журнал международного права и международных отношений 2009 — № 4


международное право — международное частное право

Понятие внешнеэкономического договора о передаче технологий

Андрей Метелица

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — аспирант кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Попков Андрей Николаевич — кандидат юридических наук, заместитель начальника главного договорно-правового управления Министерства иностранных дел Республики Беларусь
Бабкина Елена Васильевна — кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Наряду с природными ресурсами, капиталом и трудом технологии являются необходимым элементом производства товаров, оказания услуг и выполнения работ. Технологический прогресс всегда влечет за собой появление новых усовершенствованных товаров и услуг, а также способов их производства. Новые технологии позволяют обществу производить больше благ при прежнем количестве ресурсов [12, с. 36], обеспечивают конкурентоспособность коммерческих организаций и высокий уровень жизни населения [26, p. 81].

Технологии по важности превосходят и «капитал», и «землю», и «труд» и «предпринимательскую способность», потому что являются их связующим звеном, без которого невозможно осуществление расширенного процесса воспроизводства [13, с. 219].

В этой связи задача по обеспечению эффективного правового режима регулирования отношений в сфере обмена технологиями, в том числе трансграничного, является очень актуальной.

Вопросам правового регулирования трансграничной передачи технологий посвящены работы, М. М. Богуславского [1], В. Н. Евдокимовой [8], С. С. Лосева [10], Г. Штумпфа [21], Дж. Бартона [22], К. М. Гросса [24] и других авторов.

Несмотря на изучение отдельными авторами проблем правового регулирования оборота объектов интеллектуальной собственности в Республике Беларусь (например, монография С. С. Лосева [10]), остается ряд нерешенных вопросов относительно правового режима внешней торговли технологиями. Требуют уточнения понятия «технология» и «внешнеэкономический договор о передаче технологий». Недостаточно ясными являются правовые аспекты отношений между внешнеэкономической передачей технологий и законодательством о защите конкуренции и иностранных инвестициях. Дополнительного изучения требует вопрос о гармонизации белорусского законодательства о внешнеэкономической передаче технологий с законодательствами государств — основных партнеров Беларуси в сфере обмена технологиями. При этом необходимо использовать передовой международный опыт и рекомендации Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Организации ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), Всемирной торговой организации (ВТО), а также Европейского союза и Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР).

Целью данной статьи является определение понятия «внешнеэкономический договор о передаче технологий» на основании анализа составных элементов этого термина.

Слово технология, произошедшее от греческих слов technё (мастерство) и logos (учение), означает совокупность знаний о способах и средствах проведения производственных процессов, а также сами процессы (технологические процессы), при которых происходит качественное изменение обрабатываемого объекта [9, с. 509].

В юридической литературе содержатся различные определения технологии: «научно-технические, производственные, управленческие и коммерческие знания и опыт» [1, с. 11], «технические знания» [20, ст. 7], «совокупность новых возможностей, информации, знаний, опыта, материальных средств при разработке, создании и производстве новой конкурентоспособной продукции и процессов в народном хозяйстве для овладения перспективными факторами успеха» [16, ст. 4], «систематизированная совокупность знаний, с помощью которых патентные права, научные знания, результаты исследований и разработок применяются в производстве товаров и услуг» [8, с. 52] и др.

В российском гражданском законодательстве используется понятие «единая технология», под которой понимается «выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, который включает в том или ином сочетании изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или другие результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране, и может служить технологической основой определенной практической деятельности в гражданской или военной сфере (единая технология)» [4, ст. 1542]. Это определение устанавливает два основных критерия для отнесения объекта к технологии: он должен содержать результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране, и иметь возможность быть технологической основой практической деятельности.

В законодательстве Беларуси по экспортному контролю под технологией понимается «информация и "ноу-хау", выраженные в форме моделей, прототипов, чертежей, диаграмм, проектов, инструкций, программных продуктов либо в неосязаемой форме — обучение, техническое обеспечение (обслуживание), которые требуются для разработки производства или использования товара» [14, ст. 1]. Это определение, так же как и российское, содержит два критерия для отнесения объекта к технологии: объект, во-первых, должен быть моделью, прототипом, чертежом, диаграммой, проектом, инструкцией, программным продуктом, процессом обучения или технического обеспечения и, во-вторых, объект должен быть востребованным для разработки производства или использования товара.

В отличие от российского законодательства в Беларуси понятие технологии включает не только объекты интеллектуальной собственности, но и работы и услуги (обучение и др.). Однако, исходя из белорусского определения, не ясно, признаются ли технологией такие объекты интеллектуальной собственности, как промышленные образцы, селекционные достижения и топологии интегральных микросхем, а также объекты интеллектуальной собственности, которые могут использоваться в деятельности по оказанию услуг и выполнению работ.

Для выяснения вышеуказанных неясностей следует обратиться к белорусскому законодательству в сфере научно-технической деятельности. К результатам последней относятся «объекты интеллектуальной собственности, созданные при осуществлении научно-технической деятельности, а также научно-техническая информация, зафиксированная на материальном носителе с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать» [17, п. 2.1].

С учетом вышеупомянутых понятий, содержащихся в белорусском законодательстве об экспортном контроле и научно-технической деятельности, полагаем, что под технологией следует понимать систематизированную совокупность знаний, с помощью которых объекты интеллектуальной собственности и научно-техническая информация применяются для производства товаров, оказания услуг и выполнения работ.

В условиях рыночной экономики любая технология является товаром и имеет определенную денежную стоимость. Как показала многовековая практика, наиболее предпочтительной формой регулирования товарно-денежных отношений, в том числе отношений по обмену технологиями, является гражданско-правовая форма [5, с. 5]. Одной из причин застойных явлений в советской экономике являлось применение административных методов при регулировании товарно-денежных отношений, когда последние облекались в несвойственную, чуждую им административно-правовую форму.

Гражданско-правовой формой отношений являются субъективные права и обязанности субъектов этих отношений, которые регулируются методом юридического равенства сторон. Типичным основанием возникновения гражданского правоотношения является договор [5, c. 5]. Под договором понимается соглашение двух или более лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей [3, ст. 390]. Основное назначение договора сводится к регулированию в рамках закона поведения людей путем указания на пределы их возможного и должного поведения, а равно последствия нарушения соответствующих требований [7, с. 20].

Посредством договора, как общего для обоих товаровладельцев волевого акта, осуществляется передача технологий [6, с. 805]. Под передачей технологий в различных источниках понимается «акт передачи высокой технологии, оформляемый любым договором между двумя или несколькими физическими или юридическими лицами, посредством которого устанавливаются, изменяются или прекращаются права и обязанности в отношении объектов высокой технологии» [16, ст. 4], «приобретение в собственность или получение права пользования на объекты интеллектуальной собственности, в том числе юридических прав, и конфиденциальной информации, необходимой для надлежащего использования этих юридических прав» [24, p. 124], «сбор и передача исследовательских открытий, умений и знаний от тех, кто их производит, к тем, кто превращает их в экономические продукты (патенты или "ноу-хау"), через коммерческую и некоммерческую деятельность, такую как сотрудничество, консультирование, лицензирование, создание сопутствующих продуктов, обмен исследователями и публикация научных статей» [27, p. 3].

Всемирная организация интеллектуальной собственности под передачей технологий понимает лишь лицензионные договоры о передаче патентов и коммерческой тайны. Лицензии на публикацию, постановку, передачу торговых знаков и сбытовые лицензии не относятся ВОИС к договорам о передаче технологий [23, p. 14]. Полагаем, что такой подход сужает предмет договоров о передаче технологий.

Законодательство Китая понимает передачу технологий в широком смысле, включая передачу как объектов интеллектуальной собственности (прав по патентам), так и иных объектов (охраняемая информация и т. д.), а также передачу технологий в результате купли-продажи товаров с технологическим содержанием [25, p. 19]. Такой подход, по нашему мнению, неоправданно расширяет предмет договоров о передаче технологий, что приводит к их смешению с договорами купли-продажи и аренды.

Наиболее обоснованным считаем определение, содержащееся в проекте Международного кодекса поведения в области передачи технологий: «передача технологий – обмен систематизированными знаниями для выпуска соответствующей продукции, для применения соответствующего процесса или для оказания соответствующих услуг, и не распространяются на сделки, связанные лишь с продажей и арендой товаров» [19, с. 569].

Приведенное определение обоснованно исключает из предмета договора о передаче технологий товары, которые продаются или сдаются в аренду вместе с технологией. Объектом договоров о передаче технологий являются не сами товары, работы и услуги, а знания, используемые для создания или обращения товаров, работ и услуг [28, p. 14].

С учетом открытого характера экономики Беларуси важное значение имеет совершенствование правового режима внешнеэкономической передачи технологий. Данный процесс может развиваться в двух направлениях.

Первое направление состоит в устранении международно- и административно-правовых препятствий торговли, в том числе путем заключения международных соглашений о таможенном союзе, свободной торговле, избежании двойного налогообложения, содействии осуществлению и защите инвестиций.

Второе направление состоит в устранении частноправовых препятствий и обеспечении хозяйствующим субъектам возможности заключения и исполнения внешнеэкономических договоров о передаче технологий, несмотря на различия правовых систем, к которым они принадлежат. За счет унификации права внешнеэкономических договоров о передаче технологий увеличивается предсказуемость правового режима, определенность договорных связей и эффективность реализации принятых сторонами обязательств [2, c. 5].

Договор о передаче технологий обладает всеми характерными признаками внешнеторгового договора. При этом наиболее характерным признаком, при наличии которого договор о передаче технологий должен быть отнесен к внешнеторговой сделке, является использование созданного в Республике Беларуси предмета договора (изобретения, технического достижения, секрета производства) за ее пределами или использование созданного за границей предмета договора в Республике Беларусь [1, c. 181].

До недавнего времени передача технологий (передача прав на использование объектов интеллектуальной собственности, технической документации, обучение персонала и др.) рассматривалась лишь в качестве дополнительного условия к основному обязательству продавца поставить материальные вещи по договору международной купли-продажи [11, с. 449].

Однако уже в 70-е гг. прошлого века ситуация стала меняться. Научно-техническая революция, небывалые темпы развития индустриализации и ее интернационализация расширили сферу внешнеторгового обмена, вывели его далеко за пределы традиционной купли-продажи. Экспорт-импорт невидимых товаров (технологий) и предоставление технических услуг всякого рода стали таким видом товара, удельный вес которого в международном обороте растет более быстрыми темпами, чем ввоз и вывоз материальных вещей [11, с. 443].

Тенденция повышения значения технологической составляющей в международных экономических отношениях сохраняется и по сей день. В этой связи в понятие внешнеторгового договора стали включать передачу не только товаров, но и объектов интеллектуальной собственности [15, п. 1.5 ст. 1]. Под внешнеторговым договором в белорусском законодательстве понимается «договор между резидентом и нерезидентом, предусматривающий возмездную передачу товаров, охраняемой информации, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также выполнение работ и оказание услуг» [18, абз. 2 п. 1.1].

Несмотря на включение в понятие внешнеторгового договора объектов интеллектуальной собственности, это определение ограничивает внешнеэкономические договоры о передаче технологий лишь возмездными договорами между резидентами и нерезидентами.

Вместе с тем, полагаем обоснованным мнение М. М. Богуславского, который считает, что международная передача технологий осуществляется, как правило, по договорам между резидентом и нерезидентом, допуская и иные формы международной передачи технологий [1, с. 12]. Предмет лицензионного договора составляет не материальный объект, как при обычной внешнеторговой купле-продаже. Поэтому при исполнении лицензионного договора товар не пересекает границу страны продавца. О каком-то пересечении границы можно говорить условно, применительно к передаче технической документации и образцов. Но возможны и случаи, когда исполнение внешнеэкономического договора о передаче технологий полностью осуществляется в стране выдачи патента.

Исходя из вышеизложенного можно предложить следующее определение внешнеэкономического договора о передаче технологий: «соглашение о передаче систематизированной совокупности знаний, с помощью которых объекты интеллектуальной собственности и научно-техническая информация применяются для производства товаров, оказания услуг и выполнения работ, между резидентом и нерезидентом, а также между резидентами одной страны, при условии, что эти знания созданы в одной стране и передаются для использования в другой стране».

Литература

1. Богуславский, М. М. Международная передача технологии: правовое регулирование / М. М. Богуславский, О. В. Воробьева, А. Г. Светланов. М.: Наука, 1985.
2. Вилкова, Н. Г. Договорное право в международном обороте / Н. Г. Вилкова. М.: Статут, 2004.
3. Гражданский кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 28 окт. 1998 г.: одобр. Советом Респ. 19 нояб. 1998 г.: текст Кодекса по состоянию на 1 нояб. 2009 г. [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2009.
4. Гражданский кодекс Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 18 дек. 2006 г. № 230-ФЗ [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Версия Проф. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр». М., 2009.
5. Гражданское право: в 3 т. Т. 1 / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Проспект, 1999.
6. Гражданское право: учебник: в 2 ч. Ч. 1 / под общ. ред. проф. В. Ф. Чигиря. Минск: Амалфея, 2000.
7. Договорное право: в 5 т. Книга первая. Общие положения. Изд. 3-е, стереотип. / М. И. Брагинский, В. В. Витрянский. М.: Статут, 2008.
8. Евдокимова, В. Н. Передача технологии в РФ: основные формы и особенности правового регулирования / В. Н. Евдокимова // Инновации. 2001. № 7. С. 51—55.
9. Локшина, С. М. Краткий словарь иностранных слов / С. М. Локшина. 9-е изд., исправ. М.: Рус. яз., 1988.
10. Лосев, С. С. Проблемы правового регулирования оборота исключительных прав в Республике Беларусь / С. С. Лосев. Минск: Бел. наука, 2006.
11. Лунц, Л. А. Курс международного частного права: в 3 т. / Л. А. Лунц. М.: Спарк, 2002.
12. Макконнел, К. Р. Экономикс: принципы, проблемы и политика / К. Р. Макконнел, С. Л. Брю: пер. 16-го англ. изд. М.: ИНФРА-М, 2006.
13. Международные экономические отношения / В. Е. Рыбалкин [и др.]; под ред. В. Е. Рыбалкина. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.
14. Об экспортном контроле: Закон Респ. Беларусь от 6 янв. 1998 г. № 130-З // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2009.
15. О государственном регулировании внешнеторговой деятельности: Закон Респ. Беларусь от 25 нояб. 2004 г. № 347-З [Электронный ресурс] // Там же.
16. О защите высоких технологий: рекомендательный законодательный акт, утв. постановлением Межпарламент. Ассамблеи государств — участников СНГ от 17 февр. 1996 г. № 7-10 [Электронный ресурс] // Там же.
17. О некоторых вопросах приобретения имущественных прав на результаты научно-технической деятельности и распоряжения этими правами: Указ Президента Респ. Беларусь от 31 авг. 2009 г. № 432 [Электронный ресурс] // Там же.
18. О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций: Указ Президента Респ. Беларусь от 27 марта 2008 г. № 178 [Электронный ресурс] // Там же.
19. Правовые аспекты передачи технологии: текущие мероприятия международных организаций системы ООН: докл. Генерального секретаря ООН, 14 дек. 1984 г.: док. ООН А/CN.9/269. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 1984.
20. Соглашение ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, 15 апреля 1994 г. [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: Версия Проф. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр». М., 2009.
21. Штумпф, Г. Договор о передаче ноу-хау / Г. Штумпф. М.: Прогресс, 1976.
22. Barton, J. H. Statement to the Senate Finance Committee Hearing on International Enforcement of Intellectual Property Rights and American Competitiveness, 15 July 2008 / J. H. Barton [Electronic resource] // United State Senate Committee of Finance. Mode of access: <http://finance.senate.gov/hearings/testimony/2008test/071508jbtest.pdf>. Date of access: 07.10.2009.
23. Exchange value. Negotiating technology licensing agreements: a Training Manual [Electronic resource] // World Intellectual Property Organization. Mode of access: <http://www.wipo.int/export/sites/www/sme/en/documents/pdf/technology_licensing.pdf>. Date of access: 07.10.2009.
24. Gross, C. M. Technology transfer for entrepreneurs: a guide to commercializing federal laboratory innovations / C. M. Gross, J. P. Allen. Westport, Conn: Praeger, 2003.
25. Huang, J. Z. L. Technology Transfer Under the PRC Antitrust Framework / J. Z. L. Huang, P. Ma // Intellectual Property & Technology Law Journal. 2008. V. 20. N 11. P. 19—22.
26. Krugman, P. R. International Economics: Theory and Policy. 8th ed. / P. R. Krugman, M. Obstfeld. New-York: Pearson, 2009.
27. On the application of Article 81(3) of the Treaty to categories of technology transfer agreements: Regulation of the Commission of the European Communities Union, 27 Apr. 2004 N 772/2004 // Official Journal of the European Union. 2004. V. 47. L 123. P. 11—17.
28. Transfer of technology: UNCTAD Series on Issues in international investment agreements / United Nations Conference on Trade and Development. New York and Geneva: United Nations, 2001.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.