журнал международного права и международных отношений 2008 — № 3


международное право — трибуна молодых

Беженцы и другие категории мигрантов: терминология и отличительные признаки миграционных потоков

Дмитрий Макаревич

Автор:
Макаревич Дмитрий Петрович — студент факультета права Белорусского государственного экономического университета, победитель конкурса работ для студентов и аспирантов по проблематике, связанной с вопросами беженцев

В современном мире, когда процессы глобализации и интеграции занимают все более прочные позиции, проблемы миграции населения продолжают оставаться наиболее актуальными для международного сообщества. Это связано с разнообразными причинами (политическими, экономическими, социальными и т. д.), влияющими на динамику и структуру перемещений населения. Характер происходящих миграционных процессов влияет также на определение правового статуса лиц, вынужденных покидать место своего постоянного жительства.

Для определения миграционного режима в отношении прибывших лиц, правовых последствий их незаконного нахождения в стране прибытия необходимо сначала исследовать сущность понятий «миграция», «вынужденная миграция», «незаконная миграция», «беженец», разработать адекватную терминологию и четко определить статус и правовое положение мигрантов в зависимости от принадлежности к той или иной категории.

В белорусской правовой науке ряд ученых проводят исследования в указанной сфере общественных отношений. Разработкой данной проблематики занимаются О. И. Бахур [9], Л. А. Васильева [1; 9], Л. В. Павлова, А. В. Селиванов [7], Л. П. Шахотько [11] и др. Теоретические и практические результаты данных работ позволяют сфокусировать внимание на существующих проблемах в регулировании миграционных процессов в Республике Беларусь.

В доктрине, практической литературе отсутствует единство мнений и подходов по установлению структурно-содержательных характеристик миграционной подвижности населения.

Попытки категориального разграничения миграционных потоков после распада Советского Союза в Республике Беларусь проводились специалистами Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь, которые выделяли пять основных миграционных потоков: вынужденная миграция, внешняя миграция, внешняя трудовая миграция, незаконная миграция, внутренняя миграция [9, с. 41]. В Государственной миграционной программе на 2006—2010 годы эти же категории указаны как миграционные процессы [4].

В связи с этим необходимо определить критерии разграничения понятий «миграционные потоки» и «миграционные процессы» для их единообразного толкования и применения. Это непосредственно связано с подходами в их регулировании, что отвечает цели миграционной политики государства: регулирование миграционных потоков, использование миграционного потенциала зарубежных стран в интересах демографического развития Республики Беларусь, обеспечение баланса прав и законных интересов местного населения и мигрантов [5]. При этом необходимо учитывать, что миграционная политика должна отвечать национальным интересам, способствовать социально-экономическому развитию государства и ориентироваться на международные нормы и правила.

Для обеспечения конституционных прав, свобод и интересов населения, обеспечения общественной безопасности и правопорядка государств вынуждены брать под контроль миграционные процессы. В связи с этим устанавливается порядок въезда, пребывания, транзита, выезда иностранных граждан или лиц без гражданства. Нарушение этого порядка предполагает применение определенных ограничений к лицу, нарушившему миграционные требования. Однако также ограничения должны быть дифференцированы в отношении каждой отдельно взятой категории.

К примеру, А. В. Похлебаева для понимания сущности процесса миграции предлагает выделять законную и незаконную миграцию. При классификации миграции на данные виды следует учитывать, что законной является миграция на законных основаниях: виза, предоставление правового статуса, вид на жительство, а незаконной — миграция при отсутствии таковых элементов [8, с. 4].

Термин «незаконный» означает оценочную категорию, т. е. отношение субъекта права к требованию установленной нормы права.

Для Республики Беларусь вопрос незаконной миграции очень актуален. Иностранцы и лица без гражданства используют нашу страну как транзитное государство для последующего незаконного проникновения на территорию сопредельных стран Европейского союза, а также с целью поиска возможности остаться в нашей стране на постоянное жительство. Проблема незаконной миграции в Республике Беларусь обусловлена ее географическим положением: через территорию республики пролегают маршруты в Западную Европу. Иностранцы прибывают в Республику Беларусь, используя каналы туризма, транзитного проезда, по служебным делам, а также с прямыми нарушениями правил въезда. Однако ужесточение миграционной политики европейских стран приводит к тому, что незаконные мигранты, не попав в страну назначения, предпочитают остаться в Республике Беларусь [2].

С первых дней приобретения независимости и начала активного участия в решении возникших проблем миграции Республика Беларусь ориентируется на общепризнанные мировым сообществом нормы и принципы. Нарастание проблем миграции, особенно незаконной, актуализировало для Беларуси необходимость их урегулирования на новом правовом уровне как в плане совершенствования национального законодательства, приведения его к общепризнанным стандартам, так и посредством развития международного сотрудничества.

Однако определения понятия «незаконный мигрант» на национальном уровне в Республике Беларусь не зафиксировано. И это свидетельствует о сложности самого понятия «миграция» и всех сопутствующих процессов. Республика Беларусь является одним из государств, ратифицировавших международные соглашения в миграционной сфере. В соответствии с определением, данным в абзаце втором статьи 1 Соглашения о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией, понятие «незаконные мигранты» — «граждане третьих государств и лица без гражданства, нарушившие правила въезда, выезда, пребывания или транзитного проезда через территории Сторон, а также граждане Сторон, нарушившие правила пребывания на территории одной из Сторон, установленные ее национальным законодательством» [6].

Данное понятие являлось и пока является всеобщим и универсальным для стран СНГ. Соглашение было подписано в 1998 г. С этого времени многие процессы трансформировались, а потому возникла необходимость уточнения понятия «незаконный мигрант» и по возможности принятия на национальном уровне соответствующего нормативного правового акта, закрепляющего и четко разграничивающего категории незаконных мигрантов в целях правильного определения их статуса и правового положения.

Особым социальным явлением в среде миграционных процессов является вынужденная миграция. Закон Республики Беларусь «О беженцах» определяет вынужденную миграцию как «недобровольное перемещение (переселение) людей из государства своей гражданской принадлежности либо своего прежнего обычного местожительства вследствие опасений стать жертвами преследований по признакам расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений» [3].

Таким образом, к категории вынужденных мигрантов относятся беженцы. Ведь основной причиной их исхода из страны своего гражданства (постоянного места жительства) является не их волеизъявление, а вполне обоснованные опасения стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений. Лицо становится беженцем, как только начинает отвечать критериям, содержащимся в определении:

— лицо должно находиться вне страны своего гражданства или постоянного места жительства в случае, если является лицом без гражданства;

— в отношении лица отсутствует защита со стороны государства;

— имеются вполне обоснованные опасения преследования;

— лицо преследуется по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений.

Данные причины являются основополагающими для признания лица беженцем. Они также носят всеобщий и универсальный характер [11, с. 29].

Указанная категория лиц является одной из самых уязвимых и вследствие определенных причин менее социально защищенной, чем другие категории лиц, относящихся к одному из миграционных потоков. В связи с этим недостаточная правовая регламентация может негативно сказаться на последствиях признаваемого за ними правового статуса и правового положения.

Наряду с беженцами Соглашение СНГ о помощи беженцам и вынужденным переселенцам 1993 г. выделяет категорию вынужденных переселенцев. Под ними понимаются лица, которые, являясь гражданами Стороны, предоставившей убежище, были вынуждены покинуть место своего постоянного жительства на территории другой Стороны вследствие совершенного в отношении них или членов их семьи насилия или преследования в иных формах либо реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, политических убеждений, а также принадлежности к определенной социальной группе в связи с вооруженными и межнациональными конфликтами [10, с. 220—221].

Таким образом, указанные категории имеют сходные причины и мотивы для оставления страны своего гражданства. По нашему мнению, четкое определение отличительных признаков позволяет регламентировать и, тем самым, разграничить статус и правовые последствия для категорий «беженец» и «вынужденный переселенец». В белорусском законодательстве понятие «вынужденный переселенец» не выделено.

В связи с этим можно отметить, что понятие «беженец», которое Республика Беларусь имплементировала в своем законодательстве, основывается на Конвенции о статусе беженцев 1951 г.

Необходимо отметить и тот факт, что белорусское законодательство о беженцах довольно четко и детально регламентирует правовой статус, политические и социальные гарантии беженцев, находящихся на территории Республики Беларусь, что соответствует международно-правовым актам в области вынужденной миграции. Однако в социальной среде активная помощь оказывается в основном общественными организациями.

Правовая оценка внешне схожих действий незаконного мигранта и беженца помимо общих признаков (пересечение границы иностранного государства) имеет принципиальные различия, что в одном случае влечет возникновение уголовно-правовой ответственности, а в другом — исключает ответственность определенного круга лиц (беженцев) в связи с незаконным пересечением государственной границы. Тем самым, определение названных категориальных признаков позволяет избежать сложных и негативных ошибок при установлении правового статуса данных лиц и квалификации деяния.

В зависимости от признаваемого за лицами правового статуса должны предприниматься определенные административные и уголовные меры, связанные с оценкой нахождения мигрантов на территории страны (либо освобождения от ответственности).

В тех случаях, когда причины въезда не связаны с криминальной целью, первоначально целесообразно определить необходимость в этом человеческом ресурсе, возможности рассмотрения перспективы оставления на постоянное жительство и уточнения статуса для целей регистрации, учета и контроля над соблюдением режима пребывания. На решение данных вопросов и направлена Государственная миграционная программа Республики Беларусь.

Кроме того, в настоящее время в республике необходима достаточно четкая и перспективная разработка интеграционных программ. Это позволит организовать дальнейшее постоянное проживание вынужденных мигрантов с наименьшим моральным и психологическим дискомфортом, связанным с поиском мест работы, учебы, привыкания к социуму и реализацией дальнейших жизненных перспектив.

Необходимо отметить, что в Республике Беларусь в отношении беженцев предусмотрен наиболее полный пакет организационных и административных мер. Четко прослеживаются основные принципы, применяемые при предоставлении правового статуса: это невысылка (non-refoulment) и защита со стороны государства. Данные гарантии в некоторой степени позволяют лицам, признанным беженцами, чувствовать себя в принявшем их государстве не менее защищенными, чем белорусские граждане (обращение в судебные органы за защитой своих прав и интересов, трудовые правоотношения и т. д.). Принятие комплексных интеграционных программ поддержки беженцев (по профессиональному обучению, трудоустройству, переквалификации и др.) будет способствовать наиболее полному и реальному осуществлению предоставленных им прав. Значимую помощь в отмеченных процессах оказывает Представительство Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Республике Беларусь.

К тем, кто пересекает государственную границу с преступными целями, необходимо применение мер административного либо уголовного воздействия в соответствии с нормами административно-правового и уголовного закона. Однако такие меры должны быть основаны на четкой дифференциации, обеспечены правовыми гарантиями, соответствовать международным стандартам и международным подходам к оценке их деяний.

В отношении тех, кто попал в положение незаконного мигранта в силу разнообразных менее значительных причин (отсутствие регистрации, длительное проживание с неопределенным статусом и т. д.), целесообразно применение института миграционного амнистирования. Государство в дальнейшем может вполне обоснованно использовать данный миграционный ресурс в целях, предусмотренных государственными программами по демографическому развитию, миграционными программами и в иных государственных мероприятиях.

Литература

1. Васильева, Л. А. Вынужденная миграция в Республике Беларусь: теоретико-правовые и организационные аспекты. Минск: Акад. МВД Респ. Беларусь, 2000.
2. Марчук, В. В. Криминологическая характеристика и правовые средства противодействия незаконной миграции [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2008.
3. О беженцах: Закон Респ. Беларусь от 22 февр. 1995 г. № 3605-XII [Электронный ресурс] (в ред. Закона Респ. Беларусь от 4 янв. 2003 г.; с изм. и доп. от 10 янв. 2006 г.) // Там же.
4. О Государственной миграционной программе на 2006—2010 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 8 дек. 2005 г. № 1403 [Электронный ресурс] // Там же.
5. О демографической безопасности Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь от 4 янв. 2002 г. № 80-З [Электронный ресурс] // Там же.
6. О ратификации Соглашения о сотрудничестве государств — участников Содружества Независимых Государств в борьбе с незаконной миграцией: Закон Респ. Беларусь от 9 нояб. 1998 г. № 209-З [Электронный ресурс] // Там же.
7. Павлова, Л. В. Международно-правовой статус беженца: пособие для студентов вузов / Л. В. Павлова, А. В. Селиванов. Минск: Тесей, 2006.
8. Похлебаева, А. В. Понятие миграции и ее классификация // Журн. междунар. права и междунар. отношений. 2005. № 3. С. 3—6.
9. Связь между убежищем и миграцией: учеб.-метод. пособие / Л. А. Васильева [и др.]. Минск: Асобны, 2007.
10. Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам 24 сентября 1993 года // Сборник международно-правовых документов и национальных законодательных актов по вопросам беженцев / сост. Ю. Л. Сарашевский, А. В. Селиванов. Минск: Тесей, 2000. С. 220—223.
11. Шахотько, Л. П. Миграционные процессы в Республике Беларусь // Бел. журн. междунар. права и междунар. отношений. 2000. № 5. С. 16—28.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.