журнал международного права и международных отношений 2008 — № 4


международные отношения

К вопросу о деятельности Белорусской ССР в Международной организации труда: итоги первого пятилетия

Светлана Свилас

Автор:
Свилас Светлана Францевна — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Шадурский Виктор Геннадьевич — доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Бобков Владимир Андреевич — доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси, заведующий сектором социально-экономических исследований Института экономики НАН Беларуси

Участие Беларуси в деятельности Международной организации труда (МОТ) способствует совершенствованию социально-трудовых отношений, сказывается на качестве жизни, а также представляет значительный научный интерес, причем не только для юристов. Между тем, историография проблемы бедна. Следует отметить лишь статью А. Русаковича, где освещаются основные направления взаимодействия Беларуси с этой авторитетной организацией за 50 лет [4]. Нынешнее состояние источниковой базы позволяет более конкретно и глубоко исследовать проблему.

В данной статье в целях освещения деятельности БССР в МОТ на архивных материалах показаны обстоятельства, при которых произошло вступление республики в организацию, деятельность на сессиях Генеральной конференции и в межсессионный период, координирующая роль белорусского внешнеполитического ведомства и его Коллегии, инициативы белорусской стороны, предлагавшиеся Центру в условиях строгого следования его директивам.

Международная организация труда была создана в 1919 г., ее устав стал составной частью Версальского договора. В 1946 г. она стала первым специализированным учреждением, связанным с ООН. МОТ призвана разрабатывать международную политику и программы, направленные на улучшение условий труда и жизни, устанавливать международные трудовые стандарты, реализовывать программы технического сотрудничества, осуществлять профессиональную подготовку. Уникальность МОТ состоит в том, что при разработке ее политики представители трудящихся и предпринимателей обладают равным количеством голосов с представителями правительств. Организация, штаб-квартира которой находится в Женеве, состоит из трех органов. Международная (Генеральная) конференция труда, в работе которой принимают участие делегаты от правительств, предпринимателей и трудящихся, созывается ежегодно. Она устанавливает бюджет и принимает международные трудовые стандарты. Административный совет заседает дважды в год, руководит работой МОТ между конференциями, ведет подготовку программы и бюджета, проверяет случаи несоблюдения принятых стандартов. Международное бюро труда является постоянно действующим секретариатом организации [3, с. 26—27, 62, 176, 282, 291].

В 1954 г. СССР, УССР и БССР вступили в члены МОТ [4, с. 48]. Вместе с тем, руководство организации пыталось этому воспрепятствовать. В качестве формального основания для отказа в 1953 г. была использована оговорка, сделанная Правительством СССР в его ноте от 4 ноября 1953 г. на имя Генерального директора МОТ Д. А. Морса. В ноте указывалось, что Правительство СССР решило принять на себя обязательства, возлагаемые Уставом МОТ, с оговоркой, что Советский Союз не будет считать себя связанным условиями параграфов 1 и 2 статьи 37 Устава МОТ и что «в отношении юрисдикции Международного Суда Советский Союз будет поддерживать то положение, которое он одобрил прежде, а именно, что для передачи любого спорного вопроса для разрешения в Международный Суд или любой другой трибунал в каждом частном случае необходимо согласие сторон, заинтересованных в решении этого вопроса». Генеральный директор МОТ 16 ноября 1953 г. сообщил, что «статут не содержит никаких условий в отношении приема в члены на основании неполного принятия обязательств». 26 апреля 1954 г. министром иностранных дел СССР В. М. Молотовым было направлено Генеральному директору новое письмо, в котором сообщалось о согласии советского правительства с обязательством, вытекающим из Устава МОТ. Так СССР стал членом этой международной организации [1, д. 304, л. 6—7].

Только 12 мая 1954 г. Миссия СССР в Швейцарии было переслала Генеральному директору письмо министра иностранных дел БССР К. В. Киселева от 10 апреля 1954 г., в котором указывалось, что «правительство Белорусской Советской Социалистической Республики решило принять обязательства, вытекающие из Устава Международной организации труда» [1, д. 304, л. 6—7; 2, с. 62]. В 1954 г. Белорусская ССР заплатила членские взносы за 234 дня — с 12 мая по 31 декабря в размере 18 916,17 дол. США [1, д. 269, л. 17].

Как член МОТ республика была приглашена на 37-ю сессию Генеральной конференции (июнь 1954 г.). Делегация имела следующий состав: представители от правительства — И. П. Бугров (заместитель министра местной и топливной промышленности, глава делегации) и Н. А. Ничипор (заместитель министра легкой промышленности), представитель от трудящихся Т. И. Новикова (секретарь Республиканского совета профсоюзов), представитель от предпринимателей В. Л. Логинов (директор Гомельского жирокомбината), советник делегатов от правительства Г. Г. Чернущенко (первый секретарь политотдела МИД БССР), вторые секретари политотдела Б. В. Кудрявцев и Г. К. Новицкий, референты-переводчики А. Н. Шельдов и В. С. Колбасин (третьи секретари политотдела), а также секретарь-машинистка Н. Н. Коваленко (референт политотдела); всего 10 человек. Появление советских делегатов вызвало «страх и переполох у представителей предпринимателей капиталистических стран» [1, д. 269, л. 9, 15].

Важнейшей задачей делегации являлось изучение работы организации и установление непосредственного контакта с другими делегациями. Конференция приняла ряд рекомендаций и резолюций по вопросам труда (оплачиваемые отпуска, профессиональная подготовка и трудовое устройство инвалидов, отмена уголовных санкций за нарушение рабочими трудовых контрактов и т. д.). Делегация поддержала «в соответствии с директивами» эти решения [1, д. 304, л. 7—9].

В 1955 г. белорусское внешнеполитическое ведомство совместно с Республиканским советом профсоюзов направило в МОТ доклады по вопросам о применении принципов права на организацию и заключение коллективных договоров и относительно равной оплаты за равный труд мужчин и женщин. Сумма взноса БССР составила 31 459,11 дол. США. Республика стала участницей Первой европейской региональной конференции МОТ. Глава делегации И. П. Бугров особое внимание уделил обеспечению мирного развития экономики европейских стран и «дал отпор клеветническим нападкам против СССР и стран народной демократии». Члены делегации приняли участие в работе комиссий по производительности труда, по определению возраста для ухода на пенсию, а также финансированию социального страхования [1, д. 269, л. 17; д. 304, л. 50—52].

На 38-й сессии Генеральной конференции МОТ (июнь 1955 г.) в общей дискуссии по докладу Генерального директора выступили все четыре делегата БССР. И. П. Бугров указал на то, что «представители США ведут холодную войну и разоблачил их клеветнические заявления о СССР». Он подчеркнул необходимость всемерной индустриализации слаборазвитых стран для обеспечения их политической и экономической независимости. Были приведены факты о превращении Беларуси за сравнительно короткий cрок в промышленно развитую страну. Представитель от трудящихся Т. И. Новикова «дала отпор клеветническим выступлениям американского предпринимателя и гоминьдановца. Она указала на огромные достижения КНР, подвергла критике разделы доклада Генерального директора о коллективных договорах и показала роль коллективных договоров, заключаемых на предприятиях БССР». Представитель руководителей предприятий БССР В. Л. Логинов основное внимание сконцентрировал на техническом прогрессе, росте производительности труда и его охране в Белорусской ССР. Н. А. Ничипор в своем выступлении остановилась на положении женщин в СССР и БССР.

Делегации СССР, БССР и УССР направили протест против полномочий представителей гоминьдана и предложили пригласить представителей КНР, однако протест был отклонен (подобное происходило и на последующих конференциях рассматриваемого периода).

Члены белорусской делегации участвовали в работе следующих комитетов: по резолюциям; правительственных представителей по финансовым и бюджетным вопросам; по профессиональному переобучению лиц, потерявших трудоспособность (был показан фильм «Возвращение к труду»); по вопросу о положении трудящихся-мигрантов в слаборазвитых странах; по вопросу об уголовных санкциях за нарушения трудовых контрактов [1, д. 269, л. 26; д. 327, л. 60—62].

С 1955 г. начался обмен публикациями между Белорусским республиканским советом профсоюзов и Международным бюро труда (МБТ). В феврале министр К. В. Киселев получил письмо Ж. Моралла, помощника Генерального директора МБТ, о подготовке 15-го издания «Ежегодника трудовой статистики» с просьбой направить данные об общей численности населения, численности работающих в различных отраслях народного хозяйства, безработице, продолжительности рабочего времени, заработной плате, индексах цен на потребительские товары, жизненном уровне семьи, о социальном обеспечении, травматизме в промышленности, конфликтах труда и миграции населения. К. В. Киселев в письме заведующему отделом международных организаций МИД СССР С. К. Царапкину сформулировал позицию республиканского ведомства: «...нам не следует направлять в МБТ ответы на эти вопросники и анкеты. В связи с этим письмо МБТ нам следует оставить без ответа» и получил поддержку из Москвы: «Сведения по труду у нас не публикуются. Аналогичное письмо, адресованное МИД СССР, было оставлено без ответа. С Вашим предложением согласны» [1, д. 311, л. 11]. Яркой и типичной иллюстрацией взаимоотношений союзного и республиканского министерств может служить следующее послание заместителя министра П. Е. Астапенко члену Коллегии МИД СССР С. К. Царапкину (октябрь 1955 г.): «Направляем Вам перевод полученного нами письма из Института Труда для Ближнего и Среднего Востока, созданного в Стамбуле по соглашению между МОТ и правительством Турции, с просьбой выслать в адрес института материалы, относящиеся к вопросам труда в БССР. Просим Ваших указаний» [1, д. 311, л. 41].

Руководителем белорусской делегации на 39-й сессии Генеральной конференции МОТ (июнь 1956 г.) был назначен заместитель министра иностранных дел П. Е. Астапенко. Будучи правительственным делегатом, он вместе с делегатом от трудящихся Т. И. Новиковой участвовал в комитете по принудительному труду. Правительственный делегат О. А. Сысоева была занята в комитете по условиям жизни и труда коренного населения в независимых странах, делегат от руководителей предприятий республики В. Л. Логинов — в комитете по еженедельному отдыху в торговле и учреждениях; советник представителя руководителей предприятий П. И. Ящерицын (директор Минского шарикоподшипникового завода) — в комитете по социальному обслуживанию трудящихся; правительственный советник Г. Г. Чернущенко — в финансовом комитете. В работе комитета по резолюциям приняли участие П. Е. Астапенко и Г. Г. Чернущенко.

В прениях по докладу Генерального директора выступили все четыре делегата БССР. О. А. Сысоева привела данные о развитии народного хозяйства республики за предыдущие пять лет. Она рассмотрела вопросы дискриминации женщин капиталистических стран в области труда, получения образования, профессиональной подготовки и т. д. Делегат поддержала проект резолюции правительственного делегата ЧССР по вопросу об устранении дискриминации женщин в области оплаты. В. Л. Логинов в своем выступлении основное внимание уделил развитию технического прогресса в БССР. Т. И. Новикова остановилась на профессиональном обучении и повышении общеобразовательного уровня трудящихся республики, высказалась за расширение международного сотрудничества в области профессионального обучения. П. Е. Астапенко подверг критике методы работы МОТ, обратив внимание на то, что должностные лица должны быть нейтральными в спорах. Он призвал руководство организации содействовать прекращению гонки вооружений и тем самым способствовать улучшению материального положения народов. Принятая конференцией резолюция по разоружению была оценена белорусской дипломатией как недостаточная, хотя делегации СССР, БССР, УССР и стран народной демократии голосовали за нее. Взносы СССР, БССР и УССР на 1957 г. сохранились практически на прежнем уровне. Взнос БССР в 1956 г. составлял 32 258,10 дол. США [1, д. 327, л. 133—136, 144, 149].

В 1956 г. МИДом БССР были подготовлены и направлены по согласованию с союзным внешнеполитическим ведомством в Международное бюро труда доклад относительно применения нератифицированной Конвенции № 81 и рекомендаций № 81 и 82 по вопросам инспекции труда, а также доклад о применении нератифицированной Конвенции № 87 о свободе профсоюзов и защите профсоюзных прав. Кроме того, МБТ получило ответ на вопросник относительно дискриминации в области найма и занятий [1, д. 349, л. 165].

В 1956 г. БССР ратифицировала 18 важнейших конвенций МОТ: № 10 (1921 г.) о минимальном возрасте в сельском хозяйстве; № 11 (1921 г.) о праве на объединение в сельском хозяйстве; № 15 (1921 г.) о минимальном возрасте для грузчиков угля и кочегаров во флоте; № 16 (1921 г.) о медицинском освидетельствовании подростков на борту судов; № 29 (1930 г.) о принудительном труде; № 47 (1935 г.) о сорокачасовой рабочей неделе; № 52 (1936 г.) об оплачиваемых отпусках; № 58 (1936 г.) о минимальном возрасте для работы в море; № 59 (1937 г.) о минимальном возрасте в промышленности; № 60 (1937 г.) о минимальном возрасте на непромышленных работах; № 77 (1946 г.) о медицинском освидетельствовании подростков в промышленности; № 78 (1946 г.) о медицинском освидетельствовании подростков на непромышленных работах; № 79 (1946 г.) о ночном труде подростков на непромышленных работах; № 87 (1948 г.) о свободе ассоциации и защите права на организацию; № 90 (1948 г.) о ночном труде подростков в промышленности; № 98 (1949 г.) о праве на организацию и на ведение коллективных переговоров; № 100 (1951 г.) о равном вознаграждении; № 103 (1952 г.) об охране материнства [1, д. 349, л. 187—188].

В письме заместителя министра иностранных дел СССР А. Захарова министру иностранных дел БССР К. Киселеву (сентябрь 1956 г.) отмечалось, что при переработке докладов, представляемых от имени БССР по этим конвенциям и рекомендациям, должны быть учтены положения Сообщения, посланного от имени СССР, а также замечания ВЦСПС. «При составлении доклада по Конвенции относительно свободы ассоциаций и защите права на организацию желательно подчеркнуть, что профсоюзы в БССР, в соответствии с действующим законодательством, создаются без какого бы то ни было предварительного разрешения со стороны государственных властей и что в государственных учреждениях ни организации трудящихся, ни их уставы регистрации не подлежат. В информации следует также отметить, что трудовое законодательство запрещает препятствовать в любой форме реализации профсоюзами своих прав, предусматривая за такого рода действия уголовную ответственность. Конституция БССР и Кодекс законов о труде БССР содержат положения общего характера, характеризующие благоприятные условия и гарантии, существующие для деятельности профессиональных организаций» [1, д. 338, л. 22].

Участие белорусской делегации во главе с П. Е. Астапенко в работе 40-й сессии Генеральной конференции МОТ стало предметом обсуждения Коллегии МИД в июле 1957 г. Руководитель делегации отметил деловую, спокойную обстановку, в которой проходила сессия. В комитете по применению конвенций и рекомендаций представители капиталистических стран обвиняли республику в неправильной ратификации конвенций МОТ. По их мнению, ратифицировать эти документы должен не Президиум Верховного Совета, а парламент. «Мы в ответ указывали, что вопрос о том, кто правомочен ратифицировать международные документы, является исключительно внутренним делом каждого государства и не подлежит обсуждению» [1, ф. 3, оп. 3, д. 357, л. 50].

США, Англия и Франция выступили против советского проекта резолюции о прекращении ядерных испытаний. Они внесли предложение в форме поправки к советскому проекту резолюции, которое содержало общие рассуждения о проблеме разоружения. При голосовании предложения США, Англии и Франции «мы воздержались, а другие делегации голосовали за» [1, д. 357, л. 50].

Делегация БССР намеревалась участвовать в пяти комитетах (по резолюциям, в финансовом, по принудительному труду, по дискриминации в области найма и занятий, по условиям жизни и труда коренного населения в независимых странах), но ей пришлось подключиться и к работе Комитета по еженедельному отдыху в торговле и учреждениях: представитель правительства БССР П. Е. Астапенко был избран председателем этого комитета.

На Коллегии МИД БССР с удовлетворением было отмечено то обстоятельство, что участники итогового совещания делегаций социалистических стран констатировали возросшую активность БССР и УССР по сравнению с предыдущими конференциями. Было больше контактов с предпринимателями Индии, Бельгии, Туниса, Судана, Пакистана, Бразилии. Вместе с тем, общение сдерживалось незнанием иностранных языков отдельными делегатами.

Коллегия сочла необходимым активнее привлекать ведомства республики к составлению ответов на вопросники МБТ, при этом шире пропагандировать законодательство и практику республики в социальной области и в вопросах труда, включать в состав делегации по правительственной линии специалистов и ответственных работников тех ведомств, которые подготавливают проекты ответов. Белсовпрофу было предложено более конкретно заниматься вопросами МОТ, для чего войти с предложением в ВЦСПС о выделении штатной единицы.

В связи с возбуждением МБТ вопроса о компетентном органе в БССР, который может ратифицировать конвенции и рекомендации МОТ, было решено предложить Комиссии по иностранным делам Верховного Совета БССР рассмотреть вопрос о целесообразности внесения дополнений в Конституцию БССР в части перечисления прав президиума белорусского парламента [1, д. 357, л. 51—58; д. 367, л. 146].

МИД Белорусской ССР активизируя свою деятельность в МОТ, выдвигало и свои инициативы перед Москвой. Об этом, в частности, убедительно свидетельствует письмо министра К. В. Киселева заведующему отделом международных экономических организаций МИД СССР П. М. Чернышеву в период подготовки к 42-й сессии Генеральной конференции. В документе указано, что «нашим делегациям» следовало бы выступить с критикой применяемой в МОТ практики образования различных комитетов, при которой не соблюдаются принцип географического представительства и объективность изучения проблем, за демократизацию правил процедуры и признание русского языка официальным языком МОТ. Министр высказался за дополнение числа признаков, по которым проводится дискриминация (возраст и язык), показ действительного положения дел с продолжительностью рабочего времени, условиями труда и жизни в США и других капиталистических странах. Советской дипломатии следовало бы выступить за разработку более эффективной Конвенции относительно сокращения рабочей недели до 40 часов, в которой не только провозглашался бы этот принцип, но и содержались бы конкретные обязательства государств — членов МОТ об установлении его в законодательном порядке. Назрела также необходимость выработки международных норм о сокращении продолжительности рабочего времени для подростков. К сессии МОТ К. В. Киселев предложил внести резолюции о пересмотре минимальных норм социального страхования с целью улучшения положения пенсионеров и их семей, о снижении возраста ухода на пенсию, об улучшении системы медицинского обслуживания и социального страхования и т. д. По его мнению, следовало бы указать на всевозрастающий уровень атомной радиации в результате ядерных испытаний, рекомендовать Генеральному директору МБТ и Административному совету больше внимания уделять опасным последствиям атомной радиации; выступить за проведение научной конференции о действии атомной радиации [1, д. 381, л. 2—4].

Деятельность Белорусской ССР в МОТ стала предметом рассмотрения двух коллегий МИД БССР 1958 г. Апрельская Коллегия утвердила отчет о пребывании Генерального директора МОТ Д. А. Морса в Минске. Заместитель министра иностранных дел П. Е. Астапенко доложил о подготовке материалов к очередной сессии Конференции: в МИД СССР были представлены предложения по проблеме дискриминации в области найма и занятий и по организации службы здравоохранения (вопросы повестки дня сессии Конференции). Кроме того, два вопроса белорусская дипломатия внесла по собственной инициативе — об атомной радиации и социальном обеспечении. Итоги работы 42-й сессии Генеральной конференции МОТ, где наблюдалась «явная активизация реакционных сил», анализировались на июльском заседании. Коллегию МИД в Женеве представлял Г. Г. Чернущенко. Как всегда, «работа делегации Белорусской ССР осуществлялась в соответствии с директивами и указаниями союзной делегации». Все поправки, которые вносились от имени СССР и его союзников, отклонялись сессией. По отношению к руководителям предприятий социалистических стран (от БССР их представлял директор мотовелозавода П. П. Банников) продолжала проводиться политика явной дискриминации. С резкими выступлениями на этот раз кроме предпринимателей выступали также правительственные делегаты капиталистических стран. Особенно обострилась обстановка после объявления приговора И. Надю в Венгрии. «Реакционным силам впервые удалось лишить венгерскую делегацию полномочий» [1, д. 375, л. 63—64,104].

В отличие от прошлых сессий МОТ делегации социалистических стран единодушно решили возражать против так называемого «компромиссного» решения, ежегодно излагавшегося правительственными делегатами некоторых западных стран, о предоставлении руководителям социалистических предприятий мест заместителей членов комитетов. В результате имевшего места голосования были отклонены предложения о предоставлении мест как полноправных членов комитетов, так и их заместителей [1, д. 390, л. 99].

Помимо пленарных заседаний делегация БССР участвовала в работе комитетов (по резолюциям, финансового, по дискриминации в области труда и занятий, по организации службы здравоохранения на предприятиях, по продолжительности рабочего времени).

Конференция приняла конвенции и рекомендации о международных нормах относительно запрещения дискриминации в области труда и занятий, а также улучшения условий труда рабочих на плантациях. Конференция приняла в первом чтении международные акты об организации службы здравоохранения на предприятиях и об условиях труда работников; вопрос о продолжительности рабочего времени включили в повестку дня на следующий год.

Делегация БССР активно отстаивала необходимость принятия проекта резолюции, представленного правительственной делегацией СССР (о содействии МОТ смягчению международной напряженности, прекращению гонки вооружений и установлению взаимопонимания между Востоком и Западом) [1, д. 390, л. 97—100].

Положительно оценив работу делегации, участники заседания Коллегии констатировали «слабую пропаганду наших достижений», неиспользованные возможности для установления более тесных контактов с правительственными делегатами, недостаточную активность Белсовпрофа, который продолжал обходиться без сотрудника для подготовки к сессиям МОТ. Делегация из семи человек во главе с председателем Белсовпрофа И. Н. Макаровым была признана «слишком малочисленной» (накануне сессии Москва сократила ее численность на два человека); в нее целесообразно было включить не менее двух представителей от профсоюзов [1, д. 374, л. 104; д. 381, л. 12].

На протяжении 1958 г. Секретариату МБТ были представлены доклады по ратифицированным БССР в 1956 г. конвенциям МОТ № 10, 11, 15, 16, 47, 58, 87, 98 и подготовлены проекты докладов по другим ратифицированным конвенциям МОТ, а также направлены доклады по рекомендациям № 91 и 94 и замечания по трем вопросам, включенным в повестку дня 43-й сессии МОТ («Об условиях труда работников», «О службах здравоохранения на предприятиях» и «О сотрудничестве между государственными властями и организациями предпринимателей и трудящихся в отдельных отраслях промышленности и в национальном масштабе» [1, д. 390, л. 81].

В конце 1958 г. заместитель министра иностранных дел республики П. Е. Астапенко направил Генеральному директору МБТ Д. А. Морсу письмо, в котором отмечал, что Белорусская ССР принимает активное участие в работе МОТ, строго соблюдает все обязательства, вытекающие из ее членства. Значительная часть ежегодного бюджета МОТ идет на покрытие расходов, связанных с содержанием персонала МБТ, который, согласно статье 9 Устава МОТ, набирается из числа «лиц различных национальностей». Вместе с тем, в МБТ не работает ни один гражданин от Белорусской ССР. «Обращая Ваше внимание на этот факт, Министерство иностранных дел БССР надеется, что Вы примите необходимые меры для предоставления гражданам БССР вакансий в Секретариате МБТ с тем, чтобы они могли быть замещены в первой половине 1959 г.» [1, д. 381, л. 18].

1959 г. стал пятым годом членства Белорусской ССР в МОТ. Секретариат МБТ получил материалы о применении в БССР ратифицированных ею конвенций о жилищном строительстве и о сокращении продолжительности рабочего времени [1, д. 405, л. 1]. Перед очередной сессией Конференции Административный совет рассмотрел сообщение представителя СССР относительно докладов Комитета по свободе ассоциаций, касавшихся жалобы Международной конференции свободных профсоюзов «о нарушениях прав профсоюзов в СССР». Весь ход обсуждения этого вопроса в Совете и сообщения, присланные советским представителем в МОТ, свидетельствовали о беспочвенности такого заявления. Ввиду этого Совет прекратил тянувшееся с 1954 г. обсуждение данного вопроса [1, д. 400, л. 35—37].

Делегацию на 43-й сессии Генеральной конференции, как и ранее, возглавил И. Н. Макаров, а правительственными делегатами утверждены П. Е. Астапенко и М. И. Котович (заведующая Минским облздравотделом). Делегатом от руководителей предприятий БССР стал Б. Г. Сивак (директор тракторного завода), обязанности референта-переводчика исполнял второй секретарь МИДа С. А. Бронников. Правительственный делегат П. Е. Астапенко был избран вице-председателем правительственной группы Конференции. Отметим, что состав делегаций на сессии Конференции МОТ определял МИД БССР с уведомлением МИД СССР, утверждал ЦК КПБ, а разрешение на выезд давала Комиссия по выездам за границу при ЦК КПСС (это обстоятельство четко прослеживается по архивным делам).

Белорусские делегаты «пропагандировали достижения БССР в деле социалистического строительства и роста благосостояния советских людей, подвергали критике деятельность МОТ и отстаивали необходимость устранения всякой дискриминации в этой организации и использования ее возможностей для содействия осуществлению законных требований широких трудящихся масс, расширения международного сотрудничества и укрепления мира… Делегация БССР вела решительную борьбу против оспаривания сторонниками «холодной войны» законных полномочий венгерских делегатов, за предоставление представителям руководителей социалистических предприятий равных прав со всеми делегатами конференции…» [1, д. 405, л. 20—21].

Было указано, что положения статей 152 и 153 КЗоТ БССР нельзя истолковывать, как это сделал Комитет экспертов, в том смысле, что на создание профсоюзов в БССР требуется предварительное разрешение. Всем гражданам БССР гарантировано право на объединение в профсоюзы без какого-либо предварительного разрешения. Необоснованным является утверждение Комитета о том, что в БССР первичная профсоюзная организация не может выйти из межсоюзной организации, не потеряв права на легальное существование, поскольку отсутствуют нормативные акты, которые касались бы закрытия или роспуска профорганизаций. Эти вопросы полностью входят в компетенцию самих профсоюзов. Нельзя также усматривать в наличии на предприятиях одного фабрично-заводского комитета несоответствия Конвенции [1, д. 405, л. 21].

Анализируя участие делегации республики в работе 43-й сессии Генеральной конференции МОТ, июльская Коллегия МИД 1959 г. отметила недостаточный количественный состав делегации БССР (всего пять человек), что препятствовало участию в ряде основных комитетов Конференции. Коллегия постановила создать при МИД БССР группу МОТ в составе П. Е. Астапенко и С. А. Бронникова, а Белсовпрофу в очередной раз предложила выделить одного референта со знанием английского или французского языка в целях организации и проведения систематической разработки вопросов, связанных с участием БССР в МОТ, и дальнейшей активизации работы в ней. Было принято решение сохранять преемственность при определении состава делегаций БССР на сессии Конференции МОТ, формировать делегацию заблаговременно с целью лучшего ознакомления и разработки вопросов.

В связи с запросом Комитета экспертов по применению Конвенций и рекомендаций Коллегия сочла необходимым внести предложение в Министерство юстиции БССР о целесообразности изменения статьи 152 КЗоТ БССР, а также подготовить предложение в Комиссию законодательных предложений Верховного Совета БССР относительно возможного внесения изменений в Конституцию БССР о наделении Президиума Верховного Совета БССР правом ратификации и денонсации международных договоров БССР [1, д. 389, л. 128].

Предполагалось, что в случае сохранения дискриминации представителей от социалистической промышленности в комитетах Конференции взносы советских делегаций будут сокращены на треть, однако «Административный Совет принял ряд решений, которые создают возможности расширения нашего участия в комитетах конференции МОТ и в отраслевых комитетах МОТ», и советская делегация посчитала целесообразным проголосовать за предложенную сумму бюджета [1, д. 400, л. 46—49].

Результатом почти пятилетней деятельности Белорусской ССР в МОТ стало, в частности, приглашение на участие в работе ее технических комитетов, полученное в начале 1959 г., а также посещение Минска миссией МОТ по вопросу свободы ассоциаций в сентябре того же года. На приеме, организованном в Представительстве СССР при ООН в Женеве для членов группы, Д. А. Морс подчеркнул, что эта миссия является самой важной в истории всей деятельности МОТ, ее цель — объективный и беспристрастный анализ деятельности советских профсоюзов. Глава МОТ отметил, что «существующие взаимоотношения между советскими профсоюзами и Коммунистической партией, взаимоотношения между профсоюзами и государственными властями в СССР, видимо, устраивают страну и ее народ». Миссия посетила завод автоматических линий, тракторный завод, политехнический институт. Ее интересовал вопрос о том, имеют ли рабочие право организовываться в профсоюзы без вмешательства власти и свободны ли они проводить свою деятельность без каких-либо ограничений с ее стороны. Несмотря на имевшие место элементы показухи и опеку КГБ, глава миссии Д. Прайс и другие члены делегации нашли подтверждение документам, присылаемым в Женеву из СССР и БССР, о положении советских профсоюзов. Д. Прайс перед отъездом отметил: «Ваша страна — страна юности.., много молодежи на руководящих работах. У вас много того хорошего, о чем я никогда не подозревал. Нас поражает размах строительства и энтузиазм людей. Мы очень тронуты вашим гостеприимством и вниманием» [1, д. 400, л. 86, 90—112].

Литература

1. Архив Министерства иностранных дел Республики Беларусь. Фонд 1. Оп. 3.
2. Знешняя палітыка Беларусі: зб. дак. і матэрыялаў. Т. 5 (верасень 1945—1975 гг.) / склад. У. М. Міхнюк [і інш.]. Мінск: Выд. цэнтр БДУ, 2002.
3. Организация Объединенных Наций: основные факты: справочник. М.: Весь мир, 2000.
4. Русакович, А. Международная организация труда и Беларусь: 50 лет взаимодействия // Бел. журн. междунар. права и междунар. отношений. 2008. № 4. С. 47—55.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.