журнал международного права и международных отношений 2008 — № 3


международное право — международное частное право

Сущность института суррогатного материнства

Наталья Байбороша

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — аспирант кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Данилевич Александр Станиславович — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Малашко Анна Павловна — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин факультета права Белорусского государственного экономического университета

Улучшение демографической ситуации является одним из основных направлений социальной политики большинства государств. Росту рождаемости должна способствовать действующая нормативная правовая база, обеспечивающая защиту репродуктивных прав граждан и реализацию прав человека на продолжение рода.

Целью настоящей публикации является исследование сравнительно молодого института суррогатного материнства, определение понятия и видов данного метода репродуктивных технологий, а также изучение отношения к рассматриваемому институту в законодательстве и правоприменительной практике различных государств. В белорусской и зарубежной доктрине вопросы заключения, изменения и прекращения правоотношения суррогатного материнства, в том числе осложненного иностранным элементом, изучены фрагментарно. Данная проблематика исследуется в работах Ю. Дроновой [5], Ф. Чеслера [15], Х. Рагоне [18].

Актуальность рассматриваемой темы повышает тот факт, что ни в научных трудах различных областей знаний, ни в международном и национальном праве нет ответов на многие морально-этические и правовые вопросы, возникающие при реализации программы суррогатного материнства: кто является «истинной» матерью ребенка, рожденного при реализации суррогатного материнства; кому (суррогатной или генетической матери) должна быть выдана справка, свидетельствующая о родстве матери и ребенка; какова правовая процедура передачи ребенка, рожденного суррогатной матерью за границей, родителям, проживающим в государстве, где данный метод репродуктивных технологий запрещен; возможна ли реализация суррогатного материнства по социальным причинам, лицами, не состоящими в официальных брачных отношениях, а также однополыми партнерами. Автор акцентирует внимание на данных вопросах и вносит предложения по их решению, что повышает практическую значимость исследований.

По данным Министерства статистики, на 1 января 2007 г. в Беларуси насчитывалось около 14,5 % бесплодных супружеских пар. В ходе республиканского совещания, состоявшегося 6 марта 2008 г. по итогам работы акушерско-гинекологической и педиатрической служб, главный акушер-гинеколог Министерства здравоохранения С. Шилова сообщила, что в 2007 г. в Беларуси зарегистрировано 9649 женского и 1799 случаев мужского бесплодия [4]. Представленные статистические данные наглядно иллюстрируют неспособность многих пар самостоятельно зачать и выносить ребенка. Развитие и использование института суррогатного материнства поможет таким парам «родить» генетически своего ребенка, а также будет способствовать улучшению демографической ситуации в государстве. 1 января 2008 г. численность населения Беларуси составила 9,689 млн человек, что по сравнению с началом 2007 г. меньше на 24,8 тыс. человек. Сокращение численности населения обусловлено превышением числа умерших над числом родившихся на 29,4 тыс. человек [12].

Суррогатное материнство — один из современных способов вспомогательных репродуктивных технологий, позволяющий преодолеть бесплодие и обрести надежду стать родителями тем, кто лишен возможности познать радости материнства и отцовства. Сущность данного института варьируется в зависимости от вида суррогатного материнства: традиционного (усеченного) или нетрадиционного (полного).

Исторически первым возникло традиционное суррогатное материнство, при котором суррогатная мать должна выносить и передать бесплодной паре ребенка, зачатого с использованием генетического материала одного из его потенциальных родителей и донора: мужчины или женщины.

В Древнем Риме и Древней Греции есть свидетельства применения данного вида суррогатного материнства. Плутарх в сочинении «О доблести женской» повествует о царе Дейотаре и его бесплодной супруге Стратонике, которая убедила его зачать ребенка с другой женщиной и позволить ей принять и воспитать этого ребенка как своего родного [11, с. 414].

Во времена, описанные в Библии, считалось, что если женщина не могла родить дитя, ей предоставлялось право воспользоваться помощью служанки, которая должна была зачать ребенка с мужем бесплодной женщины, а после родов передать новорожденного супружеской паре. Так, в Ветхом Завете в Бытие 16, 2 повествуется: «И сказала Сара Авраму: вот, Господь заключил чрево мое, чтобы мне не рождать; войди же к служанке моей: может быть, я буду иметь детей от нее…» [6, с. 45]. Далее, в Бытие 30, 3 описывается: «Она [Рахиль] сказала [Иакову]: вот служанка моя Валла; войди к ней; пусть она родит на колена мои, чтобы и я имела детей от нее» [6, с. 75].

Из приведенных примеров видно, что в древности для рождения ребенка прибегали к помощи женщины, которая могла бы родить и передать его бесплодной супружеской паре. Безусловно, в то время в силу неразвитости репродуктивных технологий использовалась естественная инсеминации женщины-донора (суррогатной матери), но, несмотря на это, ребенок передавался именно супружеской паре, которая воспитывала его как своего законного. Принято считать, что рождение таких детей является началом реализации традиционного суррогатного материнства, при котором для оплодотворения использовалась яйцеклетка суррогатной матери.

Первая программа традиционного суррогатного материнства на современном этапе, т. е. при помощи медицинского вмешательства, была успешно реализована в 1980 г.

Нетрадиционное суррогатное материнство заключается в том, что женщина (суррогатная мать) вынашивает ребенка для лиц, генетический материал которых использовался при зачатии.

Прототипом данного вида суррогатного материнства может служить индийская легенда о рождении основателя джайнизма — Махавиры (VII в. до н. э.), зачатого в утробе супруги брахмана, а затем перенесенного богами во чрево царице Трисале, для того чтобы ребенок родился в семье кшатрийского (аристократического) сословия, как и полагалось великим людям [3].

Нетрадиционное суррогатное материнство является наиболее распространенной формой рассматриваемого метода вспомогательных репродуктивных технологий. Главное отличие традиционного от нетрадиционного суррогатного материнства заключатся в том, что во втором случае не существует генетической связи между новорожденным и суррогатной матерью, так как при зачатии используется генетический материал потенциальных родителей ребенка.

В законодательстве зарубежных государств отношение к институту суррогатного материнства весьма неоднозначно (от полного запрета до легализации), что обусловлено культурными традициями, а также морально-этическими, правовыми и религиозными аспектами.

Суррогатное материнство запрещено в Австрии, Германии, Италии, Испании, Швеции, Франции, отдельных штатах США (Аризона, Мичиган). В других государствах запрещены лишь коммерческие соглашения суррогатного материнства: в отдельных штатах США (Нью-Гемпшир, Вирджиния), Дании, Израиле, Канаде, Великобритании допускается оплата текущих расходов суррогатной матери, а в Нидерландах запрещена реклама суррогатного материнства, предложение услуг суррогатных матерей и их подбор. В Финляндии и Греции отсутствует законодательное регулирование рассматриваемого института. Суррогатное материнство легализовано в большинстве штатов США и Австралии, ЮАР, Украине, Казахстане, Беларуси и России [5, с. 30].

Вследствие того, что в некоторых странах суррогатное материнство запрещено или законодательно не урегулировано, данные правоотношения все чаще характеризуются присутствием «иностранного элемента». В середине 1990-х гг.
О. Слуцкер, президент сети фитнес центров «World Class» в России, прибегла к помощи американской гражданки, которая стала суррогатной матерью для ее сына [8]. В это время в России институт суррогатного материнства еще не был законодательно закреплен, а в некоторых штатах США был легализован и успешно реализовывался на практике. В 2003 г. японская телеведущая А. Мукаи стала матерью двух мальчиков-близнецов также благодаря американской суррогатной матери [19]. В 2006 г. немецкая бездетная пара заключила договор суррогатного материнства с гражданкой Украины [14].

При реализации программы суррогатного материнства довольно остро стоит вопрос о признании «истинной» матери ребенка, рожденного при помощи данного метода вспомогательных репродуктивных технологий. Например, семья вышеупомянутой телеведущей А. Мукаи столкнулась с серьезной проблемой после рождения мальчиков суррогатной матерью: по японскому законодательству матерью является женщина, родившая ребенка. В 2007 г. Верховный Суд Японии отказал в регистрации близнецов в качестве законных детей А. Мукаи и ее супруга, отменив предыдущее решение Высшего Суда района Синдзюку в Токио [13]. Институт суррогатного материнства подверг сомнению, казалось бы, очевидный и незыблемый факт: матерью является та женщина, которая родила. В частности, по такому пути идут Принципы 1989 г., разработанные Специальным экспертным комитетом Совета Европы по биоэтике и искусственным методам деторождения [17] (далее — Принципы 1989 г.). В соответствии с частью 1 принципа 14 «женщина, которая родила ребенка, должна считаться его матерью». Но так ли это в случае с ребенком, появившимся на свет при помощи программы суррогатного материнства? На наш взгляд, ответ на этот вопрос зависит от вида суррогатного материнства: традиционного или нетрадиционного. Суррогатная мать может считаться юридической только в том случае, если яйцеклетка для эмбриона была взята из ее организма. Если же донором является женщина из бесплодной пары, то матерью ребенка является именно она. В белорусском законодательстве, например, предусмотрено, что суррогатной матери должен быть имплантирован эмбрион, зачатый из яйцеклетки другой женщины (ч. 1 ст. 53 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье [7] (далее — КоБС Республики Беларусь)), которая и является не только генетической, но и законной матерью ребенка. Данное положение позволяет сгладить острые углы в сложившейся ситуации. Однако, как видно, белорусский законодатель регламентирует лишь нетрадиционное суррогатное материнство. Безусловно, именно этот вид данного института и нуждается в четком правовом регулировании, так как сущность суррогатного материнства состоит не только в том, чтобы улучшить рождаемость, но и в том, чтобы ребенок был связан с родителями генетической связью. Если же такая связь обрывается, теряется смысл института суррогатного материнства. Представляется целесообразным законодательно урегулировать и вопросы традиционного суррогатного материнства с целью максимально подробной регламентации комплекса правоотношений, связанных с суррогатным материнством.

На практике при записи матери ребенка, рожденного суррогатной матерью, возникает коллизия. По законодательству большинства стран, в том числе и Республики Беларусь, происхождение ребенка от матери устанавливается на основании факта рождения, удостоверенного справкой организации здравоохранения (ч. 1 ст. 51 КоБС Республики Беларусь [7]). В случае рождения ребенка благодаря программе суррогатного материнства в настоящее время справка выдается не генетической, а суррогатной матери. Необходимо внести соответствующие изменения в действующее законодательство с целью выдачи данной справки именно генетической матери. Это позволит избежать ситуации, в результате которой медико-генетическая экспертиза будет указывать на генетическую связь ребенка с одной женщиной, а медицинская справка — с другой.

В случае традиционного суррогатного материнства, на наш взгляд, справку также необходимо выдавать генетической матери, которая одновременно является и суррогатной. Ситуация может осложниться из-за участия в данной программе женщины-донора, которая чаще всего остается анонимной. Исходя из этого передача ребенка при реализации традиционного суррогатного материнства должна сводиться к процедуре усыновления.

Таким образом, в случае использования программы суррогатного материнства представляется целесообразным законодательное закрепление возможности установления материнства не по факту рождения, а по факту генетической связи матери и ребенка, т. е. необходимо внести соответствующие изменения в статью 51 КоБС Республики Беларусь.

Для минимизации рисков суррогатной матери и генетических родителей рекомендуется воспользоваться помощью юриста при заключении договора суррогатного материнства. Данный документ должен отражать не только права, обязанности, но и ответственность участников программы суррогатного материнства. Если одна из сторон договора желает остаться анонимной, возможно заключение двух договоров: между медицинским центром, услугами которого планируют воспользоваться потенциальные родители, и генетическими родителями, а также между данным медицинским центром и суррогатной матерью. Если суррогатная мать замужем, целесообразно отразить в договоре согласие ее супруга на проведение программы суррогатного материнства, так как в случае отказа генетических родителей от ребенка именно он будет записан его отцом (презумпция отцовства мужа матери).

В некоторых странах договор суррогатного материнства обязателен и должен быть нотариально удостоверен (Республика Беларусь). На наш взгляд, такие действия со стороны государства весьма обоснованы, так как речь идет об услуге, связанной с вынашиванием и передачей генетическим родителям суррогатной матерью новорожденного. Дополнительные гарантии государства в данной области способствуют повышению внимания к вопросам охраны материнства и отцовства, защиты прав и интересов детей, обеспечения благоприятных условий для развития каждого ребенка, рожденного при реализации суррогатного материнства.

Законодатель всегда становится на сторону менее защищенной стороны. Однако в различных государствах вопрос определения слабой стороны в договоре суррогатного материнства является весьма дискуссионным. Например, в Беларуси закон стоит на стороне генетической матери, а в России и США — суррогатной матери. На наш взгляд, определяя менее защищенную сторону в договоре суррогатного материнства, следует исходить из правовой природы такого договора: является он возмездным или безвозмездным. В первом случае именно биологические родители ребенка являются «слабой стороной» договора, так как суррогатная мать за оказанные услуги получает материальную выгоду. Когда речь идет о безвозмездном оказании услуг, ситуация меняется и менее защищенной стороной становится суррогатная мать, так как она вынашивает ребенка бесплодной паре с единственной целью — помочь обрести ребенка людям, которые не обладают естественной способностью к рождению детей. В соответствии с указанными выше Принципами 1989 г. медицинскому работнику или учреждению разрешается произвести искусственное оплодотворение суррогатной матери при одновременном выполнении двух условий: суррогатная мать не получит материальной выгоды от данной операции, а также она имеет право после родов оставить ребенка себе (принцип 15) [17, p. 39].

Встречаются случаи, когда суррогатная мать отказывается передавать выношенного ребенка лицам, генетический материал которых использовался при зачатии. Несмотря на это, ребенок не всегда остается у суррогатной матери, все зависит от законодательства конкретного государства. В США в конце 1980-х — начале 1990-х гг. было рассмотрено несколько громких дел. В одном случае суд оставил детей суррогатной матери, так как она отказалась от денежного вознаграждения (дело «Baby M») [15]. В других случаях суд все же вынес решения в пользу генетических родителей (Уайтхед против Стернов, Джонсон против Кальвертов) [5, с. 31]. Для снижения риска оставления ребенка суррогатной матерью представляется возможным использовать услуги родственницы. Так, весной 2007 г. в Беларуси суррогатная мать родила ребенка своей двоюродной сестре. В этом же году 52-летняя жительница Греции родила двух детей для своей дочери и зятя [2].

Законодательно не урегулированными в большинстве государств остаются вопросы, касающиеся возможности реализации суррогатного материнства по социальным причинам, а также совместно проживающими лицами и однополыми партнерами.

Представляется, что реализация суррогатного материнства по социальным причинам, а также гомосексуальными парами исказит его суть и усугубит проблемы коммерциализации данной сферы. В настоящее время много внимания уделяется равноправию мужчин и женщин, но при этом нельзя забывать, что женщина по законам природы в первую очередь — жена и мать. Тот, кто это игнорирует, пытается использовать современные методы репродуктивных технологий не по их первоначальному предназначению: в нашем случае помощь бесплодным парам «родить» генетически своего ребенка. Законодательство большинства стран закрепило перечень медицинских показаний, который позволяет воспользоваться программой суррогатного материнства. Как правило, к нему относится: отсутствие матки (врожденное или приобретенное); деформация полости или шейки матки при врожденных пороках развития или в результате заболеваний; синехии полости матки, не поддающиеся терапии; соматические заболевания, при которых вынашивание беременности противопоказано; неудачные попытки экстракорпорального оплодотворения при неоднократном получении эмбрионов высокого качества, перенос которых не приводил к наступлению беременности (аналогичный перечень содержится в постановлении Министерства здравоохранения Республики Беларусь № 71 «Об утверждении перечня медицинских показаний и противопоказаний к суррогатному материнству, порядок и объем медицинского обследования суррогатной матери, генетической матери и их супругов» [9]). Исходя из этого можно сделать вывод о том, что суррогатное материнство по социальным причинам невозможно. Тем не менее, целесообразно закрепить это правило на законодательном уровне, дабы избежать неправильного толкования и злоупотребления принципом «то, что не запрещено — разрешено». На наш взгляд, женщинам, которые могут иметь детей без помощи суррогатной матери, но желают воспользоваться ее услугами, мотивируя это своей занятостью или нежеланием в течение 9 месяцев причинять себе неудобства, связанные с беременностью и родами, не должно предоставляться право на реализацию суррогатного материнства, цель которого — преодоление бесплодия.

В конце XX в. Европа и Северная Америка столкнулись с новым явлением: легализацией однополых браков и союзов. Необходимо обратить внимание на тот факт, что некоторые государства признали правовые последствия таких браков: разрешили однополым парам усыновлять детей. После этого однополые пары стали требовать предоставить им право участвовать в программе суррогатного материнства, причем число гомосексуальных пар, желающих «родить» ребенка при помощи суррогатной матери, постоянно растет [16, р. 341]. В 2002 г. в штате Кентукки (США) гомосексуальная пара воспользовалась услугами суррогатной матери для рождения ребенка, генетическим отцом которого был один из партнеров. Через два года эта пара повторила данную процедуру, но отцом ребенка был уже второй партнер. Так как для реализации традиционного суррогатного материнства в обоих случаях услуги оказывала одна и та же женщина, гомосексуальная пара рассчитывала приобрести родственные связи через своих детей, которые являлись единоутробными братьями и сестрой (в первый раз родилось четыре ребенка, во второй — один). В некоторых странах (Нидерланды, Бельгия, Греция, австралийский штат Тасмания) у однополых женских пар есть возможность прибегнуть к искусственному оплодотворению [1, с. 238]. На наш взгляд, ребенку не должна навязываться модель однополой семьи, поэтому целесообразно законодательное закрепление института однополого партнерства вместо института однополой семьи с условием наделения партнеров взаимными правами и обязанностями лишь в имущественной сфере.

Интересным представляется вопрос, связанный с реализацией программы суррогатного материнства лицами, не состоящими в официальных брачных отношениях. Как правило, они не могут претендовать на соответствующие права супругов. Однако представляется целесообразным разрешить таким парам реализовывать программу суррогатного материнства, которая должна основываться в первую очередь на генетической связи ребенка с его родителями.

Необходимо отметить, что морально-этические и правовые вопросы института суррогатного материнства являются весьма дискуссионными. Его противники делают акцент на аморальных, с их точки зрения, аспектах. Во-первых, они считают неэтичным сам факт вынашивания ребенка «чужой» женщиной, которая должна будет передать новорожденного после его рождения генетическим родителям. Речь идет не только об эксплуатации женского организма как «инкубатора», но и об установившейся биологической связи между суррогатной матерью и ребенком. Возникает несколько встречных вопросов: почему же не учитывается генетическая связь, которая по сравнению с биологической не прерывается с моментом рождения ребенка, а продолжается всю жизнь; почему нельзя рассматривать суррогатную мать не как «биологический инкубатор», а как няню? Бесспорно, женщина, которая согласилась стать суррогатной матерью, должна осознавать, что после рождения ребенка она передаст его генетическим родителям. Именно поэтому у суррогатной матери приветствуется наличие детей, так как она уже ощутила переживания, связанные с рождением ребенка. По результатам анкетирования, проведенного среди женщин, давших согласие участвовать в программе нетрадиционного суррогатного материнства, стало очевидным, что они готовы выносить и передать ребенка лицам, генетический материал которых использовался при оплодотворении. Однако большинство из них заявили, что не смогли бы участвовать в программе традиционного суррогатного материнства, так как не могут представить, что ребенок, с которым они генетически связаны, будет воспитываться в другой семье [18, р. 62]. Во-вторых, противники суррогатного материнства говорят о его коммерциализации. Безусловно, такой риск есть, но подобные действия не исключены и при других обстоятельствах: выезде детей на оздоровление за границу, усыновлении. Противники суррогатного материнства предлагают бездетным парам альтернативу данному институту в виде усыновления ребенка, который нуждается в родительской любви и заботе. Однако они не учитывают желание бездетных пар оставить на Земле после себя генетический след: свое потомство.

Суррогатное материнство ни в коей мере не умаляет значения института усыновления. Причем, на наш взгляд, традиционное суррогатное материнство целесообразно осуществлять через процедуру усыновления. Суррогатное материнство и усыновление могут и должны существовать параллельно, выбор должен принадлежать лишь родителям планируемого ребенка. В соответствии с Рекомендациями Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств «Об этико-правовом регулировании и безопасности генетических медицинских технологий в государствах — участниках СНГ» права приемных детей и детей, зачатых из донорских гамет, должны признаваться наравне с правами детей, рожденных без применения вспомогательных репродуктивных технологий [10].

Суррогатное материнство не сможет в полной мере решить демографическую проблему. Тем не менее, оно в состоянии изменить чью-либо жизнь, подарив счастье материнства и отцовства многим людям. На наш взгляд, нельзя считать аморальным то, благодаря чему появляется новая жизнь, рождение которой так долго ждали.

Литература

1. Алексеев, Н. А. Гей-брак: семейный статус однополых пар в международном, национальном и местном праве. М.: БЕК, 2002.
2. В Греции в 52 года женщина родила своих двух внуков [Электронный ресурс] // Лечение мужского и женского бесплодия, экстракорпоральное оплодотворение, ЭКО, диагностика бесплодия. Режим доступа: <http://www.ma-ma.ru/ru/library/news/35717.php>. Дата доступа: 27.03.2008.
3. Величкин, С. В. Праздники и обряды Индии [Электронный ресурс] // Посольство Российской Федерации в Республике Индия. Режим доступа: <http://www.india.mid.ru/obrjad.html>. Дата доступа: 18.03.2008.
4. Дорощенок, Т. В Беларуси растет число бесплодных супружеских пар [Электронный ресурс] // TUT.BY: Белорусский портал. Режим доступа: <http://news.tut.by/society/104748.html>. Дата доступа: 07.03.2008.
5. Дронова, Ю. А. Что нужно знать о суррогатном материнстве. М.: Городец, 2007.
6. Книга Бытия; Библия. Ветхий Завет. Бытие / пер., вступ. сл. и коммент. М. Г. Селезнева. Б.м.: Рос. библей. об-во, 2002.
7. Кодекс Республики Беларусь о браке и семье: принят Палатой представителей 3 июня 1999 г.: одобр. Советом Респ. 24 июня 1999 г.: текст Кодекса по состоянию на 1 марта 2008 г. [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь: Технология 3000 / ООО«ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2008.
8. Морозов, Д. Спортивный резерв мирового класса [Электронный ресурс] // Издательский дом Родионова. Деловой журнал «Карьера». Режим доступа: <http://www.kariera.orc.ru/07-99/Fathe086.html>. Дата доступа: 03.02.2008.
9. Об утверждении перечня медицинских показаний и противопоказаний к суррогатному материнству, порядок и объем медицинского обследования суррогатной матери, генетической матери и их супругов: постановление Мин-ва здравоохранения Респ. Беларусь от 14 сент. 2006 г. № 71 [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь: Технология 3000 / ООО«ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2008.
10. Об этико-правовом регулировании и безопасности генетических медицинских технологий в государствах — участниках СНГ: Рекомендации Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств от 31 окт. 2007 г. [Электронный ресурс] // Межпарламентская Ассамблея государств — участников Содружества Независимых государств. Режим доступа: <http://www.iacis.ru/html/?id=22&pag=688&nid=3>. Дата доступа: 28.04.2008.
11. Плутарх. О доблести женской // Морали: соч. М.: ЭКСМО-Пресс, 1999.
12. Спасюк, Е. Минздрав хочет сделать ЭКО более доступным для белорусок [Электронный ресурс] // TUT.BY: Белорусский портал. Режим доступа: <http://news.tut.by/health/106070.html>. Дата доступа: 31.03.2008.
13. Суд Японии отказал в гражданстве рожденным американкой близнецам [Электронный ресурс] // ПОЛИТ-НН.РУ. Режим доступа: <http://www.polit-nn.ru/?pt=news&view=single&id=87961>. Дата доступа: 17.03.2008.
14. Суррогатное материнство: кто, почему и как рожает в Украине детей для иностранцев и обеспеченных украинцев [Электронный ресурс] // Вечерний Харьков. Режим доступа: <http://www.vecherniy.kharkov.ua/ind2.php?Division=society&id=5971>. Дата доступа: 27.03.2008.
15. Chesler, Ph. Sacred Bond: The Legacy of Baby M. New York: Random House, 1988.
16. Perrin, E. C. Technical Report: Coparent or Second-Parent Adoption by Same-Sex Parents // Official Journal of the American Academy of Pediatrics. 2002. V. 109. N 2. P. 341—344.
17. Principles // Human artificial procreation. Strasbourg: Council of Europe Press, 1993. P. 35—40.
18. Ragone, H. Ideologies and technologies of motherhood / H. Ragone, F.W. Twine; ed. H. Ragonй. New York; London: Routledge, 2000.
19. U.S. surrogate mother for TV talent Mukai gives birth to twins [Electronic resource] // Intended Parents, Inc. Mode of access: <http://intendedparents.com/News/US_Surrogate_mother_for_TV_talent_Mukai_gives_birth_to_twins.html>. Date of access: 02.02.2008.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.