возрасте от 11 до 16 лет. Второй уровень среднего образования (полного) определяется как полное среднее образование (Австрия, Греция, Испания, Италия, Норвегия, Япония и др.), послеобязательное среднее образование (Англия), послесреднее образование (Швеция, Финляндия) [6, с. 187—200; 27, p. 11]. На этом уровне происходит дифференциация образования (в основе которой также находятся социальные факторы). Она сводится к выделению престижных школ, дающих общее академическое образование (старшая средняя школа — Финляндия, Япония, общая школа — Норвегия, бакалаврат — Испания, общий и современный лицей — Греция, лицей (общеобразовательный и технологический) — Франция [8, с. 52; 27, p. 2], грамматическая школа — Англия [19, с. 74] и др.), и школ, в которых учащиеся получают профессиональное образование [6, с. 187—200]. Выбор, приоритет обучения в той или иной школе обусловливается материальными ресурсами родителей. Так, в Дании (довольно социально-благополучной стране) лишь 1/3 из числа окончивших базовую школу продолжает обучение в гимназии [6, с. 62]. Кроме того, в Дании с 1990 г. функционируют двухгодичные курсы (для взрослых), выпускникам которых предоставляется право (формальное) поступления в ВУЗы [28, p. 13].

Расширение контингента молодежи, получающей общее среднее образование, соответствует интересам не только личности, индивидуума, но и общества, государства. В то же время введение обязательного общего образования не представляется однозначным и простым вопросом. Осуществление такого мероприятия обуславливается совокупностью объективных и субъективных факторов: политической волей государства, наличием соответствующей экономической и материально-технической базы (государства), материально-техническими ресурсами (возможностями) родителей для продолжения обучения ребенка, психологической, нравственной и целевой установкой учащихся, способами, мерами ответственности за неадекватное осуществление всеобщего обязательного обучения. Основными направлениями развития национальной системы образования, одобренными постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12 апреля 1999 г. № 500, в Беларуси к 2008 г. предполагалось завершить переход к обязательному десятилетнему образованию при 4-летней начальной и 6-летней базовой школе, а к 2010 г. к — 12-летнему полному среднему образованию [16, с. 87]. В настоящее время планируется переход к общему среднему образованию при 11-летнем сроке обучения. Для обеспечения получения среднего образования надлежит разработать систему материальных и организационно-правовых гарантий (в специальном законе об осуществлении общего среднего образования по целевой программе). Введение общего среднего обязательного образования обусловливается также психологическим состоянием, нравственной, целевой установкой учащегося, мерой и степенью его желания продолжать учебу. Более того, считается, что введение обязательного среднего образования противоречит праву каждой личности на свободу, свободный выбор той или иной жизненной деятельности [3, с. 6]. В некоторых государствах обязанность обучения в школе связывается не с уровнем (ступенью) обучения, а с достижением определенного возраста. Так, в США в 39 штатах школьное обучение продолжается до 16 лет включительно, в 9 штатах и округе Колумбия — до 17 лет, в 8 штатах — до 18 лет и в одном — до 14 лет [25, с. 33—34], в Японии — до 17 лет [6, c. 189], в Англии с 5 до 16 лет [19, с. 66]. В соответствии со статьей 68 Конституции Польши учеба до 18 лет является обязательной [7, с. 697]. Такой подход представляется рациональным. По достижении определенного возраста молодой человек вправе делать свободный выбор о сфере приложения своего труда, деятельности. В годы советской власти при введении всеобщего (начального, семилетнего, среднего) образования предусматривалась система не только материальных, организационных гарантий, но и административная ответственность родителей за нарушение законов о всеобщем образовании, в том числе непосещение учащимся школы. В настоящее время вряд ли могут предусматриваться какие-либо меры принуждения в связи с введением полного среднего образования. Речь может идти лишь о моральной, нравственной ответственности [3, с. 7]. Родители, дети должны осознать важность получения полного среднего образования для блага не только семьи, но и общества, государства. Возникает необходимость внесения целевой установки в понятие, меру обязанности осуществления полного среднего образования. Государство обязано создавать условия, гарантии его реализации. Родители должны нести нравственную, моральную ответственность за обучение своих детей в школе. В этой связи, видимо, речь должна идти не о введении обязательного среднего образования, а о всеобщем среднем образовании. Такого рода корректировки следовало бы внести в пункт 1.3 статьи 3 Закона «Об общем среднем образовании» [11], сформулировав его следующим образом: «осуществление перехода ко всеобщему среднему образованию».

Концептуальную проблему в сфере общего среднего образования составляют мера, степень установления равных условий и возможностей для учащихся, а также оптимального соотношения массовости и элитарности (дифференциации) в получении ими образования. В системе общей средней школы Беларуси создаются учреждения (структуры), отличающиеся более высоким уровнем и качеством обучения. В соответствии со статьей 14 Закона «Об общем среднем образовании» [11] наряду с массовыми типами учреждений (базовая, средняя школа) создаются такие престижные учреждения, как гимназии (на II и III ступенях общего среднего образования), лицеи (на III ступени общего среднего образования). Дифференциация обучения устанавливается также в структуре массового общеобразовательного учреждения. В соответствии со статьей 13 указанного Закона в общеобразовательных учреждениях могут создаваться классы, обучение в которых осуществляется по учебным планам гимназий (гимназические классы), а также лицеев (лицейские классы).

В зарубежных государствах соотношение унификации и дифференциации неоднозначно. Можно выделить их общие черты и тенденции развития. Дифференциация обучения обусловливается, прежде всего, социальными факторами, а именно: экономическим состоянием, уровнем доходов семьи. В ряде государств (Англия, Германия, Франция и др.) дети рано распределяются по типам школ. Большая часть детей из семей с низкими доходами обучаются в непристижных, «тупиковых» школах: современные школы — в Англии, народные школы — в ФРГ [1, с. 14; 19, с. 73—74]; в школах, дающих неполное среднее образование, допрофессиональную подготовку, — Нидерланды) [6, с. 55]. Выпускники этих школ не имеют возможности поступать в ВУЗы. В целом в зарубежных странах на I ступени общего образования базового уровня (неполной средней и т. д. школе) существует, как правило, унификация. Дифференциация же осуществляется на II ступени общего образования (полной средней школе). К тому же в странах Западной Европы прослеживается тенденция к унификации общего среднего образования. В процессе реформы общего средней школы в 1960—1970-е гг., в конце XX и начале XXI вв. в большинстве стран Западной Европы осуществлялся переход от элитарного к массовому образованию [6, с. 17, 20]. С 1994 г. в Норвегии осуществлялся реформа общего среднего образования. Идеологию ее составляет предоставление равных возможностей всем школьникам. В Австрии исходят из концепции, исключающей создание элитарных школ [6, с. 17].

В Республике Беларусь, независимо от типа образовательного учреждения (средняя школа, вечерняя (сменная) школа, гимназия, лицей, школа-интернат и т. д.), дети получают общее среднее образование в объеме и качестве, соответствующих образовательным стандартам (ст. 8 Закона «Об общем среднем образовании»). В то же время лица, обучающиеся в общих (массовых) учреждениях образования, по существу имеют неравные условия по сравнению с учащимися гимназии, лицея, а затем и неравные возможности для поступления в высшие учебные заведения. Такой подход не только не согласуется с нравственными, педагогическими постулатами (принципами), но и противоречит принципу равноправия граждан (ст. 22 Конституции Республики Беларусь). В этой связи актуальное значение имеет принятие мер к оптимальному соотношению унификации и дифференциации типов учреждений образования. На базовом уровне должны функционировать единые, унифицированные общеобразовательные учреждения: начальная, базовая, средняя школа, вечерняя (сменная) школа и соответствующие им школьные учреждения (школа-интернат, санаторная школа-интернат и т. п.). На III ступени общего среднего образования могла бы осуществляться дифференцированная система образования, а соответственно ей создавались бы и типы учреждений, основными из которых могли бы быть гимназии, лицеи и профессионально-технические училища. Учащимся, их родителям предоставлялось бы право выбора обучения в том или ином типе учреждений. Унификация системы образования, как это предусмотрено Законом «Об общем среднем образовании», естественно, не исключает создание на III ступени образования профессионального обучения, а также факультативов (по интересам) с изучением специальных учебных предметов художественно-эстетической, спортивной и другой направленности. Такое оптимальное соотношение унификации и дифференциации соответствовало бы принципам гуманизма, равноправия, учета индивидуальных особенностей учащихся, а равно согласовалось бы с мировыми тенденциями и стандартами. В целом же в системе общего среднего образования Беларуси созданы предпосылки и гарантии для получения знаний, умений, навыков, соответствующих современным требованиям.

Высшее образование. Определяющее место в системе образования занимает высшая школа как завершающий его этап и ступень подготовки высококвалифицированных кадров. Средние специальные учебные заведения в Беларуси представляют обособленную систему. В зарубежных странах колледжи структурированы с университетским образованием. Окончивший двухгодичный колледж (США) студент вправе продолжить обучение на 3-м курсе университета. В перспективе возникает необходимость в такого рода интеграции среднего специального образования с высшим образованием (университетами, академиями).

В Республике Беларусь систему образования составляет государственное и частное образование. Одну из актуальных проблем составляет соотношение последнего с государственным. К сожалению, ни Закон «Об образовании» [10], ни Закон «О высшем образовании» [12] не определяют правовой статус частного образования. В этих актах лишь указывается, что образование осуществляется «государственными и частными учреждениями образования» (ст. 2 Закона «Об образовании»), «высшее учебное заведение может быть государственной или частной формы собственности» (ст. 9 Закона «О высшем образовании»). Значительный интерес представляет опыт зарубежных стран. Анализ систем высшего образования разных стран позволяет выявить их общие и специфические свойства по таким классификационным признакам, как формы собственности, целевое, функциональное назначение, массовость и элитарность, источники финансирования.

В зависимости от форм собственности можно выделить государства, где высшие учебные заведения находятся как в государственной, так и в частной собственности. Так, в США существует более 1550 частных университетов и колледжей с четырехлетним сроком обучения. Частный сектор образования представлен крупными престижными университетами (Гарвардским, Йельским и др.). Число государственных университетов и колледжей превышает 600. Однако в них обучаются около 79 % студентов [22, с. 36]. В Скандинавских странах, Германии высшие учебные заведения в основном относятся к государственному сектору. Негосударственный сектор в Германии представлен крупными корпоративными ВУЗами (Люфтганза). В Японии 70 % всего университетского сектора относится к негосударственной форме собственности, большая часть которого находится в ведении фирм, корпораций [6, с. 106, 125, 130, 132]. В Беларуси (для сравнения) насчитывается 43 государственных и 10 частных ВУЗов. В государственных учреждениях образования в 2006/2007 г. обучалось 396,9 тыс., в частных — 56 тыс. студентов [18, с. 216]. Сосредоточение функции подготовки кадров в ведении государства либо установление оптимальной модели сочетания государственного и частного сектора в этой сфере составляет непременные гарантии эффективного осуществления такой функции, гармоничного обеспечения интересов государства и личности.

Эффективное осуществление целей, задач и функций в сфере высшего образования в значительной мере предопределяется его структурой. В соответствии со статьей 6 Закона Республики Беларусь «О высшем образовании» в Беларуси установлено две ступени высшего образования: первая ступень обеспечивает подготовку специалистов с высшим образованием; вторая ступень — магистратура [12].

Структура высшего образования в зарубежных странах многоуровневая (специфическая для той или иной страны). В Швеции, например, она включает подготовку кадров трех уровней: специалист (1—2 года), бакалавр (3 года), магистр (1,5 года); в Финляндии — 2 уровня: бакалавр (3 года), магистр (2 года) [6, с. 144—145]. В целом же в системе высшего образования определилась тенденция унификации его структуры и содержания. Стратегия развития высшего образования нашла отражение в ряде современных коммюнике и деклараций (Сорбонской декларации 1998 г., Болонской декларации 1999 г., Парижском коммюнике 2004 г. и др.). Участники Болонской встречи приняли на себя обязательства за короткое время (минимальный срок — конец первого десятилетия третьего тысячелетия) обеспечить достижение целей, связанных с формированием общеевропейского пространства высшего образования [21, с. 5]. Выделяется две степени (два цикла) высшего образования: бакалаврат и магистратура. Установление унифицированной системы высшего образования преследует глобалистские цели. Речь идет об установлении не просто общих образовательных стандартов (конвергенции образования), а на этой основе — единого образовательного пространства с созданием тем самым предпосылок для свободного перемещения специалистов, образовательных услуг (стажировки специалистов, учебы студентов и т. д.). В основе стандартизации (конвергенции) образовательной системы находятся экономические факторы, выражающиеся в заботе о росте европейской экономики, развитии бизнеса, об интересах работодателя (европейского, американского), в привлечении высококвалифицированных специалистов из других стран, особенно постсоветских, готовых работать за меньшую плату, чем специалисты, окончившие американские, английские, немецкие ВУЗы [9, с. 73]. Вступление в Болонский процесс создает условия для утечки умов. К сожалению, уровень оплаты труда в Беларуси не столь высок, чтобы привлекать высококвалифицированных специалистов их других стран. Интеграционные процессы, таким образом, имеют не только позитивные, но и негативные аспекты. Безусловно, Беларусь не может находиться вне мировых процессов, в том числе и в сфере образования.

Установленная в Беларуси структура высшего образования (по своей форме) идентична модели, формируемой в зарубежных странах, в том числе и государствах СНГ, с учетом традиций, национальных особенностей. В этой связи актуальное значение имеет определение места и функционального назначения в системе образования установленных в ней уровней (степеней образования). Безусловно, специалист, получивший образование в ВУЗах Беларуси, по своим квалификационным характеристикам не может не превосходить бакалавра (заканчивающего обучение в зарубежных странах). Это касается срока обучения (срок обучения бакалавра составляет 3—4 года; тогда как квалификация специалиста с высшим образованием в Беларуси формируется в течение 5 лет обучения). Кроме того, специалист приобретает не просто профессиональные навыки, но и фундаментальные, академические знания. В этой связи концептуальное значение имеет то, следует ли рассматривать получение квалификации специалистом в качестве полного высшего образования. Традиционно в Беларуси в высших учебных заведениях (5 лет) студенты получали высшее (законченное) образование. Если же получение квалификации специалиста считать (как это предусмотрено ст. 6 Закона) в качестве I степени (уровня) высшего образования, тогда, естественно, такое образование будет относится к неполному высшему образованию. Каждый закончивший высшее учебное заведение вправе продолжить образование на его второй ступени в целях получения степени магистра. В противном случае лица, окончившие ВУЗ и получившие квалификацию специалиста, будут находиться в менее благоприятных условиях.

Следует отметить, что в законодательстве Беларуси противоречиво, неоднозначно определяется назначение магистратуры в системе образования. Анализ Закона «О высшем образовании» показывает, что обучение в магистратуре отнюдь не рассматривается, как массовое образование. Как определяется в статье 6 Закона, вторая степень высшего образования (магистратура) обеспечивает формирование знаний и навыков научно-педагогической и научно-исследовательской работы и заканчивается присвоением степени «магистра» [12]. В соответствии с Правилами приема в магистратуру высших учебных заведений в 2007 г., утвержденными приказом министра образования Республики Беларусь от 30 мая 2007 г. № 344, в качестве одного из непременных требований поступления в магистратуру является склонность к научным исследованиям [14]. Анализ всех факторов и обстоятельств позволяет сделать вывод о том, что обучение в магистратуре следует рассматривать как постдипломное образование, первую степень получения высшей квалификации (кандидата наук). В то же время прослеживается двойное назначение магистратуры. В соответствии с пунктом 1.2 статьи 6 Закона окончившие магистратуру могут заниматься деятельностью с учетом ранее присвоенной квалификации специалиста с высшим образованием и обучения в магистратуре. Таким образом, можно рассматривать две разновидности целей магистратуры: академическая — подготовка к научно-педагогической деятельности и научно-практическая, профессиональная — повышение уровня профессиональных знаний. Соответственно этим направлениям следовало бы установить (в Законе «О высшем образовании») два вида магистратуры: академическую и профессиональную.

Многоуровневая модель высшего образования воспроизводится по существу во всех странах СНГ. Магистратура относится ко второй ступени (уровню) высшего образования. Особая модель структуры образования определяется в Молдове. В ней магистратура составляет одну из форм постуниверситетского образования [17, с. 122]. Это логичная научно обоснованная модель, вытекающая из многообразия содержания и взаимосвязей в системе образования и подготовки кадров.

Система образования (университетского, пост-университетского) призвана обеспечить высококвалифицированными кадрами не только Беларусь. Республика по своему составу научно-педагогических кадров может на контрактной (и других формах) существенно расширить подготовку иностранных граждан. Высшее образование, например в США, представляет собой бизнес. Только обучение иностранных студентов составляет пятую часть экспорта страны и приносит доход свыше 10 млрд дол. США в год [22, с. 36]. В целях осуществления такого рода деятельности, возможно, следовало бы унифицировать структуру высшего образования с общемировыми стандартами, определив введение в качестве I ступени (уровня) бакалавриат (наряду с подготовкой специалистов) для обучения иностранных граждан, а магистратуру — как II ступень (уровень) высшего образования.

Организационно-правовые формы, структура образования в Беларуси находятся в стадии развития и совершенствования. Концептуальное значение имеет установление рационального возраста начала образования, срока обучения в общеобразовательной школе, исходя из учебно-педагогических, личностно-индивидуальных и социально-экономических факторов. Оптимизация массового образования на базовом уровне и дифференциация на III ступени общего среднего образования создают равные условия и возможности для всех учащихся, обеспечения установления как единых требований, так и учета индивидуальных способностей каждого учащегося.

В системе высшего образования актуальное значение имеет унификация правового статуса государственных и частных учебных заведений. В то же время последние должны занять свой сектор, место в системе высшей школы. В сфере образования важно дифференцировать образование, выражающееся в подготовке специалистов, с одной стороны, и обучение в магистратуре, которые следует рассматривать как постдипломное, постуниверситетское образование.

Литература

1. Андреев, В. И. Сравнительная характеристика основных ступеней школьного образования ФРГ и Республики Беларусь / В. И. Андреев, М. Ф. Арсентьева // Сравнительная педагогика: школьное образование за рубежом: сб. науч. ст. / под ред. В. И. Андреева. Минск: НИО, 1999. С. 4—28.
2. Волохова, Е. Д. Законодательное обеспечение права на образование в Российской Федерации: монография. М.: Готика, 2004.
3. Гликман, И. З. Надо ли среднее образование делать обязательным? // Инновации в образовании. 2007. № 1. С. 4—9.
4. Гомьен, Д. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика / Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак. М.: МНИМП, 1998.
5. Ганчеренок, И. И. Модели магистерской подготовки: Швеция, Великобритания, Испания / И. И. Ганчеренок, С. А. Наумова. Минск: РИВШ БГУ, 2003.
6. Капранова, В. А. Сравнительная педагогика: школа и образование за рубежом. Минск: Новое знание, 2004.
7. Конституция Польши // Конституции государств Европы: в 3 т. Т. 2. М.: Норма, 2001. С. 686—732.
8. Крайко, Э. Н. Реформы общеобразовательной школы Франции // Сравнительная педагогика: школьное образование за рубежом: сб. науч. ст. / под ред. В. И. Андреева. Минск: НИО, 1999. С. 29—65.
9. Мальцев, Г. В. Реформа юридического образования и Болонский процесс // Право и образование. 2006. № 6. С. 71—89.
10. Об образовании: Закон Респ. Беларусь от 29 окт. 1991 г. № 1202-XII (в ред. Закона от 19 марта 2002 г. № 95-З) [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2008.
11. Об общем среднем образовании: Закон Респ. Беларусь, 5 июля 2006 г., №141-З // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. 2006. № 108. 2/1238.
12. О высшем образовании: Закон Респ. Беларусь, 11 июля 2007 г., №252-З // Там же. 2007. № 171. 2/1349.
13. О Концепции реформы общеобразовательной школы в Республике Беларусь: постановление Кабинета Министров Респ. Беларусь от 21 августа 1996 г. № 554 [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2008.
14. Правила приема в магистратуру высших учебных заведений в 2007 г.: приказ министра образования Респ. Беларусь от 30 мая 2007 г. № 344 [Электронный ресурс] // Бел. гос.й ун-т. Режим доступа: <http://www.bsu.by/main.asp?id1= 10014228id2=100150>. Дата доступа: 01.07.2007.
15. Протокол о защите прав человека и основных свобод // Права человека: сб. междунар.-правовых док. / сост. В. В. Щербов. Минск: Белфранс, 1999. С. 772—773.
16. Развитие образования в Республике Беларусь // Образование в странах Содружества Независимых Государств: сб. докл. о развитии нац. систем образования государств — участников СНГ. Минск, 2004. C. 84—88.
17. Развитие образования в Республике Молдова // Там же. C. 99—122.
18. Статистический ежегодник 2007. Минск: Мин-во статистики и анализа Респ. Беларусь, 2007.
19. Степанова, В. А. Школьное образование в Великобритании: история, современное состояние, тенденция развития // Сравнительная педагогика: школьное образование за рубежом: сб. науч. ст. / под ред. В. И. Андреева. Минск: НИО, 1999. С. 66—90.
20. Шкатулла, В. И. Образовательное право: учеб. для ВУЗов. М.: НОРМА, 2004.
21. Шиллер, В.И. Высшие профессиональное образование: возможности и перспективы // Социология образования. 2007. № 8. С. 4—10.
22. Штокман, Е. А. Высшее образование в США / Е. А. Штокман, А. Е. Штокман. М.: Ассоциации строит. вузов, 2005.
23. Фарино, К. Оценивать школьное образование с позиций вчерашнего дня ошибочно… // Настаўнiцкая газ. 2008. 25 сак.
24. Федорова, М. Ю. Образовательное право: учеб. пособие для вузов. М.: ВЛАЛО, 2003.
25. Феськов, Е. С. Структурная и содержательная организация общеобразовательных школ в США // Веснiк адукацыi. 2004. № 6. С. 32—38.
26. Education for all: United Kingdom perspectives, based on the series of conferences of EFA, 2001/2002. S. lough: Wat. Foundation for Educational Research, 2003.
27. Education, research, technology in France. Paris: Ministere de l’education nationale, s. a.
28. Secondary education in Denmark / Council of Europe. Strasbourg: Council of Europe Press, 1995.
29. Secondary education in Switzerland / Council of Europe. Strasbourg: Council of Europe Press, 1995.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.