журнал международного права и международных отношений 2009 — № 4


международные отношения — зарубежные государства в мировой политике

Политические механизмы стабилизации роста потенциала КНР в современных условиях

Юлианна Малевич

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — доктор политических наук, профессор кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Решетников Сергей Васильевич — доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии юридического факультета Белорусского государственного университета
Ватыль Виктор Николаевич — доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии и социологии Гродненского государственного университета им. Я. Купалы

В стратегии национального развития КНР основная роль принадлежит реформированию экономики страны. Менее чем за 15 лет КНР из основного реципиента иностранных и международных инвестиций превратилась в значимого донора не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), но и в мире в целом.

На чем основываются подобные успехи? В последние несколько лет стало ясно, что «китайское чудо» — результат кропотливой теоретической работы, проводимой Коммунистической партией Китая (КПК) и правительством страны. Все экономические и политические достижения Китая, особенно в международной сфере, базируются на четких стратегиях развития.

Уникальный подход к модернизации страны, которая, по известным международным оценкам, развивается невиданными темпами, впервые связан с тремя новыми концептами развития. Они, в соответствии с традициями китайской политической философии, названы «демократизацией китаизированного марксизма», «глобальным кругозором и стратегическим научным мышлением стабилизации и развития», а также гуманитарной базой «социальной гармонии».

Целью данной статьи является теоретическое обоснование и развитие второго философского принципа для понимания политического механизма стабилизации роста китайского потенциала в условиях усиливающихся процессов глобализации. Проблема стагнации мировой экономики и системного структурного кризиса поставила многие страны и субрегионы в условия отсутствия стабильности, перспектив роста и даже на грань экономической катастрофы. Однако только в странах АТР (и особенно в КНР) государственные усилия, направленные на стабилизацию банковской и монетарной систем, способны поднять их до роли глобального регулятора мировой экономики и стабилизирующего фактора развития.

Проблема глобального роста влияния Китая на все сферы мирового развития исследуется многими специалистами различных научных школ и отраслей знания. В нашей стране при содействии национального института китаеведения постоянно публикуются сборники научных статей, посвященных различным аспектам изучения КНР. Сборник «Беларусь — Китай» во втором выпуске опубликовал синтезированные исследования экономического характера, выпуск 4-5 целиком посвящен юридическим и политологическим исследованиям [1; 2]. Российская школа китаеведения располагает более обширными исследованиями, среди которых особенно выделяются публикации специалистов Института стран Дальнего Востока РАН Ю. М. Галеновича [3], В. Г. Ганшина [4], З. А. Муромцевой [8], В. Я. Портякова [9]. Особый интерес для исследователя представляют постоянные российские периодические издания, отражающие оперативную информацию по стране и региону в целом (ИТАР-ТАСС «Пульс планеты», «Компас» и т. д.). Западные исследователи Ф. Бергштайн [10], Ф. Закария [11] также уделяют внимание проблемам развития Китая и его влиянию на региональном и глобальном уровнях.

В условиях общей стагнации мировой экономики в период глобального кризиса в КНР предпринят ряд комплексных мер, позволяющих в условиях ограниченных ресурсов с помощью политических механизмов стабилизации успешно решать задачи национального развития и обеспечения технологической безопасности страны, воспроизводства базы высоких технологий и построения системы образования нового типа. Данные меры, по оценкам китайских госорганов, а также мировых экспертов, позволили не только стабилизировать экономический ресурсный потенциал, но и в условиях диверсификации подходов к использованию приоритетных национальных ресурсов добиться в ряде областей значительного прогресса.

На IV пленуме ЦК Компартии Китая (15—18 сентября 2009 г.) был обобщен опыт 60-летнего развития КНР и проведен анализ задач и эффективности использования политических механизмов стабилизации роста потенциала страны в условиях мирового экономического кризиса. В докладе Председателя КНР Ху Цзиньтао данные политические механизмы очерчены как успешные «признаки демократических реформ» на всех уровнях КПК, которые привели к «стабилизации ресурсного потенциала роста» [7]. Основные политические подходы развития Китая озвучены Председателем КНР на общеполитической дискуссии на сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Особую важность в данных подходах занимает оптимизация функционирования национального комплекса политического менеджмента, ориентированного на структурное национальное развитие.

Показательным в этом плане явился 2007 г., когда финансовые и ресурсные приоритеты новой стратегии были связаны с опорой не на иностранные массированные инвестиции в рыночные механизмы и продукты производства, а на национальные фонды развития, которые формировались на базе прежних фондов стабилизации. За 2007 г. объем прямых иностранных инвестиций в экономику Китая возрос до уровня 47,2 млрд дол. США. Однако дисбаланс, приведший к «перегреву» национальной экономики, особенно заметному вне сферы национальных приоритетов, вызывал обеспокоенность правительства КНР. Были введены ограничения на создание новых предприятий с базовым иностранным капиталом, особенно с финансированием из международных оффшорных банков. На государственном уровне (региональных ограничений не существует) поддерживались в основном технологические инвестиции из Гонконга, Тайваня, Южной Кореи, Японии, Германии и США [6].

«Перегрев» национальной экономики Китая, по данным многих аналитических исследований, выполненных в КНР, Японии, Австралии и США, признан серьезной национальной проблемой, с которой, несмотря на предпринимаемые усилия, не удалось справиться до настоящего времени. В 2008 г. китайское правительство объявило об ужесточении монетарной политики и ослаблении инфляционного давления на экономику. Меры противодействия связаны в первую очередь со снижением объемов кредитов, сокращением инвестиций в основные фонды, которые избыточно финансируют строительный бум, что провоцирует кризисные явления больших городов. Модель экономического роста прошлых лет признана несбалансированной, и принято решение о переходе на модель «баланса экспорта, инвестиций и внутреннего потребления».

Стагнация внутреннего потребления наряду с контролем за ценообразованием в новой модели призвана блокировать мощную инфляцию (около 6,5 % во второй половине 2007 г.), которая превышает все уровни [6].

С 2008 г. повышены процентные ставки в национальной валюте по вкладам до 4,14 %, а по краткосрочным вкладам — до 7,47 % с целью сдерживания бурного темпа роста китайской экономики и снижения его с рекордных показателей 11,5 % до 8 % в 2008 г. [6].

Непродуктивным признан рост прямых иностранных инвестиций в неприоритетные отрасли. По итогам за 2007 г., эти инвестиции находятся на третьем месте после США и Англии и превышают 60 млрд дол. [6].

Для борьбы с этим явлением резко увеличены экологические штрафы и налоги на деятельность международных ТНК — «Форд», «Тойота», «Синотек», а также других компаний, которые практически не контролируют выбросы вредных веществ в атмосферу и водные источники. Закрыт целый ряд компаний, производящих цемент и бытовую химию с нарушением международных стандартов и загрязняющих окружающую среду. Почти 15 тыс. инвестиционных иностранных производств должны быть перепрофилированы с целью решения проблемы развития национальных высоких технологий и энергосбережения. Данные события подчеркивают необходимость оптимизации процессов стабилизации роста страны.

Целевая установка оптимизационных механизмов КНР базируется не на режиме ограничения ресурсов, а на политических механизмах интенсивного стимулирования развития новых инновационных национальных и глобальных технологий развития, перераспределения зон финансовых дотаций и налогов, а также значительной модернизации технологической сферы с целью вывода ее на высокую степень конкурентоспособности [7].

Основные подходы стабилизации ресурсного потенциала в кризисный период заключаются в следующем.

Современный уровень стабилизации и развития КНР обеспечен национальными механизмами роста как «уровень ответственного развивающегося государства», которому отводится роль инициатора оказания мировой помощи наиболее пострадавшим от мирового финансового кризиса.

В период с начала кризиса Китай оказал финансовую помощь более чем 120 государствам (в том числе Российской Федерации в размере 1 млрд дол. США), реструктуризировал финансовые долги более 50 развивающимся странам, а также отменил таможенные пошлины на товары из 40 стран. В данных условиях неизменный курс китайского юаня явился сильным стабилизирующим фактором развития международной торговли и обеспечения рынка мировых ресурсов сырья [7].

Государственная политика стимулирования внутреннего роста основывается на политическом базисе признания допустимого социального и экономического неравенства, сложившегося в процессе интенсивного развития рыночных механизмов в обществе. Данное неравенство в ближайшее время политическими механизмами будет сведено к минимуму. С этой целью начато массовое снижение до минимума налогов и повинностей с крестьянства, а также членов поселковых производственных кооперативов.

Политические механизмы борьбы с коррупцией, по инициативе ряда структур КПК, предписано использовать в первую очередь для борьбы с «теневыми» доходами партийных руководителей в хозяйственных, банковских и внешнеторговых структурах. При этом в КПК одобрены два первых уровня антикоррупционных политических мер:
обязательное публичное декларирование доходов партийными функционерами, их женами и взрослыми детьми (верхний уровень борьбы); система народного антикоррупционного контроля за чиновниками (нижний уровень борьбы). Объявлено, что на предстоящем общепартийном форуме 2010 г. будут приняты обязательная партийная прозрачная система декларирования доходов и закон о национальной политике частного инвестирования в непроизводственную сферу [7].

Национальная политика в сфере создания общественных объединений и организаций, как подтверждено пленумом КПК, достигла своих целей и нуждается в коррективах. Политическое и демократическое развитие страны неизбежно, но оно будет происходить не хаотически, а в рамках упорядоченных законодательных норм.

Как заявил на саммите «большой двадцатки» в Питсбурге Председатель КНР Ху Цзиньтао, глобализация мира продолжается и мировой финансовый кризис — тому подтверждение. Усиливается взаимная зависимость государств друг от друга как в международной политике, так и в мировой макроэкономике. Политика Китая в данной области направлена на реформирование структуры мировой экономики методами усиления китайской «упреждающей фискальной и монетарной политики» и оптимизации стабилизационных ресурсных пакетов (резервы КНР в облигациях Министерства финансов США составляют 801,5 млрд дол. США). Текущий стабилизационный пакет КНР в размере 585 млрд дол. США, одобренный на срок 2 года, позволил преодолеть тенденцию к снижению темпов роста ВВП национальной экономики (самый низкий темп роста ВВП за 10 лет — 6,1 % зафиксирован в первом квартале 2009 г.) и стимулирует позитивную динамику роста национальной экономики Китая. Политические решения в сфере ограничений фискальных заимствований и «социалистический подход к политике дешевых денег» при сохранении практически неизменного курса юаня — один из верных механизмов развития КНР, который не только стимулирует внутренний потребительский спрос, но и явился фактором преодоления кризиса во всем мире [5].

Уровень показателя роста экономики Китая (7,9 % во втором квартале 2009 г.), а также рост положительного баланса прямых иностранных инвестиций (852,6 млрд дол. США за период 1979—2008 гг.) и национальных валютных резервов (2,1 трлн дол.), по данным Госстатуправления КНР, признается фактором быстрого восстановления экономики всего региона. Вместе с ростом на 7 % прямых иностранных инвестиций (7,5 млрд дол. в августе 2009 г.), а также проведения новой национальной политики в области страхования экспортных кредитов, политики сдерживания темпов роста потребительских цен (до уровня 4 % годовых), диверсификации структуры экспорта и снижения налогообложения роль КНР в восстановлении мировой экономической системы качественно возросла [5].

Глобальный финансовый экономический кризис назван на «мировом экономическом форуме» в Даляне удобной площадкой для «интенсивной технологической и ресурсной модернизации неконкурентных отраслей промышленности» Китая. В программе стратегической технологической модернизации КНР выделены:

— модернизация высокоскоростного железнодорожного сообщения на базе национальных технологий строительства поездов со скоростью до 500 км/ч, строительство более 13 тыс. км скоростных автомагистралей (до 2012 г.);

— отказ от неизбежной милитаризации космоса и в противовес данным подходам опора на технологическое освоение Луны и создание новой коммерческой системы мировой торговли на базе глобальной спутниковой навигации Китая (сеть 12 спутников);

— ограничение экспорта сырьевых стратегических материалов в индустриально развитые страны;

— введение в обязательное законодательное исполнение национальной энергетической концепции путем производства электромощностей из энергии ветра объемом 120 ГВт, строительства серии АЭС третьего поколения на базе американского водного реактора Westinghouse АР 1000 (среднесрочный план — 20 АЭС), массового получения солнечной энергии;

— внешние инвестиции в разработку природных залежей урана;

— освоение и исследование ресурсов Антарктики и мирового океана [7].

Модернизация технологической сферы КНР с целью вывода ее на высокую степень конкурентоспособности отнесена к самым насущным политическим задачам и рассматривается как двигатель будущего экономического роста и технологической безопасности.

В области внешней политики начата реализация программы американско-китайского глобального диалога в формате «один плюс один», проведен цикл переговоров (КНР, Япония, Республика Корея о режиме создания в регионе «Восточно-азиатского экономического сообщества» по аналогии с Евросоюзом, реализуется политика укрепление юаня в общем балансе мировых сделок через увеличение доли китайских инвестиций в мире (55,6 млрд дол. в 2008 г.) и перевод трансграничной торговли на юаневые сделки [7].

Особое значение в КНР после IV пленума ЦК КПК придается поэтапному формату развития в условиях глобального финансово-экономичского кризиса новой системы образования и воспроизводства новых научных знаний как основы будущих национальных технологий. Признано, что этап накопления достижений на основе заимствования зарубежного опыта, технологических новшеств, фундаментальных научных результатов и моделей менеджмента, а также образовательных технологий по подготовке специалистов мирового уровня в основном завершен. Актуальность создания национальных научных школ по самым современным отраслям существующей системы наук подкреплена массированным «вливанием» ресурсов в университетскую науку, включая двух-, трехкратное увеличение обеспечения специалистов с учеными степенями, запуск в свободный академический доступ инновационных информационных сетей, нормативное внедрение рыночного менеджмента в научные исследования. Новый этап ориентирован на обеспечение национальной технологической безопасности как экспортной ориентации, так и в сфере технологий оборонного комплекса собственными силами университетской и отраслевой науки, первостепенного развития национальных стратегических приоритетов в области космических, ядерных, био- и нанотехнологий, ориентированных на передовые мировые позиции.

Данный этап реализуется методами государственной, частной и корпоративной экономики. Государственное регулирование сводится к контролю эффективности модернизации национальных технологий только в стратегических сферах развития и базовых отраслях промышленности экспортной ориентации.

Приведенная стратегия развития позволяет КНР не только успешно интегрироваться в глобальную мировую экономику, но и занять в ней одну из лидирующих позиций. Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что Китай в области международной политики активно приобретает роль глобального регулятора мировой экономики и стабилизирующего фактора развития.

Литература

1. Беларусь — Китай. Государство и право: сб. науч. тр. Вып. 4-5. Минск: Издат. центр БГУ, 2009.
2. Беларусь — Китай. Экономика. Экономическое образование: сб. науч. тр. Вып. 2. Минск: Издат. центр БГУ, 2008.
3. Галенович, Ю. М. Новое лицо Китая. Кн. III. ХVII съезд КПК: программа Ху Цзиньтао / Ю. М. Галенович. М.: ИДВ РАН, 2008.
4. Ганшин, В. Г. Китай: искушение либерализмом / В. Г. Ганшин. М.: ИДВ РАН, 2009.
5. Евкин, А. Китай — против протекционизма / А. Евкин, И. Каргапольцев // Компас. 2009. № 39. С. 35—39.
6. Китай // Пульс планеты: Азиатско-Тихоокеанский регион: ежеднев. бюлл. междунар. информ. 2008. 13 янв.
7. Китай // Там же. 2009. 24 сент.
8. Муромцева, З. А. Китайская Народная Республика: путь к индустриализации нового типа / З. А. Муромцева. М.: ИДВ РАН, 2009.
9. Портяков, В. Я. От Цзян Цзэминя к Ху Цзиньтао: КНР в начале XXI века / В. Я. Портяков. М.: ИДВ РАН, 2006.
10. Bergstain, F. A Partnership of Equals / F. Bergstain [Electronic recourse] // Foreign Affairs. Mode of access: <http://www.foreignaffairs.org/20080701faessay87404/c-fred-bergstein/a-partnership-of-equels.html>. Date of access: 16.01.2009.
11. Zakaria, F. China: Appease... Or Contain? / F. Zakaria [Electronic resource] // FareedZakaria.com. Mode of access: <http://www.fareedzakaria.com/articles/nyt/021896.html>. Date of access: 13.01.2009.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.