журнал международного права и международных отношений 2008 — № 4


международное право — международное частное право

Правовая природа транснациональных корпораций

Ольга Шевцова

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — аспирант кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Бабкина Елена Васильевна — кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Михайлов Дмитрий Игоревич — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин факультета права Гомельского государственного университета имени Франциска Скорины

Транснациональные корпорации (ТНК) в настоящее время являются ведущими субъектами международной хозяйственной деятельности. Экономические исследования ТНК довольно обширны. В них рассмотрены вопросы причин появления, истории становления, определения признаков ТНК как феномена в сфере международной хозяйственной деятельности. В то же время в работах юридического характера ТНК уделено недостаточно внимания. Одним из сложных вопросов в сфере права является определение тех критериев, которые позволяли бы говорить о ТНК как о правовом феномене. Особенностью правовых исследований является и неоднозначность подходов различных авторов к пониманию термина «транснациональная копорация». Решение этих вопросов существенно влияет как на материально-правовое регулирование (возможность закрепления понятия и норм, регулирующих деятельность ТНК, в правовых актах), так и на коллизионное регулирование (возможность выделить группу коллизионных норм, определяющих вопросы юрисдикции и применимого права как к ТНК в целом, так и к отдельным их участникам).

Целью настоящей работы является исследование подходов к определению ТНК и выделение тех признаков, которые раскрывают их правовую природу.

Международные экономические отношения исследовались в работах таких авторов, как Е. Ф. Авдокушин [1], Л. Д. Градобитова и Т. М. Исаченко [6], К. А. Семенов [16], С. В. Фомишин [18], Р. З. Яблукова [20]. Среди исследователей права непосредственно вопросам правовой природы ТНК посвящены работы А. В. Асоскова [3] и Л. А. Лунца [11]. Этому вопросу уделили внимание также Л. П. Ануфриева [2], М. М. Богуславский [4], Д. Карро [8], В. Л. Толстых [17], В. М. Шумилов [19] и др. Для исследования вопроса о регулировании статуса ТНК на международном уровне изучались соответствующие международные документы [9; 14; 15]. Материалы по исследованию различных аспектов деятельности ТНК, статистические данные о них содержатся в ежегодных докладах ЮНКТАД по мировым инвестициям [22].

Право тесно взаимодействует с экономической наукой в целях формирования адекватного правового регулирования тех или иных явлений. В экономических исследованиях ТНК наделена следующими признаками:

  • представляет собой одну из возможных разновидностей объединения предприятий, действующих на международном рынке. Все корпорации, которые действуют в масштабе мирового экономического пространства, обозначают как международные корпорации, которые подразделяются на две основные группы — собственно ТНК и многонациональные корпорации [1, с. 190; 16, с. 252; 18, с. 164; 20, с. 24]. Их разграничивают в основном по признаку принадлежности капитала физическим или юридическим лицам одного или нескольких государств соответственно: ТНК являются национальными по принадлежности капитала и международными по сфере деятельности. В других источниках указанные международные корпорации называют международными монополиями, для определения которых в последнее время, особенно под влиянием международных организаций, используется термин «ТНК» [12, с. 297];
  • является крупной международной компанией, которая структурно представлена совокупностью других компаний, имеющих различный юридический статус и действующих в двух и более государствах;
  • имеет определенную интегрированную структуру, которая включает материнскую компанию, а также дочерние, зависимые компании и филиалы;
  • интегрированная структура позволяет ТНК проводить общую внутрифирменную политику, так как решения для группы компаний принимаются из единого центра.

Остановимся на следующих признаках ТНК, содержание которых существенно изменилось в ходе их эволюции:

  • во-первых, это национальность капитала материнской компании. В некоторых случаях указывается, что капитал ТНК однонационален, так как изначально, ТНК — это национальная компания, которая вышла на международный уровень деятельности [1, с. 191; 12, с. 298; 16, с. 252; 18, с. 164]. Однако со временем этот критерий утратил свое значение и более важным стало не то, из какого количества государств происходит приток капитала, а то, в какое количество государств он направляется [12, с. 297; 16, с. 53];
  • во-вторых, это разграничение между материнской компанией и другими структурными единицами ТНК. На первоначальном этапе возникновения ТНК указанное разграничение четко прослеживалось. Однако по мере углубления внутрифирменного разделения труда, когда каждая структурная единица стала выполнять определенную функцию, иерархическая структура ТНК перестала быть такой определенной. Современная ТНК выглядит скорее как корпоративная сеть, что ведет к трудности определения границ конкретной компании [6, с. 33—34].

При исследовании ТНК в правовой литературе имеют место два основных понятия — «многонациональное предприятие (компания)» (МНП) и «ТНК». Преимущественное использование термина «ТНК» характерно для документов ООН (Кодекс поведения ТНК, доклады по мировым инвестициям и пр.). Термин ТНК используется и в документах СНГ (Конвенция о ТНК). В то же время в документах Организации экономического сотрудничества и развития фигурирует термин «многонациональное предприятие» — Декларация о международных инвестициях и многонациональных предприятиях 1976 г. и пр. В теоретических работах одни исследователи предпочитают термин «ТНК», ориентируясь на документы, принятые в рамках ООН [5, с. 382]; другие — термин «многонациональные предприятия» [8, с. 24], отмечая, что он имеет более юридическое звучание [19, с. 141].

Исходя из определений ТНК и МНП следует отметить, что содержание указанных понятий совпадает [8, с. 25; 19, с. 136]. Различие проистекает более из исторической традиции развития экономической и правовой терминологии в соответствующем регионе. Для государств англосаксонской правовой системы ближе понятие корпорации (corporation). Развитие и становление ТНК в США оказало определяющее влияние на выбор этого термина в документах ООН. В то же время системе континентального права более характерен термин «предприятие» (enterprise).

В теории международного права ТНК рассматриваются как особые участники (операторы) международных экономических отношений. Под ТНК понимают предприятия, создаваемые по внутреннему праву одного государства, но имеющие в своем капитале иностранные инвестиции и/или являющиеся международными по сфере деятельности [19, с. 136]. При классификации ТНК в качестве ключевого В. М. Шумилов использует понятие юридического лица [19, с. 137]. Указанные характеристики ТНК можно рассматривать как соответствующие начальному этапу их зарождения, когда национальные компании осваивали зарубежные рынки посредством включения в экономическую среду иностранного государства. Однако они не отражают динамики современной структуры ТНК.

Вслед за европейскими исследователями Л. А. Лунц видит сущность МНП в экономическом единстве при юридической множественности, которое ведет к несоответствию экономического содержания юридической форме. Экономическое единство проявляется в единстве управления (контроля), происходящего из единого центра. Экономическая зависимость входящих в состав МНП предприятий юридически может быть оформлена посредством создания держательской компании либо путем заключения договора. Кроме того, возможно фактическое установление зависимости, не оформленной юридически (например, в результате финансирования со стороны головной компании) [11, с. 123—124]. При классификации МНП Л. А. Лунц указывает, что оно может иметь один центр управления и контроля (что характерно для МНП в США) либо несколько в различных государствах (МНП в Западной Европе). К МНП он также относит такое многонациональное образование, создание которого не связано с осуществлением прямых иностранных инвестиций. Его основой является соглашение нескольких юридических лиц национальных государств с целью взаимной координации деятельности [10, с. 392—393].

В качестве обобщающего понятие «ТНК» (наравне с понятием «международные монополии») используется М. М. Богуславским [4, с. 144—146], который вслед за Л. А. Лунцем выделяет и характеризует три вида ТНК.

Отметим важнейший критерий для характеристики ТНК — юридическую множественность: ТНК не рассматривается как единое юридическое лицо, а представляет собой их совокупность. Именно эта особенность влечет возникновение сложностей в правовом регулировании ТНК.

А. В. Асосков, анализируя правовую природу ТНК, в качестве основного их признака указывает единое управление, которое неразрывно сосуществует «с признаком наличия нескольких правосубъектных образований в структуре ТНК» [3, с. 43]. Отметим, что признак единого управления в ТНК носит экономический характер; в правовой сфере с ним соотносится критерий осуществления контроля одной компании в отношении другой.

Некоторые исследователи права при рассмотрении субъектов международной хозяйственной деятельности в качестве ключевого выделяют понятие «международное юридическое лицо». Это организация, которая создана в силу международного договора и лишена определенной государственной принадлежности. Как правило, это юридическое лицо публичного права, т. е. оно создается для удовлетворения публичного интереса и при этом участвует в экономической деятельности [2, с. 57; 4, с. 146—147; 13, с. 157—158].

В этом контексте положения о международных юридических лицах нельзя отнести к ТНК, так как определенно речь идет о субъектах публичного права (например, МБРР, МВФ и т. п.), экономическая деятельность которых имеет целью не извлечение прибыли, а удовлетворение определенного публичного интереса. В то же время в качестве примера международного юридического лица некоторые авторы приводят и транснациональную финансово-промышленную группу, созданную на основании межправительственного соглашения государств — членов СНГ [2, с. 58]. Л. А. Лунц однозначно отделяет международную компанию от МНП: первая создается на базе международного договора и квалифицируется как образование международного публичного права [10, с. 393].

Следует согласиться с тем утверждением, что ТНК не обладают международной правосубъектностью. Отмечено, что использование в терминологии слова «международный» преимущественно перед «транснациональный» говорит о стремлении не допустить «даже намека на то, что эти предприятия могли бы встать над правами государств» [8, с. 30]. Важна и разница в целях, которые в своей деятельности преследуют субъекты публичного права и ТНК. Основная цель создания ТНК — извлечение прибыли в международном масштабе, иные цели для ТНК являются вторичными.

В. А. Канашевский предлагает обобщающий термин «международные хозяйственные объединения», отличительными признаками которых являются создание на основе международного договора и извлечение прибыли как цель деятельности. В качестве форм таких объединений он указывает межгосударственные финансово-промышленные группы, европейские объединения с общей экономической целью и европейские компании [7, с. 155—158].

В. Л. Толстых рассматривает понятие ТНК в контексте проблемы определения правосубъектности юридических лиц в международном частном праве. Для него ТНК является обобщающим понятием, правовыми формами выражения которого выступают транснациональные юридические лица, создаваемые в результате договоренности государств определенного региона признавать на своей территории статус такого юридического лица без прохождения какой-либо дополнительной процедуры допуска к предпринимательской деятельности на национальном рынке [17, с. 408—409].

В. А. Канашевский и В. Л. Толстых выделили признак создания ТНК на основании международного договора. В ходе экономической интеграции на региональном уровне государства заключают соглашения, направленные на установление особого регулирования для групп компаний, на создание более благоприятных условий для деятельности совместных объединений национальных юридических лиц, а также на формирование субъектов хозяйствования с наднациональной правосубъектностью. Несомненно, что указанные субъекты также могут быть отнесены к ТНК. Именно в по-следнее время вопрос о разработке норм, регулирующих деятельность наднациональных субъектов права, осуществляющих хозяйственную деятельность, получил особую актуальность ввиду перспектив, открывающихся для свободы перемещения капитала и экономической интеграции внутри группы государств. Создание наднациональных субъектов хозяйственной деятельности формирует новые правовые механизмы для ТНК и в определенной мере восполняет пробел, существующий в международном регулировании их деятельности на универсальном уровне. В то же время создание ТНК на основании международного договора является лишь одним из путей их формирования.

Для понимания правовой природы ТНК важно обратиться и к международному регулированию их деятельности. Под эгидой ООН были созданы специальные структуры, деятельность которых концентрировалась на комплексном изучении ТНК — с 1974 г. функционировал Центр ООН по ТНК; с 1993 г. над проблемой ТНК работает соответствующее подразделение ЮНКТАД. С их деятельностью связано появление ключевых источников информации по ТНК, в том числе ежегодных докладов по мировым инвестициям (World Investment Report) [18, с. 164; 19, с. 147; 22]. В самом начале работы Центра ООН по ТНК основной целью международного сотрудничества в этой сфере было установление контроля за корпорациями [8, с. 27]. Начиная с 1980-х гг. фокус работы Центра сместился в сторону исследования положительных результатов деятельности ТНК, а также привлечения прямых иностранных инвестиций и максимального извлечения из них выгоды.

Попытки закрепить общепринятое понятие ТНК изначально предпринимались в рамках деятельности указанных международных организаций. При этом международные документы, в которых фигурирует данное понятие, либо не являются обязательными для применения (Кодекс поведения ТНК), либо не носят правового характера (Доклады по мировым инвестициям).

Одним из важнейших международных документов, который разрабатывался в целях регулирования деятельность ТНК, должен был стать Кодекс поведения ТНК, проект которого был представлен к 1990 г. [8, с. 28; 19, с. 148]. Ввиду утраты актуальности этого документа Кодекс так и не был принят. В нем ТНК рассматривалась как предприятие, которое имело отделения, как минимум, в двух государствах. Отделения должны быть таким образом связаны, чтобы иметь возможность оказывать влияние друг на друга и использовать совместные ресурсы. У предприятия должен быть один или несколько центров принятия решений в целях проведения согласованной политики [5, с. 382; 8, с. 28; 19, с. 148; 21, p. 626]. Указанные положения не содержат никаких критериев, которые бы позволили говорить о ТНК и ее структуре как о правовой модели, так как перечисленные признаки могут быть реализованы с помощью различных правовых механизмов, которые содержатся в национальном праве конкретного государства.

В исследованиях, проводимых в рамках ООН, используется понятие ТНК, содержащееся в ряде последних ежегодных докладов ЮНКТАД по мировым инвестициям. ТНК определяется как инкорпорированная или неинкорпорированная компания, включающая в себя материнскую компанию (parent enterprise) и ее зарубежные отделения (foreign affiliates) — дочерние компании (subsidiary enterprise), ассоциированные компании (associate enterprise) и филиалы (branch). Признак контроля со стороны материнской компании определен через установление ее минимальной доли в зарубежном отделении (доля в 10 % простых акций или голосов для инкорпорированного предприятия либо ее эквивалент для неинкорпориванного предприятия) [23]. Данные положения с большей детализацией описывают понятие ТНК. Оно содержит четкое определение критерия контроля со стороны материнской компании, а также указание на наличие определенной структуры ТНК. В то же время в определении отсутствует привязка к какой-либо национальной правовой системе.

Для характеристики ТНК в рамках ЮНКТАД применяются и определенные экономические показатели. В 1990 г. было введено понятие «индекс транснациональности компании», который определяется как сумма доли зарубежных активов компании, доли зарубежных продаж и занятости работников за рубежом в общем числе занятых [6, с. 15]. С 2002 г. ЮНКТАД публикует «индекс распространенности сети», который рассчитывается, исходя из числа стран, в которых она имеет свои отделения (филиалы) [12, с. 302]. Однако данные показатели не являются определяющими для ТНК признаками, так как не установлены их нижние границы, значения которых позволили бы определить, относится группа компаний к ТНК или нет. По мере исследования ТНК в теоретических работах, прежде всего, экономического содержания, стали выдвигаться дополнительные критерии отнесения группы компаний к ТНК, в том числе установление доли иностранных операций в доходах или продажах в 25 % и более нижней границы годового объема продаж в 100 млн дол. США в год и пр. Однако эти критерии не во всех случаях позволяли определить компанию как ТНК [6, с. 10]. Таким образом, не были выработаны универсальные общеобязательные критерии для определения ТНК.

Отношения с участием МНП были урегулированы и в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (далее — ОЭСР). Принятые в 1976 г. документы (Декларация о международных инвестициях и многонациональных предприятиях, Руководящие принципы для многонациональных предприятий и пр.) носят рекомендательный характер. Понятие МНП в указанных документах повторяет признаки, закрепленные в Кодексе поведения ТНК [8, с. 30—31; 19, с. 151, 154]. При этом подчеркивается, что указанные Руководящие принципы не имеют целью установить четкое определение МНП. Это связано с тем, что разработчики документа посчитали данную задачу нецелесообразной: характер связи между предприятиями может существенно различаться в зависимости от применимого права, а степень автономии каждого конкретного участника ТНК значительно варьируется в различных корпорациях [24, p. 208].

Еще одним направлением в международном регулировании ТНК является заключение региональных соглашений о создании групп компаний с иностранным участием и о допуске их на общий внутренний рынок группы государств, в том числе государств Андской группы, Европейского союза, Содружества Независимых Государств, Евразий-ского экономического сообщества. Государствами Андской группы разработаны положения об анд-ском многонациональном предприятии, для которого установлен специальный правовой режим. Государства Европейского союза не только создали правовую базу для унификации национального законодательства государств-участников о праве компаний, но и разработали правовое регулирование для субъектов права, чей правовой статус в равной мере признается на территории всех участников (европейские объединения с общим интересом, европейские компании) [3].

Республика Беларусь является участницей ряда международных соглашений регионального характера, касающихся деятельности объединений хозяйствующих субъектов, в том числе Конвенции о транснациональных корпорациях (далее — Конвенция) [9]. Конвенция исходит исключительно из регулирования деятельности тех ТНК, которые созданы в соответствии с Конвенцией, в том числе прошли процедуру регистрации. Такой подход близок к регулированию деятельности групп компаний государствами Андского пакта и применим только в рамках регионального регулирования и унификации законодательства группы государств. При таком подходе было бы лучше использовать иной термин, нежели ТНК, что позволило бы указать на специфику структур, создаваемых в рамках СНГ. Конвенция не создала базу для наднационального регулирования ТНК, так как основные вопросы их статуса и деятельности отнесены на усмотрение национального законодательства.

Внимания заслуживают два типовых проекта законодательных актов, разработанных Межпарламентской ассамблеей Евразийского экономического сообщества. Они могут служить в качестве модели для разработки унифицированных актов национального законодательства, но носят не обязательный характер. В первом типовом проекте «О транснациональных корпорациях» [15] подход к определению и регулированию ТНК близок тому, который закреплен в Конвенции, однако он содержит более детальные положения. Второй типовой проект «Об объединениях коммерческих организаций», касающийся деятельности объединений коммерческих организаций, представляется более перспективным в качестве образца для национального регулирования [14]. Он носит характер акта антимонопольного регулирования (ст. 2) и посвящен регулированию создания и деятельности любых объединений коммерческих организаций. Классификация объединений юридических лиц, которая носит более экономический характер, нежели правовой, не включает в себя ТНК. Однако этот проект напрямую относится к корпорациям, так как указанные объединения могут обладать признаками ТНК. Момент создания объединения определяется не государственной регистрацией, а возникновением между коммерческими организациями отношений целенаправленного сотрудничества и (или) влияния (ст. 9) [14]. Эти положения также хорошо согласуются с правовой природой ТНК.

На основании вышесказанного можно сделать некоторые выводы.

1. В сфере международных экономических отношений ТНК — общепризнанный субъект международной хозяйственной деятельности. Правовой же статус ТНК вызывает много споров. На настоящий момент ТНК не является самостоятельной правовой моделью, так как не имеет стабильного и ограниченного набора правовых признаков, применяемых на базе соответствующего правового регулирования на международном или национальном уровне. При исследовании феномена ТНК в теории права рассматриваются самые различные правовые конструкции, что объясняется отсутствием общеобязательных норм на международном уровне и различиями в системе корпоративного права государств. По мнению автора, нецелесообразно разрабатывать такую правовую конструкцию, как ТНК, которая потребует экстерриториального действия права на уровне национального регулирования либо глубокой унификации на международном уровне. Более перспективным направлением представляется совершенствование национального законодательства и регионального регулирования о создании и деятельности групп компаний.

2. ТНК является объектом исследования в правовой науке. Однако нет единообразия в подходах к определению ТНК и установлению ее признаков. По мнению автора, определяющими для ТНК являются следующие признаки:

1) ТНК представляет собой объединение (группу) юридических лиц различной государственной принадлежности. По нашему мнению, неверно говорить о ТНК как о юридическом лице:

  • если рассматривать ТНК исключительно как материнскую компанию, то из сферы регулирования ее деятельности будут выпадать участники корпорации, которые имеют статус самостоятельных юридических лиц;
  • если на правовом уровне рассматривать ТНК в целом как юридическое лицо (например, совмест-ное предприятие), то отсутствует специфика ее правого регулирования. ТНК не имеет определенной государственной принадлежности, так как состоит из ряда юридических лиц, имеющих различную государственную принадлежность. Это ставит проблему определения применимого права. Осуществляя деятельность на территории каждого государства, ТНК использует те корпоративные структуры, которые предусматривает система права принимающего государства. При рассмотрении вопроса о взаимосвязи отдельных компаний иностранные суды в ряде случаев прибегают к необходимости открытия «корпоративной вуали» (piercing of corporate veil), что обусловлено отсутствием единой организационно-правовой формы в ТНК. Если речь идет об одном юридическом лице, то проблемы взаимодействия этого лица с его структурными частями, действующими в другом государстве, не возникает.

Дополнительного исследования требует вопрос о возможности отнесения к ТНК юридических лиц, обладающих наднациональным правовым статусом. Представляется, что о ТНК можно говорить в том случае, когда такое юридическое лицо представляет собой объединение юридических лиц либо имеет систему зависимых и дочерних юридических лиц. Наличие в системе ТНК группы юридически обособленных субъектов создает специфику правового регулирования корпорации;

2) основной целью деятельности ТНК является извлечение прибыли. Поэтому любые объ-единения, преследующие в качестве основной иные цели (публичного характера, исключительно организационные), по мнению автора, должны быть исключены из сферы изучения ТНК. Особенностью ТНК в данном контексте является стремление к извлечению прибыли в международном масштабе;

3) важным признаком ТНК является наличие экономического и организационного единства, которое не имеет эквивалента в правовой сфере в виде отдельной организационно-правовой формы. Выражает такое единство система контроля, который юридические лица, входящие в ТНК, осуществляют в отношении друг друга. При исследовании действующих ТНК было установлено наличие в их структуре материнской компании, одной или нескольких головных компаний, каждая из которых отвечает за определенный регион, сферу производства, изготавливаемый продукт, а также зарубежных отделений. По мнению автора, при характеристике ТНК необходимо указывать на разграничение между материнской и головной компанией, чтобы сохранить ясность указанных понятий, а также отграничивать ТНК, имеющую одну материнскую компанию, от группы компаний, участники которой сохраняют высокую долю самостоятельности по отношению друг к другу и имеют свои центры принятия решений.

Таким образом, ТНК — это объединение юридических лиц различной государственной принадлежности, связанных между собой отношениями контроля, основной целью деятельности которого является извлечение прибыли в международном масштабе.

3. Правовое регулирование деятельности ТНК определяется следующими тенденциями. Универсальные международные документы не содержат обязательных общепризнанных положений о правовом статусе ТНК. На этом уровне государства стремились создать платформу для конструктивного диалога с ТНК, а также урегулировать наиболее острые проблемы, возникающие в связи с их деятельностью (загрязнение окружающей среды, коррупция, нарушение прав человека). Более успешным оказалось региональное регулирование, основной целью которого является не столько установление контроля над ТНК, сколько создание условий для свободного перемещения капитала между государствами региона. Однако значительная роль по-прежнему принадлежит национальному праву каждого государства. ТНК прибегает к использованию для своей структуры тех правовых инструментов, которые имеются в той или иной национальной правовой системе. Государства как равные суверенные субъекты сохраняют за собой право по своему усмотрению регулировать корпоративные отношения. Именно так решался этот вопрос в Кодексе поведения ТНК, эту позицию признает мировое сообщество (ст. 2 Хартии экономических и социальных прав и обязанностей государств, принятой в 1974 г. Генеральной Ассамблеей ООН [5, с. 384; 19, с. 144]), она нашла отражение и в документах ОЭСР. Даже в ходе попытки создания полностью наднационального субъекта права — европейской компании — многие вопросы регулирования его статуса и деятельности были оставлены на усмотрение национального законодательства государства местонахождения компании.

Национальное право устанавливает нормы права для регулирования объединений (групп) юридических лиц, определяя для них конкретную организационную форму. Обращение непосредственно к ТНК не происходит, ввиду нецелесообразности регулирования их деятельности лишь в рамках национального правопорядка. Под понятие ТНК может подходить несколько видов объединений, обладающих теми признаками, которые нашли отражение в документах международных организаций, посвященных исследованию и регулированию ТНК. По мнению автора, при характеристике ТНК следует опираться на те признаки, которые закреплены в международных документах, выработанных в рамках международных организаций и направленных на исследование и регулирование деятельности ТНК. Наиболее детально понятие ТНК разработано в докладах по мировым инвестициям.

Литература

1. Авдокушин, Е. Ф. Международные экономические отношения: учеб. пособие. 5-е изд. М.: ИВЦ «Маркетинг», 2000.
2. Ануфриева, Л. П. Международное частное право: учебник: в 3 т. Т. 2: Особенная часть. 2-е изд. М.: БЕК, 2000.
3. Асосков, А. В. Проблемы правового регулирования транснациональных компаний // Юрид. мир. 2000. № 8. С. 42—54.
4. Богуславский, М. М. Международное частное право: учеб. для вузов по специальности «Юриспруденция». 5-е изд. М.: Юристъ, 2004.
5. Вельяминов, Г. М. Международное экономическое право и процесс: акад. курс: учебник. М.: Волтерс Клувер, 2004.
6. Градобитова, Л. Д. Транснациональные корпорации в международных экономических отношениях: учеб. пособие / Л. Д. Градобитова, Т. М. Исаченко. М.: Анкил, 2002.
7. Канашевский, В. А. Международное частное право: учебник. М.: Междунар. отношения, 2006.
8. Карро, Д. Международное экономическое право: перевод / Д. Карро, П. Жюйар; науч. ред. В. М. Шумилов. М.: Междунар. отношения, 2002.
9. Конвенция о транснациональных корпорациях [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2008.
10. Лунц, Л. А. Курс международного частного права в 3 томах. М.: Спарк, 2002.
11. Лунц, Л. А. Многонациональные предприятия капиталистических стран в аспекте международного частного права // Сов. государство и право. 1976. № 5. С. 122—129.
12. Международные экономические отношения: учеб. для высш. учеб. заведений по специальностям «Международные отношения» и «Регионоведение» / Н. Н. Ливенцев [и др]; под ред. Н. Н. Ливенцева. 2-е изд. М.: Проспект; Велби, 2005.
13. Нешатаева, Т. Н. Международное частное право и международный гражданский процесс: учеб. курс. М.: Городец, 2004.
14. Об объединениях коммерческих организаций: типовой проект законодательного акта: приложение 1 к постановлению Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС № 5—18, 28 мая 2004 г. [Электронный ресурс] // Межпарламентская Ассамблея Евразийского экономического сообщества. Режим доступа: <http://www.ipaeurasec.org/docsdown/tprj_uncomorg.pdf>. Дата доступа: 23.05.2008.
15. О транснациональных корпорациях: типовой проект законодательного акта: приложение 2 к постановлению Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС № 5—18, 28 мая 2004 г. [Электронный ресурс] // Там же. Режим доступа: <http://www.ipaeurasec.org/docsdown/tnk.pdf>. Дата доступа: 23.05.2008.
16. Семенов, К. А. Международные экономические отношения: курс лекций. М.: Гадарики, 1998.
17. Толстых, В. Л. Международное частное право: коллизионное регулирование. СПб.: Изд-во Р. Асланова; Юрид. центр Пресс, 2004.
18. Фомишин, С. В. Международные экономические отношения: курс лекций. М.: Юркнига, 2004.
19. Шумилов, В. М. Международное экономическое право: учебник. 3-е изд. Ростов н/Д: Феникс, 2003.
20. Яблукова, Р. З. Международные экономические отношения в вопросах и ответах: учеб. пособие. М.: Проспект, 2004.
21. Draft United Nations Code of conduct on transnational corporations (reproduced from report on Special Session (7—18 March and 9—12 May 1983) of the Commission on Transnational Corporations) // International Legal Materials. 1984. V. 23. N 3. P. 626—640.
22. The United Nations Centre on Transnational Corporations [Electronic resource] // The United Nations Centre on Transnational Corporations. Mode of access: <http://unctc.unctad.org/aspx/index.aspx>. Date of access: 05.05.2008.
23. Transnational Corporations, Extractive Industries and Development: World Investment Report 2007 [Electronic resource] // United Nations Conference on Trade and Development. Mode of access: <http://www.unctad.org/en/docs/wir2007_en.pdf>. Date of access: 01.06.2008.
24. Vagts, D. F. Transnational business problems / D. F. Vagts, W. S. Dodge, H. H. Koh. 3rd rev. ed. N. Y.: Foundation Press, Tomson West, 2003.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.