журнал международного права и международных отношений 2008 — № 3


международные экономические отношения

Государство и фонд фондов в венчурной индустрии

Ольга Малашенкова

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — преподаватель кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Данильченко Алексей Васильевич — доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Турбан Галина Владимировна — кандидат экономических наук, доцент, заведующая кафедрой международного бизнеса факультета международных экономических отношений Белорусского государственного экономического университета

На сегодняшний день главным источником конкурентных преимуществ субъектов рынка является способность к осуществлению нововведений, а на уровне экономики в целом — стимулы к инвестированию в инновационное развитие. В Республике Беларусь инновационное развитие национальной экономики избрано одним из приоритетных направлений социально-экономического развития на 2006—2015 гг. [13]. Одним из самых эффективных механизмов ускорения инновационных процессов в экономике во всем мире признано венчурное инвестирование.

Изучению венчурной деятельности посвящены работы таких западных ученых и исследователей, как Ф. Девиль [3], A. Шмидткe [19]. В российской литературе вопросами исследования венчурной деятельности занимались Ю. П. Аммосов [1], П. Г. Гулькин [2], А. И. Никконен [11]. Из белорусских ученых и исследователей можно назвать М. В. Мясниковича [8], Л. Н. Нехорошеву [10], А. П. Гришановича [16]. Однако, по нашему мнению, в отечественной литературе недостаточно полно проанализирована деятельность фонда фондов в венчурной индустрии. Цель данного исследования — выявить методы государственной поддержки венчурной индустрии в стране и изучить роль фонда фондов в данном процессе.

Венчурная деятельность зародилась в США в 30—40-е гг. ХХ в., когда в качестве венчурных инвесторов выступали состоятельные люди, вкладывающие собственные средства в начинающийся или расширяющийся бизнес. В сложившейся терминологии таких инвесторов называют «ангелами бизнеса», или «бизнес-ангелами». Успешный опыт венчурного инвестирования вовлек в венчурную деятельность в 1960—1970-е гг. широкий круг корпоративных инвесторов, в числе которых выделялись крупнейшие корпорации, банки, страховые компании. Эти корпоративные венчурные инвесторы стали выступать в лице венчурного фонда, представляющего их коллективные интересы.

В Европе венчурная деятельность начала активно развиваться в начале 1980-х гг. Существенной предпосылкой динамичного развития венчурной отрасли в Европе стало наличие двадцатилетнего американского опыта, позволившего избежать многих ошибок и адаптировать уже отработанные финансовые и управленческие технологии.

На современном этапе венчурный бизнес, который развился в мощную мировую индустрию и зарекомендовал себя как один из действенных инструментов инновационного развития реального сектора экономики, доказал эффективность института венчурного инвестирования в развитых странах. Успешный мировой опыт определяет роль государства и государственных программ поддержки развития венчурного предпринимательства в качестве катализатора запуска венчурных процессов в стране, как, например, в США (SBIC), Финляндии (SITRA), Израиле (Yozma). Не было стран, где роль государства в формировании данного института была незначительна.

Для запуска венчурной системы в странах часто используют механизмы государственно-частного партнерства, цель которых — создание самостоятельного и прибыльного венчурного сектора, направленного на инвестирование в малые инновационные предприятия [4, с. 142]. Механизм такого государственно-частного сотрудничества в венчурной индустрии заключается в долевом участии государства в венчурных фондах напрямую или через посредничество фонда фондов, а также в финансовом содействии частным венчурным фондам и инновационным компаниям. Кроме того, государству следует готовить компании для венчурных инвесторов, финансируя их на предварительной стадии. И, наконец, частично в ведении государства может находиться и создание венчурной инфраструктуры: подготовка инновационных менеджеров, организация центров обучения предпринимателей венчурной культуре, проведение венчурных ярмарок — места встречи инвесторов и компаний, желающих привлечь средства. В любом случае государство получает возможность многократно окупить свои вложения через налоги, собираемые от созданных посредством фонда компаний.

Формально венчурные инвестиции представляют собой частный случай прямых инвестиций, с той лишь разницей, что венчурные инвестиции сделаны на начальных стадиях, стадиях расширения и развития бизнеса. Фонды фондов по своей сути относятся к фондам прямых инвестиций. С помощью фонда фондов у многих инвесторов появляется возможность повысить доходность собственных средств через их вложение в венчурные фонды. Так, до недавнего времени в Европе некоторым институциональным инвесторам, например пенсионным фондам, запрещалось инвестировать свои средства в высокорисковые венчурные фонды. Сейчас пенсионные фонды прибегают к инвестированию в фонд фондов как к удобному способу распределения инвестиционных рисков. Делается единственная инвестиция в фонд фондов, заботой менеджеров которого является создание «портфелей» фондов прямого инвестирования на основе критериев, изложенных в Проспекте фонда фондов. В Европе в настоящее время фонды фондов несут ответственность более чем за 10 % прямых инвестиций [3, с. 32].

В целом в Европе под фондом фондов понимают фонд, который вкладывает средства в акционерный капитал других фондов. При этом фонд, который производит инвестиции преимущественно в новые фонды, называется первичным фондом фондов, фонд, специализирующийся на вложении средств в уже существующие фонды, — вторичным фондом фондов [5, с. 68].

Чаще всего в русскоязычных источниках фонд фондов фигурирует как структура с государственным участием. Причем часто государственный фонд фондов является некоммерческим, т. е. преследует от своей деятельности иные, нежели получение прибыли, цели. Фонд фондов может создаваться для активизации венчурной деятельности и формирования сети частных венчурных фондов в стране. Создание фонда фондов — это способ прямой государственной поддержки развития венчурной индустрии в стране. Фонд фондов размещает свои средства в частные венчурные фонды наряду с другими инвесторами и является своего рода посредником при передаче финансовых ресурсов от государства к частным венчурным фондам. Кроме того, фонд фондов в ряде случаев выступает гарантом для частных инвесторов в вопросе снижения рисков инвестиционной деятельности.

Мировой опыт показывает, что в развитых странах используют модель государственного инвестирования в инновационные компании, когда государственный венчурный фонд напрямую инвестирует средства в компании. В развивающихся же экономиках успехи достигались именно благодаря моделям инвестирования государственных средств через фонд фондов.

Программы поддержки развития инноваций в США являются одними из первых моделей непосредственного государственного участия в развитии венчурного инвестирования. Программа SBIR (американская правительственная программа инновационных исследований малого бизнеса) представляется одним из путей преодоления инновационного барьера — разрыва между проведением научных исследований и их внедрением в производство. Определяется практическая реализуемость идеи и государство помогает в ее трансформации в коммерческие приложения. Кроме того, в США была создана специализированная программа «Инвестиционная компания малого бизнеса» (SBIC). Частным инвесторам предоставлялись серьезные налоговые льготы, а также государственные гарантии и относительно дешевые кредиты. Таким образом, вышеназванные программы реализуют прямое участие государства в инновационных компаниях, без посредничества фонда фондов.

Примером опосредованного участия государства в венчурном инвестировании могут служить фонды фондов, создаваемых при существенном участии (около 40 %) государства (наиболее известные фонды: SITRA (Финляндия), Фонд высоких технологий Великобритании (UK High Technology Fund); фонды, созданные с участием Банка реконструкции (Германия)). В 2006 г. объемы располагаемых ими средств составили 19,6 млрд евро, или 18,2 % от общего объема венчурных средств в Европе, что на 8,9 млрд евро превышает аналогичный показатель 2005 г. [18].

Катализатором развития венчурной индустрии в Финляндии стала программа SITRA, которая представляет собой смешанную модель поддержки венчурной деятельности: как прямое финансирование начальных стадий деятельности предприятия, так и вложения средств в региональные венчурные фонды. SITRA финансирует компании венчурным способом — в обмен на долю акций, от 15 до 40 % и на суммы от 200 тыс. до 2 млн евро. Средний объем инвестиций составляет 30 млн евро в год [4, с. 144].

Еще одним примером эффективного участия государства в прямой поддержке венчурной деятельности в стране является Израиль. На сегодняшний день эта страна — один из крупнейших в мире экспортеров продукции высоких технологий. Если в 1991 г. в Израиле был только один венчурный фонд с капиталом в 35 млн дол. США, то к 2002 г. венчурный капитал достиг 8 млрд дол., которыми распоряжались более 80 фондов. Большая часть денег поступала и поступает из США и местных источников. Наиболее критическим фактором такого развития стали две программы государственной поддержки — инкубаторская программа и программа «Yozma». По программе «Инкубатор» выделялись гранты под проекты, отвечающие критерию «инновационная технологическая идея с целью создания продукта с экспортным потенциалом», на очень льготных условиях. В случае успеха проекта грант возвращался государству через выплату роялти, в случае неудачи проекты не несли никаких обязательств перед государством. Государственный венчурный фонд участия «Yozma» с размером капитала 100 млн дол. США предоставлял капитал для венчурных фондов, инвестировавших начальные стадии высокотехнологичных проектов. В результате на начало 1998 г. общий капитал созданных 64 венчурных фондов по вложениям в сферу высоких технологий составлял 2 млрд дол., общая капитализация 100 крупнейших высокотехнологичных компаний — около 30 млрд дол., а высокотехнологичный сектор занимал 67 % экономики Израиля (на момент начала программы — 3 %) [17].

В России действуют два фонда фондов. Первый был создан по инициативе Министерства науки и технологий Российской Федерации распоряжением правительства от 10 марта 2000 г. и называется Венчурный инновационный фонд (ВИФ). Его задача — помочь создать региональные/отраслевые фонды с российским и/или западным капиталом. ВИФ — это некоммерческая организация в форме фонда с объемом основного капитала 200 млн руб., которая была призвана выступать учредителем коммерческих венчурных фондов, ориентированных на наукоемкую промышленность России, с целью разделения их инвестиционных рисков. Отрицательными моментами в организации ВИФ стали его малый объем и ограничение его участия в венчурном фонде лишь до уровня 10 % от общего размера фонда. В развитых странах аналогичный порог для фонда фондов может составлять до 40—50 % [4, с. 142].

Второй государственный фонд фондов, ОАО «Российская венчурная компания» (ОАО «РВК»), создан 7 июня 2006 г. распоряжением правительства Российской Федерации № 838-р. РВК инвестирует свои средства в инновационный сектор экономики через венчурные фонды. Стратегия фонда состоит в развитии инновационных отраслей экономики и рынка наукоемких технологических продуктов в России. В настоящее время капитал, находящийся под управлением РВК, составляет 15 млрд руб. (620 млн дол. США) [15].

Российскую венчурную компанию создавали по образцу израильской программы «Yozma». Различаются программы размерами («Yozma» обладала меньшим капиталом — 100 млн дол. США), ставкой доходности (российская ставка ниже — 5 %, но не выше инфляции, деньги «Yozma» отдавались под LIBOR + 1 %) и схемой работы с фондами («Yozma» вела переговоры отдельно с каждым фондом, РВК отбирает фонды на открытых конкурсах). В остальном схемы похожи. Особого внимания заслуживает тот факт, что И. Эрлих, организатор «Yozma», сейчас работает в совете директоров РВК. Помимо него в совет директоров входит еще один иностранец — Эско Ахо, руководитель финской венчурной государственной программы «SITRA». В целом такой подход передает процесс принятия решений из государственного сектора в частный [7].

Еще одной страной СНГ с четкой государственной поддержкой венчурной индустрии является Казахстан. Акционерное общество «Национальный инновационный фонд» (АО «НИФ») было создано постановлением правительства Республики Казахстан от 30 мая 2003 г. со 100 %-ным участием государства в уставном капитале, составляющем 150 млн дол. США. Целью деятельности фонда является повышение общей инновационной активности в стране, в том числе содействие развитию высокотехнологичных и наукоемких производств. Национальный инновационный фонд создан для финансирования инновационных проектов, занимается созданием казахстанских венчурных фондов, технопарков и бизнес-инкубаторов, осуществляет трансфер передовых зарубежных технологий. Среди прочего АО «НИФ» призван осуществлять функции фонда фондов [14].

К концу 2007 г. АО «НИФ» профинансировал совместно с частным сектором создание пяти казахстанских венчурных фондов. Кроме того, он является партнером в пяти ведущих зарубежных венчурных фондах, охватывающих страны Европы, США, Израиль, Юго-Восточную Азию. Участие фонда в зарубежных венчурных фондах позволяет осуществлять трансфер передовых технологий. Инвестиции НИФ в зарубежные венчурные фонды, а также создание совместных венчурных фондов — это возможность выйти на ведущие технологические компании мира, построения открытой системы обмена знаниями, опытом и технологиями, обучения и повышения профессионализма менеджеров фонда. Работая с ведущими венчурными фондами мира, НИФ стремится не только привлечь финансовый капитал зарубежных инвесторов, но и создать целую сеть сотрудничества с высокотехнологичными компаниями, открыть новые возможности для науки Казахстана. Есть и первые результаты в зарубежных венчурных фондах: продана часть пакета акций, принадлежащих АО «НИФ», полученная прибыль составила 330 % [6].

В Беларуси венчурная деятельность, зарекомендовавшая себя во всем мире как эффективный инструмент инновационного развития экономики, пока не получила значимой поддержки со стороны государства. Формирование благоприятной экономической среды для привлечения национального и зарубежного венчурного капитала в инновационный сектор экономики может начаться с создания белорусского фонда фондов — белорусской венчурной компании «БВК» (проект внесен в Совет Министров Республики Беларусь на рассмотрение) [9]. По организационной форме БВК будет некоммерческой организацией со 100 %-ным государственным участием, основной целью деятельности которой станет создание и развитие в Республике Беларусь системы венчурного инвестирования как одного из механизмов финансового рынка, а также формирование сети венчурных инвестиционных институтов — региональных и отраслевых венчурных фондов. Венчурные инвестиционные институты с участием БВК должны создаваться с целью прямого инвестирования в инновационные компании. Кроме того, имеет смысл воспользоваться успешным опытом Казахстана для выхода на ведущие технологические компании мира, построения системы обмена знаниями, опытом и технологиями, обучения и повышения профессионализма отечественных управляющих.

Государственные средства снизят риски частным инвесторам, сыграют роль катализатора и агитатора в привлечении частных средств в венчурную индустрию страны. Успешная деятельность венчурных фондов создаст стимулы для широкомасштабного прихода частных инвесторов, как национальных, так и зарубежных, в том числе коммерческих банков, пенсионных фондов, страховых компаний, финансово-промышленных групп.

Итак, прямая государственная поддержка венчурного инновационного бизнеса принимает две формы: государственное инвестирование напрямую в инновационные компании и инвестирование государственных средств через фонд фондов в частные фонды. Программы прямых инвестиций в основном характерны для развитых стран. Развивающиеся страны добивались успеха благодаря фондовым механизмам.

Этот процесс объясняется рядом факторов. Во-первых, развивающимся странам необходим технический опыт для создания венчурной индустрии. Кроме того, развивающиеся страны нуждаются в доступе к реально функционирующим венчурным фондам и управляющим компаниям, в общении с венчурными капиталистами, поскольку в мировом венчурном бизнесе личные связи и опыт играют главную роль во многих ситуациях. Во-вторых, необходимо наличие зрелой государственной системы. Способность государства эффективно принимать решения и действовать в интересах общества является ключевым элементом успеха. Слишком активное вмешательство чиновников в экономические решения не всегда оправдано и эффективно. Так, в Корее при запуске венчурного проектирования прямые технологические инвестиции оказались распределенными по политическим, а не по технологическим соображениям и были использованы впустую [12, с. 102]. В целом наиболее успешные венчурные программы финансируются правительствами, но управляются профессионалами из частного сектора.

Мировая практика показывает, что чем больше отстает страна в технологическом развитии, тем больше правительство должно сконцентрироваться на прямом финансовом стимулировании инновационной деятельности вообще и венчурного капитала в частности. Учитывая ряд проблем в развитии научно-технологической и инвестиционной сфер Беларуси, можно говорить о том, что государственная финансовая поддержка венчурного инвестирования является обязательным условием для запуска и развития венчурной индустрии в стране.

Литература

1. Аммосов, Ю. П. Венчурный капитализм: от истоков до современности. СПб.: Феникс, 2005.
2. Гулькин, П. Г. Венчурные и прямые частные инвестиции в России. Теория и десятилетие практики. СПб.: Аналит. центр «Альпари СПБ», 2003.
3. Девиль, Ф. Курс обучения венчурному предпринимательству: обзор прямых инвестиций и венчурного капитала в Европе. СПб.: Феникс, 2006.
4. Каширин, А. И. Венчурное инвестирование в России / А.И. Каширин, А.С. Семенов. М.: Вершина, 2007.
5. Курс обучения венчурному предпринимательству: краткий глоссарий. СПб.: Феникс, 2006.
6. Лис, И. Богатым быть просто // Деловой Казахстан. Респ. экон. газ. 2007. 9 нояб.
7. Медовников, Д. Венчур получил прописку / Д. Медовников, И. Имамутдинов, Ю. Святицкий [Электронный ресурс] // Интернет-журнал «Коммерческая технология». Режим доступа: <http://www.cbio.ru/modules/news/article.php?storyid=2800>. Дата доступа: 26.07.2007.
8. Мясникович, М. В. Государственное регулирование инновационной деятельности: учеб. пособие / М. В. Мясникович, Н. Б. Антонова, Л. Н. Нехорошева. Минск: Акад. управления при Президенте Респ. Беларусь, 2005.
9. Национальная система венчурного финансирования — приоритетная задача [Электронный ресурс] // Экон. газ. 2008. 8 мая. Режим доступа: <http://www.neg.by/publication/2008_05_08_9714.html>. Дата доступа: 10.05.2008.
10. Нехорошева, Л. Н. Организационно-экономический механизм венчурной деятельности: методология формирования и перспективы развития / Л. Н. Нехорошева, С. А. Егоров // Бел. экон. журн. 2008. № 1. С. 103—121.
11. Никконен, А. И. Венчурный инновационный фонд — катализатор привлечения частного капитала в технологический потенциал России // Инновации. 2002. № 5. C. 46—47.
12. Новоселов, М. В. Зарубежные модели венчурного инновационного проектирования / М. В. Новоселов, А. А. Люлякин, Е. В. Попов // Там же. 2005. № 5. C. 96—102.
13. Об утверждении Основных направлений социально-экономического развития Республики Беларусь на 2006—2015 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 4 нояб. 2006 г. № 1475 [Электронный ресурс] // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь. Режим доступа: <http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=c20601475>. Дата доступа: 13.01.2007.
14. Об утверждении Программы по формированию и развитию национальной инновационной системы Республики Казахстан на 2005—2015 годы: постановление Правительства Респ. Казахстан от 25 апр. 2005 г. № 387 [Электронный ресурс] // Индустриальный парк Астаны. Режим доступа <http://ipa.kz/rus/npb/zakon/?cid=0&rid=11>. Дата доступа: 12.05.2008.
15. Российская венчурная компания [Электронный ресурс] // Инвестиционные проекты России. Режим доступа: <http://www.investinginrussia.ru/rus/ppp/venture/>. Дата доступа: 15.05.2008.
16. Скуратович, Н. Е. К вопросу о венчурных фондах / Н. Е. Скуратович, А. П. Гришанович // Наука и инновации. 2006. № 9. С. 47—50.
17. Сотрудничество США и Израиля в области Hi-Tec. [Электронный ресурс] // Израильский портал «Союз». Режим доступа: <http://souz.co.il/israel/read.html?id=247>. Дата доступа: 03.03.2007.
18. European Private Equity Activity Survey 2007 [Electronic resource] // EVCA by Thomson Financial and Pricewaterhouse Coopers. Brussels, 2008. Mode of access: <http://www.evca.eu/knowledgecenter/BookDetail.aspx?id=PBYB08>. Date of access: 04.08.2008.
19. Schmidtke, A. Praxis des Venture Capital Geschaeftes. Landsberg am Lech: Verlag Moderne Industrie, 1985.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.