журнал международного права и международных отношений 2009 — № 1


международные экономические отношения

Влияние социального капитала на конфигурацию рыночной системы Республики Беларусь в контексте национальной безопасности

Сергей Солодовников, Ольга Жуковская

Авторы:
Солодовников Сергей Юрьевич — доктор экономических наук, заведующий отделом комплексных проблем социально-экономического развития Института экономики Национальной академии наук Беларуси
Жуковская Ольга Юрьевна — студент факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Данильченко Алексей Васильевич — доктор экономических наук, заведующий кафедрой международных экономических отношений Белорусского государственного университета
Раков Андрей Андреевич — кандидат экономических наук, доктор социологических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики Национальной академии наук Беларуси

В условиях современного глобализирующегося мира ни одна страна не может обеспечить свое устойчивое социально-эколого-экономическое развитие без непрерывного роста социального потенциала как общества в целом, групп, классов, в него входящих, так и отдельных индивидов. Прогресс человечества неразрывно связан с оптимизацией социального обмена, критерием которого выступает снижение транзакционных издержек. Одним из социальных инструментов, обеспечивающих данный процесс, выступает рынок.

Объективно рассмотреть границы целесообразного применения рыночного инструментария в экономической системе общества невозможно без связей с глобальными и национальными цивилизационными тенденциями, институциональной матрицей, материально-технологической средой, экологическим императивом, балансом социально-классовых интересов, социальным потенциалом и формами его капитализации в контексте экономической безопасности Республики Беларусь.

Так, именно по параметру экономии транзакционных общественных издержек можно в первом приближении оценивать влияние культурных, цивилизационных и институциональных изменений социума на степень его экономической безопасности: институциональные матрицы («форма общественной интеграции в основных сферах жизнедеятельности социума: экономике, политике и идеологии» [2, с. 60]) возникают и развиваются в тесной взаимосвязи с цивилизацией, культурой, экономической системой общества и политикой. Представляется целесообразным применить подход, сформулированный С. Г. Кирдиной для тех случаев, когда в научном исследовании институциональные структуры «…обладают приоритетом — онтологическим и методологическим — перед акторами» [2, с. 39—40]. Вместе с тем, это не означает, что не будут приниматься во внимание человеческие мотивы, потребности и интересы. Однако названный тезис подчеркивает объективный (а не субъективный) характер субъектного социально-экономического поведения.

В качестве общего определения социального института (следует отличать от конкретных организаций и социальных групп) будет использоваться следующее: «относительно неизменная форма организации социальной жизни, обеспечивающая устойчивость связей и отношений в рамках общества» [1, с. 786]. Социальные институты появляются естественно-историческим образом и обладают значительной устойчивостью, в том числе и к изменениям внешней среды. В настоящее время установлено, что успешное функционирование социальных институтов связано с наличием в их рамках целостной системы стандартов поведения конкретных индивидов в типичных ситуациях, закрепленных в обычаях, традициях, правовых нормах и т. д.

Для современных институциональных направлений в экономической теории характерно признание важности эндогенных факторов (в том числе и технико-технологического) для формирования институциональных структур и, соответственно, экономических систем общества.

Следует признать перспективным также подход к рассмотрению влияния технико-технологической структуры общества на институциональную матрицу через использование понятий коммунальной и некоммунальной материально-технологической среды. Критерием успешности институциональных заимствований, ревизии и обновления является такое встраивание альтернативных форм в социально-экономическую систему общества, которое «…не противоречит природе институциональной матрицы государства. Необходимо "сохранение опор", приоритета матричных институциональных структур, задающих направления эволюции страны» [2, с. 215]. Влияние будут оказывать также: степень постижения объективных законов социального развития, понимание обществом негативных сторон существующей институциональной матрицы и стремление ослабить порождаемые этим объективные социально-классовые антагонизмы, соотношение сил социальных классов, степень внешнего воздействия на социум и способность последнего его регулировать и т. д.

В настоящей статье предусматривалось, что функционирование любой общественной системы невозможно без наличия в ней людей, которые объективным образом объединяются в различные группы. Направление субъектной активности (использования накопленного и капитализированного социального потенциала социально-экономическими субъектами) в реальных социумах зависит от множества внешних и внутренних факторов, в том числе от баланса экономических интересов, типа материально-технологической среды, институциональной матрицы, форм ее персонификации, комплиментарности элементов и подсистем экономической системы общества, социально-классовой структуры и т. д.

Сегодня эти хозяйственные, социально-экономические и социальные феномены в той или иной мере функционируют в рыночном сегменте общественной жизни. На сегодняшний день, несмотря на многовековую историю исследования рыночных отношений, общественные науки в целом и экономическая теория в частности так и не смогли выработать единого понимания рынка.

Согласно, к примеру, неоклассической экономической концепции «идеального рынка», он предстает как механизм спроса и предложения, действующий в любых территориальных или отраслевых контурах, а обмен осуществляется автоматически, без каких-либо сил трения. Причем речь идет не просто об агрегированной совокупности индивидуальных актов обмена, но об относительно автономной от остальной части общества и самодостаточной системе со встроенным механизмом саморегуляции [3, с. 20—21]. В этой модели «…социальным условиям отводится незавидная роль внешних факторов или, того хуже, тех самых сил трения, которые снижают эффективность саморегулирования» [3, с. 21]. Таким образом, на смену живым людям приходит некий абстрактный «экономический человек», с достаточно примитивными потребностями и мотивами, которые легко могут быть переложены на математический язык.

Существенно то, что эти теоретико-методологические подходы, например, сводящие экономические функции государства к роли «ночного сторожа», деформируют сознание части научного и научно-педагогического сообщества, понижают доверие к белорусской модели развития, снижают социальный потенциал белорусского общества, т. е. понижают продукционный эффект от социального капитала, накопленного на уровне социума, а значит — угрожают экономической безопасности страны.

Однако выступает как общественный конфигуратор рынка именно государство, степень воздействия которого вариативна. Но в любом случае речь идет не просто о весомом, а о конституирующем влиянии на совокупность рынков — посредством создания условий для их возникновения и развития [7; 8, p. 39], установления формальных правил и способов их поддержания, осуществления перераспределительных функций и участия в хозяйственных процессах [6, p. 696].

Рынок в настоящее время представляет собой сложную систему социально-экономических, политических и иных институтов, персонифицированных в социально-экономических субъектах (индивидах, группах, классах). Хозяйственная эффективность взаимодействия названных субъектов во многом предопределяется накопленным в обществе социальным потенциалом и институциональными формами его капитализации. Социальный капитал, способы и формы его присвоения, оптимальность распределения и т. д. выступают основой для сокращения (или увеличения) транзакционных издержек. Именно в таком качестве социальный потенциал любого общества и формы его капитализации в современном обществе являются важнейшим условием обеспечения экономической безопасности.

Рассмотрев теоретические основы исследования социального капитала в условиях глобализации [4; 5], С. Ю. Солодовниковым было установлено, что в рамках существующей обществоведческой традиции, воспринятой современной экономической теорией и восходящей к работам Дж. Коулмана, Р. Патнема, К. Маркса, П. Бурдье, а также некоторых других мыслителей, под этим социальным явлением понимаются суммы выгод, получаемых субъектами от определенных взаимных действий (как совокупности межличностных отношений, снижающих транзакционные издержки) с целью взаимовыгодного сотрудничества, достигаемого путем информационного обмена, и позволяющих получить осязаемую социально-экономическую выгоду.

Исходя из этого подхода следует, что функциональное назначение социального капитала в экономической системе общества, в макро- и микроэкономических системах заключается в оптимизации (снижении транзакционных издержек) взаимодействия субъектов в процессе их хозяйственной деятельности. Накопление его (как атрибута обществ с выраженной социально-классовой дифференциацией) частными агрегированными субъектами, ориентированными на оптимизацию своих эгональных социально-экономических интересов, не может не причинять в долгосрочной перспективе вреда (в том числе и экономического) обществу, так как специфическим свойством социального капитала является то, что его совокупное количество в обществе не является суммой «социальных капиталов» всех его субъектов. Это происходит не только потому, что существуют некоторые его проявления только на уровне всего социума, но и по той причине, что социально-классовыми и хозяйственными субъектами этот капитал может использоваться (и используется) не только на благо всего общества (или в продукционных целях), но и с целью эгональной оптимизации своей социально-экономической жизненности, что вступает в противоречие с интересами других классов и групп, приводит к значительному снижению созидающего действия социального капитала на уровне общества, уменьшает продукционный эффект от использования этой формы капитала в государстве, а значит понизит эффективность функционирования национальной экономической системы в целом. Решение указанных проблем невозможно без ускоренного накопления социального капитала на уровне общества, для чего необходимо формирование национальной идеи, воспринимаемой как реальная цель значительной частью (большинством) населения.

Именно на базе развития трудовых отношений в процессе становления и эволюции общества разделенного труда формировались (и продолжают развиваться) такие важнейшие составляющие социального капитала, как: обязательства, ожидания и надежность социальной и институциональной структуры; возможность получения информации с наименьшими издержками; существование норм (включающих в себя альтруистическое поведение в интересах социальной общности) и эффективных санкций; относительная замкнутость и апроприативность.

Итак, как результат последовательного накопления социального капитала на уровне общества продукционный эффект от него в стране достаточно велик: в последние годы весь прирост ВВП в Республике Беларусь происходит за счет интенсивных факторов. Вместе с тем, по нашему мнению, сегодня наблюдается тенденция к присвоению социального капитала на уровне общества классом государственных управленцев, которые в своих эгональных социально-групповых интересах снижают возможную отдачу от накопленного социального потенциала на уровне общества и существенно уменьшают тот продукционный и идеологический эффект, которому способствует деятельность Президента А. Г. Лукашенко.

Сегодня, когда в Беларуси и России возрастают потребности обеспечения роста благосостояния населения, а на мировых рынках обостряется конкурентная борьба за все более ограниченные ресурсы, объективно усиливается необходимость задействовать институциональные ресурсы Союзного государства, например путем формирования положительного образа страны, укрепления конкурентных позиций на мировых рынках совместных белорусско-российских компаний, в рамках союзных проектов в области науки, образования, здравоохранения, промышленности, обеспечения населения жильем, развития агропромышленного комплекса и т. д.

Таким образом, в целях усиления продукционного эффекта социального капитала Республики Беларусь необходимо пройти несколько взаимосвязанных (и зачастую параллельно протекающих) этапов:

— во-первых, законодательно закрепить за экономическими субъектами такие функции в обществе, которые соответствуют движению к социально ориентированной экономической системе. При этом изменение должно происходить в направлении усиления целенаправленного общественного конфигурирования государством (институциональными методами и формированием соответствующей этому правовой базы) социальной структуры общества на основе создания приоритетно стимулирующих условий для развития групп и классов, являющихся выразителями трудовых и системных интересов и определяющих успешность накопления социального капитала на уровне общества и перехода к постиндустриальному пути технологического развития, прежде всего таких, как: интеллигенция, менеджеры, государственные управленцы, а также целенаправленного качественного изменения классов рабочих и крестьян (рост профессионализма и адаптация к новым постиндустриальным технологиям), служащих силовых структур (в направлении сокращения численности и роста профессионализма). Одновременно важно обеспечить защиту социально-экономических интересов детей и учащейся молодежи, сокращение деклассированных групп;

— во-вторых, для ослабления уравнительных тенденций, которые неизбежно возникают в социально ориентированной модели, базирующейся на некоммунальной материально-технологической среде, необходимо институционально содействовать формированию на уровне хозяйственных субъектов социального капитала («корпоративной культуры») в тех формах и объемах, пока этот капитал используется главным образом в продукционных целях, а не становится выразителем монопольных экономических интересов и не препятствует накоплению социального капитала на уровне общества. Важным механизмом при этом должна стать культура бизнеса, когда и процесс оценки экономических решений происходит на основе соотнесения их с моральными стандартами, присущими культуре данного общества, и внутренняя работа в компании происходит в соответствии с этическими нормами;

— в-третьих, в трансформационных экономических системах необходимо, чтобы государство играло ведущую роль в общественном конфигурировании социально-экономических интересов социальных субъектов (для снижения социальной напряженности в обществе, роста социального капитала на общественном уровне и увеличения этого капитала в социальных группах в формах и пропорциях, не искажающих сущность белорусской социально-экономической модели — социально ориентированной, устойчивой, рыночной). Необходимо учитывать, что специфика функционирования социального капитала в Республике Беларусь позволяет говорить о потенциальных возможностях понижения продукционного эффекта от социального капитала в масштабах национальной экономики за счет его чрезмерного развития как на уровне общества (ведущего к усилению уравнительных тенденций в экономической жизни — раздаточный характер распределения, свертывание товарно-денежных отношений и т. д.), так и на уровне частных социально-экономических субъектов (усиление монопольных тенденций);

— в-четвертых, проводить целенаправленную политику, делающую невозможным присвоение социального капитала, накопленного на уровне общества, частными экономическими субъектами — социальными классами, группами, крупными хозяйственными субъектами и т. д.;

— в-пятых, в ближайшие годы преодолеть ряд негативных факторов, отрицательно влияющих на накопление человеческого и социального капиталов: распределение средств государственного бюджета не в пользу науки; недостаточное число работников науки и научного обслуживания, что явилось следствием длительного сокращения их численности; снижение среднего квалификационного уровня преподавателей высшей школы, что не может негативно не сказаться на качестве подготовки студентов; дискредитация фундаментальной науки, ведущая к недостаточному уровню подготовки научных кадров; нехватка промышленных рабочих высшей квалификации (в Германии — 52 % от общего числа индустриальных рабочих, в США — около 40 %, в Беларуси — 7—8 %, в России — 2 %);

— в-шестых, формирование новой экономической идеологии путем:

осознания социальными группами и классами своих социально-экономических интересов и на этой основе самоидентификации общественных групп в новом социально-экономическом пространстве, что помимо прочего будет способствовать построению гражданского общества;

признания большей частью людей зависимости своего социального и экономического положения от успешности социально-экономического развития социума в целом;

формирования у субъектов хозяйствования экономического поведения, адекватного социально ориентированной экономике;

создания у большинства работников новой трудовой постиндустриальной культуры и адекватных ей социальных качеств;

прекращения экономической дискриминации науки, системы высшего образования и возрастания роли науки о человеке, обществе, природе в процессе сознательного регулирования социальных и социально-экономических процессов;

государственного финансирования системных мероприятий по научной разработке государственной идеологии;

— в-седьмых, сформировать новую нравственную экономическую культуру при помощи:

общественного конфигурирования процесса организации неформальных объединений в виде деловых сетей, функционирование которых основано на высокой степени взаимного доверия, постоянных взаимных услугах, негласных соглашениях, которые лишь отчасти отражаются в формальных договорах, дополняя их. Экономический эффект от социального капитала в данном случае заключается в формировании этики внутрисетевых отношений, позволяющей оказывать широкий спектр неформальных услуг «для своих»: скидки, задержки оплаты, кредиты под низкий процент, вето на использование кабальных условий, применение силы при решении хозяйственных споров и т. д. В данном случае дополнение юридических (формальных) отношений межличностной системой взаимопомощи, основанной на общих этических принципах, позволяет повысить уровень экономической безопасности бизнеса, так как является действенным способом снижения рыночных рисков и нестабильности, катализатором деловой активности;

совершенствования социально-экономических механизмов получения и использования информации хозяйственными субъектами за счет социального капитала как способа экономии транзакционных издержек. Неравномерность распределения информации и, соответственно, неполнота обладания ею являются препятствиями развития экономической системы общества. Социальный капитал позволяет индивиду получить недостающую информацию путем обмена между участниками соответствующих социальных сетей;

формирования новых посткапиталистических финансовых отношений на основе нравственных (в том числе и религиозных) принципов. В том случае, если кредитные отношения внутри сообщества, обладающего достаточным для этого социальным капиталом, строятся на оптимальном сочетании формальных и неформальных финансовых институтов, подкрепленных едиными моральными позициями, они становятся более конкурентными, чем формальные финансовые институты, работающие в рамках классического капиталистического хозяйственного уклада. В качестве одного из первых шагов в этом направлении может стать, например, создание христианских и исламских банков;

внедрения новых посткапиталистических механизмов общественной конфигурации управления персоналом (в хозяйственных субъектах и государственных учреждениях) на основе широкого использования социального капитала, накопленного на уровне как общества, так и отдельных экономических субъектов. Так, если на стадии поиска работы социальный капитал позволяет минимизировать асимметрию информации на рынке труда (т. е. снижает индивидуальные транзакционные издержки), то после трудоустройства социальные связи работника являются дополнительным ресурсом (социальным капиталом) для организации в целом. Для самого работника использование возможных социальных сетей создает условия роста его индивидуального социального потенциала, в том числе и за счет ресурсов организации, в которой он трудится. Последнее выступает фактором повышения индивидуального профессионализма и дальнейшего карьерного роста. В современных условиях хозяйствования этого, однако, недостаточно для укрепления экономической безопасности страны. Необходимо, чтобы при использовании работником социального капитала и его накоплении перманентно присутствовал «нравственный фильтр», ограничивающий пределы возможного эгонального поведения.

Нельзя не отметить, что если антикризисные государственные мероприятия в современных условиях повлекут за собой существенное сокращение реальных доходов большинства населения, то это неизбежно приведет к снижению социального потенциала белорусского общества, а также к росту использования социального капитала, накопленного социально-экономическими и хозяйственными субъектами, для преимущественной реализации своих эгональных (в ряде случаев антиобщественных) интересов. Естественно, что это будет понижать продукционный эффект от использования социальных факторов в экономике. Причем накопление в обществе социального капитала потребует больших издержек, чем те выгоды, которые могут быть единовременно получены за счет его «неэкономичного» использования. Отсюда следует вывод, что в условиях глобальных экономических катаклизмов ни в коем случае нельзя отказываться от социальной ориентированности нашей экономической политики. Сохранение и развитие социального капитала Республики Беларусь должно быть приоритетным в социально-экономическом развитии страны.

Литература

1. Большой энциклопедический словарь: философия, социология, религия, эзотеризм, политэкономия / гл.. науч. ред. и сост. С. Ю. Солодовников. Минск: МФЦП, 2002.
2. Кирдина, С. Г. Институциональные матрицы и развитие России / С. Г. Кирдина. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001.
3. Радаев, В. В. Социология рынков: к формированию нового направления. М.: ГУ ВШЭ, 2003.
4. Солодовников, С. Ю. Эвристический потенциал и границы использования в экономической теории категории «социальный капитал» / С. Ю. Солодовников // Новое качество экономического роста: сб. материалов Междунар. науч.-практ. конф., 25—26 окт. 2007 г. Минск: Право и экономика, 2007. С. 469—474.
5. Теоретико-методологические основы исследования социального капитала в условиях глобализации / С. Ю. Солодовников [и др.] // Демографический потенциал, человеческий и социальный капитал в условиях глобализации. Минск: Право и экономика, 2006. С. 199—313.
6. Block, F. The Role of the State in the Economy / F. Block // The Handbook of Economic Sociology / N. Smelser, R. Swedberg (eds.). Princeton: Princeton University Press, 1994. Р. 691—711.
7. Frye, T. The Invisible Hand and the Grabbing Hand / T. Frye, A. Shleifer// American Economic Review. Papers and Proceedings. 1997. Vol. 87, N 2. P. 354—358.
8. Shleifer, A. The Grabbing Hand: Government Pathologies and Their Cures / A. Shleifer, R. Vishny. Cambridge: Harvard University Press, 1998.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.