журнал международного права и международных отношений 2009 — № 1


международное право — международное гуманитарное право

Охрана подводного археологического наследия: международно-правовой и национальный аспекты

Игорь Мартыненко

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой гражданского права и процесса юридического факультета Гродненского государственного университета им. Я. Купалы, член Белорусского комитета Международного совета по охране памятников и достопримечательных мест

Рецензенты:
Зорин Георгий Алексеевич — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Гродненского государственного университета им. Я. Купалы
Павлова Людмила Васильевна — кандидат юридических наук, профессор кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

2 января 2009 г. вступила в силу Конвенция ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия (2001) [16]. Беларусь до сих пор не является участницей данной Конвенции, однако большинство ее положений имеют важное научно-теоретическое и практическое значение для формирования полноценного законодательства об охране историко-культурного наследия и правоохранительной деятельности в данной сфере.

Необходимость принятия данного международно-правового акта обусловлена важностью подводного культурного наследия как составной части наследия человечества. Современный уровень высоких технологий, а также возросшая степень профессиональной специализации подводных археологов позволяют надеяться, что подводное культурное наследие станет доступным для исследования.

Однако проблемы охраны подводного культурного наследия не нашли полного отражения в отечественной научной литературе.

Необходимость принятия международно-правых актов в данной сфере обоснована в работах основоположников теории международно-правовой защиты культурных ценностей М. М. Богуславского [7; 8] и Л. Н. Галенской [10].

Несмотря на то, что отдельные аспекты охраны археологического наследия (а подводное наследие относится к археологическому) затрагивали в рамках научных исследований по международно-правовой тематике В. И. Акуленко [4], Ф. Доусон [12], И. П. Магазинщикова [17], В. В. Максимов [18], Е. И. Мельничук [21], Н. А. Потапова [22], А. А. Радзивилл [23], К. Е. Рыбак [25], частично излагали в публикациях по гражданско-правовой защите археологических предметов как движимых культурных ценностей М. А. Александрова [5, с. 124—134], В. С. Вергей [9, с. 36—40], тем не менее, большинство вопросов выявления и охраны гидро-археологических памятников требует дальнейших научных разработок. Не получила реализации в законотворчестве и научно-обоснованная идея необходимости присоединения Республики Беларусь к конвенциям ЮНЕСКО, принятым в сфере защиты подводного культурного наследия, учета рекомендаций ЮНЕСКО в практической памятникоохранной деятельности [19, с. 160—201].

Проблемы подводной археологии обусловлены спецификой объекта научного исследования. Работы по извлечению предметов подводного культурного наследия значительно отличаются от традиционной полевой археологии [13]. Многие страны не занимаются подготовкой специалистов данного профиля. Однако развитие современных технологий привело к совершенствованию техники подъема затонувших судов, повышению эффективности поисковой работы, что в итоге позволило извлечь из морских глубин ценнейшие исторические и культурные предметы.

Не редки подводные находки в настоящее время. Так, летом 2004 г. на дне Азовского моря в районе косы Тузла исследователями Краснодарского исторического музея-заповедника им. Е. Фелицина обнаружены останки древнегреческого некрополя (VI век до н. э. — IV век н. э.): в подводных захоронениях найдены медные монеты, золотые украшения и другие ценнейшие предметы [27]. В конце 2008 г. в Ла-Манше найден затонувший британский корабль «HMS Victory», который был частью королевского флота. Предполагается, что наряду с человеческими останками на нем есть немало бронзовых орудий, произведений искусства, имеющих историческое значение, а также большой груз золота [28].

Своеобразным катализатором в развитии подводной археологии послужили факты случайного обнаружения в начале XX в. греческими водолазами затонувшего около 2,5 тысяч лет назад римского судна с античными скульптурами. Позднее в районе тунисского побережья были обнаружены останки еще одного римского корабля, затонувшего с грузом предметов античного искусства [8, с. 56].

Однако длительное время не было специальной правовой регламентации деятельности, направленной на охрану подводного культурного наследия. Данные вопросы затронуты в Рекомендациях, определяющих принципы международной регламентации археологических раскопок (Нью-Дели, 5 декабря 1956 г.). В этом документе указывается, что понятие «археологические раскопки» (п. 1) относится ко всем поискам археологических остатков, независимо от того, проводятся эти поиски путем земляных работ, путем систематического обследования поверхности или же путем обследования дна или подпочвенных слоев внутренних или территориальных вод того или иного государства — члена ЮНЕСКО.

Принятые в 1958 г. на I конференции ООН по морскому праву четыре Конвенции по морскому праву («О территориальном море и прилежащей зоне», «Об открытом море», «О континентальном шельфе», «О рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря») не содержат прямых указаний по регламентации деятельности, направленной на подводное культурное наследие (подводную археологию). Новая кодификация морского права (1973—1982 гг.), завершившаяся принятием Конвенции ООН по морскому праву, также не устранила существующих пробелов в регламентации подводной археологии.

Не регулируются данные вопросы и Конвенцией ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия (1972 г.), хотя из смысла некоторых положений последней можно сделать вывод о том, что, например, достопримечательные места могут находиться не только на земной поверхности, но и под водой [15].

В соответствии с Рекомендацией об охране движимых культурных ценностей, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО 28 ноября 1978 г., под движимыми культурными ценностями понимаются все движимые ценности, которые являются выражением или свидетельством творчества или эволюции природы и которые имеют ценность с археологической, исторической, художественной, научной или технической точек зрения, в частности находки в результате наземных и подводных археологических исследований и раскопок [24].

К середине 70-х гг. XX в. очевидной стала проблема принятия международного правового акта по вопросам подводного культурного наследия. Работы в данном направлении стали проводиться под эгидой ЮНЕСКО и Международного совета по памятникам и достопримечательным местам, других партнерских неправительственных организаций. В частности, в 1976 г. Комиссия Совета Европы по культуре и образованию приступила к изучению данной проблемы. Однако после нескольких лет работы текст международного акта одобрен не был. И только на заседании Генеральной ассамблеи Международного совета по памятникам и достопримечательным местам, проходившей в Софии 5—9 октября 1996 г., был одобрен Международный устав об охране и управлении подводным культурным наследием (International Charter on the Protection and Management of the Underwater Cultures Heritage).

В следующем году на 29-й сессии Генеральной Ассамблеи ЮНЕСКО было принято решение урегулировать вопросы подводного культурного наследия на международном уровне посредством принятия конвенции. К работе приступили эксперты: в период с 1998 по 2001 г. пять раз экспертная группа собиралась в штаб-квартире ЮНЕСКО для окончательного согласования текста документа. И, наконец, в ноябре 2001 г. Конвенция ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия была принята 87 голосами государств (при 4 «против» и 15 воздержавшихся) [см.: 29].

По состоянию на 2 января 2009 г., т. е. на момент вступления в силу документа, Конвенцию ратифицировали 22 государства: Барбадос, Болгария, Гренада, Испания, Камбоджа, Куба, Ливан, Ливийская Арабская Джамахирия, Литва, Мексика, Нигерия, Панама, Парагвай, Португалия, Румыния, Санта-Люсия, Словения, Тунис, Украина, Хорватия, Черногория и Эквадор.

В настоящее время основные положения Конвенции активно изучаются странами, которые еще не являются ее участниками.

Анализ положений Конвенции показывает, что многие правовые понятия, сформулированные в данном международном правовом акте, эволюционировали. В частности, определенное время доминировал взгляд на морское дно как общее достояние человечества [6, с. 333] («все археологические находки на дне моря являются частью общего наследия»). Речь шла в первую очередь о разработке полезных ископаемых на континентальном шельфе (морском дне). Некоторые морские державы (Греция, Турция) выступили за то, чтобы государство происхождения подводной археологической находки имело преимущественное право на подъем объектов.

Большое внимание при разработке Конвенции уделено проблеме предотвращения столкновения интересов собственников затонувших кораблей (летательных аппаратов) и прав государств, в прибрежных водах которых они обнаружены. Морские страны приступили к урегулированию этих вопросов в своем внутреннем законодательстве. Однако сразу же возникли сложности с определением судьбы археологической находки в том случае, когда, например, государство происхождения перестало исторически существовать, или принадлежности предметов с затонувшего корабля, который перевозил награбленное имущество из чужой страны и затонул, например, в открытом море или, что еще более усложняет ситуацию, в территориальных водах другого государства. При этом следовало учитывать, что зарубежная доктрина гражданского и торгового права не ограничивает во времени право собственности и собственник затонувшего корабля, соответственно, не лишается своих прав собственности, из-за неиспользования этого права.

Например, в 2008 г. между британской коммерческой компанией и правительством Испании возник спор по поводу проведения подводных поисковых работ на обнаруженном ею затонувшем испанском корабле. Оказалось, что с правительством Испании не были проведены предварительные согласования, в связи с чем оно заявило свои права на эту находку, а также настаивало на ее неприкосновенности как археологического памятника [28].

Так или иначе, данные проблемы нашли урегулирование в Конвенции 2001 г.

Подводное культурное наследие (Underwater Cultural Heritage – UCH) — это все следы человеческого существования, имеющие культурный, исторический или археологический характер, которые частично или полностью, периодически или постоянно находятся под водой на протяжении не менее 100 лет, такие как: 1) объекты, сооружения, здания, артефакты и человеческие останки вместе с их археологическим и природным окружением; 2) суда, летательные аппараты, другие транспортные средства или любые их части, их груз или другое содержимое, вместе с их археологическим и природным окружением; 3) предметы доисторического периода.

Подводное наследие — это также архитектурные ансамбли и пещеры с наскальными росписями.

В то же время трубопроводы и кабели, а также иные установки, которые проложены на дне моря и продолжают использоваться, культурным наследием не считаются.

Исходя из анализа положений Конвенции об охране подводного культурного наследия можно сформулировать следующие принципы международно-правовой охраны подводного археологического наследия:

  • до разрешения любой деятельности, направленной на подводное культурное наследие, или до начала осуществления такой деятельности в качестве приоритетного варианта рассматривается возможность сохранения подводного культурного наследия in situ;
  • извлеченное подводное наследие помещается на хранение, консервируется и управление им осуществляется таким способом, который обеспечит его долговременное сохранение;
  • подводное наследие не должно эксплуатироваться в коммерческих целях;
  • необходимо обеспечить должное уважение ко всем человеческим останкам, находящимся в морских водах;
  • поощряется ответственный и безвредный доступ с целью наблюдения или документирования in situ подводного культурного наследия в целях информирования общественности о наследии, осознания ценности и охраны наследия, за исключением случаев, когда такой доступ несовместим с его охраной и управлением;
  • никакой акт или действие, осуществляемые на основе Конвенции об охране подводного культурного наследия, не создают оснований правопритязания, оспаривания, отстаивания каких-либо претензий в отношении национального суверенитета или юрисдикции.

В отношении своего суверенитета государства-участники имеют исключительное право регулировать и разрешать деятельность, направленную на подводное культурное наследие, в своих внутренних, архипелажных водах и территориальном море.

В своих архипелажных водах и территориальном море в осуществление своего суверенитета государства-участники информируют об обнаружении поддающегося идентификации судна или летательного аппарата государство флага, являющееся участником Конвенции, и, в соответствующих случаях, другие государства, имеющие поддающуюся проверке связь с данным объектом, особенно связь культурного, исторического или археологического характера.

Одно из требований Конвенции — ответственность государства-участника за охрану подводного культурного наследия в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе. Соответственно, государство-участник требует, чтобы в случаях, когда его гражданин или судно под его флагом обнаруживает подводное культурное наследие или намеревается вести деятельность, направленную на подводное культурное наследие, расположенное в этих зонах, оно было незамедлительно информировано о таком обнаружении или о такой деятельности.

В то же время любое другое государство-участник может заявить государству-участнику, в исключительной экономической зоне или на континентальном шельфе которого находится подводное культурное наследие, о своей заинтересованности в участии в консультациях относительно путей обеспечения эффективной охраны этого подводного культурного наследия. Такое заявление должно основываться на поддающейся проверке связи культурного, исторического или археологического характера с данным подводным культурным наследием.

Для предотвращения нарушения суверенных прав или юрисдикции государства, в исключительной экономической зоне или на континентальном шельфе которого находится подводное культурное наследие, оно имеет право запрещать или приостанавливать любую деятельность, направленную на подводное культурное наследие. В случае же обнаружения в исключительной экономической зоне или на континентальном шельфе государства-участника подводного культурного наследия и имеющегося намерения осуществлять там деятельность это государство-участник: 1) консультируется со всеми другими государствами-участниками относительно путей обеспечения наиболее эффективной охраны наследия и 2) координирует такие консультации в качестве так называемого «координирующего государства».

Если же такое государство заявит определенно о своем нежелании выступить в качестве координирующего государства, то государства-участники, заявившие о своей заинтересованности в участии в консультациях относительно путей обеспечения охраны подводного культурного наследия, назначают координирующее государство.

Таким образом, координирующее государство не только осуществляет меры охраны подводного археологического наследия, но и выдает все необходимые разрешения в отношении согласованных мер по данному вопросу, а также осуществляет необходимые предварительные исследования подводных объектов.

В соответствии со статьей 11 Конвенции государства-участники несут ответственность за охрану подводного наследия на дне моря и океана и его недр за пределами национальной юрисдикции (в Районе, как это называется в Конвенции). В случаях, когда гражданин государства-участника или судно под его флагом обнаруживает подводное культурное наследие (или же намеревается вести деятельность, направленную на подводное культурное наследие), расположенное в Районе, это государство требует, чтобы гражданин или капитан судна информировал его о таком обнаружении или деятельности.

Конвенция обязывает государства принять все необходимые меры для запрета использования своей территории, включая морские порты, а также естественных островов, установок и сооружений, находящихся под их исключительной юрисдикцией или контролем, для осуществления любой деятельности, направленной на подводное культурное наследие и осуществляемой в нарушение данного международного правового акта. Кроме того, должны приниматься меры по предотвращению нелегального оборота предметов подводного культурного наследия.

Конвенция требует, чтобы государства-участники принимали меры по изъятию на своей территории подводного культурного наследия, извлеченного в нарушение норм международного права. Государство-участник, изъявшее культурное наследие, обеспечивает распоряжение им в целях общественной пользы с учетом: 1) необходимости его сохранения и изучения; 2) необходимости восстановления как единого целого рассредоточенных коллекций; 3) необходимости обеспечения доступа общественности к этому наследию, демонстрации его на выставках, исследования его в целях просвещения.

Большое внимание государства-участники должны уделять вопросам подготовки специалистов в области подводной археологии, разработки методов консервации подводного культурного наследия, передачи технологий, относящихся к подводному культурному наследию.

С целью обеспечения должного выполнения международных правовых актов государства-участники должны образовать компетентные ведомства (либо укрепить существующие ведомства), деятельность которых должна быть направлена на создание, поддержание и обновление реестра подводного культурного наследия, его эффективную охрану, консервацию, показ публике и управление им.

В Республике Беларусь к числу таковых относится Министерство культуры как орган государственного управления и контроля в сфере историко-культурного наследия и Институт истории НАН Беларуси, осуществляющий функцию по координации всех проводимых в стране археологических исследований. Именно Институт истории уполномочен выдавать разрешения по одной из четырех форм на проведение археологических исследований.

Неотъемлемой частью Конвенции об охране подводного культурного наследия являются Правила, касающиеся деятельности, направленной на подводное культурное наследие, которые можно свести к следующим положениям [16].

Во-первых, приоритетным вариантом охраны подводного культурного наследия считается возможность его сохранения in situ. Во-вторых, коммерческая эксплуатация подводного культурного наследия, спекуляция или его безвозвратное рассредоточение несовместимы с его охраной и надлежащим управлением им: оно не является предметом торговли, купли, продажи или бартера в качестве товара, имеющего коммерческую ценность.

К сожалению, в последние годы туристические компании организуют туры для любителей подводного плавания, вывозя туристов на место крушения морских судов. Распространено и кладоискательство. Как считает один из ведущих мировых подводных исследователей Р. Баллард, за последние 20 лет с «Титаника» похищено 8 тыс. предметов [20; 26, с. 21].

В-третьих, деятельность, направленная на подводное культурное наследие, не должна оказывать большее негативное воздействие на него, чем это необходимо для целей проекта. В ходе такой деятельности используются методы неразрушительного обращения и обследования, которые более предпочтительны, чем извлечение объектов.

В-четвертых, при осуществлении деятельности, направленной на подводное культурное наследие, не должен нарушаться покой человеческих останков и мест, являющихся объектом поклонения. Деятельность, направленная на подводное культурное наследие, строго регламентируется с тем, чтобы обеспечить надлежащий учет полученной культурной, исторической и археологической информации. Поощряется доступ общественности к подводному культурному наследию in situ, за исключением случаев, когда такой доступ несовместим с задачами охраны и управления.

В-пятых, до начала любой деятельности, направленной на подводное культурное наследие, готовится проектная документация, предоставляемая компетентным ведомством для получения разрешения и соответствующей экспертной оценки.

В качестве составляющих частей в проектную документацию включаются такие положения, как план финансирования, график осуществления проекта, оценки предыдущих исследований или предварительной работы, правила техники безопасности, охраны окружающей среды, план публикации и др.

Предварительная работа включает оценку, которая определяет значимость и степень уязвимости подводного культурного наследия и окружающей природной среды в связи с возможным ущербом в результате реализации предполагаемого проекта, а также возможность получения данных, которые отвечали бы целям проекта. Проектная документация должна содержать подтверждение возможности финансировать проект, а на случай непредвиденных ситуаций — план действий, обеспечивающий консервацию культурного наследия.

В настоящее время для реализации проектов подводных археологических исследований применяются новейшие технологии: дистанционные глубоководные управляемые аппараты, способные производить на большой глубине (несколько километров) аккуратную раскопку затонувших судов, подводные камеры высокой четкости, спутниковые коммуникационные системы с большой пропускной способностью. При этом ученые могут в режиме реального времени наблюдать за работой археологов с берега [11, с. 116].

Беларусь не является участницей рассмотренной Конвенции. Закон «Об охране историко-культурного наследия Республики Беларусь» от 9 января 2006 г. [1] лишь фрагментарно регулирует отношения, связанные с подводным археологическим наследием. В Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь [2], дополненный в сентябре 2008 г. новыми объектами [3], памятники подводной археологии не включены. Отчасти и совершенно необоснованно объясняется это тем, что наша страна не имеет выхода к морю.

Считаем, что это неверный аргумент. Следует учесть, что в Беларуси имеется большое количество гидроархеологических памятников: полевые поселения (паселiшчы на насцiлах); затопленные поселения; затонувшие челны и корабли; памятники времен язычества и культовые камни; следы боев, потопленное оружие; захоронения в воде; пристани и причалы; остатки мостов, древние затопленные дороги; затопленные клады [14].

Подводя итоги, следует сделать следующие выводы:

1. В связи с фактическим отсутствием нормативного регулирования отношений, связанных с производством археологических раскопок, в том числе подводных археологических исследований, необходимо принять закон «Об охране археологического наследия».

2. С учетом возрастания интеграционных процессов представляется необходимым Республике Беларусь присоединиться к Конвенции ЮНЕСКО «Об охране подводного культурного наследия».

3. В целях практической реализации положений об охране подводного археологического наследия целесообразно разработать и реализовать долгосрочную программу «Археологическая карта Беларуси» со сплошным обследованием территории страны, ее водных пространств и созданием базы данных известных и вновь выявленных археологических памятников, в том числе объектов подводного культурного наследия.

4. Необходимо принять на государственный учет памятники подводного культурного наследия, придав объектам статус историко-культурной ценности Республики Беларусь.



Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.